January 30th, 2015

Ужасы тоталитаризма

Читаю книгу ветерана Внешней разведки КГБ Георгия Захаровича Санникова «Большая Охота. Разгром УПА». С таким же упоением, помню, читал в детстве «Повесть об уголовном розыске». Время поездки на работу и обратно пролетает незаметно, как в компании с «Толстяком». И среди прочего попалась мне там прелюбопытнейшая информация о народном артисте УССР Борисе Романовиче Гмыре:

Правительство Украины предоставило ему возможность эвакуироваться из Киева, выделив грузовую автомашину. Он отказался из-за болезни жены и остался в оккупированном Киеве. На предложение немцев работать ответил согласием и пел на сцене театра и в немецких военных частях. Выезжал с концертами в Берлин (его слушал Гитлер) и в ставку в Винницу. С немцами, которые также выделили ему автомашину, не ушел. Репрессиям с нашей стороны не подвергался. В 50-е годы по инициативе Н. С. Хрущева награжден орденом Ленина и получил звание народного артиста СССР.

Заглянул в Педивикию:

• лауреат Всесоюзного конкурса вокалистов (1939, 2-я премия)
• заслуженный артист УССР (1941)
• народный артист СССР (1951)
• Сталинская премия второй степени (1952) - за концертно-исполнительскую деятельность)
• орден Ленина (1960)

Но нам-то с вами известно, что все не только сотрудничавшие с гитлеровцами, но и просто жившие под оккупацией (тем более – украинцы, которых особенно ненавидел Сталин) были в лучшем случае отправлены в лагеря, а в худшем – расстреляны лично Берией (о котором – в следующем выпуске журнала).