Владимир Александрович Кухаришин (kibalchish75) wrote,
Владимир Александрович Кухаришин
kibalchish75

Дмитрий Лысков о Белом движении

Из книги Дмитрия Юрьевича Лыскова "Краткий курс истории Русской революции".

Идеология Белого движения была трансформирована пропагандой до неузнаваемости. Начиная с Корниловского мятежа в прессе велась мощная кампания по демонизации офицерства, звучали обвинения его в попытках реставрации монархии, стремлении лишить народ "земли и воли", посадить крестьянам на шею помещиков, а рабочим - капиталистов.
Таковы были требования момента: Временное правительство разжигало ненависть к внутреннему врагу, предпринимало усилия по мобилизации населения на борьбу с "монархистами". Чуть позже большевики, столкнувшись с формирующейся на Дону Добровольческой армией, не стали изобретать велосипед, продолжив начатую ранее пропагандистскую кампанию.
Этот образ настолько устоялся в массовом сознании, что современные "белогвардейцы", фанаты Белого движения, вполне принимают монархическую идеологию, устраивают крестные ходы с портретами канонизированного церковью и не так давно еще и реабилитированного императора Николая II.
Справедливости ради заметим, что суда над ним так и не состоялось, хоть специальная следственная комиссия по расследованию преступлений императорского дома Романовых действовала при Временном правительстве, готовили суд и большевики. Нужно было судить, тем более, что материалов хватало на несколько смертных приговоров, достаточно вспомнить Кровавое воскресенье. Бессудная казнь и то, как она была осуществлена - с членами семьи и прислугой, кроме моральных вопросов создала пространство для многочисленных политических спекуляций, продолжающихся по сей день.
Классический пример - нынешняя "реабилитация". Судебная реабилитация невозможна без предъявленного обвинения, однако политическая конъюнктура современной России вынудила судебные органы на этот шедевр юридического искусства.
[Читать далее]
Возвращаясь к Белому движению нужно сказать, что его лидеры и идеологи были не более монархичны, чем само Временное правительство. Все они спокойно приняли новую присягу, а адмирал Колчак явно гордился тем, что сделал это первым, и подчеркивал, что поступил по совести.
Говоря о взглядах Корнилова Деникин вспоминает: "Я уже говорил раньше, что весь командующий генералитет был совершенно лоялен, в отношении Временного правительства. Сам позднейший "мятежник" - генерал Корнилов говорил когда-то собранию офицеров: "Старое рухнуло! Народ строит новое здание свободы, и задача народной армии — всемерно поддержать новое правительство в его трудной, созидательной работе"... [Деникин А.И. Очерки русской смуты. — Париж, 1921. Том I. Крушение власти и армии. (Февраль-сентябрь 1917), цит. По эл. версии].
И сам Деникин, выступая на совещании в Ставке, говорил о самодержце, надежно стертом с армейских знамен.
Можно привести мнения историков-эмигрантов, твердо стоящих на белогвардейских позициях. И здесь мы видим развенчание все того же мифа.
"Белое движение", - пишет в изданной в 1990 году в США работе "Россия в ХХ веке. Исторический очерк" Ю.В.Изместьев, - не было контрреволюционным и не стремилось к восстановлению старого порядка. Оно хотело сохранить российскую государственность, восстановить армию и продолжать войну с Германией до победного конца" [Ю.В.Изместьев, Россия в ХХ веке. Исторический очерк. 1894 - 1964. Издательство «Перекличка», Нью-Йорк, США, 1990. Цит. по эл. версии http://www.dorogadomoj.com/dr60/dr60izm0.html со ссылкой на Library of Congress Card Number 90-62904 ISBN 0-9616413-5-5].
В том-то и заключается главный урок Русской революции, что к 1917 году опоры у монархии не было ни в одном классе, ни в одном из слоев общества. Монархическая страница истории России была перечеркнута, после Февраля спор шел уже исключительно между разными проектами модернизации страны.
Белое движение ведет свое начало с мая 1917 года, когда по инициативе генерала Алексеева, тогда Верховного главнокомандующего Временного правительства, было санкционировано создание офицерских союзов. Они замышлялись как противовес солдатским комитетам и призваны были служить противодействию разрушительной политике Временного правительства в отношении армии. Об этом говорит А.И.Деникин в "Очерках русской смуты", его слова подтверждает другой историк-эмигрант Н.З. Кадесников в изданном еще в 1964 году в Нью-Йорке «Кратком очерке Русской истории XX века»:
«Белому движению начало положил ген. Алексеев, организовавший еще в мае 1917 года Офицерский союз..." [Н.З. Кадесников. «Краткий очерк Русской истории XX века». Издание Св. Сергиевской Гимназии, Нью-Йорк, США, 1967. Цит. по эл. версии http://www.dorogadomoj.com/dr61/dr61kad4.html ].
Правда историк умалчивает, что в результате было создано два офицерских союза, один из которых занял позицию полной поддержки инициатив Временного правительства, а второй, "алексеевский", твердо встал на патриотические позиции. Так что неверным было бы утверждать, что в рядах царского офицерства существовало полное единодушие.
Важно, однако, понимать: первоначально молодое Белое движение формировалось против политики Временного правительства, и лишь впоследствии, после Октябрьской революции, исходя из идеи войны до победного конца и искренне полагая большевиков агентами Германии, переключились на борьбу с новой властью.
И именно Белое движение обострило в конце 1917 года ситуацию до вооруженного столкновения, начало гражданскую войну. Продолжим прерванную выше цитату:
«Белому движению начало положил ген. Алексеев, организовавший еще в мае 1917 года Офицерский союз. Он же… прибыл на Дон к атаману генералу Каледину и 2-го ноября 1917 года провозгласил Сбор Добровольческой Армии в Новочеркасске.
...

Каких идей придерживалось Белое движение? Состоящее, преимущественно, из людей военных, а не политиков, оно не вырабатывало красивых идеологических доктрин и не строило долгосрочной программы.
Говоря о дооктябрьском периоде историки отмечают: "Белое движение прежде всего означает оппозиционную деятельность наиболее государственно мыслившей части русского общества по отношению к разрушительной политике Временного правительства, поскольку последняя вела к развалу российского государства и торпедировала саму возможность успешного продолжения борьбы с вековым врагом на фронтах мировой войны" [Слободин В.П. Белое движение в годы гражданской войны в России (1917–1922 гг.). — М.: МЮИ МВД России, 1996.
http://militera.lib.ru/research/slobodin_vp/index.html ].
Одним из основополагающих документов первого периода существования Белого движения была "Корниловская программа". Реализовать ее на практике пытались через военную диктатуру. В дальнейшем методы политического руководства и идеологическая база не отличались разнообразием: военная диктатура под лозунгами единой и неделимой России, наведения порядка, войны до победного конца. В экономическом плане – программа либералов: свободная торговля, примат частной собственности, капиталистические отношения.
...
Впоследствии, по мере обострения борьбы, структура власти белых все более стремилась к армейскому единоначалию, пока не превратилась окончательно в единоличную диктатуру с правительством, имеющим совещательный голос.
...

Во внутренней политике Белое движение объявило действующими законы, существовавшие "до большевистского переворота", то есть законы Временного правительства. Что в условиях расширяющейся Гражданской войны было, по большей части, лишь благим пожеланием.
В долгосрочной перспективе движение планов не имело, Верховный правитель адмирал А.В.Колчак заявлял, что он не пойдет «ни по пути реакции, ни по гибельному пути партийности» и главной своей целью ставит «создание боеспособной армии, победу над большевиками и установление законности и правопорядка, дабы народ мог беспрепятственно избрать себе образ правления, который он пожелает, и осуществить великие идеи свободы, ныне провозглашенные всему миру» [цит. ист.].
После победы Колчак полагал необходимым созыв Учредительного собрания, правда, бежавших к нему из Петербурга членов действующего Учредительного собрания приказал расстрелять.
В целом, непоследовательность была бичом военного правительства Белого движения. На поверхности - глубокий патриотизм и забота о будущем страны. «Ни пяди русской земли никому не отдавать, - говорил на заседании Донского Войскового Круга 20 ноября 1919 г. генерал Деникин, - никаких обязательств перед союзниками и иностранными державами не принимать, ни по экономическим, ни по внутренним нашим делам... Когда станет у власти Всероссийское правительство, то оно не получит от нас ни одного векселя» [цит. ист.].
Одновременно Врангель от лица "восстановленной России" заключил с французским правительством договор, по которому, за поддержку и военную помощь, признавал все финансовые обязательства царской России с процентами, а также отдавал Франции право эксплуатации всех железных дорог Европейской России на 35 лет. Франции, кроме того, передавалось право взимания таможенных пошлин на Черном и Азовском морях на этот же срок, были обещаны "излишки хлеба" Украины и Кубани, три четверти добычи нефти и четверть донецкого угля - на 35 лет [И.Пыхалов. "Великая оболганная война". М: "Яуза", "Эксмо", 2005, стр. 15-16].
Как тут не вспомнить планы французских военных советников в Петрограде 1917 года…
Принципиальной политической ошибкой Белого движения стало отношение к земельному вопросу. В своем стремлении к наведению порядка оно исходило из того, что земли, захваченные в результате революционных событий (или переданные крестьянам советской властью) частично должны были быть возвращены прежним владельцам, частично национализированы для дальнейшей передачи крестьянам. Что, как правило, вновь означало потерю и новый передел земли. Тем более, что на местах, на территориях, занятых частями Белой армии, было не до идеального соблюдения писаных правил: как правило, шло просто возвращение земель помещикам, кое где крестьяная разрешали предварительно снять на «захваченных» землях урожай – до 30 процентов которого отходило прежнему владельцу.
Своей позицией по аграрному вопросу Белое движение враз лишилось поддержки самого массового слоя российского общества - крестьянства. Политические дивиденды, которые приносила белым свобода торговли, существовавшая на занятых ими территориях, не могли противостоять тому негативу, который рождался из их постулатов о неотъемлемом праве частной собственности на землю.
Другая фатальная ошибка крылась в идеологии движения. Чрезвычайно прямолинейная реализация идеи единой и неделимой России, отказ во всяком праве на самоопределение, вызывали отторжение не только на охваченной сепаратизмом периферии империи, но и в казачьих областях, не желавших поступиться своим самоуправлением. Такая политика привела к разрыву с казачеством, на Дону появилась даже идея создания Доно-Кавказского союза - государственного образования, альтернативного Советской России и командованию Добровольческой армии, сохраняющего нейтралитет.
Донское казачество к 1919 году удалось склонить к сотрудничеству с добровольцами, но следом о "Вольной Кубани" заговорило кубанское казачество... Причем здесь речь шла уже не просто о "независимости", а о создании федерации с казаками Дона и Терека и о восстановлении на базе такой федерации России - принципиально неприемлемый для белых путь.
Лишь в 1920, откатившись с боями в Крым, Белое движение осознало ошибки, пойдя на ряд значительных реформ - в том числе и на создание независимого государства в Крыму, открытого для федеративных отношений. Но было уже просто поздно.


Tags: Белые, Врангель, Гражданская война
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Comments allowed for friends only

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments