March 9th, 2015

Два тирана

Вчера я уже приводил слова одного тирана о другом. Сегодня хотел бы продолжить тему. Вот несколько фрагментов беседы Кровожадного с С. М. Эйзенштейном и Н. К. Черкасовым по поводу фильма “Иван Грозный” 26 февраля 1947 года.

Замечательным мероприятием Ивана Грозного было то, что он первый ввел государственную монополию внешней торговли. Иван Грозный был первый, кто ее ввел, Ленин — второй.
......................................................................
Иван Грозный был очень жестоким. Показывать, что он был жестоким можно, но нужно показать, почему необходимо быть жестоким.
Одна из ошибок Ивана Грозного состояла в том, что он не дорезал пять крупных феодальных семейств. Если он эти пять боярских семейств уничтожил бы, то вообще не было бы Смутного времени. А Иван Грозный кого-нибудь казнил и потом долго каялся и молился. Бог ему в этом деле мешал… Нужно было быть еще решительнее.

И бонусом - оттуда же, но на другую тему.

В наши задачи входило раньше американцев вступить в Прагу. Американцы очень торопились, но благодаря рейду Конева удалось обогнать их и попасть раньше, перед самым падением Праги. Американцы бомбили чехословацкую промышленность. Этой линии американцы держались везде в Европе. Для них было важно уничтожить конкурирующую с ними промышленность. Бомбили они со вкусом!

Не правда ли, налицо собственные признания Кровавого Тирана в любви к жестокости и взятии городов к определённым датам путём закидывания врага трупами?

Кровавый Тиран и Молотов

125 лет назад родился пособник Кровавого Тирана, автор пресловутого пакта и просто враг рода человеческого Вячеслав Михайлович Молотов, идеальный второй номер.

С большим интересом и даже благоговением читал я "140 бесед с Молотовым" Феликса Чуева и с не меньшим изумлением воспринял содержащееся там утверждение глубоко уважаемого мною Вячеслава Михайловича о том, что он под конец жизни Сталина чуть не стал его невинной (само собой) жертвой. Ну, и "всем известно", что сухорукий параноик посадил жену т. Молотова исключительно для того, чтобы держать того на коротком поводке.

А теперь давайте обратимся к
речи Кровожадного на Пленуме ЦК КПСС 16 октября 1952 года.

Молотов — преданный нашему делу человек. Позови, и, не сомневаюсь, он, не колеблясь, отдаст жизнь за партию. Но нельзя пройти мимо его недостойных поступков. Товарищ Молотов, наш министр иностранных дел, находясь под «шартрезом» на дипломатическом приеме, дал согласие английскому послу издавать в нашей стране буржуазные газеты и журналы. Почему? На каком основании потребовалось давать такое согласие? Разве не ясно, что буржуазия — наш классовый враг и распространять буржуазную печать среди советских людей — это, кроме вреда, ничего не принесет. Такой неверный шаг, если его допустить, будет оказывать вредное, отрицательное влияние на умы и мировоззрение советских людей, приведет к ослаблению нашей, коммунистической идеологии и усилению идеологии буржуазной. Это первая политическая ошибка товарища Молотова.
А чего стоит предложение товарища Молотова передать Крым евреям? Это — грубая ошибка товарища Молотова. Для чего это ему потребовалось? Как это можно допустить? На каком основании товарищ Молотов высказал такое предложение? У нас есть Еврейская автономия — Биробиджан. Разве этого недостаточно? Пусть развивается эта республика. А товарищу Молотову не следует быть адвокатом незаконных еврейских претензий на наш Советский Крым. Это — вторая политическая ошибка товарища Молотова. Товарищ Молотов неправильно ведет себя как член Политбюро. И мы категорически отклонили его надуманные предложения.
Товарищ Молотов так сильно уважает свою супругу, что не успеем мы принять решение Политбюро по тому или иному важному политическому вопросу, как это быстро становится известным товарищу Жемчужиной. Получается, будто какая-то невидимая нить соединяет Политбюро с супругой Молотова, Жемчужиной, и ее друзьями. А ее окружают друзья, которым нельзя доверять. Ясно, что такое поведение члена Политбюро недопустимо.

От така фигня, малята.

Самый бесчеловечный человек

Любопытный фрагмент из записки начальника 4 отдела III управления НКВД по борьбе с церковно-сектантской контрреволюцией Г. Г. Карпова о приёме Сталиным иерархов Русской православной церкви 4 сентября 1943 года.

В записке отражён ход исторической встречи, в конце которой произошёл следующий эпизод:

Тов. Молотов спросил т. Сталина: «Может, следует вызвать фотографа?»
Тов. Сталин сказал: «Нет, сейчас уже поздно, второй час ночи, поэтому мы сделаем это в другой раз».

Для кого-то это - несущественная деталь, а лично я считаю, что именно такие "мелочи" и дают представление о внутренней сущности человека.