December 12th, 2016

Михаил Цетлин о декабристах во глубине сибирских руд

Из книги Михаила Осиповича Цетлина «Декабристы» мы можем узнать, как страдали от цепных псов режима борцы за нашу и вашу свободу.

Мѣстное начальство вело себя гуманно, съ русскимъ добродушіемъ и сибирскимъ чувствомъ безотвѣтственности — авось, никто не узнаетъ въ Петербургѣ о томъ, что дѣдается въ какой-нибудь Тарѣ; можетъ быть, сказалась тутъ отчасти и провинціальная наивная вѣра, что опала зтихъ людей скоро минетъ. Въ Перми городничій Дамигъ пригласилъ ихъ заѣхать къ себѣ. Въ Каинскѣ городничій Степановъ кричалъ для видимости на нихъ «я васъ отучу бунтовать», но, оставшись наединѣ, угостилъ и ссыльныхъ и фельдъегерей на славу, повелъ въ свою домашнюю баню, предлагалъ книгъ и бѣлья. И такъ же встрѣчали бывшихъ друзей и знакомыхъ многіе губернаторы и вице-губернаторы, угощали, предлагали денегъ. Купцы жарко затапливали свои бани; исправники угощали обѣдами, на которыхъ подавали по двѣнадцати сортовъ сибирской рыбы. Кое гдѣ собиралось мѣстное общество и дамы кокетничали съ проѣзжими декабристами, какъ будто и впрямь еще былъ на нихъ гвардейскій шитый золотомъ мундиръ. Фельдъегеря протестовали слабо, да и какъ было протестовать, когда какой-нибудь исправникъ или городничій кричалъ на нихъ «что ты мнѣ съ твоими предписаніями? здѣсь я — государь!», и фельдъегеря подчинялись, да и сами пили и ѣли исправно.
...
Хуже всѣхъ пришлось первымъ восьмерымъ декабристамъ отправленнымъ въ Сибирь и попавшимъ на работу въ Благодатскій рудникъ Нерчинскихъ Заводовъ. Хотя скоро губернаторъ Цейдлеръ опредѣлилъ для нихъ сравнительно короткое время работы, отъ 5 до 11 утра, съ обязательной выработкой только трехъ пудовъ руды, но и это было изнурительно для непривычныхъ къ физическому труду и измученныхъ долгимъ заключеніемъ людей.

6 часов работы в день - вот это каторга!

Волконская, для того, чтобы поѣхать къ мужу, — рѣшила разстаться съ малюткой сыномъ. Она оставила его у родственниковъ, взяла на себя это невыносимое для матери испытаніе. Она никогда больше не увидѣла сына; онъ скоро скончался.

И это - мать?!!

[Читать далее]
Уже 24 іюля 1826 года начальникъ Главнаго Штаба Дибичъ писалъ проживавшему въ Курскѣ на покоѣ бывшему командиру Сѣверскаго Конно-Егерскаго полка, обрусѣвшему поляку Лепарскому: «М. Г. Станиславъ Романовичъ! Государь Императоръ... полагаясь на строгія правила чести и преданность Вашу престолу... намѣренъ ввѣрить Вамъ весьма важный... постъ коменданта въ Нерчинскѣ, ибо государственные преступники, требующіе особенно строгаго и благоразумнаго надзора, по большей части будутъ находиться на работахъ въ тамошнихъ рудникахъ»...
Лепарскій рѣдко являлся въ тюрьму, былъ молчаливъ и на просьбы заключенныхъ почти всегда отвѣчалъ «не могу» или «я долженъ поконсультоваться съ собою». Но «поконсультовавшись съ собой» и съ племянникомъ, толстымъ и добродушнымъ плацъ-майоромъ Осипъ Адамовичемъ, просьбы почти всегда исполнялъ. Съ дамами въ служебное время говорилъ онъ хмуро и стоя, но посѣщая ихъ на дому умѣлъ быть обворожительно любезнымъ. Онъ очень боялся дамскихъ сценъ и просилъ ихъ, если ужъ нельзя не бранить его, то бранить по крайней мѣрѣ по французски, чтобы не компрометировать его передъ подчиненными. Съ заключенными онъ былъ безукоризненно вѣжливъ и требовалъ къ нимъ вѣжливости и отъ своихъ подчиненныхъ...
«За неимѣніемъ казенныхъ работъ, занимаю ихъ лѣтомъ земляными работами, 3 часа утромъ и 2 часа послѣ полудня... а зимою будутъ они для себя и для заводскихъ магазейновъ молоть на ручныхъ жерновахъ казенную рожь», — рапортовалъ онъ въ ГІетербургъ. На самомъ дѣлѣ ни для какихъ «магазейновъ» въ трудѣ декабристовъ нужды не было. Лепарскій разрѣшилъ эту задачу тѣмъ, что превратилъ работу въ прогулку, или пикникъ съ полезной гимнастикой.
Сложнѣе былъ вопросъ о питаніи. Казенныхъ денегъ отпускалось до смѣшного мало: меньше 7.000 рублей ассигнаціями въ годъ на содержаніе почти ста человѣкъ арестантовъ, на отопленіе и ремонтъ. Но за 10 лѣтъ пребыванія на каторгѣ заключенные получили отъ родственниковъ, не считая безчисленныхъ посылокъ вещей и продовольствія, 354.738 рублей, а жены ихъ 778.135 рублей. И это только оффиціальнымъ путемъ; несомнѣнно, имъ удавалось получать деньги и тайно отъ администраціи. Но были среди нихъ 32 человѣка, которые отъ родныхъ ничего не получали, а остальные получали деньги очень неравномѣрно: нѣкоторые, какъ Никита Муравьевъ и Трубецкой, очень много, другіе гораздо меньше. Чтобы обезпечить хорошее питаніе для всѣхъ, Лепарскій разрѣшилъ устроить артель, въ которую каждый вносилъ посильную плату и которая вела общее хозяйство.
Такъ, постепенно, подъ руководствомъ добрато старика, наладилась ихъ жизнь сносно и даже уютно.
...
Въ 1828 году Лепарскій разрѣшилъ выстроить во дворѣ два неболынихъ домика; въ одномъ поставили столярный, токарный и переплетный станки для желающихъ заниматься ремеслами, а въ другомъ — фортепіано. Выдающимся піанистомъ считался Юшневскій, но въ такомъ тѣсномъ, замк- нутомъ кругу репутаціи разростаются непомѣрно, и Розенъ наивно поражался умѣнію товарища: чѣмъ чернѣе были ноты, чѣмъ больше трещали пальцы, тѣмъ піанисту казалось пріятнѣе! Играли и другіе — на скрипкѣ, на гитарѣ, на флейтѣ. Составился цѣлый квартетъ, который давалъ концерты 30 августа, въ день, на который приходилось шестнадцать именинниковъ. Были не одни музыканты, но и живописцы: Рѣпинъ рисовалъ виды тюрьмы и окрестностей, а разнообразно одаренный Николай Бестужевъ писалъ портреты своихъ товарищей по заключенію. Сначала онъ старался дѣлать тщательно выписанныя миніатюры въ манерѣ Изабэ, но онѣ ему плохо удавались. Когда же онъ сталъ подражать моднымъ портретамъ Павла Соколова, его легкой и быстрой живописи, то достигъ лучшихъ результатовъ.
Въ сентябрѣ 1828 года, послѣ обѣдни, торжественный, облаченный въ парадную форму Лепарскій объявилъ декабристамъ, что съ нихъ будутъ сняты кандалы. Онъ добился сперва разрѣшенія снять ихъ съ больныхъ и раненыхъ, а потомъ и распространенія этой высочайшей милости на всѣхъ тѣхъ, кто заслужили этого своимъ поведеніемъ. Заслужившими онъ счелъ всѣхъ, безъ исключенія. Странно, но многимть изъ нихъ грустно было разстаться съ этимъ символомъ ихъ подвига и страданій. Спать безъ кандаловъ стало легче, за то пѣть грустнѣе: такъ хорошо они звенѣли въ тактъ пѣснѣ. Но вначалѣ даже спать безъ кандаловъ казалось менѣе удобно — настолько къ нимъ привыкли и приспособились.
Каторжная работа скоро стала чѣмъ то вродѣ гимнастики для желающихъ. Лѣтомъ засыпали они ровъ, носившій названіе «Чортовой Могилы». Это напоминало веселый пикникъ. Суетились сторожа и прислуга дамъ, несли къ мѣсту работы складные стулья и ковры, самовары и закуску, газеты и шахматы. Караульный офицеръ и унтеръ-офицеры кричали: «Господа, пора на работу! Кто сегодня идетъ?» Если желающихъ, т. е. не сказавшихся больными, набиралось недостаточно, офицеръ умоляюще говорилъ: «Господа, да прибавьтесь-же еще кто нибудь! А то комендантъ замѣтитъ, что очень мало!» Кто нибудь изъ тѣхъ, кому надо было повидаться съ товарищемъ, живущимъ въ другомъ казематѣ, давалъ себя упросить: «Ну, пожалуй, я пойду!» Сторожа несли лопаты. Подъ предводительствомъ офицера и подъ охраной солдатъ съ ружьями, заключенные отправлялись въ путь. Подъ звонъ кандаловъ пѣли они свою любимую итальянскую арію «Un pescator delF onda. Fidelin», революціонную «Отечество наше страдаетъ подъ игомъ твоимъ», или даже французскую Марсельезу. Офицеры и солдаты мѣрно шагали въ тактъ революціонныхъ пѣсенъ. Придя на мѣсто, завтракали, пили чай, играли въ шахматы. Солдаты, сложивъ ружья на козлы, располагались на отдыхъ, засыпали; унтера и надзиратели доѣдали завтракъ заключенныхъ.
...
Привилегіи женатыхъ были велики. Жены постепенно выстроили себѣ дома на единственной улицѣ и послѣ ихъ отъѣзда сохранившей въ ихъ память названіе «Дамской». Мужья сначала имѣли съ ними свиданія въ тюрьмѣ, но постепенно получили разрѣшеніе уходить домой, къ женамъ, на цѣлый день. Сначала ходили въ сопровожденіи часового, который мирно дожидался ихъ на кухнѣ, гдѣ его угощала кухарка, а впослѣдствіи они переѣхали въ домики женъ.
...
Не ласково встрѣтилъ ихъ Петровскій Заводъ. Имъ прочли новыя строгія «правила» ихъ заключенія, караульнымъ солдатамъ дали строжайшія инструкціи. Къ счастью даже солдаты знали, что на дѣлѣ все это не будетъ соблюдаться. «Отъ запертія до отпертія» со смѣхомъ повторяли узники слова инструкціи.
...

Несомнѣнно, что въ Петровскомъ Заводѣ ослабѣло то высокое напряженіе любви и товарищества, которое освѣщало ихъ жизнь въ Читѣ. Не было больше постояннаго тѣснаго общенія, полнаго прелести и неудобствъ шумнаго бивуака. Теперь у каждаго была своя камера и это одно уже отдѣляло каждаго отъ всѣхъ другихъ. Несомнѣнно, въ этой обстановкѣ стало легче заниматься. Но не всѣ были способны къ длительнымъ умственнымъ занятіямъ, какъ Никита Муравьевъ, Завалишинъ и Лунинъ. Немудрено, что въ Петровскомъ Острогѣ стали появляться карты и вино.
Лѣтомъ 1831 года пришло разрѣшеніе пробить окна въ наружныхъ стѣнахъ и въ камерахъ стало свѣтлѣе. А то узникамъ приходилось, чтобы имѣть возможность читать, сидѣть у открытыхъ въ холодный коридоръ дверей. Дамы имѣли право переселиться въ казематы къ мужьямъ, но безъ дѣтей. Вѣдь, какъ писалъ Бенкендорфъ, тюрьма можетъ быть вредна для здоровья дѣтей, да и неизвѣстно, сколько будетъ этихъ, какъ онъ выражался «жертвъ любви необузданной». Бѣдныя «жертвы» къ тому же являлись на свѣтъ только полулегально. «Mais, mesdames, vous n’avez pas le droit d’être enceintes», восклицалъ съ отчаяньемъ комендантъ, узнавъ о новой беременности. Но, впрочемъ, тотчасъ же прибавлялъ успокоительно: «quand vous serez accouchée, ça sera autre chose!»
Постепенно наладился своеобразный тюремный бытъ. Номера были большіе. У женатыхъ они скоро приняли видъ комнатъ обыкновенной уютной квартиры съ коврами и мягкою мебелью. У педантичнаго, любящаго порядокъ Якушкина все было просто, чисто и уютно. Тепло топилась печь. Между печью, бывшей налѣво отъ входа и дверью стоялъ шкафчикъ для умыванья. За печью — шкафъ съ бѣльемъ и книгами, за шкафомъ столъ, подлѣ стола кресло. Въ углу Распятіе, которымъ благословилъ его когда-то въ крѣпости о. Петръ Мысловскій. Подъ окномъ столикъ съ самоваромъ и чайный сервизъ. Въ правомъ углу три полочки для чубуковъ, трубокъ и табаку. Направо кровать и еще одинъ столъ для занятій. Стѣны чисто выбѣлены, полъ выметенъ, самоваръ до блеска вычищѣнъ самимъ Якушкинымъ. Вся мебель выкрашена въ черную краску и обита зеленой китайкой.
Жизнь въ тюрьмѣ, трудовая и размѣренная, напоминала школьную или монастырскую. Правильно чередовались работа, прогулки, занятія. Утромъ въ 7 часовъ обязательное вставанье, днемъ — работа, въ 12 общій завтракъ. Дневной чай былъ для большинства временемъ совмѣстнаго отдыха. Но Якушкинъ предпочиталъ пить чай одинъ... Въ 8 былъ обѣдъ. Какъ въ школьномъ дортуарѣ, нельзя было засиживаться: полчаса для чтенія въ постели, а въ десять уже приходили сторожа, тушить огонь. И такъ каждый день, изъ мѣсяца въ мѣсяцъ, изъ года въ годъ. Какъ во всякомъ человѣческомъ обществѣ, скоро среди заключенныхъ установились разнообразный отношенія: симпатіи и антипатіи, ссоръ и привязанностей. Якушкинъ по четвергамъ и субботамъ обѣдалъ въ гостяхъ у Екатерины Ивановны Трубецкой, въ ея номерѣ, а Оболенскій съ Горбачевскимъ любили ужинать у знавшаго толкъ въ гастрономіи Свистунова, угощавшаго ихъ бульономъ, да макаронами съ сыромъ. Были знакомства поверхностныя, «шапочныя», и знакомства, такъ сказать, «домами»; были раздѣленія по взглядамъ и убѣжденіямъ. Многіе стали подъ вліяніемъ пережитаго очень религіозны, ихъ называли «конгрегаціей». Они молились и читали другъ другу духовно-нравственныя книги. Другіе, какъ Барятинскій, черезъ всѣ испытанія пронесли знамя прежняго атеизма и матеріализма. Были неизбѣжныя даже на каторгѣ денежныя заботы. Содержаніе человѣка стоило артели около 500 рублей, и тѣ, кто не хотѣли жить за счетъ товарищей, очень старались вносить эту сумму аккуратно. Но все же артель создавала во всѣхъ чувство спокойствія и обезпеченности. Это тоже напоминало школу или монастырь.
Постепенно смягчался Лепарскій, снова пошли всяческія послабленія. Если жены или дѣти арестованныхъ бывали больны, онъ разрѣшалъ мужьямъ проводить дома весь день и даже оставаться тамъ на ночь. Только первое время были строгости, и дамы должны были, чтобы повидать своихъ мужей, подходить къ частоколу и давать взятки солдатамъ, чтобы не рисковать получить ударъ прикладомъ.
Низшее начальство, подъ вліяніемъ и по примѣру Лепарскаго, было вѣжливо. Лепарскій за всѣ эти годы не прибѣгалъ къ наказаніямъ. Только разъ, когда Вадковскій сильно повздорилъ съ Сутгофомъ, онъ былъ принужденъ посадить его подъ арестъ. Вадковскій написалъ ему оттуда очень рѣзкое письмо, на которое старикъ отвѣтилъ примирительно, хотя и просилъ не дѣлать ему впредь никакихъ «рефлексій и ремонстрацій».
...
...всѣ женатые получили разрѣшеніе переѣхать въ домики своихъ женъ.
...

Постепенно кончались сроки заключенья. Первый разрядъ былъ выпущенъ на поселеніе еще въ 1828 году, изъ Читы. Въ іюлѣ 1831 года вышли на волю осужденные по 5-ому разряду Михаилъ Кюхельбекеръ и Рѣпинъ. Въ іюлѣ слѣдующаго года Розенъ и Глѣбовъ. 8-го ноября того же 1832 года, по случаю рожденія у государя четвертаго сына Михаила, первому и второму разряду срокъ былъ убавленъ на пять лѣтъ, т. е. вмѣсто 20 — 15 лѣтъ, а вмѣсто 15 — 10 лѣтъ, и т. д. 15 человѣкъ были выпущены на поселеніе.
...
Старый комендантъ скончался въ маѣ 1837 года. Назначенный на его мѣсто Ребиндеръ попробовалъ, было, перемѣнить заведенные Лепарскимъ порядки, сталъ рѣзко обращаться съ арестантами, но натолкнувшись на сопротивленіе, быстро перемѣнилъ тонъ. Новый комендантъ провелъ важную реформу: уравнялъ всѣхъ заключенныхъ, т. е. всѣмъ позволилъ отлучаться изъ острога, чѣмъ и заслужилъ великую признательность Завалишина, котораго всегда чрезвычайно раздражали привилегіи женатыхъ товарищей. 10-го іюля 1839 года пришелъ срокъ освобожденія для всѣхъ и всѣ, кого въ свое время верховный судъ и царь признали наиболѣе тяжкими преступниками: «диктаторъ» Трубецкой, вождь возставшихъ Оболенскій, основатели Общества Соединенныхъ Славянъ Борисовы, «славяне» Горбачевскій и Бесчастновъ, бывшіе въ числѣ «заговорщиковъ»-террористовъ, ѣздившій поднять Кіевъ Андреевичъ, близкій помощникъ Пестеля Барятинскій, Юшневскій и Давыдовъ, стоявшіе во главѣ Управъ Южнаго Общества, другъ Пушкина Пущинъ и едва не захватившій Зимній Дворецъ и такъ напугавшій царя Пановъ — всѣ они были выпущены на свободу.
...
Бестужеву каторга была замѣнена ссылкой въ Якутскъ по особой милости Царя. На слѣдствіи оиъ велъ себя очень умѣло. Мѣшая лесть съ прямодушіѣмъ (самая сильно дѣйствующая смѣсь), онъ говорилъ Николаю, что не хотѣлъ его вступленія на престолъ, потому что боялся его... ума: деспотическая власть въ рукахъ умнаго и образованнаго Царя была бы особенно ужасна. Но милость эта могла оказаться губительной. Какъ ни странно, но тѣ изъ декабристовъ, которыхъ судъ хотѣлъ наказать легче, избавивъ ихъ отъ каторги, очутились въ худшемъ положеніи: каторга спасла декабристовъ, ссылка ихъ губила. Каторга была для декабристовъ коопераціей, университетомъ, фаланстеромъ. А въ глухихъ деревняхъ Сибири, безъ близкихъ по духу людей, безъ медицинской помощи, ссыльные опускались и погибали. На каторгѣ за всѣ годы умеръ одинъ человѣкъ...
...
Декабристамъ было запрещено держать ружья для охоты...


Совсем свирепый и ничем не оправданный запрет.


Маріи Николаевнѣ Волконской жить въ сибирской избѣ; Аннѣ Григорьевнѣ Чернышевой сознавать себя женой не министра, а ссыльно-каторжнаго; Ивашеву не служить въ полку, не хозяйничать въ Симбирскомъ имѣніи — было странно и горестно.

Вот так издевались царские сатрапы над безвинно репрессированными.




Павел Краснов о коллективизации, индустриализации, голодоморе и многом другом. Часть I

Из книги Павла Краснова "Как Сталин предотвратил «перестройку»".

Поставим себя на место руководителей СССР примерно в 27-м году, критическом году «выбора пути», когда стало ясно, что нэп, давший временную передышку, никуда не приведет. Мелкий хозяин, естественно, построит множество трактиров, ресторанов и парикмахерских, но в принципе не способен построить главное на тот момент — современной индустрии. Без нее Советская Россия была обречена. Сроки были тоже ясны — примерно 15 лет.
Почему? Это было время, необходимое западным хищникам, чтобы прийти в себя после Первой мировой, создать в необходимом количестве оружие нового поколения — танки и авиацию и подготовить свои армии владеть новым оружием. После этого дни России будут сочтены. Болезнь была хронической и чрезвычайно запущенной — технологическое отставание России от Запада все нарастало, что стало очевидным еще с проигранной Крымской кампании. Царизм к концу своего существования доруководился страной до такой степени, что на фронте катастрофически не хватало винтовок и снарядов, о танках и современной авиации (в массовом масштабе) даже смешно было говорить. Западные хищники и их восточный союзник— Япония (кстати, победитель царской России) уже предвкушали, как танки и самолеты выкосят обутых в обмотки, вооруженных трехлинейками отважных, но беспомощных против техники русских солдат.
Геополитические противники своих планов особо и не скрывали. Работа уже велась по двум направлениям — переговоры с предателями и, если это не сработает, то прямое военного вторжения. Демонстрация мощи была тем исключительно полезна для Запада — предатели будут сговорчивее и есть шанс, что руководство утратит волю к борьбе. Россия уже была поделена на сферы влияния — Украина— Польше, Север— Финляндии, Закавказье — Турции, а за их спиной стояла Англия.
Для спасения страны руководству надо было практически одновременно решить несколько сложнейших связанных между собой задач, провал любой из которых приводил страну к очень быстрой гибели— комплексное обеспечение безопасности страны, проведение индустриализации, решение земельного вопроса и так далее.
Если оценить ситуацию Красной России тех лет, то, по здравому размышлению, она представляется безнадежной: почти 90% населения живет в деревне и в подавляющем большинстве неграмотно. Если пойти классическим путем, то пройдет не одно поколение, пока более-менее грамотные рабочие смогут стать за станки, читать наряд-заказы и выполнять приказы мастера, пока появятся эти самые мастера, которыми будут руководить опытные инженеры. Русских инженеров, можно считать, что почти нет. Царская Россия выпускала их несколько сотен в год на всю Россию.
[Читать далее]
Что делать? Продать ресурсы за рубеж, чтобы получить валюту, купить станки и нанять специалистов? Увы, с этим непросто. В то время запасы нефти в Сибири еще не были разведаны, да и для того, чтобы их разведать, нет обученных людей — геологов, железные дороги не построены, хлеба и то хватает в обрез.
Также нет грамотной полиции и контрразведки в условиях тотального бандитизма и активнейшего иностранного шпионажа, армия устаревает на глазах, деревня подошла вплотную к перенаселению и, следовательно, новому социальному взрыву. Конфискованные у помещиков, царя и церкви земли, которые можно обработать без использования тракторов, давным-давно розданы крестьянам — за это крестьяне в Красной Армии и воевали.
Но самое главное то, что крестьяне по-прежнему производят хлеб только для себя, чтобы съесть самим и чуть-чуть продать, если получится.
Эта ситуация получила название «черного тупика», ее суть в том, что если сыновья из крестьянской семьи уйдут в рабочие, то с голоду умрут и рабочие, не успевшие ничего построить, и сама крестьянская семья без рабочих рук кормильцев. Работников можно с успехом заменить техникой— трактором, механической жаткой или сеялкой, но все это надо произвести на заводе, которого нет, силами рабочих, которых нет — круг замыкается. Эту задачу не смог решить царизм, что по большому счету, стало одной из важнейших причин Октябрьской революции.
* * *
Самое первое, что необходимо было сделать — получить свободные рабочие руки, без них все остальное теряло смысл. Однако получить рабочие руки, которые через несколько месяцев будут потеряны от голода, тоже не имеет никакого смысла. Выход было очевиден — превращение мелкого хозяина в крупного производителя (середняк составлял большинство), резкое увеличение производительности труда этого самого крупного производителя путем внедрения новых технологий обработки земли и, как следствие, высвобождение рабочих рук. Вот только как это сделать?
Сделаю специальное замечание для специфических личностей, которые сейчас громко визжат о том, что надо было в те годы установить рыночные отношения с крестьянином, покупать у него зерно по рыночным ценам, остальное «хозяин» и «рынок» сделал бы автоматически. Так вот, проблема не в том, как получить зерно у крестьянина — купить по «рыночным», фиксированным, комбинированным ценам или как-либо еще, а как это зерно произвести. Пока не произведено товарное зерно (которое исходно было посеяно не для себя, а с целью последующей продажи, отдачи и т. п.), просто нечего покупать — отсутствует сам предмет покупки. Мелкий собственник в климатических условиях России произвести такое зерно в необходимом количестве не мог в принципе — у него не было для этого достаточного количества земли, а даже если бы она и была, то вспахать сохой или даже конным плугом он физически не мог за короткую русскую посевную.
Западная Европа и обезьянничающий все ее действия царизм предлагали свой выход — «естественным образом» выделить «эффективного хозяина». В реальностях России таковым был кулак или помещик, как в общем и в Европе. А вот остальных «недостаточно рыночно эффективных» полагалось согнать с земли различными способами, коих существует немало. То есть, по-русски говоря, Столыпин и его единомышленники планировали отобрать у подавляющего большинства населения России землю и отдать ее кулаку или помещику.
Русский мужик среагировал на эти социальные эксперименты революцией 1905–1907 годов, а также полным нежеланием воевать в Первую мировую войну — факт это известный. В «перестройку» так же навязчиво предлагался «выход» из ситуации полувековой давности в виде формирования «фермерских хозяйств».
Просим прощения, но «фермерством», то есть крестьянством и так занималось подавляющее большинство населения Советской России, куда же еще больше? Нет, под это лукавым образом протаскивалась идея кулацкой организации хозяйства. А откуда кулак возьмет землю и работников, ведь в результате Гражданской войны 85 % населения и так «сидят» на своих (пусть и числящихся за Россией) наделах? То есть молчаливо и лицемерно предполагается, что подавляющее большинство «неэффектвивного» населения надо с земли согнать любым способом.
Незадача в том, что Советская власть победила именно потому, что за нее не на жизнь, а на смерть встало это самое «экономически неэффективное» население, суровые и беспощадные сиволапые мужики, надававшие по сусалам не только «офицерикам» из «белых армий», но и самым современным армиям того времени. А теперь представьте, что в конце 20-х большинство населения хотят согнать с земли, а землю отдать кулакам. Результат этого не может предвидеть разве что полувменяемый «рыночник» или законченный враг: закончилось бы это такой резней, по сравнению с которой Гражданская показалась бы перестрелкой местного значения. Удивительно, как это не приходит многим людям в голову?
Кстати, сгон крестьян с земли и в Европе имел место и унес в свое время от 30 до 70% населения (!) стран, осуществивших эту сомнительную социальную реформу, даром что в более удачных исторических условиях. Достаточно вспомнить хотя бы невероятные ужасы Крестьянской войны в Германии, кошмар «огораживания» в Англии и геноцид ирландцев, сейчас ласково называемый на Западе «депопуляцией».
Таким образом, Сталин просто «упирался» в колхозы, в смысле «упирался» логически, потому что любой прочий выход был еще хуже.
* * *
Суть колхоза в том, что вступающие в колхоз крестьяне объединяли сельхозинвентарь и свои наделы, объединение скота (кроме лошадей и волов) и птицы, по идее, не требовалось. Естественно, встречалось немало местных глупостей, но избежать их в той ситуации было никак нельзя. Кстати, практика показала, что в дополнение к «домашней» корове рентабельно держать и колхозное стадо. Очевидно, что когда появятся трактора и комбайны, то колхозы должны были дать колоссальный выигрыш (что и произошло в действительности) по сравнению с единоличным хозяйством, но надо было освободить определенное количество рабочих рук, чтобы построить эти самые тракторные заводы к началу 30-х.
Тупик? Нет, ни в коем случае. Оказалось, что объединение в колхоз все равно дает выигрыш, конечно, не сравнимый с выигрышем от комбинации «механизация — колхоз», но все же достаточный, чтобы освободить определенное количество рабочих рук. Суть его в специализации крестьянского труда, как и в классических примерах специализации в промышленном производстве. Оказалось, что, к примеру, выгоднее иметь скотника, который утром с бочкой и телегой напоит все колхозное стадо, чем кому-то из каждой семьи бежать утром с коромыслом к реке, или большое разнообразие сельскохозяйственных культур, которое имело смысл в большом хозяйстве — например, можно было посадить гектар гороха, а мелкому хозяину вообще не имело смысла возиться с «грядкой, которую можно накрыть одеялом», и так далее.
Колхоз обладал собственным имуществом, и его права были закреплены в Конституции СССР. Все важные вопросы принимались колхозным собранием — аналогом крестьянского схода, имевшего в России тысячелетние традиции.
Возник вопрос— как оценивать вклад колхозника? Народное решение этого вопроса — «трудодни», то есть условные единицы выработки, рассчитанные на посредственного работника, те же, кто давал большую производительность труда, получали трудодни с определенными коэффициентами.
Естественно, как во всяком предприятии с самоуправлением, были удачные, посредственные и неудачные колхозы. А что в этом удивительного?..
Ладно, что объединение усилий — единственный выход, понятно. Но почему «колхозы», а не акционерные общества?
Для того чтобы это понять, надо понять, чем отличается колхоз от АО. Все очень просто. Допустим, что в АО вступают кулак и середняк (коего подавляющее большинство), у кулака 3 лошади, 15 коров и так далее, а у середняка? Понятно. В АО прибыль делится согласно чему? Согласно ВКЛАДУ В УСТАВНОЙ КАПИТАЛ. Кто при этом выигрывает больше всех? Правильно, самый богатый. Во что это выльется в результате? Не нужно быть Сократом, чтобы понять, что в обнищание середняка и его сгон с земли. К чему это приведет? Смотри выше. Чем отличается колхоз от АО? Тем, что вклад не играет роли, то есть обобществляется, а играет роль только твой труд. Кто при этом выигрывает? Правильно, самый работящий.
Теперь понятно, откуда взялись у крестьян деньги не только на танки, но и на самолёты, которые работящие крестьяне покупали на свои деньги в Отечественную? Что будет, если применить подобные схемы в промышленности? Правильно, при правильной постановке дела возникнет стахановское движение, когда работящий и сметливый мужик получает в несколько раз больше наркома. Для поддержки всего этого и как специальный механизм было развернуто мощнейшее кооперативное движение.
* * *
По данным историка Елютина, в сталинские времена было свыше 114 тысяч мастерских и прочих промышленных предприятий, где работали минимум 1,8 миллиона человек. Они производили почти 6 % валовой продукции промышленности СССР (в зависимости от способа оценки уровня рыночных «кооперативных» цен существенно больше), в ее составе: 40% всей мебели страны, 70% всей металлической посуды, 35% верхнего трикотажа, почти 100% игрушек.
На договорной основе производились научные и технические работы, дававшие очень хорошие результаты — так, в систему промысловой кооперации входило 100 конструкторских бюро, 22 экспериментальные лаборатории, два научно-исследовательских института.
Его данные не учитывают кооперативные сельские артели, в которых работники (как колхозники, так и единоличники) были заняты частично — в свободное от сельскохозяйственных работ время. Точно оценить их количество сейчас очень сложно, вероятно, они включали в 30-е годы до 20–30 миллионов (!) человек.
Кроме того, были созданы МТС — машинно-тракторные станции— государственные предприятия, которые специализировались на обслуживании новейшей сельскохозяйственной техники и проводили сельскохозяйственные работы по договорам с колхозами.
То есть ни о какой «казарменной» экономике в годы правления Сталина не было и речи. Эта фальсификация была запущена одновременно с фальшивкой о «массовых репрессиях» и преследовала одну и ту же цель — демонтаж системы будущего, который через 30 лет закончился «перестройкой» — её окончательным уничтожением…
По причине, указанной выше, началась коллективизация. Сейчас геббельсовские пропагандисты ей приписывают многие миллионы жертв. Это ложь, такая же ложь, как и ложь о «многомиллионных массовых репрессиях», «кровавом карлике Сталине» и всем прочем. Кошмар начался бы, если бы коллективизация не была проведена.
Вот только одна ссылка о том, что происходило при коллективизации: «Кулаки пытались вредить колхозному строительству, запугивать крестьянскую бедноту, влиять на середняка. В ход было пущено все: клевета, запугивания, угрозы и физические расправы с активистами колхозного крестьянства. Только в пределах Амурского округа в 1928 г. кулаки совершили 60 террористических актов».
Все это происходило в 1928 году, когда и речи не было ни о каких «раскулачиваниях». Против Советской власти и трудового народа кулаками был развернут самый настоящий террор. Не стоит удивляться, что власть вынудили на ответные меры по отношению к преступникам. Власть была обязана нанести удар, иначе это не власть. А что еще ей оставалось делать — капитулировать перед террористами?! Проведение сплошной коллективизации и раскулачивание (чтобы выбить базу из-под преступников) в очень значительной мере было вызвано именно попытками враждебных социальных групп разжечь новую гражданскую войну.
К слову, задолго до всяких постановлений раскулачивание началось на местах — в губерниях и селах. Нет, вовсе не из-за зависти к успешным соседям, а из-за неспособности «экономически эффективных» мироедов жить по-человечески в русской общине.
Так, в 1928 году на территории РСФСР кулаками было совершено 1307 терактов, в том числе свыше 400 убийств коммунистов, активистов, учителей, милиционеров и трактористов. В1929 году только в деревнях и селах центральных районов России отмечено 1002 теракта, в том числе 384 убийства и 141 поджог колхозных построек. В реальности ситуация была намного тяжелее — очень много убийств, поджогов и диверсий не фиксировалось из-за слабости правоохранительных органов или было оформлено как несчастные случаи.
Найти преступников без полной «зачистки» кулачья не было никакой возможности. Если бы это было бы проведено где-то году в 1928-м с показательной суровостью и беспощадностью, то удалось бы избежать многих невинных жертв и больших проблем впоследствии.
В 1930 году (даже когда было выслано в Сибирь и Казахстан большинство раскулаченных) в стране зафиксирован 2391 теракт и 456 кулацких банд, вооруженных огнестрельным оружием, вплоть до пулеметов. В боях с бандитами погибло более 170 милиционеров, красноармейцев и чекистов.
30 января 1930 года Политбюро ЦКВКП(б) приняло постановление «О мероприятиях по ликвидации кулацких хозяйств в районах сплошной коллективизации». Кулаки были разделены на три категории: первая категория — контрреволюционный актив, организаторы террористических актов и восстаний, вторая категория — остальная часть контрреволюционного актива из наиболее богатых кулаков и полупомещиков, третья категория — остальные кулаки. Главы кулацких семей 1-й категории арестовывались, и дела об их действиях передавались на рассмотрение спецтроек. Члены семей кулаков 1-й категории и кулаки 2-й категории подлежали выселению в отдаленные местности на спецпоселение. Кулаки, отнесенные к 3-й категории, расселялись в пределах района.
Кстати, ложь о том, что среди выселенных была якобы чудовищная смертность, — обыкновенное вранье, как и солженицинское вранье о более чем 15 миллионах высланных. Желающим разобраться рекомендую прочитать книги И. Пыхалова и приведенную в них литературу.
Всего раскулачено было до 600 тысяч кулацких хозяйств, отправлено на поселение за все время (до 1940 г.) 2 293 214 человек — около 500 тысяч семей. По первой категории — организаторы убийств и мятежей и члены их семей было выселено около 50 тысяч — закоренелые убийцы и террористы. Далеко не все лица из первой категории были наказаны, как следовало бы, а были просто высланы, как и их семьи которые активно им помогали в совершении и укрытии преступлений. Показательно, что переселенцы, расселенные в 1930–1931 годах, были освобождены «сталинскими изуверами» от всех налогов на 3–4 года. Язык не поворачивается назвать таких преступников «жертвами раскулачивания». Как водится, попадались и невиновные, а также уходили от возмездия преступники. Увы, в той ситуации и при тогдашнем состоянии правоохранительных органов большего ожидать невозможно.
По сути, это было продолжением Гражданской войны, когда удалось, наконец, окончательно сломать хребет врагам русского народа. На войне как на войне. Необычайный гуманизм И. Сталина следует счесть совершенно неоправданным. Большому числу мерзавцев удалось уйти от справедливого возмездия.
В целом, ресурсов у общества было мало и расслоение было довольно серьезным, в основном народ тогда жил бедно (к слову он очень бедно жил и при царе), но те, кто зарабатывал много — эти деньги зарабатывали, а не присваивали. Если же, как полагается, взять в расчет всеобщее образование и медицинское обеспечение, о которых простой народ при царе и мечтать не мог и которые были созданы Советской властью, то общее благосостояние даже в тот период заметно выросло.
В 1938–1941 годах все без исключения зарубежные авторы отмечают резкий рост уровня жизни крестьян не только в улучшении питания, но и в увеличении потребления промышленных товаров, но особенно — в улучшении социальной сферы. С1927 по 1937 год количество коек в сельских больницах увеличилось в 3 раза, а число сельских врачей — в 2,5 раза.
Во время «перестройки» появилось множество заказных статей о «рабском труде советского крестьянина». Однако в Отечественную было много случаев, когда крестьянин в одиночку оплачивал («покупал») для Советской Армии самолет или танк. Более чем странный поступок для бесправного раба, не правда ли? Так значит, желающий заработать крестьянин мог накопить сумму, достаточную для покупки самолета? Вот такой был «рабский» труд. Покажите мне для сравнения американского фермера, способного купить боевой самолет? По себестоимости? Да бог с ним, пусть даже так…
* * *
При Сталине, отработав положенные трудодни, крестьянин мог заниматься своими делами; если хотел, то он быстро богател — работящие крестьяне держали по нескольку коров и множество птицы, продавали на рынке масло, сметану, мясо, яйца. Например, у моего деда в распоряжении семьи был огород размером более одного гектара. Особенно много зарабатывали пчеловоды.
Подчеркну, что по сути при Сталине крестьянин получал за трудодни оплату не только от колхоза, но и от советского государства — не только товарами по низким фиксированным ценам, но и в виде бесплатной медицины и образования, о которых подавляющему большинству населения при царе и мечтать было нельзя. Количество обязательных трудодней для «бесправных рабов» составляло 60 (!) —100 (в зависимости от района) в 30-х годах. Только в войну количество обязательных трудодней было повышено до 100–150. А вот в 1956 году, с началом уничтожения сталинской системы Хрущевым количество обязательных трудодней было увеличено до 300–350. Результаты не заставили себя долго ждать — появились первые проблемы с продуктами.
В среднем заработанных трудодней было 148 в 1933 году, 181 — в 1935 году, 254— в 1940 году— часто колхозники давали производительность намного большую, чем требовалось по минимуму. Трудолюбивый крестьянин имел все возможности работать на себя — на своем участке или в производственном кооперативе, которых было огромное количество по всему СССР.
Ошеломляющие успехи СССР в сельском хозяйстве вынуждены признавать даже ярые ненавистники СССР и сталинского периода. Газета «Тан» во Франции писала: «Во Франции, где земельная собственность раздроблена до бесконечности между отдельными собственниками, невозможно механизировать сельское хозяйство; Советы же, индустриализируя сельское хозяйство, сумели разрешить проблему».
Как отмечает Ю. Мухин, во время коллективизации деревня сделала мощный рывок вперед, к современной организации производства и труда, цивилизованной культуре и быту. Но ожидать каких-то чудодейственных результатов, ликвидации отставания от Запада за эти кратчайшие сроки просто нереально. Только в начале 50-х гг. у государства впервые появилась возможность направить на развитие сельского хозяйства крупные силы и средства. До этого город во многом жил за счет деревни, и другого выхода не было, разве лишь в кабинетных иллюзиях «видных историков». Да, деревня платила тяжелую для нее дань индустриализации, но и индустриализация стала быстро платить по взятому в долг. Уже до войны произошли существенные сдвиги в области механизации сельского хозяйства.
Вступили в действие крупные тракторные заводы (но это были также танковые заводы). К1930 году на колхозные поля вышло около 200 тысяч тракторов (в 1932–1937 гг. уже 500 тысяч). Поэтому надо заметить, что всплывающая время от времени мысль об «ограблении крестьянства» для целей индустриализации есть злостная клевета, т. к. первоочередными стройками в ходе индустриализации были Сталинградский и Харьковский тракторные заводы и Горьковский автозавод, т. е. предприятия, призванные в первую очередь облегчить тяжелый сельский труд на пахоте и перевозках.
Как сами относились крестьяне к колхозам? А, например, вот так:
«Большинство харламовских крестьян считало колхоз ячейкой справедливого общественного устройства. Ощущение единения, совместного труда и перспективы повышения культуры земледелия, культуры быта в условиях колхозного строя вдохновляли. Колхозники по вечерам ходили в избу-читальню, где читали газеты. Идеям Ленина верили. В революционные праздники улицы украшались кумачом; в дни 1 Мая и 7 Ноября многолюдные колонны демонстрантов со всей Вочкомы с красными флагами шли из деревни в деревню и пели… На колхозных собраниях выступали страстно, откровенно, собрания заканчивались пением «Интернационала». С песнями шли на работу и с работы».
Что показательно — приведен отрывок не из «сталинской пропаганды»— а это воспоминания колхозников, собранные честными и независимыми исследователями, весьма неприязненно относящимся к сталинскому периоду в целом. Информация приведена в историческом альманахе на сайте мэрии г. Череповца. Могу добавить, что мои родственники говорили то же самое.
Интересно, что после завершения кампании по коллективизации в 1932 году в колхозах было около 2/3 хозяйств— то есть речь вовсе не идет о тотальном вовлечении всех крестьян, как это обычно представляют. В дальнейшем, после массового появления тракторов и комбайнов почти все единоличники сами вступили в колхозы в 1935–1936 годах. Это понятно — соха и даже конный плуг не имеют ни малейших шансов конкурировать с трактором, а телега — с грузовиком. Массового принуждения уже не было — последние частники единоличники (около 3–5 %) вступали в колхозы уже в конце 40-х годов — слишком очевидным было то, что даже самый работящий «эффективный хозяин» не может соревноваться с современным механизированным производством.
* * *
Итак, Сталин логически сумел найти выход из «черного тупика» (по правде говоря, с подсказкой Ленина), но за одной решенной задачей следовало много других, не менее сложных, некоторые из которых надо было начинать еще до того, как начнется всеобщая коллективизация.
Положим, колхозы высвободят необходимое количество неграмотных работников. Ну и что с ними делать дальше? Нарубить леса и выкопать котлован они смогут, но вклад вырытой земли и срубленного кругляка в ценности современного завода очень мал. Ценность применения в промышленности неквалифицированной крестьянской силы убедительно показал Мао Цзэдун с оглушительно провалившейся идеей выплавки стали неподготовленными для этого людьми.
Вот и получается, что пока с производством тракторов можно не суетиться: стали и чугуна для трактора нет, как, впрочем, и самой домны для чугуна. А также нет и квалифицированного рабочего, грамотного инженера, врача, обученного военного летчика… Самолета для летчика нет, потому что нет не то что заводов, а даже конструкторов и инженеров, а даже если бы они и были, все равно нет авиабомб и пулеметов.
Как должен был рассуждать Сталин? Он принял единственно возможное решение — сделать ставку на человеческий ресурс, не на нефть, газ или инвестиции (которых тогда не было), а на людей, это единственный доступный и воспроизводимый ресурс. Однако 90 % ресурса находится в деревне и толку от него мало — практически все неграмотны. Нужна не просто масса муравьев, а инициативные, активные и патриотичные люди, выполняющие скоординированные действия, которые впоследствии составят единый общественный организм.
Однако чтобы объяснить все это неграмотным людям, надо либо приставить к каждому пропагандиста, или научить их читать. Для заводов нужны инженеры с высшим образованием, а рабочий обязан иметь хотя бы начальное образование. Следовательно, самое первое, что было необходимо срочно сделать, — ликвидировать неграмотность. Именно это и произошло — еще до индустриализации комсомольцы, пионеры, служащие сотнями тысяч поехали в деревню. Народ надо было заразить жаждой знания и это удалось вполне.
Даже в самых отдаленных деревнях строились школы. Днем там учились дети, а вечерами — взрослые, нередко даже глубокие старики приходили, чтобы овладеть грамотой. Кстати, на пути встала церковь, которая при формирующейся общественной модели явно теряла влияние на массы. Тогда ее незатейливо «зачистили» — «ничего личного», ради общественной пользы в суровые времена.
Инженеров, можно сказать, что не было почти никаких, их надо было пригласить из-за границы (что и было сделано) и приставить к ним самых сообразительных ребят для обучения. Для будущих ученых, конструкторов, преподавателей нужны были самые талантливые люди. Русский народ богат талантами, но как их отобрать, чтобы максимально использовать его ресурс? Ведь талантливый физик, механик или химик могут с одинаковой вероятностью родиться в семье крестьянина или профессора, но попробуй определи их в семье крестьянина и убеди крестьянина отпустить кормильца из дома!
И вот еще задачка: как дать талантливому мальчишке или девчонке возможность развиваться? Как отобрать из массы людей, например, способного токаря или учителя?
Только одним способом — всеобщим стандартизированным образованием и тестированием (экзаменами). Такая система была создана и успешно заработала. Впервые в мире.
Именно при Сталине началась целенаправленная поддержка талантов, отбор и специальный тренинг одаренных детей. Этого и близко не было и нет в капиталистических странах. Естественно, там есть элитное образование, но оно зависит от кошелька и положения родителей, а не от личных способностей. В советской системе, созданной Сталиным, степень элитарности обучения зависела от личных способностей, а уровень зарплаты — от личных усилий. Отбор способных детей и их особое снабжение и воспитание не прекращались даже в Великую Отечественную.
«Кадры решают все» — таким был девиз, и кадры создавались специально. «От каждого по способностям — каждому по труду». Чем упорнее человек учился, чем большими способностями обладал, точнее, обладал достаточной волей для их развития, тем больше зарплату он получал, тем большим уважением в обществе пользовался.
Люди работали на пределе возможностей — и выигрывали. Глубокий знаток человеческих душ и управленческий практик Сталин понимал, что возможности денежного вознаграждения для русского человека очень ограничены. С помощью денег его нельзя побудить сделать невозможное, но без них тоже никак нельзя, справедливость для русского человека исключительно важна, хорошо работал — хорошо плати, по меркам того времени, естественно. Работали, в целом, вовсе не из-за денег, хотя талантливый рабочий мог заработать больше, чем нарком, а «за идею», за победу, захваченные мощью пробуждающихся в их душе почти магических сил, в погоне за которыми адепты осаждают восточных учителей, тратя на это десятки лет, а здесь пробуждение этих дремлющих в человеке сил стало массовым и практически обыденным. Настоящие дела за деньги не делают.
Мир устроен столь сложно и хитро, что достаточно изменить лишь один постулат в самом основании картины мира, как она получится совершенно другой. Подобно тому, как Лобачевский поставил под сомнение постулат о параллельных прямых, и получилась геометрия «космических расстояний» — мир Вселенной, мир будущего, геометрия космических трасс. Сталин поставил вопрос: «Почему может быть лишь одна дорога — западная, вполне возможно, что есть как минимум одна другая — советская, являющаяся вершиной развития русской?» Он не только поставил этот вопрос, но и всей своей жизнью ответил на него — это возможно.


Как Сталин предотвратил «перестройку». Часть I

Из одноимённой книги Павла Краснова.

Говоря о том, что и как происходило в Советском Союзе при Сталине, нельзя не сказать о «массовых репрессиях». После многократного переписывания истории и козыряния заумными статистическими методиками, доказывающими все что угодно, люди уже ничему не верят. Поэтому я не буду утомлять читателя статистическими выкладками, а просто обращусь к здравому смыслу.
Говоря о репрессиях, имевших место в сталинские годы, антисоветская пропаганда утверждает следующее:
— фашисты уничтожали чужие народы, а коммунисты — свой;
— 20 миллионов убитых на войне с немцами, двадцать — на войне с собственным народом;
— было расстреляно 10 миллионов человек;
— 40,50,60 вплоть до 120 (!) миллионов прошедших лагеря;
— почти всех арестованных согнали в лагеря на строительство каналов и лесоповал, где большинство из заключенных и умерли;
— когда спрашивают, почему народ не восстал, когда его истребляли, то обычно отвечают: «Народ этого не знал». При этом факт того, что народ не подозревал о масштабах репрессий, подтверждают не только практически все люди, жившие в то время, но и многочисленные письменные источники.
В этой связи имеет смысл отметить несколько важных вопросов, на которых не существует не только вразумительных, а вообще никаких ответов.
Откуда взялось такое невероятное количество заключенных? Ведь 40 миллионов заключенных — это население тогдашних Украины и Белоруссии, вместе взятых, или все население Франции, или все городское население СССР тех лет. Факт ареста и транспортировки тысяч ингушей и чеченцев был отмечен современниками депортации как шокирующее событие, и это понятно. Почему же арест и транспортировка во много раз большего количества людей не были отмечены очевидцами? Во время знаменитой «эвакуации на восток» в 1941–1942 гг. было перевезено в глубокий тыл 10 миллионов человек. Эвакуированные жили в школах, времянках, где угодно. Этот факт помнит все старшее поколение. Это было 10 миллионов, как же насчет 40 и тем более 50,60 и так далее?
[Читать далее]
Почти все очевидцы тех лет отмечают массовое перемещение пленных немцев на стройки, их нельзя было не заметить. Народ до сих пор помнит, что, например, «эту дорогу строили пленные немцы». Пленных на территории СССР было около 3 миллионов, — это много, и факта деятельности такого большого количества людей не заметить невозможно. Что же сказать про количество зеков, примерно в 10–20 раз большее? Только то, что сам факт перемещения и работы на объектах строительства такого невероятного количества арестантов должен просто потрясти население СССР. Этот факт передавался бы из уст в уста даже спустя десятки лет. Было ли это? Нет.
Как транспортировать в отдаленные районы по бездорожью такое огромное количество людей, и какой вид транспорта, доступный в те годы, при этом использовался? Перемещение огромных многомиллионных (!) человеческих масс по тайге и без дорог вообще нереально — нет никакой возможности их снабжать во время многодневного пути.
Где размещались заключенные? Предполагается, что в бараках; вряд ли кто будет строить в тайге небоскребы для зеков. Однако даже большой барак не может вместить людей больше, чем обычная пятиэтажка, поэтому многоэтажные дома и строят, а 40 миллионов — это 10 городов размером с тогдашнюю Москву. Неизбежно должны были остаться следы гигантских поселений. Где они? Нигде. Если же разбросать такое количество заключенных по огромному количеству маленьких лагерей, расположенных в труднодоступных малонаселенных районах то их невозможно будет снабжать. Кроме того, транспортные издержки с учетом бездорожья станут невообразимыми. Если их разместить близко к дорогам и крупным населенным пунктам, то все население страны немедленно узнает об огромном количестве заключенных. В самом деле, вокруг городов должно быть большое количество очень специфических сооружений, которые не заметить или спутать с чем-либо другим невозможно.
Знаменитый Беломорканал строили 150 тысяч заключенных, Кировский гидроузел — 90 ООО. Про то, что эти объекты строили зеки, знала вся страна. А эти цифры — ничто по сравнению с десятками миллионов. Десятки миллионов «заключенных-рабов» должны были оставить после себя воистину циклопические постройки. Где эти сооружения и как они называются?
* * *
Вопросы, на которые не будет ответов, можно продолжить. Как снабжались такие огромные массы народа в отдаленных труднопроходимых районах? Если даже предположить, что кормили узников по нормам блокадного Ленинграда, то это означает, что для снабжения заключенных нужно минимум 5 миллионов килограммов хлеба в день — 5000 тонн. И это если предположить, что охрана ничего не ест, не пьет и вообще не нуждается в вооружении и обмундировании.
Наверное, все видели фотографии знаменитой «Дороги Жизни» — нескончаемой линией один за другим идут полутора- и трехтонные грузовики — практически единственное транспортное средство тех лет вне железных дорог (лошадей считать транспортным средством при таких перевозках не имеет смысла). Население блокадного Ленинграда составляло около 2 миллионов человек. Дорога через Ладожское озеро— примерно 60 километров, но доставка грузов даже на такое небольшое расстояние стала серьезнейшей проблемой. И дело здесь не в немецких бомбежках— немцам не удалось прервать снабжение ни на день. Беда в том, что пропускная способность проселочной дороги (каковой, по сути, была «Дорога Жизни») — мала. Как сторонники гипотезы «массовых репрессий» представляют себе снабжение 10–20 городов размером с Ленинград, расположенных в сотнях и тысячах километрах от ближайших дорог?
Каким образом вывозились продукты труда такого количества заключенных, и какой вид транспорта, доступный в то время, для этого использовался? Можно не ждать ответов — их не будет…
Где же размещались задержанные? Задержанные редко содержатся вместе с отбывающими наказание, для этой цели существуют специальные следственные изоляторы. Содержать арестованных в обычных зданиях нельзя — нужны специальные условия, следовательно, должны были строиться в каждом городе в большом количестве следственные тюрьмы, рассчитанные на десятки тысяч арестантов каждая. Это должны были быть сооружения чудовищных размеров, ведь даже в знаменитой Бутырке содержалось максимум 7000 заключенных. Даже если предположить, что население СССР было поражено внезапной слепотой и не заметило строительства гигантских тюрем, то тюрьма — такая вещь, которую не спрячешь и незаметно не переделаешь под другие сооружения. Куда же они делись после Сталина? После пиночетовского переворота 30 тысяч арестованных пришлось разместить на стадионах. Кстати, сам факт этого был немедленно замечен всем миром. Что же сказать о миллионах?
На вопрос: «А где же братские могилы невинно убиенных в которых захоронены миллионы людей?» — вы не услышите вообще никакого вразумительного ответа. После перестроечной пропаганды закономерно было бы открытие секретных мест массового захоронения миллионов жертв, на этих местах должны были быть установлены обелиски и памятники, но ничего этого нет и в помине. Учтите, что захоронение в Бабьем Яре сейчас известно всему миру, и об этом факте массового истребления фашистами советских людей сразу узнала вся Украина. По разным оценкам, там было уничтожено от семидесяти до двухсот тысяч человек. Понятно, что если скрыть факт расстрела и захоронение такого масштаба не удалось, что же говорить о числах в 50 — 100 раз больших?
Полагаю, что приведенных фактов и рассуждений более чем достаточно. Их никому не удалось опровергнуть. Даже если какой-то из приведенных выше фактов и можно было бы объяснить каким-либо образом, притянув данные «за уши», их нельзя объяснить все в совокупности. Одновременное выполнение не то что всех, а даже части условий, о которых мы говорили, невозможно в принципе.
* * *
Числа столь колоссального масштаба были выбраны фальсификаторами не случайно. Они не только шокируют человека, вызывая сильные эмоции, но и отключают способность к критичности. Жертва манипуляции не в состоянии поверить, что можно ТАК врать. Этим широко пользовалась еще фашистская пропаганда. Психологам хорошо известно, что для среднего человека все, что превышает примерно сто тысяч, относится к категории «очень много». Поэтому если скажут, что погибло сто миллионов, то он вполне может в это поверить, потому что в повседневной жизни он не оперирует большими числами.
«Документальные доказательства массовых репрессий»— примерно то же самое, что попытка полететь на авиалайнере по трамвайному билету. Следует уяснить, что оппоненты — не классические либералы, трактующие сомнения в пользу обвиняемого, это жестокие и бесчестные шарлатаны. Все неясности толкуются в пользу обвинения, а отсутствие документов считается доказательством вины. Это никакое не расщепление сознания, напротив, это очень четкое и планомерно совершаемое мошенничество.
Дело о так называемых массовых репрессиях шито гнилыми нитками столь яркого цвета, что не заметить их может разве что слепой. Шарлатанам приходится стараться изо всех сил, доказывая несуществующие вещи. Если окажется, что массовых преступлений перед народом не было, то рассыплется как карточный домик вся схема доказательства «преступности режима». Коммунисты автоматически окажутся несравнимы с фашистами, индустриализация— невиданным в истории человечества трудовым подвигом, а диссиденты, перестройщики, демократы и нынешняя власть России — не глашатаями истины и борцами с кровавыми убийцами, а предателями и преступниками.
Все «доказательства многомиллионных репрессий» являются грубым и наглым подлогом. И поэтому они рассеиваются как привидение или мираж, если на них пристально посмотреть. Все построено на речи Хрущева, доверять которому еще более неосмотрительно, чем поверить Иуде, на фальшивках Солженицына и прочих мерзавцев.
На основании чего делаются выводы о «зверском уничтожении миллионов»? Например, на документах, что в армии проводилась чистка, после чего делается многозначительная пауза, плавно переходящая в минуту молчания по невинно убиенным. При этом имеется в виду, что все уволенные из армии были непременно расстреляны!
Но когда указываешь «разоблачителю» на то что он совершает подлог, выдавая документ об увольнении за документ о расстреле, то оказывается, что оппоненту вообще нечего сказать по существу. Начинается невнятное бормотание по поводу того, что документы были преднамеренно уничтожены, чтобы замести следы. На вопрос, почему же все другие документы сохранились, не следует вообще никакого вразумительного ответа.
Часто приводится в пример знаменитый «дом на набережной», в котором почти в каждой квартире был кто-то расстрелян. Отсюда читателя, слушателя или зрителя подводят к утверждению о том, что в каждом доме страны в каждой квартире был кто-то расстрелян. Приводились в пример семьи, в которых погибли 17 человек. Мы не знаем главного — кем были члены этих семей и при каких обстоятельствах они погибли. Существуют семьи, как в России, так и в странах Запада, где в тюрьме умудрились отсидеть практически все их члены старше 14 лет. Или семьи, где все сплошь хронические алкоголики. Но из этого совсем не следует, что весь народ рассматриваемой страны — сброд потомственных уголовников и алкоголиков.
* * *
Примерно такая же история со знаменитыми «расстрельными списками», насчет которых было столько шума, о них говорилось как о чем-то сверхъестественно жестоком, утверждая, что в те годы людей расстреливали по спискам, которые составлял Сталин. Это выдавалось за доказательство крайней преступности режима. Недавно эти документы были опубликованы. Я не поленился и прочитал их. Суть их в следующем.
В случае очевидности вины арестованного и тяжести совершенного преступления высшее руководство страны (совместное заседание Политбюро и ЦИК Совнаркома) принимало решение отдать его под трибунал, такие люди объединялись в группы (списки). Поэтому название списков: «Список лиц, подлежащих суду Военной Коллегии Верховного Суда СССР».
Нельзя забывать, что в то время все государственные деятели приравнивались к военнослужащим и даже секретари райкомов носили оружие. Страна фактически находилась на военном положении. Имел ли право высший исполнительный орган страны (Совнарком) отдать каких-либо государственных деятелей (или даже гражданских лиц) под трибунал? Имел. На то он и высшая власть. Имел ли право высший государственный орган назначить ответственного человека на эту процедуру (в данном случае И. Сталина)? Имел. Есть ли свидетельства, что назначенный человек злоупотребил властью, отдав приказ трибуналу расстрелять людей без суда? Нет, но он однажды оказал давление на суд. На одном списке людей стоит резолюция: «За расстрел всех 138 человек. Сталин». Есть основания полагать, что это означает прямое давление на членов суда. Но это единственный случай, когда Сталин фактически оказал давление на суд.
Сталин никогда не боялся брать на себя ответственность и оставлять документальные свидетельства этого, ему бояться было нечего. Без сомнения, были бы другие случаи, были бы и другие подписи. Вполне вероятно, что в тот раз Сталин нарушил закон. Я не пытаюсь доказать, что Иосиф Джугашвили был ангелом, не совершившим за всю жизнь ни одного плохого поступка. Я утверждаю, что он невиновен в уничтожении миллионов советских людей.
Более того, самого факта этого уничтожения не существует. Кроме того, Сталин не виновен в подавляющем большинстве преступлений, которые ему приписывают.
Кстати говоря, «расстрельные списки» вообще не имеют отношения к теме массовых репрессий — сорок тысяч человек — это никак не десятки миллионов…
Почему списки появились — понятно, почему туда включили опасных преступников — понятно, но почему столько высокопоставленных работников партийных и государственных органов оказались преступниками? Почему «сталинские списки» появились только в 30-х, а не 20-х, 30-х или 50-х? Почему этим занимался лично работавший сутками Сталин? У него что, не было чем заняться? Почему жизнь значительного числа представителей столичной интеллигенции оборвалась в конце 30-х? Понятно, что политики боролись за власть, но при чем здесь поэты и драматурги, журналисты и писатели, ученые и экономисты? Часть из них действительно совершила уголовные или антигосударственные преступления, как Вавилов или Гумилев. Сейчас их включают в списки «жертв репрессий».
Удары по указанному слою в конце 30-х и являются самыми настоящими репрессиями без всяких кавычек. Большинство (около 70–80 %) обвиняемых было расстреляно. Их было несколько десятков тысяч человек. Их уничтожали беспощадно и целенаправленно, и это нельзя назвать судебными ошибками. Обвиняемые не были уголовниками, иностранными шпионами или диверсантами. Это были не только интеллигенты, но и маршалы, генералы, наркомы, секретари, сотрудники аппарата управления. Но неужели величайший управленец Сталин не понимал что делает, круша аппарат? Конечно, понимал. Но их именно уничтожили, не посадили, пусть даже на длительный срок. Несколько (по моим подсчетам, примерно 200 тысяч человек) были посажены в тюрьмы на срок от 10 лет и выше.
Почему появляется страшное словосочетание «член семьи изменника Родины»? Почему людей сажали за «ведение разговоров» и «близость к троцкистам и изменникам» и об этом не стеснялись писать в уголовных делах? Почему высочайший профессионал — Вышинский не отдал под трибунал следователей или не передал их в руки психиатров за подобные формулировки, хотя очень жестоко пресекал беззаконие? Почему он отдал под трибунал других следователей?
На эти вопросы не найти вразумительных ответов, если сопоставить их с другими фактами, такими, как строгое соблюдение законности, четкость и рациональность действий государственной власти. Все это невозможно понять и из версий о «диктаторских замашках» или «маниакальной подозрительности» Сталина, — аскетичного человека, безразличного к роскоши, работавшего сутками, годами не знавшего, что такое отдых.
Но все встанет на свои места и очень многое из событий, произошедших полвека спустя, станет ясным, если понять то, что в конце 30-х годов в СССР усилиями Сталина и Берии была пресечена попытка «перестройки».
* * *
Из сказанного выше автоматически вытекает и ответ на другой расхожий тезис: «Почти все лучшие люди России были уничтожены в период репрессий, погром генофонда довершила война 1941–1945 годов. Поэтому сейчас Россия обречена на смерть». Теперь-то ясно, что все это — полная чушь и манипуляция нечистоплотных антироссийских идеологов, стремящихся внушить нашему народу комплекс вины и лишить русский народ присутствия духа. Ниже мы увидим, что это были за «лучшие люди», которым «не повезло» в 30-е и для кого они являлись образцом для подражания.
Чтобы загнать последний гвоздь в крышку гроба мифа о «многомиллионных репрессиях» следует отметить, что никакой необходимости в «десятках миллионах рабов» у СССР для построения экономики не было. Эта ложь была придумана специально для дискредитации социалистической идеи и объяснения невероятных успехов СССР при проведении индустриализации и послевоенного восстановления экономики. Рабы нужны там, где есть необходимость экономии на заработной плате, но в СССР до конца тридцатых годов она была столь низкой (продолжала сказываться разруха Гражданской войны), что ее хватало только для поддержания простого воспроизводства рабочей силы. А если рабочему, грубо говоря, хватает только на хлеб, то зачем держать раба, которого надо кормить фактически так же, если нужно получить отдачу? А во что встанет содержание охраны и отвлечение большого количества рабочих рук для обеспечения конвоирования?
В СССР был найден, как уже говорилось, другой и очень эффективный выход — комсомольцы-энтузиасты и стахановское движение. Производительность труда ком-сомольцев-энтузиастов была столь высока, а их требовательность к комфорту столь низка, что только законченный идиот стал бы арестовывать прекрасного работника и отправлять его в лагерь для усиленной работы.
Кроме того, раб всеми силами стремится избежать наказания, поскольку работает только под его страхом и делает работу плохо. Его нельзя разместить ни в крупных городах (по идеологическим причинам), ни вблизи границ из-за угрозы нападения врага и последующего перехода обиженного на государство человека на сторону противника и так далее. В то же время, энтузиаст не только работает без охраны, стремясь сделать работу как можно лучше и эффективнее, но и в случае нападения врага будет защищать Родину и при необходимости пойдет в партизаны. Он же без колебаний выдаст агента врага, если тот попытается установить с ним контакт. То есть преимущество комсомольского и стахановского движений перед рабским трудом настолько очевидны, что об этом не стоит более говорить.
Стоит еще раз отметить, что принцип оплаты по труду в 30-е годы соблюдался строго, и стахановцы зарабатывали огромные по тем временам деньги, которые нередко в три раза превышали зарплату наркома. При этом, как упоминалось выше, нередким было и то, что, энтузиасты добровольно отдавали значительную часть своего заработка школам, детским домам, библиотекам. Ну и зачем тут нужны лагеря?
* * *
После разгрома утверждений о «многомиллионных репрессиях» нам нужна отправная точка для дальнейших рассуждений, чтобы мы смогли восстановить связную картину мира. Так, согласно справке, предоставленной Генеральным прокурором СССР Руденко, число осужденных за контрреволюционные преступления за период с 1921 года по 1 февраля 1954 года Коллегией ОГПУ, «тройками» НКВД, Особым совещанием, Военной Коллегией, судами и военными трибуналами составляло 3 777 380 человек, в том числе к высшей мере наказания — 642 980.
Земсков приводит несколько отличающиеся числа, но они принципиально не меняют картины: «Всего в лагерях, колониях и тюрьмах к 1940 г. находилось 1 850 258 заключенных. Расстрельных приговоров за все время было около 667 тысяч». Как отправную точку он, видимо, взял справку Берии, представленную Сталину, поэтому число приведено с точностью до одного человека, а «около 667 000» — число округленное с непонятной точностью. По всей видимости, это просто округленные данные Руденко, которые относятся ко всему периоду 1921–1954 годов, либо включают данные по преступникам, которые учтены как уголовные.
Статистические оценки, которые я приводил, показали, что ближе к реальности числа Руденко, а данные Земскова завышены примерно на 30–40 %, особенно в количестве расстрелянных, но повторюсь, сути дела это нисколько не меняет. Значительное расхождение в данных Земскова и Руденко (примерно в 200–300 тысяч) в количестве арестованных, возможно, происходит потому, что значительное количество дел подверглось пересмотру после назначения на пост наркома Лаврентия Берии. Было освобождено из мест заключения и временного содержания до 300 тысяч человек (точное число пока неизвестно). Просто Земсков их считает жертвами репрессий, а Руденко — нет.
Более того, Земсков считает «репрессированными» всех, кто когда-либо арестовывался органами госбезопасности (включая ЧК после революции), пусть он даже и был освобожден вскоре после этого, о чем сам Земсков прямо заявляет. Таким образом, в жертвы попадают несколько десятков тысяч царских офицеров, которых поначалу большевики выпускали под «честное слово офицера» не воевать против Советской власти. Известно, что потом благородные господа сразу же нарушали «офицерское слово», о чем не стеснялись заявлять во всеуслышание.
Заметьте, что я употребляю слово «осужденных», а не «репрессированных», потому что слово «репрессированный», подразумевает человека безвинно наказанного. Были ли осужденные в 30-е годы невиновными — это большой вопрос, на который мы постараемся дать ответ дальше.
Одна из причин, по которой антисоветские идеологи распространяют байки о десятках миллионах репрессированных, то, что 20, а тем более 40 миллионов человек не могут быть виновными. Отсюда сразу следует вывод о беззаконности и людоедской жестокости Советской власти. А если принять официальную статистику НКВД или даже Земскова, то сразу встает вопрос: «Да, это много и это очень плохо, но были ли они невиновны? Вполне может быть, что, к сожалению, в стране за 33 года действительно нашлось такое количество людей, нарушивших закон».
А как обстоят дела в других странах, может быть, там картина принципиально другая? Нет, нисколько. Например, в тюрьмах Америки находится более 2 миллиона 200 тысяч человек. Это сейчас, в мирное время. Это много? Немало. Но из этого никак не следует, что большинство из них невиновны. Население США составляет 260 миллионов человек, количество заключенных — 2 миллиона 200 тысяч. Население СССР в 1940 г. — свыше 190 миллионов, количество заключенных 1 миллион 850 тысяч, то есть, в таком количестве нет ничего экстраординарного. А вот это действительно удивляет, если учесть, что условия, в которых находилась страна в середине 30-х годов, нужно называть словами «военное положение».
* * *
Обратимся к фактам. Крупный японский историк И. Хата установил, что на советско-китайской границе только в 1933–1934 годах произошло 152 боевых столкновения японских и советских войск, в 1935 году — 136 и в 1936 году—2031. Нападающей стороной всегда были японцы. Если это не война, то что? Дальневосточная граница была фактически линией фронта. Дважды (Хасан и Халхин-Гол) Япония устраивала серьезные локальные войны с Советским Союзом, в которых приняли участие сотни тысяч солдат.
Любая война начинается с предварительной разведки. Японские спецслужбы проявляли крайне высокую активность и это понятно — война есть война, воистину было бы удивительно, если бы японской агентуры не было. В те годы подобно Чечне в наши годы на теле страны была незаживающая рана, только во много раз большего размера— басмачи Средней Азии, борьба с которыми велась до середины тридцатых. Лишь в 1933 году был образован Туркестанский ВО, а до этого он назывался фронтом, потому что вел активные боевые действия против басмачей — прекрасно вооруженных и всячески поддерживаемых Англией боевиков, базировавшихся по большей части в Афганистане.
Англия в ту пору была крупнейшей колониальной державой, войска которой стояли в Индии, а британские спецслужбы считали регион своей вотчиной. Активность английской агентуры в Средней Азии (да и не только в ней) была исключительно высокой. Термин «английский шпион» — не просто расхожий штамп тех лет, а жестокая реальность.
Найти агентуру среди «бывших» не составляло труда— они ненавидели Советскую власть и легко шли на контакт даже с фашистскими спецслужбами. Интересно, что еще надо было делать с этими людьми, кроме того, как отлавливать и предавать суду или трибуналу?
СССР был главным и практически единственным врагом Финляндии, Польши, Венгрии, Румынии, Норвегии, Турции. Практически вся их разведывательная и диверсионная деятельность была направлена на разрушение и захват территории Советской России. Например, в 1921 г. финско-советскую границу перешли прекрасно оснащенные и подготовленных отряды «карельских борцов за независимость» и финских «добровольцев», которые были на самом деле кадровыми сотрудниками спецподразделений финской армии и разведки.
На «освобожденной территории» финнами и их агентурой была уничтожена местная власть, вырезаны коммунисты, а также их семьи, началось истребление русского населения. Было даже сформировано «Временное правительство свободной Карелии», в состав которой включались: весь Кольский полуостров, русское Беломорье, Петрозаводск, Олонецкий край. Фактически это было вторжение финских войск специального назначения, которые составляли «отдельную карельскую бригаду».
В борьбе с Советской Россией начали участвовать западные транснациональные корпорации (они предоставляли средства и снаряжение), которым была обещана своя доля в собственности побежденной России и право эксплуатации ее народа. Красной Армии и отрядам ЧК удалось разгромить захватчиков, но диверсии и убийства продолжались еще несколько лет. Теперь осужденные за свои преступления предатели, перешедшие на сторону финнов (до 10 тысяч человек) считаются «репрессированными».
Это лишь один из эпизодов трагической и героической истории тех лет. А ведь были еще и бои с многотысячными отрядами басмачей, отражение вторжений курдов на Кавказе, попытки английской и турецкой агентуры поднять восстание с целью отторжения Азербайджана, польские диверсанты, десятки тысяч японской агентуры (по японским данным) в среде белогвардейской диаспоры в Китае и многое другое.
Следующая линия защиты «теоретиков репрессий» — «Пусть погибли не десятки миллионов, а сотни тысяч, но это все равно преступление, ибо смерть даже одного человека есть убийство! А тут 600 тысяч!». Нередко упоминается знаменитая «слезинка ребенка» из Достоевского. Однако реальный мир таков, что есть немало ситуаций, когда безболезненных решений просто не существует. Жестокость судьбы правителя в том, что ему более чем другим приходится выбирать не между хорошим и плохим, а между плохим и худшим. Увы, есть немало ситуаций, когда если ребенок не прольет слезинки, то кровавыми слезами будет плакать весь народ. Так, например, непременно случилось бы, если бы не было своевременной индустриализации — аграрную Россию раскатали бы немецкие танки, а если бы не были разгромлены банды и шпионы 1920 — 1930-х годов, то даже фашистские танки бы не потребовались — России бы уже не было.
Когда анализируешь историю тех лет, удивляет не то, что осужденных было много, а то, что в тех условиях их было так мало. Это примерно то же самое, как если бы хирург, оперирующий в землянке под бомбами на передовой, достиг тех же результатов в спасении больных, как и современный госпиталь в мирном городе, где всего вдосталь.
* * *
В 1920—1930-е годы в СССР одновременно происходило несколько сложных и частично взаимосвязанных общественных процессов. Без осознания этого невозможно понимание нашей истории XX века.
Хрущев, а вслед за ним «архитекторы перестройки» под именем «пострадавших при репрессиях» хитро объединили несколько совершенно разных групп:
— государственных преступников (власовцев, полицаев, других предателей, агентуру иностранных разведок, диверсантов и пр.);
— уголовных преступников, которые были осуждены как контрреволюционные преступники, согласно традициям того времени;
— невинно пострадавших от ошибок правосудия (избежать их ни в каком обществе нельзя, это осуждалось в предыдущих статьях);
— людей, пострадавших от противоправных (преступных) действий клановых (мафиозных) групп и отдельных лиц государственных органов (до 300 тысяч человек, большей частью реабилитированных в 30-е годы);
— людей, пострадавших при борьбе кланов формирующейся партийной олигархии 1934–1939 годов (большей частью члены враждующих группировок);
— лиц, оказывающих сопротивление государственной политике в индустриализации и коллективизации (до 200 тысяч человек);
— лиц, пострадавших в конце 1939-го — 1940 году при централизованных государственных репрессиях, проводимых с целью пресечения захвата власти и собственности олигархическими кланами («перестройки»).
Объединены в одно не только разные группы осужденных, но и разные периоды нашей истории. Например, период красного террора, который был ответом (почти через год!) на белый террор. Яростную борьбу в 1920—1930-е годы с иностранными спецслужбами и диверсантами и образовавшейся коммунистической олигархией в тот же период, так же как и межклановую олигархическую борьбу.
Здесь надо вспомнить историю нашей страны. После победы в Гражданской войне в бывшей Российской империи образуется властной вакуум— нет государственных органов, способных эффективно вести борьбу с преступностью, сбор налогов, обучение, пропаганду, государственное управление, научную деятельность. Нет квалифицированных специалистов по учету, управлению, промышленным отраслям, нет учителей, следователей, дорог, нет промышленности.
В стране на руках остается несколько миллионов стволов огнестрельного оружия и миллионы обедневших людей, узнавших, что такое кровь и смерть. 4 миллиона детей, потерявших родителей, немалое количество которых вырастут самыми настоящими «отморозками», жестокими и безжалостными. Именно они дадут основной вклад в молодежную преступность начала 30-х, выросшую тогда в несколько раз. Власть в этот период оказывается не в руках централизованного правительства, а малозависимых от центра бывших красных «полевых командиров» и массой шедших во власть проходимцев.
...

«Жертв сталинских репрессий» из числа партийных и государственных работников приговаривали к смерти не органы НКВД, а свои товарищи. Органы НКВД вообще никого не приговаривали к смерти, они вели следствие и охраняли границу, только впоследствии им были приданы «особые» контролирующие функции, которые они осуществляли с крайне высокой эффективностью, но это не имеет никакого отношения к приговорам.
Приговоры выносили суды или военные коллегии (трибуналы или «тройки»), никаких беззаконных внесудебных расправ в те годы не было, это подтверждается мнением юристов, что вынужден был признать даже генеральный прокурор ельцинской России.
Я подчеркиваю еще раз — без санкции друзей и товарищей обвиняемых «органы» были бессильны и все разговоры о том, что генерала или маршала в застенки могли бросить по распоряжению Сталина или Берии — наглая и бесстыдная ложь, которая была создана и распространена целенаправленно. Подавляющее большинство «жертв репрессий» пострадали за 2–3 года до назначения Берии на должность наркома.
Перед тем как человек «исчезал», обязательно требовалось решение партийных органов и всегда — исключение из партии, которое проводилось не в «подвалах НКВД», а в партийной организации. Все осужденные были предварительно исключены из рядов ВКП(б). Исключение из партии было снятием неприкосновенности. Так что утверждение о том, что «органы» вели террор в отношении партийных работников, не имеет ничего общего с действительностью, это очередная фальшивка, созданная Хрущевым.
В 1939 году Берия добился того, чтобы спецслужбы могли вести слежку за партийными иерархами и агентурную разработку. Но по-прежнему партия стояла над органами НКВД и без санкции секретариата ЦК или Политбюро (а как правило, и без исключения из партии) арест был невозможен в принципе. Именно это вызывало такую ненависть и злобу партийных иерархов — они очень хотели полной бесконтрольности.
Вот, например, как проходил Пленум ЦК 1937 года. Неистовствуют, требуя уничтожения врагов, Бауман, Гамарник, Егоров, Каминский, Косиор, Постышев, Рудзутак, Рухимович, Чубарь, Эйхе, Якир и др. «разоблачают» Бухарина, который только вчера осыпал проклятиями всех своих уже «разоблаченных» к тому времени товарищей.
Чуть позже на заседании особой комиссии по решению судьбы «преступной группы Бухарина» на голосование были поставлены два предложения: «судить с применением высшей меры наказания» (Ежов) и «судить без применения расстрела» (Постышев). Против расстрела были Литвинов, Петровский, Шкирятов (кстати, умершие своей смертью). Интересно, что все проголосовавшие за расстрел сами были расстреляны после. Иона Якир в категорической форме требует немедленной смерти подследственных. Позже Сталин вносит предложение — доследовать дело Бухарина, а потом уже решить вопрос о суде. За это и проголосовало большинство (и суд, и расстрел были через год). Якир опять категорически настаивает на немедленном расстреле. Вот такие они были, «жертвы», реабилитированные и превозносимые впоследствии.


Как Сталин предотвратил «перестройку». Часть II

Из одноимённой книги Павла Краснова.

Вопреки распространенному мнению, которое целенаправленно насаждалось во времена «хрущевской оттепели» и «перестройки», Сталин не принимал заметного участия во властных разборках до убийства Кирова. Он проявит себя заметно позже и нанесет сокрушительный удар по партийной и государственной олигархии. А пока кланы грызутся за власть, Сталин занимается индустриализацией и укреплением обороны страны, этим он всем удобен и к нему нередко обращаются как к арбитру. Маршалам заниматься армией и обороной некогда — они изобличают врагов и все свое время тратят на интриги.
Нередко приходится слышать мнение, что Сталин якобы уничтожил «ленинскую гвардию» — большевиков с дореволюционным стажем, которые были не согласны с отступлением генсека от принципов партийной демократии и марксизма-ленинизма. Это сплетня, запущенная в оборот Н. Хрущевым на XX съезде, имеет столь же мало общего с реальностью, как и утверждение этого же персонажа о руководстве войсками по глобусу. Вся партия большевиков «старой закалки» перед революцией составляла 17 000 человек, из которых к середине 30-х (через 20 лет) в живых осталось менее половины. Остальных унесла Гражданская война, эпидемии и нечеловеческие стрессы. Уже с начала 20-х годов большевики с дореволюционным стажем не играют заметной роли в партии и государственном аппарате, с годами их роль еще более уменьшается. Примеры Зиновьева, Каменева и Бухарина не могут изменить ситуацию из-за своей малой численности. Можно добавить, что никто не трогал таких «ленинских кадров», как Калинин и Ворошилов.
[Читать далее]
Насколько НКВД «подчинялось» Сталину и «все его боялись до судорог», говорит история с охранником Кирова Борисовым (дело было в 1934 году). Когда Сталин не поверил версии следствия об убийстве и потребовал подследственного к себе для личного допроса, то машина с ним и конвоировавшими его сотрудниками НКВД «попадает в катастрофу» и подследственный гибнет. Вряд ли в такую историю со случайной катастрофой поверил бы даже очень наивный человек. Хрущев запустил в оборот сплетню, что Борисова убили по приказу Сталина. Это уже совсем смешно — зачем Сталину боятся показаний человека, которые делаются ему же, зачем вообще требовать его доставки к себе и убивать таким странным и вопиющим образом?..
Часто задается вопрос, почему в числе «жертв репрессий» так много деятелей культуры. Очень просто — идеологическое и силовой направление обычно идут вместе и контролируются одними и теми же людьми. Это всего лишь разные грани одного и того же правящего клана (кланов). В те годы «своих» людей на всех постах остро не хватало, коммунистическая олигархия была еще совсем юной, вот и приходилось «надежным людям» закрывать все дыры.
Переход из идеологической среды в органы НКВД и обратно был обыденностью тех лет, кроме упомянутого Разгона среди деятелей литературы (идеологов) того времени было немало людей, имевших опыт работы в «органах» — Бабель, Брик, Веселый (Кочкуров), Волин (Фрадкин), Жига, Лелевич (Калмансон) и т. д. Что же касается национального состава ведущих, наиболее влиятельных писателей Москвы, то здесь все ясно. Национальный состав московских делегатов съезда писателей таков: русские — 92, евреи — 72, прочих — 12. Реальными «идеологами» того времени и по совместительству представителями крупных олигархических кланов были Альтман, Кольцов (Фридлянд), Лежнев (Альтшулер), Радек (Собельсон). Это были «тогдашние» Познеры, Сванидзе, Киселевы, Коротичи.
...

Самый показательный пример из попыток «перестройки 30-х» — это процесс Зиновьева — Каменева. Все обвиняемые полностью признали свою вину. Все сплетни времен перестройки о неких «пытках» и фальсификации документов опровергнуты неоднократно и основаны только на громких воплях в стиле геббельсовской пропаганды. Свою глубокую убежденность в том, что обвиняемые признавались добровольно, доказательства подлинные и заговор действительно был, высказал присутствовавший в зале суда посол США, кстати, бывший судья и ярый противник коммунизма.
Интересно, что на суде было сказано, что контакты между троцкистским центром (то есть западными разведками) осуществлялись через консула «одной из стран». Иностранные консульства в СССР потребовали объяснений или извинений. На встрече представителя правительства СССР с консулами было произнесено одно слово: «Латвия». Консул Латвии спешно и без комментариев покинул Москву.
Естественно, не следует думать, что убогое, мертворожденное прибалтийское государство способно вести какую-то самостоятельную политику, — когда оно нарисовано на карте, то исключительно в виде «шестерки» при какой-нибудь великой державе. В те годы это была Англия, сейчас Америка, впрочем, какая разница — за ними стоят одни и те же люди. А тогда «Латвия», «Польша», «Норвегия» да и немало других стран значило «Англия» и кланы, которые ею управляют. То же самое это значит и сейчас.
* * *
Было бы ошибкой полагать, что в 30-е годы действовала некая единая централизованная антигосударственная организация, например «Промпартия», протянувшая всюду свои щупальца. Лично я считаю, что следствие придумало это название для «пиара», хотя сама организация была более чем настоящей. Главным внутренним врагом СССР были сетевые организации, состоящие из управленцев-бюрократов и их главного резерва — части столичной интеллигенции. Сетевыми организациями движет более общий интерес и цель, чем внутриорганизационная дисциплина.
Пример сетевой организации — мафия. Невозможно понять где «активный член», где просто сочувствующий, а где просто друг сочувствующего. Даже приказы на уничтожение людей порой отдаются в косвенной форме, вроде: «Это плохой человек, не понимаю, как его земля носит». Никакого официального членства, подписанных бумаг и партийных билетов. Все это излишне. Поэтому-то и выясняли следователи, «с кем еще вели разговоры», и эти записи принимали суды и трибуналы (особые совещания). Участники сетевых систем принадлежат к одному общественному слою, обладают общими интересами и опытом, понимая друг друга буквально с полунамека. А как еще эффективно бороться с организациями, которые даже общаются на своем языке? Представьте только, что, например, Блюхер разговаривает с Богдановым? Или разговаривают два московских бюрократа из аппарата ЦК:
«Старик устал, ему тяжело работать, да и хозяйство устроено неправильно. Было бы хорошо, что компетентные люди со стороны взяли на себя управление и реорганизацию хозяйства, нам бы тоже место нашлось».
На обычном, классическом суде обвинение будет поднято на смех. Подсудимые, глядя в глаза, скажут, что имели в виду престарелого двоюродного дядю, которому тяжело управлять лесопилкой в колхозе. Только теперь, пережив страшную «перестройку», становится понятным, что же происходило тогда, в 30-е, и становится очень горько от того, что мы забыли настоящих героев. Тех, кто смог встать на пути у таких подонков, которые даже не были ведомы в писаной истории. Приходилось резать буквально «по живому», поэтому и невиновные люди пострадали. Но, увы, это было неизбежно. Есть ли пока на настоящий момент другой выход избежать этих жертв? Да — лечь и умереть или устроить «перестройку» и понести жертвы неизмеримо большие.
Тогда, в 1939 году Сталин наносит сокрушительный удар по партийной мафии, от которого она не смогла оправится несколько десятков лет.
Никогда не стоит забывать, что реальной властью в стране обладал Центральный Комитет и его аппарат, выродившийся к 30-м годам в замкнутую касту. Советское государство считалось государством «диктатуры пролетариата», согласно марксистским канонам. Только вот представителей «гегемона» или хотя бы трудового крестьянства не было вовсе. Там находились остатки «профессиональных революционеров», выходцы из «местечек», интеллигенты, все кто угодно, но властью представителей народа там и не пахло. Над этой «диктатурой пролетариата» потешался весь мир. Именно с этого писал свой роман-карикатуру Оруэлл.
Но в 1939 году ситуация кардинально меняется — ЦК и его аппарат расширяются, взамен «выбывших» в событиях 30-х комолигархов целенаправленно вводятся люди «из простого народа». Это вызывает лютую злобу у оставшейся «белой кости», они пытаются противостоять «нашествию деревенских хамов» и «молотобойцев», но наркомом становится не кто-нибудь, а сам Лаврентий Берия. Он сумел «убедить» остатки олигархических кланов смириться со своей судьбой и поделиться властью с выходцами из народа. Как это было сделано? Удары, естественно, были, но намного большую роль играл контроль.
В 1939 г. из 138 членов и кандидатов в члены ЦК примерно две трети были из настоящих рабочих и крестьян. А НКВД был настоящей опорой государства. Это обеспечило советскому народу несколько десятков лет устойчивого развития и невиданные в истории человечества победы.


Дмитрий Лысков о Февральской революции и Временном правительстве

Из книги Дмитрия Юрьевича Лыскова "Краткий курс истории Русской революции".

Много слов можно сказать о движущих силах, причинах, роли тех или иных политических сил в истории Второй русской революции. Можно вспомнить рост налогов, цен, бессистемную мобилизацию 13 миллионов человек без учета их профессии, навыков и занимаемых рабочих мест. Обескровленная промышленность и рухнувшее хозяйство тому итогом.
Можно вспомнить, в противоположность, относительное восстановление к концу 1916 года снабжения фронта, создание большого запаса вооружений и боеприпасов, позволявшее надеяться, что в кампании 1917 года не повториться то, что столь ярко описывает в своих очерках А.Деникин: «неустройство тыла и дикая вакханалия хищений, дороговизны, наживы и роскоши, создаваемая на костях и крови фронта…» [Деникин А.И. Очерки русской смуты. - Париж, 1921. Том I. Крушение власти и армии. (Февраль-сентябрь 1917), цит. по эл. версии].
Можно согласиться с рядом оптимистов от истории: планируемое победоносное наступление 1917 года могло переломить ситуацию, если и не отменить, то отсрочить наступление революции...
Но суждения складывались не из праздничной картины будущего, а из страшного прошлого и настоящего. Из вот этих строк: «Уже к октябрю 1914 года иссякли запасы для вооружения пополнений, которые мы стали получать на фронте сначала вооруженными на 1/10, потом и вовсе без ружей…
Весна 1915 г. останется у меня навсегда в памяти. Великая трагедия русской армии - отступление из Галиции. Ни патронов, ни снарядов. Изо дня в день кровавые бои, изо дня в день тяжкие переходы, бесконечная усталость - физическая и моральная; то робкие надежды, то беспросветная жуть... Когда, после трехдневного молчания нашей единственной шестидюймовой батареи, ей подвезли пятьдесят снарядов, об этом сообщено было по телефону немедленно всем полкам, всем ротам, и все стрелки вздохнули с радостью и облегчением...» [цит. ист.].
Об этом написано уже слишком много, как с одной, так и с другой стороны. Мифом представляются победные чаяния о счастливой Европе под триумвиратом Англии, Франции и России. Есть все основания полагать, что пресловутый вопрос проливов в очередной раз привел бы страну к столкновению с Англией.
[Читать далее]
Принципиальным отличием Февральской революции от предыдущих являлось ее развитие на фоне полной делегитимизации власти - как правительства, так и императора. Она складывалась из нескольких этапов:
- тотальная забастовка и всеобщие митинги рабочих (с участием до 150-200 тысяч человек) в Петрограде.
- отказ солдат стрелять в рабочих, расправы над офицерами и переход Петроградского гарнизона на сторону восставших.
- Разгром арсеналов и вооружение демонстрантов.
- поход к Таврическому дворцу в поисках политического руководства.
В Таврическом дворце царил хаос. Глава Думы октябрист Родзянко 26 февраля телеграфировал в Ставку Николаю II о катастрофе:
«Положение серьезное. В столице - анархия. Правительство парализовано. Транспорт продовольствия и топлива пришел в полное расстройство. Растет общественное недовольство. На улицах происходит беспорядочная стрельба. Части войск стреляют друг в друга. Необходимо немедленно поручить лицу, пользующемуся доверием страны, составить новое правительство. Медлить нельзя. Всяческое промедление смерти подобно. Молю Бога, чтобы в этот час ответственность не пала на венценосца» [цит. по http://www.hrono.info/dokum/rodza1917.html, со ссылкой на История отечества в документах. 1917-1993 гг. Часть 1. 1917-1920 гг. С. 12.].
27-го утром председатель Думы обратился к императору с новой телеграммой: «Положение ухудшается, надо принять немедленно меры, ибо завтра будет уже поздно. Настал последний час, когда решается судьба родины и династии» [см, например, Деникин А.И. Очерки русской смуты. - Париж, 1921. Том I. Крушение власти и армии. (Февраль-сентябрь 1917), цит. по эл. версии].
VI Государственная дума не была революционна. Она подчинялась императорскому указу о приостановлении деятельности, но обстоятельства вынуждали ее к активности. Толпа, занявшая к тому времени уже и коридоры дворца, ждала распоряжений. Люди помнили Думу первого и второго созывов и необоснованно распространяли свои чаяния на современный им парламент.
Дума оказалась перед выбором погибнуть вместе с монархией, или возглавить революцию. И здесь она не смогла решиться на радикальные действия. Решение о создании Временного комитета IV Государственной думы было принято в ходе "частного совещания". Формально Временный комитет не имел к Думе никакого отношения. Депутаты оставляли себе пути к отступлению, соблюдая нормы императорского указа о приостановлении деятельности палаты. Одновременно этими они лишали создаваемый орган всякой легитимности.
Запомним на будущее - Временный комитет был создан совещанием, не имеющим никаких полномочий - собранием ряда членов Думы в период, когда деятельность Думы была приостановлена, причем сами депутаты признавали правомочность такого указа. Тем не менее, 28 февраля Комитет объявил о том, что берет власть в свои руки.
...
Государственная дума, с одной стороны, являлась избранным парламентом. Однако, как мы помним, эти выборы были отнюдь не всеобщими и равными, а подчинялись избирательному цензу, проходили по куриям, причем, крестьянская и рабочая избирательные группы были значительно ущемлены. Надо также отметить, что именно Временное правительство впоследствии окончательно распустило Государственную Думу.
...
Позже, в октябре, большевики пришли к власти куда более демократическим путем. Передачу власти и назначение Ленина главой Совета народных комиссаров (СНК) санкционировал Второй Всероссийский съезд Советов рабочих и солдатских депутатов, собравший представителей фронта и трудящихся со всей России (более 600 делегатов от 402 Советов) [БСЭ, ст. «Второй Всероссийский съезд Советов рабочих и солдатских депутатов»]. Спустя несколько дней решения съезда были поддержаны Чрезвычайным Всероссийским съездом Советов крестьянских депутатов (более 300 делегатов с мест) [БСЭ, ст. «Чрезвычайный Всероссийский съезд Советов крестьянских депутатов»]. Советы в тот период - период двоевластия - являлись вторым правительством страны.
...

Современным противникам Советов может быть трудно это осознать, но именно Советы, Советская власть были демократической властью. А Временное правительство на такое звание претендовать не могло.
Конечно, в условиях разворачивающейся революции трудно говорить о полной легитимности и юридической обоснованности новых органов власти, но такие вопросы возникали тогда, возникают и теперь. Если П.Милюков пишет об Исполнительном комитете Совета, заявившем "претензию" представлять демократию, то С.Мельгунов в своей работе "Мартовские дни 1917 года" поправляет его: "Между тем, посколько самочинно возникший Временный Комитет выражал мнение «цензовой общественности», постольку и «самозванный» Совет мог считаться выразителем настроений демократии (социалистической и рабочей массы)" [С.П.Мельгунов. "Мартовские дни 1917 года", Париж, 1961 г. цит по эл. версии].
При всей любви или нелюбви к Советам, исследователи не могут отрицать того факта, что они были действительно избраны. В этом свете положение Временного правительства выглядело куда более шатко. На вопрос толпы, кто выбрал Временное правительство, Милюков отвечал: "Нас выбрала русская революция" [Милюков Павел Николаевич, биографический указатель http://hronos.km.ru/biograf/milyukov.html ].
***
2 марта 1917 года император Николай II отрекся от престола за себя и за своего несовершеннолетнего сына в пользу великого князя Михаила Александровича. Возникла еще одна юридическая коллизия - мог ли император отрекаться за цесаревича и можно ли признавать такое отречение? Споры по этому поводу не утихают до сих пор. Тем более, что спустя несколько часов после отречения Николай II, в свойственной ему манере, передумал и распорядился послать в Петроград телеграмму о вступлении на престол своего сына Алексея [Деникин А.И. Очерки русской смуты. - Париж, 1921. Том I. Крушение власти и армии. (Февраль-сентябрь 1917), цит. по эл. версии]. Эта телеграмма, однако, не была отправлена генералом Алексеевым.
Следом отказался принять власть и Михаил Александрович, призвав граждан подчиниться Временному правительству и возложив ответственность за выбор типа российской государственности и власти на Учредительное собрание. Современникам и поколениям историков добавилось пищи для размышлений: как воспринимать действия великого князя? Он не вступал на престол, просто отказавшись это сделать (в случае с Михаилом Александровичем нельзя говорить об отречении, так как не было и коронации). Слова о необходимости подчинения Временному правительству и передаче права выбора типа власти Учредительному собранию, таким образом, это просто слова - не являясь царем, верховным властителем, великий князь не мог и передавать кому-то власть.
Возник свойственный любой революции юридический вакуум. Слишком наивно выглядят попытки современных авторов разрубить этот гордиев узел противоречий утверждениями, что только Учредительное собрание, созванное по инициативе Временного правительства, могло бы установить в России "законную власть". Законной власти (в понимании прошлого периода истории) в стране после февраля 1917 года не существовало. В силу вступило революционное право, в котором новые законы пишут победители.
...

Развал верховной власти, развал государства и армии были именно закономерным следствием политики царских властей. Развитие этого процесса вело к распаду страны, «параду суверенитетов» 1917-1920 годов. Как и в 1905-м повсеместно возникали самоуправляемые республики, причем процесс развивался, как правило, по одному сценарию: власть брали социал-демократы, но вскоре их оттесняли националистические буржуазные силы, во многих случаях опирающиеся на германские штыки.
Надо сказать, что в организации «парада суверенитетов» 1917 года немалую роль сыграла политика Временного правительства. Так, А.Ф.Керенский, за время своего правления, успел провести ряд важных «реформ» - в частности, он признал независимость Польши, а также официально предоставил автономию Финляндии и Украине. Целесообразность этих действий в столь сложный период вызывает серьезные сомнения, а их разрушительная для государства суть очевидна.
...
Говоря о роли партий, которые могли бы стать потенциальными организаторами народных выступлений, исследователь отмечает: "Даже всевидящий Ленин ... за два месяца до революции в одном из своих докладов в Цюрих сделал обмолвку: "Мы, старики, быть может, до грядущей революции не доживем".
С.Мельгунов демонстрирует раздробленность социал-демократических сил, более того - полное непонимание с их стороны происходящих процессов. "Характерно, - пишет он, - что близкие большевикам так называемые "междурайонцы" в особом листке, выпущенном 14 февраля, "признавали нецелесообразным общее революционное выступление пролетариата в момент не изжитого тяжелого внутреннего кризиса социалистических партий и в момент, когда не было основания рассчитывать "на активную поддержку армии"... И тот же петербургский междурайонный комитет с.-дем, в международный день работниц 23 февраля (женское "первое мая") выпускает листовку с призывом протестовать против войны и правительства, которое "начало войну и не может ее окончить" (23 февраля - по старому стилю; речь идет о 8 марта - ДЛ).
23 февраля! В Петрограде уже вовсю разворачиваются революционные события, которые междурайонцы в упор не замечают. В листовках старые требования, ни слова о восстании, высказанная ранее неверная оценка позиции армии...
26 февраля большевики еще колеблются. Представитель большевиков Юренев на встрече с Керенским категорически заявляет, что нет и не будет никакой революции, что движение в войсках сходит на нет, и надо готовиться к долгому периоду реакции. И после столкновений демонстрантов с полицией, после первых жертв в прокламации, изданной Междурайонным Комитетом 27 февраля, как отмечает Мельгунов, "рабочая масса призывалась к организаций "всеобщей политической стачки протеста" против "бессмысленного", "чудовищного" преступления, совершившегося накануне, когда "Царь свинцом накормил поднявшихся на борьбу голодных людей", и когда в "бессильной злобе сжимались наши кулаки", - здесь не было призыва к вооруженному восстанию" [С.П.Мельгунов. "Мартовские дни 1917 года", Париж, 1961 г. цит по эл. версии].
О том же говорит и Л.Троцкий: «Непревзойденная способность подслушать массу составляла великую силу Ленина. Но Ленина в Петрограде не было … центральный большевистский штаб, состоявший из Шляпникова, Залуцкого и Молотова, поражает беспомощностью и отсутствием инициативы» [Л.Д.Троцкий. История русской революции. Цит. по http://www.1917.com/Marxism/Trotsky/HRR/ ].
В этих условиях спешно сформированный Временный Комитет Госдумы был просто поставлен перед фактом - погибнуть или возглавить революцию. Возобладал здравый смысл и инстинкт самосохранения. А то, что в Комитете преобладали буржуазные элементы... таков был состав IV Государственной думы.
Так Февральская революция стала "буржуазной" - безо всяких к тому оснований. "Снизу" происходила именно социалистическая, народная революция под давно сформулированными лозунгами о равенстве, братстве, о мире, национализации земли и т.д. Буржуазные партии физически не могли удовлетворить этих требований. Фактически, революция в феврале не только не закончилась, но не была даже и приостановлена, в октябре большевики завершили ее логическое развитие, сделали то, к чему оказались не готовы в феврале - осознанно возглавили революционную массу, взяв власть в свои руки, потеснив Временное правительство, которое, в силу непреодолимых обстоятельств, оказалось у руля, не будучи к этому готово и не представляя себе программы дальнейших действий.
Временное правительство периода двоевластия было недееспособно не только из-за своей инертности и раздробленности, но и в силу того, что оказалось заложником революции, а не ее движущей силой. Проводить кардинальные буржуазные реформы оно не могло из-за давления "снизу", проводить социализацию - по собственным убеждениям.