September 28th, 2016

Эйнштейн об атомной бомбе

Из книги Андрея Андреевича Громыко "Памятное".

Из той беседы с Эйнштейном запала мне в память еще одна примечательная фраза:
— Если бы я знал, что у Гитлера не будет атомной бомбы, то я не стал бы поддерживать американский атомный проект.



Как Горбачёв СССР сдавал

Из стенограммы семинаров Валентина Михайловича Фалина в "Институте динамического консерватизма".

Киссинджер попросил помочь организовать его встречу с М.С.Горбачевым: США заинтересованы в том, чтобы уход СССР из Центральной и Восточной Европы не походил на "бегство".
Катастрофическое землетрясение в Спитаке побудило советскую делегацию срочно покинуть Нью-Йорк. Киссинджер просил меня довести до сведения Горбачева, что он будет готов в любое время прилететь в Москву для означенного разговора с нашим руководителем. Встреча состоялась через пару недель. М.С.Горбачев резюмировал ее итог так: "Киссинджер был и остался реакционером". В январе 1992 г. в аэропорту Шереметьево мы неожиданно встречаемся с Киссинджером. "Почему все-таки, - спросил он меня, - Горбачев не принял предложение о том, чтобы Москва не бежала сломя голову из Европы?" "Очевидно, Ваши идеи не укладывались в его политический пасьянс", - ответил я.
...
М.С.Горбачев частенько произносил: "Ввяжемся в бой, потом оглядимся!" Он приписывал сей пароль Ленину. Первая ошибка в том, что фраза исходила от Наполеона. И так почти во всем - новый лидер не знал, что откуда.
Придя к власти без программы, четко продуманной концепции, Горбачев занялся импровизациями, зачастую игнорировавшими уроки, которые нашей стране многократно преподавали "демократы". Американцы твердили, что после объединения Германии НАТО ни на дюйм не продвинется на Восток. Я лично, и не раз, предупреждал Михаила Сергеевича, что словам Вашингтона веры нет, он жонглирует ими по своему усмотрению, нарушает даже договоры, ратифицированные сенатом. "Ты слишком строг в оценках, - возражал Горбачев, - я верю заверениям, которые мне дают".
Как рассказывал мне В.Брандт, в ходе архызских переговоров Г.Коль затронул вопрос о судьбах руководителей ГДР. Как с ними быть? "Вы, немцы, - заявил Горбачев, - сами лучше разберетесь в этом". Предательство в концентрированном виде. Сдавая Германскую Демократическую Республику, присваивая себе право говорить от имени ГДР, без согласований с ее правительством, мы повторяли худшее из прецедентов, никогда не делавших чести правителям.
Чем сие объяснить? Еще до Архыза Колю переслали обращение Горбачева - предоставьте кредит в 4,5 млрд. марок, мне нечем кормить людей, и вы получите все, что желаете. Переговорщик М.С.Горбачев не удосужился вскрыть ни вторую, ни третью позицию Коля. Оказались не списанными даже наши коммерческие долги перед ГДР. В компенсацию за собственность наших военных, отходившую к объединенной Германии, стоимостью в сотни и сотни миллиардов марок нам отстегнули на строительство казарм для военнослужащих из группы войск в Германии 14 млрд.

Герцен о европейском пути и социализме

Из книги Александра Ивановича Герцена «Былое и думы».

Вся Европа пришла теперь к необходимости деспотизма, чтоб как-нибудь удержать современный государственный быт против напора социальных идей, стремящихся водворить новый чин, к которому Запад, боясь и упираясь, все-таки несется с неведомой силой.
Было время, когда полусвободный Запад гордо смотрел на Россию, раздавленную императорским троном, и образованная Россия, вздыхая, смотрела на счастие старших братий. Это время прошло. Равенство рабства водворилось.
Мы присутствуем теперь при удивительном зрелище: страны, где остались еще свободные учреждения, и те напрашиваются на деспотизм. Человечество не видало ничего подобного со времен Константина, когда свободные римляне, чтоб спастись от общественной тяги, просились в рабы.
Деспотизм или социализм – выбора нет.



Стокгольмский синдром новгородцев

Из книги Бориса Николаевича Флори "Иван Грозный".

...из королевского лагеря было отправлено специальное письмо населению Новгорода. Напоминая о страшном разгроме города в 1570 году, король призывал новгородцев к восстанию против тирана. Так вырисовывались конечные цели военной кампании — оторвать от Русского государства весь северо-запад. Утратив этот край, Русское государство вряд ли смогло бы в дальнейшем выступать как равноправный партнер Речи Посполитой.

Делая ставку на внутренние раздоры в русском обществе, правящие круги Речи Посполитой допустили ошибку, которую потом не раз повторяли политические деятели других государств и других эпох. Когда резко возросла внешняя опасность, русское общество сплотилось вокруг своего правителя. Новгородцы переслали царю грамоту Батория. Под стенами Пскова королевскую армию также ожидало упорное сопротивление.




Вот так разгромленные тираном Новгород и Псков не пожелали уйти из кровавых лап царя-параноика под ласковую европейскую руку. Одно слово - ватники.