November 2nd, 2016

Иван Грозный и беглецы

Из книги Александра Владимировича Тюрина "Война и мир Ивана Грозного".

В 1562 получив «опасную», то есть охранную, грамоту от короля, в Литву уходит князь Д. Вишневецкий, недавний выходец из Литвы, близкий друг А. Адашева, хорошо знакомый со всеми военными планами правительства. Вступив в сношения с поляками, бегут князья братья Черкасские, пытаются бежать князь В. М. Глинский и И. Д. Бельский, при том что ранее давали письменные обещания «не отъезжать». Как сказал сам И. Бельский: «преступил крестное целование и, забыв жалованье государя своего, изменил, с королем Сигизмундом-Августом ссылался, грамоту от него себе опасную взял и хотел бежать от государя своего». Из-за потери трети новосильско-одоевских вотчин (в связи с принятием нового земельного уложения) готовятся уйти в Литву князья литовского происхождения Михаил и Александр Воротынские. В октябре пытается бежать кн. Д. И. Курлятев, смоленский воевода, член бывшей «Избранной рады».
Кстати, ни один из перехваченных беглецов не был казнен, а некоторые, как Бельский, выпросили полное прощение — государь «вины ему отдал». Михаил Воротынский, хоть и попал в ссылку на Белоозеро, но она была такова, что князь и сопровождающие его приставы писали жалобы, когда ему недоставили «двух осетров свежих, двух севрюг свежих, полпуда ягод винных, полпуда изюму, трех ведер слив … ведра романеи, ведра рейнского вина, ведра бастру, 200 лимонов, десяти гривенок перцу, гривенки шафрану, двух гривенок гвоздики, пуда воску, двух труб левашных, пяти лососей свежих». Велено было дослать.

Как Ленин стал коммунистом

Из книги Александра Александровича Майсуряна "Другой Ленин".

С началом войны германские социал-демократы поддержали в рейхстаге кайзеровское правительство, проголосовали за войну. Это событие стало огромным, ошеломляющим потрясением для социалистов всего мира.
Г. Зиновьев рассказывал: «В.И. уже задолго до войны не верил в европейскую социал-демократию. Он хорошо знал: что-то гнило в царстве Датском… Когда разразилась война, мы жили в далекой глухой галицийской горной деревушке. Я помню, мы тогда держали пари с тов. Лениным. Я говорил: вы увидите, что господа германские социал-демократы не посмеют голосовать против войны, они воздержатся… А тов. Ленин говорил: нет, они все-таки не такие подлецы. Бороться против войны, конечно, они не будут, но для очистки совести они будут голосовать против… Тов. Ленин в данном случае ошибся, как ошибся и я».
Допустить, что социал-демократы проголосуют за войну — на это не хватало никакого самого разнузданного воображения. Тем не менее случилось именно так…
«Не может быть! — недоверчиво воскликнул Ленин, услышав это известие. — Вы, вероятно, неправильно поняли польский текст телеграммы».
«Когда… появился номер «Vorwarts'a» с отчетом о заседании рейхстага 4 августа, — вспоминал Троцкий, — Ленин твердо решил, что это поддельный номер, выпущенный германским генеральным штабом для обмана и устрашения врагов. Так велика была еще, несмотря на весь критицизм Ленина, вера в немецкую социал-демократию». «Увы, — продолжал Зиновьев, — это оказалось не так… Когда тов. Ленин в этом убедился, первое его слово было: «второй Интернационал погиб».
«Это конец II Интернационала, — сказал Ленин. — С сегодняшнего дня я перестаю быть социал-демократом и становлюсь коммунистом».



Николай I и армяне

Из книги Александра Владимировича Тюрина "Правда о Николае I. Оболганный император".

Огромное значение Туркманчайский договор имел для армянского народа.
С 1828 по 1830 гг. на территорию бывших Эриванского, Нахичеванского и Карабахского ханств, по официальным данным, переселилось свыше 40 тыс. армян из Персии и 84 тыс. армян из Турции. В реальности же эти числа можно увеличить вдвое. По Эриванской и Нахичеванской провинциям удельный вес армян в общей численности населения, в период с 1829 по 1832, увеличился с 23,5 % до 50,1 % (Всего до конца века в российское Закавказье из сопредельных стран переселилось до 1 млн армян). Согласно указу императора Николая I, ханства Эриванское и Нахичеванское были переименованы в Армянскую Область.
Современные азербайджанские националисты считают упомянутые ханства «историческими азербайджанскими землями», и вселение туда армян проявлением жестокости царской России по отношению к азербайджанскому народу. Но основная масса мусульманской населения на упомянутых землях были потомками разноплеменных тюркских завоевателей 12–17 вв., а вовсе не азербайджанцами, которые являются коренным кавказским этносом. Поскольку в Турции армян ничего не ожидало, кроме геноцида, то их миграция в район, где армянские корни насчитывали тысячи лет, вряд ли можно считать преступлением. Впрочем, не слышно благодарности императору Николаю I и от армянских патриотов. Нет ему ни одного памятника на площадях Еревана. Но факт остается фактом, русский царь создал национальный очаг для армянского народа, где тот смог собраться, выжить, сохранить культуру.