Владимир Александрович Кухаришин (kibalchish75) wrote,
Владимир Александрович Кухаришин
kibalchish75

Categories:

Александр Тюрин о Ливонской войне

Из книги Александра Владимировича Тюрина "Война и мир Ивана Грозного".

В начале 1576 года шеститысячный русский отряд, нигде не встречая сопротивления, отобрал у шведской короны эстляндские города Леаль, Лоде, Фикель, портовый Габсаль.
Вечером, после сдачи города Габсаля (Хаапсалу), местные жители устроили пиры и танцы. Русские сильно удивлялись такой вечеринке. Однако этот пример показывает, что в подавляющем числе случаев, вопреки писаниям западных пропагандистов, русские вели себя гуманно, и местные жители не имели никаких причин биться с отчаянием обреченных. Идёт 19-ый год войны, и если сообщения о жестокостях русских были бы правдивыми, то уж, наверное, ливонские города оказывали бы сопротивление.
...лифляндцы, знавшие о московитах не из памфлетов, не оказывали никакой поддержки польско-литовским гарнизонам крепостей. За время своего правления не снискали поляки немецкой любви. Как написал Иван во втором послании Курбскому: «Не дожидаются бранного боя германские города, но склоняют головы свои перед силой животворящего креста! Много всяких людей отпущено: спроси их».
Этот поход еще раз продемонстрировал, что если русскую армию возглавляет Иван Васильевич, то она неизменно побеждает.
10 сентября 1577 царь дал пир знатным пленникам в Вольмаре. Он вел себя милостиво со сдавшимися польскими и литовскими воинами, «давал им шубы и кубки, а иным ковши жаловал», после чего отпустил на родину. Был отпущен и польско-литовский гетман Александр Полубенский. После это царь вернулся в Москву.
Карамзин еще раз поиздевался над фактами, когда написать: «Иоанн брал, что хотел; свирепствовал, казнил Ливонию бесприпятственно». Так что желание оболгать свою армию — это не страсть последнего времени; российские гуманитарии занимались этим и двумя веками ранее.
...

[Читать далее]
Во время военных действий последнего этапа войны в руки поляков попали документы русского кавалерийского корпуса под командованием воеводы Хилкова. И, хотя их подлинность можно поставить под вопрос — государственные сведения такого уровня, скорее, должны были находится в московских приказах, чем в руках фронтового командира, тем не менее, информация «архива» отражала ситуацию в стране.
Война к этому времени длилась уже 22 года. 22 года военных действий на нескольких фронтах. Военные, да и гражданские потери, нарастали с каждым годом. Крестьяне нуждались в передышке, в восстановлении сил. Они уходили на недавно присоединенные Иваном Грозным юго-восточные, а после 1572 южные земли (территория государства увеличилась в два раза!) или перебирались во владения крупных земельных собственников. Такие мигранты на долгое время прекращали выплату государственных податей. (Это при Петре взиманием налогов станут заниматься войска, а крестьянин на владельческой земле будет намертво привязан к своему помещику крепостным правом.)
Владельцы небольших поместий теряли крестьян и имели все более зыбкое материальное обеспечение. На протяжении двух десятилетий служилые люди практически каждый год отрывались от дома, от управления хозяйственной жизнью своего поместья. Многие недели длился один лишь сбор поместных войск с огромной редконаселенной территории страны. Можно сказать, что враг, бьющий с разных направлений, не «отпускал» русского временнообязанного помещика домой. Отсюда вытекало нарастающее «нетство» (неявка на службу, бегство из полков).
Последний этап Ливонской войны произведет и прямые опустошения во многих регионах страны. Набеги и походы врага унесут жизни десятков тысяч людей, как мирных, так и служилых. Враг будет вести войну на истребление, уничтожая население городов и угоняя мирных жителей в плен. Ближе всего к театрам интенсивных военных действий находились псковский и смоленский регионы, на эти земли пришлись наибольшие потери.
Однако, даже в конце Ливонской войны, мы не увидим ничего похожего на российский 1917 год, когда армия отказалась воевать и стала разбегаться. Мы не увидим развала обороны и беспомощности государства. Не будут сдаваться без боя русские города, как то было ранее с немецкими городами в Ливонии, не случится бессильной анархии, как у Речи Посполитой в конце XVIII века, не будет скоропостижной капитуляции, каковая случились у славной Франции в завершение эпохи Наполеона (а потом во франко-прусскую войну и во вторую мировую войну.)
В Московском государстве ничего такого не произошло, цели войны были понятны, против верховной власти не восставала ни армия, ни народ (хотя последние 8 лет правления Ивана Васильевича нельзя никак назвать «репрессивными»), города, как правило, оказывали отчаянное сопротивление противнику. Дворяне и посошные ратники в массе своей шли на военную службу, несмотря на то, что все больше из них не возвращалось домой. В итоге, их служба и их вера спасла Московскую Русь от уничтожения.
Возможно заключительный этап войны сложился иначе, если бы царь Иван не был к 1579 г. тяжело больным человеком, уже непособным к военным походам. Заключение НИИ судебной медиции, обследовавшего костные останки Ивана Васильевича, показали и серьезное поражение его опорно-двигательного аппарата (т. н. остеофиты), и признаки ртутного отравления.


Tags: Иван Грозный, Карамзин, Ливонская война
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Comments allowed for friends only

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments