April 11th, 2015

Как Сталин репрессировал деревья

Как мог догадаться проницательный посетитель журнала, в настоящее время автор читает книгу авиаконструктора Александра Сергеевича Яковлева "Цель жизни". Хочется ознакомить общественность с очередным фрагментом из неё, проливающим некоторый свет на Кровавого Тирана и его сатрапов, в том числе ярых десталинизаторов.

[Прочесть]

- Душно сегодня, - Ворошилов расстегнул ворот своего маршальского кителя и, уклоняясь от дальнейшей дискуссии, с улыбкой обратился к Сталину, кивая на меня:
- Вот ему хорошо, что с него возьмешь? Конструктор!
Это он намекнул на мой легкомысленный наряд: тенниску с короткими рукавами и легкие спортивные брюки.
Я смутился и вздумал оправдываться, что, мол, спешил, не успел переодеться...
Сталин перебил меня:
- Ничего, ничего, я бы и сам так, да должность не позволяет.
Заходящее солнце заливало кабинет ярким светом. Сталин прохаживался, как обычно, от письменного стола к двери и обратно и внимательно слушал.
Я стоял лицом к нему, прислонившись к столу. Солнечные лучи меня слепили, и я невольно щурился.
Сталин заметил это, подошел и опустил шторы на окнах.
- Теперь лучше? - спросил он.
- Спасибо, товарищ Сталин.
- Чего же спасибо, надо было раньше сказать.
Через несколько дней меня снова вызвали к Сталину. У него был Молотов.
После делового разговора я встал:
- Разрешите идти, товарищ Сталин?
- А вы спешите? Садитесь, хотите чаю?
Принесли три стакана чая с лимоном. Сталину - на отдельной розетке разрезанный пополам лимон. Он выжал одну половину в свой стакан.
- Ну, как дела, что говорят в Москве?
Настроение у Сталина было хорошее, благодушное, ему, видимо, хотелось отдохнуть, немного отвлечься от текущих дел и просто поговорить "без повестки дня".
Как и многих других москвичей, меня в то время возмущало, что по решению Моссовета уничтожили зелень на Садовом кольце. Замечательные московские бульвары, в том числе исторический Новинский бульвар с вековыми липами, безжалостно вырубили. Сплошную полосу зеленых насаждений вдоль многокилометрового кольца опоясывающей центр города садовой магистрали выкорчевали и залили асфальтом.
Ходили упорные слухи, будто и Тверскому бульвару готовится такая же участь. Кажется, был самый подходящий случай поговорить об этом.
- Мне кажется, сейчас один из самых злободневных вопросов - это уничтожение бульваров на Садовом кольце. Москвичи очень огорчены этим и ломают голову: для чего это сделано? Ходит множество слухов и версий...
- Ну, и чем же объясняют? - насторожился Сталин.
- Одни говорят, что это делается на случай войны для более свободного прохождения через город войск и танков. Другие - что, опять-таки в случае войны, при газовой атаке деревья будут сборщиками ядовитых газов. Третьи говорят, что просто Сталин не любит зелени и приказал уничтожить бульвары.
- Чепуха какая! А кто говорит, что по моему распоряжению?
- Многие говорят.
- Ну, а все-таки?
- Да вот я недавно был у одного из руководителей московской архитектурной мастерской и упрекал его в неразумной вырубке зелени. Он сам возмущался и сказал, что это сделано по указанию, которое вы дали при обсуждении плана реконструкции Москвы. Одним словом, по "сталинскому плану".
Сталин возмутился:
- Никому мы таких указаний не давали! Разговор был только о том, чтобы привести улицы в порядок и убрать те чахлые растения, которые не украшали, а уродовали вид города и мешали движению.
- Вот видите, достаточно вам было заикнуться, а кто-то рад стараться, и вековые липы срубили.
Несмотря на явное огорчение Сталина, я не мог удержаться от вопроса:
- Ну, а как же насчет Тверского бульвара?
- Не слышал. Откуда вы это взяли? - спросил он.
- Все так говорят...
- Ну, думаю, до этого не дойдет. Как, Молотов, не дадим в обиду Тверской бульвар? - улыбнулся Сталин.
Сталин молча допил свой стакан, придвинул ко мне лист бумаги и с карандашом в руке наглядно стал объяснять, как было дело.
Оказывается, при обсуждении плана реконструкции Москвы Сталин рассказал о том, что ему приходилось бывать на Первой Мещанской улице, которая, как он считает, является примером неудачного озеленения. Первая Мещанская (теперь проспект Мира) сама по себе была не очень широка, да еще по краям тянулись газончики с чахлой растительностью. Эти газончики суживали и проезжую часть, и тротуары и действительно не украшали, а уродовали улицу, так как вся трава на них была вытоптана, а кустарники ободраны.
- Я сказал об этом для того, - продолжал Сталин, - чтобы впредь под благоустройством улиц Москвы не понимали подобное "озеленение", а Хрущев и Булганин истолковали это по-своему и поступили по пословице: "Заставь дурака богу молиться - он лоб расшибет".
Вот, Молотов! Чего бы ни натворили, все на нас валят, с больной головы на здоровую, - засмеялся Сталин.