Владимир Александрович Кухаришин (kibalchish75) wrote,
Владимир Александрович Кухаришин
kibalchish75

Categories:

Димитрий Чураков о десятой и одиннадцатой пятилетках

Из книги Димитрия Чуракова "СССР при Брежневе. Правда великой эпохи".

Десятая и одиннадцатая пятилетки стали для СССР временем сурового испытания на прочность. Многие плановые показатели в это время не только не перевыполнялись, как это часто наблюдалось прежде, но даже не выполнялись. Ощутимо замедляются темпы развития экономики. Впрочем, невыполнение планов и замедление темпов являлось не столько проявлением кризисных тенденций в народном хозяйстве, которые имелись и о которых мы говорили выше, но и проявлением некомпетентности руководящих и плановых органов. Кремлевские небожители и плановики привыкли громко рапортовать о великих свершениях. Они отдавали себе отчет в том, что пора осознать реалии экономического развития и перейти к составлению менее амбициозных, но более обоснованных планов. Брежнев, например, на одном из заседаний партийного руководства так и заявил: «Народу и партии надоедают эти нереальные цифры, — и добавил: — Так, как 12 лет непрерывной критики Сталина надоели, так и это. Люди у нас практичные, грамотные, это знают, и никакая демагогия на них положительного влияния не произведет... Каждый возьмет карандаш, прикинет: а тут у нас что? — это чепуха, это опять надумано». Разумному человеку, человеку, привыкшему мыслить категориями практики и здравого смысла, разобраться с проблемой снижения темпов развития очень просто. Действительно, по сравнению со временем 1970-х годов, в первые годы новой экономической политики, к примеру, отечественная экономика развивалась просто семимильными шагами! Но давайте подумаем, что за этим стоит. Не забывайте, что в период последних советских пятилеток за один только день производилось продукции больше, чем в начальный период НЭПа за целый год! Стартовый уровень в 20-е и даже 30-е годы XX века был гораздо ниже, чем он стал в 70-е годы, вот темпы развития тех лет и выглядели огромными. Это не отменяет трудового героизма наших предшественников, но все же. Чем мощнее становилась советская экономика, тем весомее было уже созданное богатство, тем в меньших процентах к нему выражалось вновь произведенное, хотя в цифровом выражении прирост продукции все равно оставался ощутимым. Если в период восьмой пятилетки 1% прироста национального дохода выражался в сумме в 1,9 млрд руб., то в годы девятой пятилетки — уже 2,7 миллиарда!
[Читать далее]В дальнейшем этот тренд сохранился. Реальность такова, что, несмотря на определенное снижение темпов своего экономического роста, страна и в эти годы сделала очередной убедительный шаг вперед. Несмотря на все трудности развития в СССР научно-технической революции, расширился выпуск нового оборудования для комплексной механизации и автоматизации производственных процессов. В строй было введено 1200 новых промышленных гигантов. Техническое перевооружение и расширение производства произошло на таких флагманах отечественной индустрии, как Новолипецкий металлургический завод, Челябинский тракторный завод (ковавший в годы войны с фашизмом оружие Победы), производящий известные во всем мире тракторы «Беларусь» Минский тракторный завод, ряд текстильных предприятий в Ивановской области и т.д. Возникли принципиально новые отрасли промышленности. Так, бурный рост атомной энергетики привел к созданию атомного энергомашиностроения.
Был построен первенец отрасли — завод «Атоммаш» в Волгодонске.
Увеличивался также объем производства товаров для населения. Его рост в 1976—1980 годах составил более 40%. Расширился ассортимент, больше внимания стали уделять качеству. За период десятой пятилетки производительность труда в промышленности возросла на целых 17%. Правда, планировалось, что этот показатель составит 30—34%, но это уже из области фантастики, если бы рабочим удалось пришить еще по одной руке. Не стояло на месте и сельское хозяйство. Несмотря на неблагоприятные природные условия в 1977,1979 и 1980 годах, среднегодовой сбор в период десятой пятилетки составил рекордную за всю российскую и советскую историю цифру — 205 млн тонн. А в благоприятном 1978 году удалось собрать фантастические 237,4 млн тонн! Официально планировалось, что среднегодовой прирост продукции села за годы пятилетки достигнет 14—17%, получилось только 9%, но по нашему климату этот результат тоже вполне достойный.
В одиннадцатой пятилетке наступает долгожданный перелом. Негативные тенденции наконец удалось сдержать, а затем они стали постепенно преодолеваться. Это очень важно подчеркнуть — негативные тенденции начали преодолеваться. Это показывает лживость перестройщиков и либералов, что «горбачевская перестройка» стала следствием кризиса советской экономики, попыткой его преодоления на путях возвращение в лоно мировой
рыночной цивилизации. Наоборот, «горбачевская перестройка» оборвала процессы выздоровления общества. Царствование Михаила Сергеевича и Раисы Максимовны Горбачевых привело к такому погрому, который, образно говоря, Русь не испытывала со времен ордынского нашествия!
Однако в годы одиннадцатой пятилетки выздоровление началось не сразу. 1981—1982 годы стали наиболее неблагоприятными за всю послехрущевскую эпоху. Именно на них приходится пик кризиса перепроизводства по-советски, который сегодня некоторыми ошибочно трактуется как «кризис недопроизводства».
К этому добавились и другие пагубные моменты, важнейший из которых по-современному может быть назван «кризисом менеджмента». Старение советского руководства вообще изначально несло в себе немало опасностей, а тут еще добавилась болезнь Брежнева и усиление подковерной борьбы за брежневское наследие.
Грубо говоря, в стране просто не было хозяина, который мог бы приструнить разгулявшихся и забывших о своих прямых обязанностях «слуг народа». СССР, как и при Хрущёве, терял управляемость, и это негативно сказывалось на всех сторонах его жизни. Падала рентабельность предприятий (с 16 до 11,5%), объем производимой промышленностью продукции в 1981 году по сравнению с 1980 годом вырос всего на 3%, а в 1982 году и того меньше — на 2,9 %. Несколько удачнее развивалось село, показывая 4% роста. В 1982 году из-за начавшихся трудностей впервые за последние годы временно приостановилось повышение реальных доходов населения страны.
В то же время, называя первые два года одиннадцатой пятилетки самыми неблагоприятными в плане развития отечественной экономики, мы обязаны посмотреть и на то, какие процессы характеризовали экономическое существование наших стратегических противников. И тут мы в очередной раз убедимся в лживости либеральных критиков социализма. Оказывается, США 1980-х годов оказались охвачены гораздо более масштабным кризисом, который носил затяжной характер и продлился примерно три года. В то время как в 1981—1982 годах СССР
продолжал неспешно, но наращивать производство и объемы национального богатства, экономика Соединенных Штатов деградировала и была отброшена до уровня 1978 года. При этом число безработных в США росло и достигло в декабря 1982 года 12 млн человек. Социальное государство, существовавшее в нашей стране, как мы все хорошо помним, сумело не допустить ничего подобного, и советские люди даже в этот период могли смотреть в наступающий день совершенно спокойно и уверенно строить планы своего будущего. Как раз в эти годы я учился в старших классах, и никаких сомнений в том, что мне удастся выбрать специальность, соответствующую моим способностям, интересам и устремлениям, у меня даже не возникало. Таким же светлым и жизнеутверждающим было мироощущение миллионов моих сверстников.
В конце 1982 года в СССР происходит смена руководства, и с этого момента наша экономика начинает выздоравливать и вновь набирать обороты. Бодрящий импульс 1983 года позволил завершить одиннадцатую пятилетку на оптимистической ноте. Объем промышленного производства увеличился на 20%. Важно подчеркнуть, что советская экономика в эти годы приобретала все более ярко выраженный социальный характер. Это, помимо всего прочего, выражалось в том, что выпуск предметов потребления начал расти быстрее, нежели производство продукции тяжелой промышленности.
Это, как легко может вспомнить осведомленный читатель, произошло впервые в практике выполнения пятилетних планов. Для советской экономики это была целая революция, большой шаг в неведомое! Но это не значит, что внимание базовым отраслям экономики перестало уделяться вовсе. В 1983 году была принята долгосрочная Энергетическая программа — второй план ГОЭЛРО. В рамках ее реализации стремительно росло производство электроэнергии на АЭС, продолжали осваиваться месторождения нефти и газа. Если прежде СССР занимал первое место лишь по добыче нефти, то в одиннадцатой пятилетке он вышел на первое место и по добыче газа. Строились магистральные газопроводы, их общая протяженность составляла 48 тыс. километров. Свои неплохие результаты приносило и выполнение Продовольственной программы. Производство мяса в годы пятилетки увеличилось на 10%, яиц — на 18%, значительно шагнуло вперед производство овощей и фруктов, что положительно сказалось на рационе питания советских граждан, среднегодовой объем валовой продукции села увеличился до 6% и достиг 131 млрд руб. Если же брать советскую экономику в целом, то весь национальный доход за пятилетие вырос на вполне достойные 17%.
Вот что в нашей стране в 1985 году производилось за один рабочий день, если брать только важнейшие виды мирной продукции:
Электроэнергия — 4231 млн кВт • ч
Нефть и газовый конденсат — 1631 тыс. т
Природный газ — 1761 млн м3
Сталь — 424 тыс. т
Минеральные удобрения (в пересчете на 100% питательных веществ) — 90,9 тыс. т
Тракторы — 1604 шт.
Бумага — 16,4 тыс. т
Цемент — 358 тыс. т
Ткани — 33,0 млн м2
Обувь — 2158 тыс. пар
Часы — 184 тыс. шт.
Радиоприемные устройства — 21 тыс. шт.
Телевизоры — 26 тыс. шт.
Холодильники и морозильники — 16 тыс. шт.
На этом фоне говорить о каких-то пределах роста и кризисе советского экономического строя как-то несерьезно... Даже среди западных авторов не все находились на этот счет в плену иллюзий и пропагандистских догм. Приведенные выше объективные показатели укрепления экономического могущества нашей страны заставляли уже в 70-е годы прошлого века наиболее бесстрастных и вдумчивых западных авторов не соглашаться со своими коллегами, твердившими о кризисе советской экономики.
Подборка их взглядов приводится в уже упомянутой книге Тетюшева. Так, профессор истории Всемирного университета Р. Даниэлев 1985 году высказался категорически против утверждений о мнимых «неудачах» советской экономики. Он напомнил всем сомневающимся, что именно в этот период Советский Союз стал производить больше, чем Америка, нефти, стали и многих других видов продукции. Два других западных автора, участники слушаний в палате представителей конгресса США, Р. Кэмпбел и Г. Шредер, заявили, что «не может быть и речи о каком-либо экономическом кризисе» в СССР. Интересны высказывания Р. Мантинга. Он отметил, что рост советской экономики может считаться несколько замедленным только «по стандартам советской истории». Если развитие экономики СССР сравнивать с тем, что происходит на Западе, то оно по-прежнему ощутимо быстрее. Ему вторит Жан Радвани, который подчеркивает, что СССР, даже несмотря на тяготы военных лет, поразил мир достижениями, гораздо более масштабными, чем у США.
Отбросив теорию краха, некоторые западные аналитики довольно точно и объективно называли действительные причины некоторых трудностей развития советской экономики. Так, констатируя факт исчерпания трудовых ресурсов, в отличие от современных российских (и что еще более странно — некоторых советских) авторов, некоторые зарубежные исследователи указывают на «эхо Второй мировой войны», которое вынужден испытывать на себе СССР Не прошло мимо их внимания также то обстоятельство, что основные месторождения полезных ископаемых располагались в нашей стране на большом удалении от прежних промышленных центров, причем в очень неблагоприятных климатических условиях, что резко удорожало их добычу и транспортировку. Признавались негативные влияния климата и на развитие советского сельского хозяйства. Так, западногерманский советолог Г. Хеманн писал о неурожаях 1979—1982 годов как о важной причине трудностей развития советской экономики в этот период. Американские аналитики Дж. Пэллоти и Д. Шоу обращали внимание своих коллег на то, что по природно-климатическим условиям Советский Союз уступал СШАв 2,2—2,7 раза, а стоимость строительства в большинстве регионов СССР из-за неблагоприятного климата — в 3,5 раза выше по сравнению с «нормальными условиями», характерными для Соединенных Штатов. О решающей роли этих обстоятельств в отечественной научной литературе заговорили лишь после выхода замечательной монографии одного из крупнейших знатоков истории русского крестьянства академика Л.В. Милова и публицистической книги А.П. Паршева.
В целом показатели развития советской экономики в 1965—1985 годах свидетельствуют, что страной был взят очередной важный рубеж на пути своего восхождения. Показатели по важнейшим видам продукции, таким как производство электроэнергии, добыча нефти и газа, выплавка чугуна и стали, производство автомобилей и тракторов, увеличились почти вдвое. Общий объем промышленного производства за указанный период вырос примерно в 3 раза, сельского хозяйства (несмотря на все существовавшие здесь объективные и субъективные трудности) — почти в 1,5 раза. В 2,7 раза возрос объем капиталовложений.
Национальный доход увеличился 2,5 раза. Возросла доля нашей страны в мировом промышленном производстве. Если в 1922 году она равнялась примерно 1%, то в 1975 году — уже 12,6%, а в 1985 году — около 20%. В это время СССР производил столько же продукции, сколько в 1950 году ее производил весь мир. И это при том, что огромные средства и дефицитные людские ресурсы продолжала оттягивать на себя навязанная нашей стране гонка вооружений!
Проводившиеся в те годы независимые исследования ООН прогнозировали опережающий рост валового национального продукта (ВНП) СССР по сравнению с ведущими западными державами. Аналогичные оценки содержались и в прежде строго засекреченных, ставших известными только в самое последнее время исследованиях, проводившихся ЦРУ. Аналитики американской разведки предупреждали лидеров «свободного мира», что интеллектуальный и производственный потенциал Советского Союза может позволить ему в обозримом будущем сравняться с США по основным экономическим показателям. И они не ошибались.
Если в 1960 году национальный доход СССР составил 58% от уровня США, то в 1980 году — уже 67%. И это при том, что СССР развивался с опорой исключительно на свои собственные ресурсы и помогал многим зарубежным странам, тогда как благополучие США зиждилось на неэквивалентном обмене с другими, прежде всего развивающимися государствами. Где-то на рубеже 1970—1980-х годов наметился было некоторый откат назад, но позже, во второй половине одиннадцатой пятилетки, все встало на свои места и развитие СССР вновь продолжилось в режиме опережения.
Тем самым приведенные данные демонстрируют полнейшую несостоятельность бытующего сегодня клише о будто бы поразившем советскую экономику развале. Советский экономический проект вновь с честью выдержал все испытания и доказал свое историческое преимущество. Хотя отдельные тревожные тенденции в нашем народном хозяйстве и наблюдались, они поразили лишь периферийные зоны советской экономической модели и при наличии политической воли поддавались лечению.
Главным достижением так называемых «лет застоя» (точнее — депрессии) является продолжавшееся накопление опыта и ресурсов для очередного стремительного рывка в будущее, который могла совершить страна. Собственно, на этих ожиданиях нового стремительного ускорения, по сравнению с которым темпы развития 70-х годов XX века действительно могли показаться чуть ли не топтанием на месте, и сыграла горбачевская команда, когда подбрасывала обществу насквозь лживую концепцию «застоя».
Русская цивилизация в рамках Красного Проекта готовилась к мощному, невиданному в истории расцвету, который бы разом перечеркнул все пошлые пересуды ее разномастных недругов о кризисе и крахе.




Tags: Брежнев, Десталинизация, Перестройка, СССР, США
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Comments allowed for friends only

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 1 comment