July 24th, 2016

О карательной психиатрии

Соображения из книги Томаша Ржезача "Спираль измены Солженицына".

Сознательно предпринимая те или иные шаги, связанные с предательством своей Родины или своих друзей и близких, Солженицын, как правило, составлял план действий, всесторонне, словно шахматист, обдумывал всевозможные ходы, составлял аналитические схемы, варианты, прогнозы. Бывали, конечно (как мы это видели), и осечки. Готовясь к переезду на Запад, он составил не один «пасьянс». В книге «Бодался теленок с дубом» он пишет: «На новый (1974) год я опять составил прогноз, который озаглавил так:
«Что они сделают?»
1. Убийство — исключено.
2. Заключение и уголовное наказание — маловероятно.
3. Ссылка без тюремного заключения — возможно.
4. Выдворение за границу — возможно.
5. Суд в издательстве — самое лучшее для меня и самое глупое для них.
6. Кампания в печати, чтобы подорвать доверие к книге (речь идет о книге «Архипелаг ГУЛаг». — Т. Р.) — скорее всего.
7. Дискредитация автора (через мою бывшую жену) — скорее всего.
8. Переговоры — это не ноль, но возможно.
9. Уступки и протесты — это не ноль».
Мы видим, что для Солженицына представляли угрозу или, по его мнению, были реальными только два варианта вмешательства властей — ссылка или выдворение за границу. Однако он сознавал, что на родине его уже не оставят. Он понимал это и желал этого.
Приведенный выше «прогноз» Александра Исаевича Солженицына составлен очень умно. Однако в одном самовлюбленный «великий калькулятор» опять просчитался: зимой 1974 года никто в Советском Союзе не собирался с ним проводить беседы.
Любопытно также, что в начале рассуждений о «прогнозе» он употребляет слово опять. То есть это не первый его «прогноз». Великий комбинатор знал, что делал, и с присущими ему воображением, точностью и трусостью пытался проанализировать обстановку, чтобы по несчастливой случайности снова «не пережать педаль», как в 1945 году.
Однако весьма характерно, что в «прогнозе» Солженицын ни словом не обмолвился о том, о чем ночью и днем трубит западная антисоветская пропаганда: «диссидентов» в СССР помещают в психиатрические клиники, где из здоровых людей делают сумасшедших. Тем самым он отрицает то, что распространяет западная печать. В психиатрические клиники в Советском Союзе помещаются только душевнобольные. Сам «диссидент №1» это невольно подтвердил. Таким образом, Солженицын сам опровергает легенду, которую сам же помог сочинить.

Путешествие Ивана Грозного с сыном из Москвы в Петербург

На пресс-конференции, прошедшей в Москве в Информационном агентстве России ТАСС обсудили вопрос об установке памятника Ивану Грозному в Орле.
Во время чего, губернатор Орловской области Вадим Потомский сказал следующее:
«Иван Грозный однажды сказал "Я виновен в смерти своего сына, потому что вовремя не отдал его лекарям". Когда они ехали в дороге и он заболел. Они ехали из Москвы в Петербург".
Но стоит отметить, что в те времена Петербурга то и не было.

При этом Вадим Потомский говорит: «Историю надо помнить и не позволять ее никому переписывать».

История уже всем известная. Создал данный пост исключительно с целью сохранения попавшихся в Сети картинок на эту тему.







Царь опять поспал немножко
И опять взглянул в окошко.
Град огромный увидал,
Удивился и сказал:
"Это что за град таков?
Новгород? А может Псков?"
А холопы говорят:
"Это город Ленинград!"