April 10th, 2015

Сталин и лётчики

Известно, что в тоталитарном сталинском государстве человеческая жизнь не ценилась, а ценилась техника, поэтому превращённые в рабов совки были вынуждены погибать, спасая эту самую технику. Некоторые примеры встретились мне в книге авиаконструктора Александра Сергеевича Яковлева "Цель жизни".

В первом из них речь идёт о показе достижений воздушных спортсменов Центрального аэроклуба.

Алексеев увлекся и, когда ему после нескольких витков штопора уже надо было выводить, он, по-видимому, решил подвести машину еще ближе к земле, и все с ужасом увидели, как самолет в состоянии штопора скрылся за крутым берегом Москвы-реки. Гибель летчика была неизбежна. Фонтан брызг показал, что У-2 упал в реку. Туда помчались автомашины. Все находились в напряженном ожидании, но ждать пришлось недолго. На большой скорости с места происшествия подъехала санитарная машина, из нее, ко всеобщему изумлению, вылез живой, невредимый, крайне сконфуженный летчик Алексеев и отрапортовал Ворошилову:
- Товарищ народный комиссар! Летчик Алексеев потерпел аварию.
Он объяснил, что у него в последнюю минуту перед выводом из штопора нога соскользнула с педали.
Конечно, это было наивное объяснение. Летчик, зарвавшись, допустил грубейшую ошибку. Тем не менее все были очень рады, что он жив. Сталин подошел к нему, пожал руку и обнял.

Разумеется, сразу после этого лётчик был арестован и расстрелян, просто об этом известно только наиболее просветлённым адептам либерализма.

Следующий эпизод - разговор Кровавого Тирана с Чкаловым.

Сталин спросил: "Почему вы не пользуетесь парашютом, а обычно стараетесь спасти машину?" Я объяснил, что летаю на опытных, очень ценных машинах, которые надо беречь во что бы то ни стало. Во время полета мысль все время направлена на то, чтобы выполнить программу испытаний и благополучно вернуться на аэродром.
- Ваша жизнь, - сказал Сталин, - дороже нам любой машины. Надо обязательно пользоваться парашютом, если есть в этом нужда!

Ну, и ещё об общении Сталина с лётчиками.

Сталин... поздоровался, спрашивает: "Чего вы хотите, товарищ Чкалов?" Я сказал, что просим разрешить перелет через Северный полюс. "Зачем лететь обязательно на Северный полюс? - спросил Сталин. Летчикам все кажется не страшным. Рисковать привыкли. Зачем рисковать без надобности?" Я возразил, что риска мало: машина хорошая, мотор хороший. Сталин начал подшучивать над нами, а потом сказал уже по-деловому, что условия полета у Северного полюса мало изучены. "Надо хорошо и подробно все изучить, чтобы наверняка уже лететь туда... Наш Союз необъятен. Летите через нашу территорию". Постоял, помолчал, взглянул на нас и неожиданно заявил: "Вот вам маршрут для полета: Москва - Петропавловск-Камчатский".
За несколько дней до отлета Чкалова, Байдукова и Белякова вызвали в Кремль. Там находились руководящие деятели партии и правительства. Докладывать Сталин предложил Чкалову, который по карте перелета стал пояснять маршрут.
- Почему вы избрали такой северный вариант? - спросил Сталин.
Чкалов ответил, что этот вариант наиболее интересный. Советские летчики должны проникать все дальше на Север.
Уже прощаясь с летчиками, Сталин спросил, показывая на сердце:
- Скажите мне по совести, как у вас там, все в порядке, нет ли там у вас червяка сомнения?
- Нет, товарищ Сталин, мы готовы к старту!
- Ну, хорошо, пусть будет по-вашему!
Между прочим, Чкалов рассказывал о том, как в канун старта он с Байдуковым и Беляковым посетил одного из авиационных руководителей и сообщил ему, что вылет они наметили на завтра. Запросив метеорологов и получив малоблагоприятный прогноз, начальство запретило старт. Чкалов настаивал. Тогда Сталину сообщили, что вопреки нелетной погоде Чкалов собирается вылететь. Сталин сказал: "Чкалов лучше знает, какая ему нужна погода!" Вылет был разрешен.

Ещё один ответ на вопрос, о ком/чём заботился Сталин.

- Что, опять земли не хватает? Опять собираетесь лететь?
- Да, товарищ Сталин, - ответил Чкалов, - время подходит, просим разрешения правительства на перелет через Северный полюс.
Чкалов доложил план перелета в США на самолете АНТ-25.
В принципе вопрос решился положительно. Сталин выразил надежду, что получаемые от папанинцев метеосводки облегчат полет через Северный полюс. Но Чкалов заметил, что для летчиков это "хуже". Папанин станет, наверное, вечно давать плохую погоду.
- Вот тебе и на! - засмеялся Сталин. - Мы думали - будет лучше, а оказывается, для летчиков лучше бы и не делать высадки на полюс!
Когда тут же - как говорится, не сходя с места, - кто-то из присутствовавших сформулировал постановление, Сталин предложил обязать экипаж в случае неблагоприятной обстановки сделать посадку в любом пункте Канады, а в случае угрозы экипажу - произвести немедленную посадку. Это было записано особым пунктом.