October 12th, 2016

Андрей и Нэнси

Из интервью жены Рейгана о встрече с Громыко.

Громыко пришел с моим мужем. После знакомства он предложил за меня тост. У него в бокале был клюквенный сок, а у меня — содовая вода. Мы — большие, конечно, любители выпить! Затем он повернулся ко мне и спросил:
— Ваш муж за мир или за войну? Я ответила:
— За мир.
Его это несколько удивило, и тогда он сказал:
— Вы уверены в этом? Я ответила:
— Да.
— Почему же тогда он не принимает наших предложений? — сказал Громыко.
— Каких предложений? — переспросила я в свою очередь.
В это время к нам подошли люди и нас прервали. Потом, уже перед самым началом завтрака, он, повернувшись ко мне, сказал:
— Вы по ночам на ушко напоминайте президенту о мире. Я ответила:
— О, конечно. Но я буду также шепотом говорить об этом и вам.
Громыко в ответ улыбнулся.



Дружить со мной в социальных сетях: Добавить в друзья ВКонтакте Добавить в друзья на Facebook Добавить в друзья в Одноклассниках

Рейнгольд Гейденштейн об Иване Грозном

Из "Записок о Московской войне" польского дипломата Рейнгольда Гейденштейна:

Тому, кто занимается историей его царствования, тем более должно казаться удивительным, что при такой жестокости могла существовать такая сильная к нему любовь народа, любовь, с трудом приобретаемая прочими государями только посредством снисходительности и ласки, и как могла сохраниться необычайная верность его к своим государям. Причем должно заметить, что народ не только не возбуждал против него никаких возмущений, но даже высказывал во время войны невероятную твердость при защите и охранении крепостей, а перебежчиков было вообще очень мало. Много, напротив, нашлось и во время этой самой войны таких, которые предпочли верность к князю, даже с опасностью для себя, величайшим наградам.

А может, разгадка в том, что жестокости существовали исключительно в воображении автора?


Дружить со мной в социальных сетях: Добавить в друзья ВКонтакте Добавить в друзья на Facebook Добавить в друзья в Одноклассниках

Ильич целуется

Из книги Александра Александровича Майсуряна "Другой Ленин".

...в общении с товарищами Владимир Ильич бывал очень любезен и обаятелен. Своим домашним гостям глава правительства вежливо подавал пальто и даже галоши. В. Адоратский вспоминал их встречу после революции: «Я не видал его с 1912 года. На мой взгляд, он нисколько не изменился. Это был тот же веселый, милый, простой Владимир Ильич. Мы с ним поцеловались». Однажды такими поцелуями Ленин стал обмениваться со своими старыми друзьями на глазах у огромного зала. Участник этого заседания С. Зорин вспоминал:
«Кто-то недоумевает:
— Ильич целуется! Ильич может целоваться?!»

Дружить со мной в социальных сетях: Добавить в друзья ВКонтакте Добавить в друзья на Facebook Добавить в друзья в Одноклассниках