Владимир Александрович Кухаришин (kibalchish75) wrote,
Владимир Александрович Кухаришин
kibalchish75

Арсен Мартиросян о сокрытии Сталиным потерь

Из книги Арсена Бениковича Мартиросяна "Сталин и Великая Отечественная война" .

Болтовня на эту тему пошла с первых же дней Великой Отечественной войны. Кто первым начал болтать — установить невозможно. Однако в политических целях эту болтологию первым стал использовать все тот же Н.С. Хрущев. Именно он сознательно сделал ее жупелом антисталинской пропаганды. Но Хрущев, видимо, так и не смог до конца уразуметь, что во время войны даже из самых благих побуждений ни в коем случае нельзя сообщать масштабы истинных потерь. Потому как это будет преднамеренный расстрел собственного народа и армии из информационного оружия. Во время войны не столько важно количество танков, пушек, самолетов и т.п., сколько морально-психологическая устойчивость армии и общества. Если дух армии и общества слаб — поражения не миновать. Вспомним: в конце XX века правящая КПСС расстреляла свой народ из информационного оружия всех калибров, подавив всякие попытки защитить народ и любые защитные реакции в самом народе. Держава рухнула, так как не обладала никакими средствами защиты от ударов из своего властно-идеологического центра.
Кроме того, необходимо иметь в виду, что на войне информация о потерях имеет колоссальное стратегическое значение — военные разведки противоборствующих сторон гоняются за ней так же, как и за планами военных операций.
В самом начале войны нарком обороны Тимошенко и начальник Генерального штаба генерал армии Жуков попросту потеряли связь с войсками и сами толком не знали, что происходит на фронтах. Естественно, что точно также ничего толкового они не могли доложить и Сталину. В том числе и о потерях. Выше уже говорилось, что даже о взятии Минска Сталин узнал из передач германских и иных иностранных радиостанций! Откуда же ему было точно знать о масштабах потерь?! Главный маршал авиации А.Е. Голованов в беседах с писателем Ф. Чуевым отмечал, что Генштаб под руководством Жукова был неспособной действовать и работать организацией, которая не могла собрать даже все необходимые материалы.
В отличие от Хрущева и его преемников Сталин прекрасно понимал особое стратегическое значение такой информации, а также психологической войны во время крупномасштабной войны, тем более такой, как Великая Отечественная война. Естественно, что ни себе, ни кому-нибудь иному он просто не мог позволить говорить всю правду о потерях. Потому как устойчивость армии и безопасность государства в таком случае оказались бы под серьезной угрозой. В этом плане очень характерна реакция Сталина на провал Харьковской операции в 1942 году. 26 июня 1942 года он направил Военному совету Юго-Западного фронта письмо с подробным анализом причин постигшей этот фронт катастрофы, в которых были детально вскрыты ошибки, прежде всего, командующего фронтом Тимошенко и члена Военного совета фронта Хрущева. Письмо завершала фраза: «Если бы мы сообщили стране во всей полноте о той катастрофе, с потерей 18-20 дивизий, которую пережил фронт и продолжает еще переживать, то я боюсь, что с Вами поступили бы очень круто…».
Так что во время войны Сталин вынужден был скрывать масштабы потерь не только по стратегическим причинам, но в силу беспорядка, царившего в системе управления войсками, который в начале войны допустили Тимошенко и Жуков. Его цель в том и состояла, чтобы избежать потери доверия народа и предотвратить крутые расправы с генералитетом, который, не желая чему-либо учиться, сплошь и рядом допускал ошибки и не выполнял директивы Ставки.


Tags: Великая Отечественная война, Сталин
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Comments allowed for friends only

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments