March 8th, 2015

Как Сталин правил историю

Как известно, Кровавый Тиран заставлял историков, писателей и журналистов переписывать историю в угоду себе - искажать реальность так, чтобы везде Отец народов был на первых ролях (после чего, конечно же, несчастных работников пера ждал расстрел без права переписки). Но вот попалось мне письмо Кровожадного параноика ответственному редактору журнала «Историк-марксист», датированное 10-м февраля 1940 года:

Недавно в журнале «Историк-марксист», книга 1-я 1940 года, появилась статья тов. Москалева «И. В. Сталин во главе бакинских большевиков и рабочих в 1907–1908 годах». В «Правде» от 4 февраля 1940 года появилась статья тов. Е. Городецкого «Сталинская школа революционного руководства», повторяющая статью т. Москалева.
Статья т. Москалева представляет ряд непозволительных искажений в области истории большевистского движения в Баку, объясняемых несерьезным отношением автора к вопросу о конкретной истории большевизма. Статья тов. Городецкого повторяет и афиширует ошибки тов. Москалева. Будучи убежден, что историческая правда является основным моментом всякой истории, в том числе истории большевизма, считаю своим долгом отметить ошибки тт. Москалева и Городецкого и восстановить тем самым всвоих правах действительную историю большевизма в Баку.
1) Опираясь на «материалы» статьи тов. Москалева, тов. Городецкий пишет в «Правде» от 4-го февраля:
«В середине 1907 года, после лондонского съезда РСДРП, товарищ Сталин вернулся в Баку. Бакинская организация в то время являлась одной из неприступных крепостей большевизма». Это неверно. На самом деле Бакинская организация была в середине 1907 года крепостью меньшевизма. Если тт. Москалев и Городецкий возьмут на себя труд заглянуть в протоколы Лондонского съезда партии, то они увидят, что из трех делегатов Бакинской организации на Лондонском съезде двое были меньшевики — В. Юстус и И. Рамишвили и только третий делегат В. Ефимов, с большим трудом утвержденный мандатной комиссией Лондонского съезда, — был большевик. Бакинская организация стала цитаделью большевизма лишь в конце 1907 г., после ожесточенной и успешной борьбы большевиков с меньшевиками.
2) тов. Москалев пишет:
«12(25) августа 1907 г. вышел первый номер большевистской легальной газеты «Гудок» — органа Союза нефтепромышленных рабочих. Газету редактировал товарищ Сталин». Это также неверно. Официальным редактором «Гудка» был рабочий тов. Самарцев. Его фактическим редактором был ответственный секретарь Союза нефтепромышленных рабочих Бакинских районов тов. Джапаридзе.

И далее в том же духе.

Получив это письмо, Е. Н. Городецкий, как он рассказывал, очень удивился прежде всего тому, что И. В. Сталин, перегруженный работой в качестве (Генерального) секретаря ЦК ВКП(б), нашел возможность и время написать лично ему, малоизвестному тогда кандидату исторических наук, сотруднику секретариата редакции «Истории гражданской войны в СССР», и самым подробным образом дал отзыв на его статью. Поразился он и тем, насколько быстро, оперативно И. В. Сталин ознакомился и среагировал на его статью: не прошло и семи дней с момента ее опубликования в «Правде», как уже было сформулировано сталинское отношение к ее содержанию.

Сталин и кино

Прочёл выступление Кровавого Тирана на заседании Оргбюро ЦК ВКП(б) по вопросу о кинофильме “Большая жизнь” 9 августа 1946 года, и показалось оно мне крайне актуальным и злободневным.

Получается общее впечатление, что постановщики и режиссеры очень мало работают над предметами, которые хотят демонстрировать, очень легко относятся к своим обязанностям. Я бы сказал, что иногда эта легкость доходит до преступности. Люди предмет не изучают, дело не представляют, а пишут сценарий. Это недобросовестное отношение.
Возьмите хороших постановщиков, режиссеров, того же американца Чарли Чаплина. Два-три года человек молчит, усиленно работает, добросовестно изучает технику, детали дела, потому что без деталей никакое дело не может быть изучено, и хорошего фильма без деталей сделать нельзя. Детали надо изучать. И вот хорошие постановщики, режиссеры годы работают над фильмом, два-три-четыре года, потому что очень щепетильно и добросовестно относятся к своему делу. У нас есть, например, поэты, которые в месяц могут две поэмы написать, а вот возьмите Гете, он 30 лет работал над «Фаустом», до того честно и добросовестно относился к своему делу. Легкое отношение к делу со стороны авторов некоторых произведений является основным пороком, который приводит режиссеров и постановщиков к выпуску таких фильмов. Взять хотя бы фильм «Адмирал Нахимов». Пудовкин — способный постановщик и режиссер, дело знает, но на этот раз не удосужился как следует изучить дело. Он решил так: я — Пудовкин, меня знают, напишу и публика «глотнет», всякий фильм будут смотреть.
..................................................................................
Или другой фильм — «Иван Грозный» Эйзенштейна, вторая серия. Не знаю, видел ли кто его, я смотрел, — омерзительная штука! Человек совершенно отвлекся от истории. Изобразил опричников, как последних паршивцев, дегенератов, что-то вроде американского Ку-Клукс-Клана. Эйзенштейн не понял того, что войска опричнины были прогрессивными войсками, на которые опирался Иван Грозный, чтобы собрать Россию в одно централизованное государство, против феодальных князей, которые хотели раздробить и ослабить его. У Эйзенштейна старое отношение к опричнине. Отношение старых историков к опричнине было грубо отрицательным, потому что репрессии Грозного они расценивали, как репрессии Николая Второго, и совершенно отвлекались от исторической обстановки, в которой это происходило. В наше время другой взгляд на опричнину. Россия, раздробленная на феодальные княжества, т. е. на несколько государств, должна была объединиться, если не хотела подпасть под татарское иго второй раз. Это ясно для всякого и для Эйзенштейна должно было быть ясно. Эйзенштейн не может не знать этого, потому что есть соответствующая литература, а он изобразил каких-то дегенератов. Иван Грозный был человеком с волей, с характером, а у Эйзенштейна он какой-то безвольный Гамлет. Это уже формалистика. Какое нам дело до формализма, — вы нам дайте историческую правду. Изучение требует терпения, а у некоторых постановщиков не хватает терпения и поэтому они соединяют все воедино и преподносят фильм: вот вам, «глотайте», — тем более, что на нем марка Эйзенштейна. Как же научить людей относиться добросовестно к своим обязанностям и к интересам зрителей и государства? Ведь мы хотим воспитывать молодежь на правде, а не на том, чтобы искажать правду.
Наконец, третий фильм — «Большая жизнь». То, что там изображено, это, конечно, не большая жизнь. Все взято для того, чтобы заинтересовать нетребовательного зрителя. Одному нравится гармошка с цыганскими песнями. Это есть. Другому нравятся ресторанные песни. Тоже есть. Третьему нравятся некоторые рассуждения на всякие темы. И они есть. Четвертому нравится пьянка, — и в фильме есть рабочий, которого нельзя заставить проснуться, если он не учует запаха водки и не услышит звона стаканов и тогда быстро вскакивает. И это есть. Любовные похождения тоже есть. Ведь различные вкусы у зрителей. О восстановлении тоже есть немного, однако, хотя это фильм о восстановлении Донбасса, там процесс восстановления Донбасса занимает лишь одну восьмую часть, и дано все это в игрушечной смехотворной форме. Просто больно, когда смотришь, неужели наши постановщики, живущие среди золотых людей, среди героев, не могут изобразить их как следует, а обязательно должны испачкать?