October 4th, 2017

Мифология «новгородской свободы» и реальность. Часть I

Взято отсюда.



По случаю резкого обострения в СМИ монархической чесотки (повод — 400-летие Романовых) напомню следующее. Новгород – это загубленная московщиной Возможность. Возможность формирования нормальной буржуазной нации. Возможность православной реформации, уже сквозившая в новгородских ересях. Возможность демократии. Россия, созданная Москвой, противоположна и первому, и второму, и третьему. Россия ПО СУТИ антагонистична Европе. Лишь только Россия сформировалась как феномен, она немедленно вступила в конфликт с Ближней Европой в лице Новгорода. То, что эта Европа своя, русская, вызывало в Москве ОСОБУЮ ненависть. Россия садистски убила Новгород и насилием сформировала свой, ОСОБЫЙ тип русскости. Московитский тип. Триединый тип служаки, империалиста и раба. Если бы победил Новгород, мы не узнали бы опричнины, царизма, крепостничества, Ленина и Сталина. Мы были бы ДРУГИМИ. И страна у нас была бы совсем другая.

А.А. Широпаев, «национал-демократ»

В современной либеральной и «национал-демократической» исторической мифологии Новгород фигурирует как экзистенциальный антагонист «тиранической», «азиатской» Московии, которая якобы унаследовала «восточный деспотизм» от Золотой Орды (Улуса Джучи Монгольской империи). Если «патриоты-государственники» апеллируют к истории России, уже объединенной Москвой, преклоняясь перед Рюриковичами и Романовыми, то их антагонисты, нуждаясь в «историческом примере»1, взывают к прошлому Новгорода, где якобы царила чуть ли не средневековая демократия.

В основании новгородского мифа лежит несколько краеугольных камней.

[Ознакомиться]

Первый – это образ Новгорода как некого принципиального антагониста «восточного деспотизма», воплощенного сначала в Золотой Орде, а потом в Московском княжестве/царстве. Второй – Новгорода как о «страны свободных людей» и «русской республики». Третий – Новгорода как, выражаясь словами процитированного выше Широпаева, «русской Европе», которая якобы взаимодействовала на равных с европейскими государствами тех времен, имела с ними дружественные отношения и была столь же развита, как и они.

Начнем с первого мифа. Как уже упоминалось в одной из предыдущих статей, Новгород пользовался поддержкой монголов, заинтересованных в процветании торговли в своих владениях – как в пограничном конфликте 1269 года с Тевтонским орденом, так и в произошедшем год спустя столкновении новгородцев с великим князем Владимирским Ярославом Ярославичем. Именно при участии ордынских баскаков Чевгу и Баиши Ярослав и новгородцы подписали договор 1270 года2, сводивший власть князя практически к нулю3 и предоставлявший новгородцам торговые льготы в «Низовской земле», т.е. Владимиро-Суздальском княжестве, владениях самого Ярослава Ярославича.

Не стоит забывать и о том, что политический курс новгородского князя Александра Ярославича Невского на подчинение Золотой Орде, получившего от монголов ярлык на великое княжение, пользовался полной поддержкой господствующего класса Новгородской земли – «вятших», бояр. Поэтому, если либеральные и национал-демократические историографы клеймят Александра как «монгольского коллаборациониста», то они должны признать такими же коллаборационистами и представителей новгородской «элиты», оказавших ему во всем этом полное содействие4.

Апполинарий Васнецов. Новгородский торг

Апполинарий Васнецов. Новгородский торг

Впрочем, этим новгородско-ордынское сотрудничество далеко не исчерпывается. В 1281 году, когда монголы предприняли против великого князя Дмитрия Александровича карательную экспедицию, недовольные им новгородцы, когда тот бежал в Новгород,

«изидоша вси полкомъ противу, на озеро Ильмерь; князь же Копорьи отступися, а новгородци князю путь показаша, а не яша его, а двѣ дщери го и бояры его с женами и с дѣтми приведоша в Новъгород в таль»5,

то есть выступили против него, взяли в заложники его семью и бояр и вынудили оставить основанную им крепость Копорье. После этого «приѣха князь Андрѣи Александрович в Новъгород, и посадиша на столѣ» – новгородцы признали своим ставленником ордынского марионетку Андрея, который перед этим донес на брата, что и стало причиной монгольской интервенции на Русь6.

В следующем году Дмитрий попытался вернуть родовые владения – Переславль – в связи с чем новгородцы «идоша <…>на Дмитриа к Переяславлю» (Новгородская I летопись младшего извода). В походе участвовали также князья Москвы и Твери, позднее переметнувшиеся к Дмитрию и поддерживавшие его в борьбе с Андреем за великое княжение. Когда позиции Дмитрия усилились, новгородцы в 1288 году участвовали в его походе против тверского князя Михаила, с которым у Дмитрия возник временный конфликт, но после Дюденевой рати 1293 года новгородцы спокойно приняли вновь Андрея, с помощью татар утвердившегося на великом княжении, как своего правителя7.

Распространенное представление о новгородских пиратах-ушкуйниках как о борцах с Золотой Ордой также не соответствует действительности. На самом деле ушкуйники гораздо чаще грабили в русских землях, чем в ордынских, и захваченных в плен русских продавали в рабство… татарам. Так, в 1375 году произошло следующее:

«Новгородци Великого Новагорода оушкуиници, 70 оушкуевъ, и стареишина беаше оу нихъ Прокопъ, а другыи Смолнанъ, и, пришедше, взяша градъ Костромоу <…> И шедше на Низъ по Волзе, пограбиша Новгородъ Нижнеи, много всякого полона взяша и градъ зажго[ша]. И поидоша на Низъ, и поверноуша в Каму, и тамо помедлиша неколико время. И потомъ внидоша Камою на Волгоу, и дошедше на Низъ по Волзе града Болгаръ, и тамо полонъ всь крестьяньскии попродаша Бессерменомъ, или Костромьскии или Нижняго Новагорода, жены и девици, и сами поидоша в носадахъ по Волзе на Ни[зъ] къ Сараю, гости крестьяньскиа грабяще, а Бессермены бьюще.

И доидоша на оусть Волгы, близъ моря, града некоего Хазьторокана, и тамо избиша лестию Хазитороканьскии князь, именемь Салчии; и та[ко] вси безь милости побьени быша, и ни единъ отъ нихъ не остася, а имение ихъ все взяше Безьсерменове; и такова бысть кончина Прокопоу и дружине его».
(Новгородская IV летопись. ПСРЛ. Т. 4, часть 1, стр. 304-305).

Не видим мы и какого-то принципиального антагонизма Новгорода с Москвой. Так, уже в 1296 году новгородцы заключили договор с Михаилом Тверским и Даниилом Московским, в котором прямо говорилось о оборонительном союзе против великого князя Андрея Александровича и татар8. Это, правда, не помешало новгородцам в 1301 году воспользоваться помощью Андрея для изгнания шведов, закрепившихся в устье Невы и основавших крепость Ландскрона (см. Новгородскую Iлетопись младшего извода).

Но апогея сотрудничество Москвы с Новгородом достигло уже позже, в правление князя Юрия Даниловича Московского, который вел в 10-ых годах XIV века борьбу с Михаилом Ярославичем Тверским за великое княжение. Михаил на тот момент де-факто был другом Золотой Орды, послушно проводивший нужную ей политику, но недовольство новгородцев вызывало не столько это (когда Юрий стал другом татар, а Михаил – врагом, они и дальше держали сторону Юрия), сколько то, что Михаил не уделял внимания новгородским нуждам и вымогал у Новгорода деньги9.

В этой борьбе Москва и Новгород дважды оказывали друг другу критически важную помощь. Так, в 1316 году, по-видимому, именно угроза удара в тыл со стороны московского войска под началом брата Юрия Ивана вынудила Михаила свернуть поход на Новгород, для которого он собрал войска чуть ли не со всей Северо-Восточной Руси10. Зато в следующем году, когда Михаил 22 декабря разбил москвитян при Бортенево, Юрий с помощью новгородцев собрал новое войско, что вынудило Михаила начать с врагом переговоры11, завершившиеся в итоге отъездом обоих князей в Орду и казнью Михаила.

Уже после того, как в 1322 году – судя по всему, по доносу тверских князей – Юрий, ранее находившийся в милости у хана и даже женатый на его сестре, был лишен великого княжения в пользу Дмитрия Михайловича Тверского12 — новгородцы продолжали считать Юрия своим князем и приняли его у себя, хотя традиционно новгородское княжение занимал великий князь Владимирский (что, помимо прочего, облегчало татарам сбор дани на русских землях). Он принял участие в новгородском походе на Выборг13, а в 1323 году заключил со шведами Ореховецкий мир, установивший четкие границы в Карелии, безопасность торговли, а также обязавший шведов не вмешиваться в конфликты новгородцев с западными соседями — тевтонскими рыцарями и датчанами14.

В 1332 году Иван Данилович Калита, новый великий князь Владимирский, по требованию Узбека, решившего увеличить взимаемую с Северо-Восточной Руси дань (и, по видимому, собираясь как минимум часть её положить в свой карман), затребовал у новгородцев увеличения дани; получив отказ, он оккупировал новгородские «пригороды» (Торжок и Бежецкий Верх)15. Но в итоге Калита и новгородцы пришли к компромиссу по вопросам выплаты дани16; боевые действия также обошлись без чудовищных зверств, сравнимых хотя бы с опустошением Торжка Михаилом Ярославичем Тверским.

Не стал конфликт и концом московско-новгородского сотрудничества. В 1372 году тверской князь Михаил Александрович (внук Михаила Ярославича) при поддержке литовцев претендующий в Орде на великое княжение Владимирское (а значит, и Новгород) попытался посадить своих наместников в Торжке. Новгородцы изгнали их и обратились за помощью к московскому князю, но Михаил успел взять штурмом и разграбить Торжок17. Произошла резня, которая, если судить по данным современной археологии, превзошла даже ту, что устроил за полвека до того его дед18. Позднее условием мирного договора Москвы и Твери было освобождение тех жителей Торжка, что были проданы тверитянами в рабство:

«А как еси взял Торжек, а кто ти с(я) будет продал пословицею новоторжан одернь, или будеш(ь) серебро на ком дал пословицею, тех ти отпустити по целован(ь)ю, а грамоты дерноватыи подрати» (Духовные и договорные грамоты великих и удельных князей XIV-XVI вв. М.-Л., 1950, стр. 27).

В дальнейшем до правления Василия II, когда новгородцы совершили ошибку, поставив на его соперника Дмитрия Шемяку, и его сына Ивана III крупных конфликтов между Новгородом и Москвой, не считая конфликта 1393 года, в ходе которого великий князь Василий I временно занял Торжок, а новгородцы – Устюг, но завершился конфликт мирно, причем, судя по всему, по инициативе новгородцев:

«князь великыи взя у Новагорода пригород Торжокъ с волостьми, и Волокъ Ламьскыи, и Вологду, и волостии много повоева; а новгородци взяша у князя великаго Устьюгъ город, Устижно, и много волостии поимаша; и в то время с обѣ сторонѣ кровопролитья много учинилося. И новгородци, не хотя видити болшаго кровопролитья въ крестиянѣхъ, послаша послы к великому князю с челобитьемь» (Новгородская I летопись младшего извода).





Н.С.Рубцов. Новгородское вече

Н.С.Рубцов. Новгородское вече

Мифология «новгородской свободы» и реальность. Часть II

Взято отсюда.

Было ли новгородское общество обществом «свободных людей»? Если на счет восстаний 1255 и 1257 годов остается лишь строить предположения, то на счет восстания 1259 года можно уверенно заключить, что оно было вызвано произволом «вятших» бояр, пошедших на капитуляцию перед монголами и взваливших на простонародье все тяготы дани. Идеализация Новгородской «республики» неуместна – это была отнюдь не современная буржуазная демократия и даже не средневековая городская коммуна.

[Читать далее]

Современный историк Николай Кленов отмечает, что основными статьями новгородского экспорта были пушнина и воск, причем продажа пушнины осуществлялась средними и крупными партиями (сотнями и тысячами шкурок), что свидетельствует о том, что наиболее доходные сферы торговли были практически монополизированы крупным боярством. При этом торговцы Ганзейского союза, перекупавшие шкурки, строго следили за тем, чтобы они продавались в необработанном виде; по сути, Новгород в экономическом отношении был ганзейской колонией, экспортирующей необработанное сырье. При этом ткани Новгород был вынужден импортировать, причем до конца XVI века почти отсутствуют упоминания существования ремесленников-текстильщиков.

Новгородские улицы («концы») были четко привязаны к определенным боярским кланам, а ремесленники де-факто составляли клиентеллу того или иного боярина; ремесленные мастерские находились на боярских усадьбах, причем границы частоколов усадьб не менялись столетиями. При этом каждый из боярских кланов ориентировался на ту или иную княжескую группировку в «Низовской земле», о чем говорят и частые насильственные смены посадников, и мятежи, тогда как в полноценных средневековых республиках наподобие Венецианской такого рода перевороты происходили куда реже19.

А.М.Васнецов. Новгородское вече

А.М.Васнецов. Новгородское вече

Не было у Новгородской республики и собственного флота, а также приморских городов; рост городов вообще происходил сильно медленнее, чем в остальных русских землях, поскольку развитие уже существующих городов Новгородом подавлялось (см. ниже), а основание новых новгородская правящая элита не приветствовала, опасаясь, что они станут опорой княжеской власти. По сути, Новгород существовал как своего рода «страна-бензоколонка», не развивающая собственное производство, а лишь доставляющее на Запад сырье – в первую очередь, меха и воск. При этом должность посадника всё время «реформировалась» в сторону превращения его в чисто боярского назначенца20.

В XIV веке широко развивается процесс «обояривания» — бояре активно получают в раздачу новгородские земли, причем не пустующие, а с крестьянами, которые превращаются в крепостных. Управляющие бояр резко повышали повинности, вымогая всё больше и больше. Одновременно вследствие аграрного перенаселения стремительно шел процесс разорения крестьян; многие крестьяне сами шли в кабалу, чтобы как-то прокормиться. Таким образом, Новгородская земля едва ли не лидировала по темпам закрепощения населения ещё задолго до установления крепостного права в остальных русских землях21. Ещё новгородский договор с Михаилом Ярославичем Тверским, помимо прочих пунктов, содержит требование выдавать беглых холопов без суда22.

Ушкуйники. Новгородская вольница. Картина С. М. Зейденберга

Ушкуйники. Новгородская вольница. Картина С. М. Зейденберга

Не лучше было положение и подвластных Новгороду финно-угорских народов. Новгородцы использовали карелов и ижору для набегов на Швецию и Норвегию (см. статью про Александра Невского), однако за попытки неповиновения жестоко расправлялись. Так, в 1278 году против карелов была предпринята карательная акция:

«князь Дмитрии с новгородци и со всею Низовьскою землею казни Корѣлу и взя землю их на щитъ» (Новгородская I летопись младшего извода).

Именно путем ограбления или сбора дани с финно-угорских племен новгородцы добывали пушнину:

«Въ то же лЂто идоша из Новагорода въ Югру ратью съ воеводою Ядреемь; и придоша въ Югру и възяша городъ, и придоша къ другому граду, и затворишася въ градЂ, и стояша подъ городомь 5 недЂль; и высылаху къ нимъ Югра, льстьбою рекуще тако, яко «копимъ сребро и соболи и ина узорочья, а не губите своихъ смьрдъ и   своеи дани»…» [НПЛ, стр. 40].

Немногим лучше обращались новгородцы и с подвластными ими собственно русскими городами. В большинстве случаев они даже не могли присутствовать на вече (!) – в отличии, например, от купцов немецкого Ганзейского двора23. Сами эти города находились под властью назначающихся из Новгорода посадников или служилых князей; назначались посадники из числа новгородцев без согласования с местным населением, которое могло в крайнем случае лишь писать на них жалобы; любые решения, принятые новгородским вечем, для этих городов были обязательны к исполнению24.

Политика Новгорода по отношению к зависимым от него городам отличалась непоследовательностью и вероломством. Так, например, Новгород подавлял стремление к самостоятельности Пскова и местную пронемецкую партию, надеявшуюся в союзе с Тевтонским орденом и избавиться от новгородского владычества, и защититься от литовцев (см. статью про Александра Невского). Но при необходимости Новгород был готов сам пойти на союз с Тевтонским орденом против псковских сепаратистов25. Всё это привело к тому, что в XV веке псковитяне поддержали Ивана III против Новгорода.

Отношения Новгорода с условным «Западом» тоже трудно назвать особенно дружественными – его история полна пограничных конфликтов и со шведами, и с немцами. Утверждения о «партнерстве Новгорода с Ганзейским союзе» (или даже «членстве Новгорода в Ганзе», что совсем уж запредельное бесстыдство) в действительности означают высокую степень экономической зависимости Новгорода от неё – в каковой зависимости находились также, например, Скандинавия и Ливония. Но даже с учетом этого история взаимодействия новгородцев и ганзейцев представляет из себя историю непрерывных конфликтов и насилия. Как отмечает М. Бережков,

«В таких-то ссорах, крупных и мелких, то приводя друг друга к крестоцелованию, то вероломно нарушая его, то запрещая торговлю, то еще скорее спеша ее возобновить, торговали Новгород и Ганза до 1478 года, когда Новгород потерял свою самостоятельность».

Подведем итоги. Новгород вовсе не был «альтернативой Московии» — это было такое же боярское государство, только без лидера боярской корпорации в лице князя, а с фрагментацией и борьбой внутри этой корпорации, что в итоге и привело Новгород к гибели. В социальном отношении это было общество с величайшим расслоением и паразитированием кучки новгородцев на покоренных городах и народах; в экономическом плане – сырьевая колония Ганзейского союза, торговавшаяся и конфликтовавшая с ним за возможность выгоднее сбывать экспортируемое сырье. Гибель подобного политического образования была закономерна – удивительно лишь, что она наступила так поздно.

Новгородский торг. Е.Пергаментщик

Новгородский торг. Е.Пергаментщик

Напоследок нельзя не отметить, что история весьма злобно подшутила над апологетами новгородской «свободы» — по мнению большинства историков, именно Новгородская судная грамота 1471 года (то есть свод законов «вольного» Новгорода) стала одним из основных источников созданного в правление Ивана III в 1497 году общерусского Судебника, то есть законодательства «деспотической» Московии.

Марфа Посадница над разбитым вечевым колоколом. На Памятнике «1000-летие России» в Великом Новгороде

Марфа Посадница над разбитым вечевым колоколом.
На Памятнике «1000-летие России» в Великом Новгороде

Примечание

1 На роль которого «демократическая Россия» времен Ельцина не годится в силу как недолговечности своего существования, так и, будем честны, отвратительнейших воспоминаний о том времени у большинства населения. Тогда не все «совки» ещё вымерли на радость либеральной публике, а прочие были настолько унижены и бедствовали так сильно, что ужасы 90-х до сих пор пор — мощное средство пропаганды у путинского режима.

2 Между прочим, данный договор – одно из первых известных нам соглашений, в котором шла бы речь о ограничении полномочий великого князя в Новгороде, что уже говорит о значимости событий 1270 года.

3 См. текст договора.

4 Так, Новгородская I летопись старшего извода сообщает о приезде монгольских баскаков в Новгород в 1259 году:

«И нача оканьныи боятися смерти, рече Олександру: «даи намъ сторожи, ать не избьють нас». И повелѣ князь стеречи их сыну посадничю и всѣмъ дѣтемъ боярьскымъ по ночемъ».

6 «Андрѣи князь Александрович со Сменомъ Толигнѣвицемъ цесареви би чоломъ на брата своего на Дмитрия, и въздыну рать татарьскую, и взяша Переяславль на щитъ» (тот же источник).

7 См. статьи за 6767 и 6801 годы.

8 Cм. текст договора.

9 См. Н.С. Борисов. Политика московских князей. Конец XIII – первая половина XV века. М., 1999. С. 132-138.

10 См. Н. С. Борисов. Политика московских князей. Конец XIII – первая половина XV века. М., 1999. С. 145-146.

11 См. Н. С. Борисов. Политика московских князей. Конец XIII – первая половина XV века. М., 1999. С. 156-157.

12 См. Н. С. Борисов. Политика московских князей. Конец XIII – первая половина XV века. М., 1999. С. 173-174.

13 См. Н. С. Борисов. Политика московских князей. Конец XIII – первая половина XV века. М., 1999. С. 175.

14 См. Н. С. Борисов. Политика московских князей. Конец XIII – первая половина XV века. М., 1999. С. 179.

15 См. Н. С. Борисов. Политика московских князей. Конец XIII – первая половина XV века. М., 1999. С. 284-285.

16 См. Н. С. Борисов. Политика московских князей. Конец XIII – первая половина XV века. М., 1999. С. 295.

17 «и прииде князь Михаило ратью к Торжку, пожьже город всь, и бысть пагуба велика крестияномъ: овы огнемъ погорѣша въ дворѣх над животы, а друзин бѣжаша въ святыи Спасъ, и ту издъхошася, и огнемъ изгорѣша много множество, инѣи же от огня бѣжаци, в рѣцѣ во Тфѣрци истопоша» (Новгородская Iлетопись младшего извода).

18 См. материалы археологических раскопок в Торжке, свидетельствующих о масштабах резни.

19 См. выше.

20 См. здесь.

21 См. выше.

22 Текст договора см. здесь.

23 Мартышин О. В. Вольный Новгород. Общественно-политический строй и право феодальной республики. М.: Российское право, 1992, с. 186.

24 Мартышин О. В. Вольный Новгород. Общественно-политический строй и право феодальной республики. М.: Российское право, 1992, с. 255-256.

25 См. Н. С. Борисов. Политика московских князей. Конец XIII – первая половина XV века. М., 1999. С. 178.


mejdu

Николай Белов. Пожар Торжка в 1372 г.


Первыми «украинцами» были поляки

Взято отсюда.

В нынешней Украине «исторических» украинцев отождествляют с казаками, тогда как первые украинцы с казаками воевали не на жизнь, а на смерть. Почему? – спросит любой, кроме современного свiдомого.

Дело в том, что Украины как государственно-политического образования никогда (до XX века) не существовало. Такое сугубо географическое название носила восточная окраина Речи Посполитой, условно ограниченная реками Днепр, Сейм и Ворскла. На правом берегу Днепра к «украине» относились земли Киевского княжества и прилегавшие с юга территории в районе городов Броцлав и Звенигород. Западнее начинались Волынь и Подолия. На юге «украина» граничила с Диким полем – пустынной местностью, за которой лежало Крымское ханство.

Украинцами, которых свiдомые пропагандисты отождествляют с казаками, в то время назывались польские магнаты и их прислуга, проживавшие на востоке Речи Посполитой.
Одно из первых письменных упоминаний "украинцев" появляется в рапорте коронного гетмана Станислава Жолкевского королю Сигизмунду III от 10 июля 1596 года. В нем военачальник описывает жестокость польской армии, высказанную во время подавления казацкого восстания под предводительством Северина Наливайко:

  • «Жолнеры, а особенно венгерская пехота и украинцы, будучи разъяренными на казаков, не только отняли у них своё имущество, но и их собственное, и убили несколько десятков человек; сдержать этих разъярённых нельзя было никаким способом, хотя и с панами ротмистрами и пытался сделать это всеми силами».

Предков же современных украинцев первые украинцы относили к людям второго сорта, назвая их презрительно «быдлом», – через это слово отождествляя их для себя со скотом.



Тёмная сторона немецкой перестройки

Взято отсюда.

В Германии сегодня положено отмечать День национального единства. Вот только далеко не всю нацию радует этот день.

О темной стороне "единства немецкого народа" пишет "Юнге Вельт"
https://www.jungewelt.de/artikel/319309.the-dark-side-of-the-wende.html

Снова наступает день Аншлюса, и снова публику подвергают повторению истерической оргии радости 1990-го года, с танцами, шампанским, фейерверком и немецкими флагами. Между прочим: ни один из тех восточных немцев, кто в этот день 27 лет тому назад действительно радовался, не имел ни малейшего понятия о том, что его ожидает в действительности. Журналисты в Германии пропагандируют безудержные успехи. Те моменты, которые стали хуже в жизни восточных немцев, обычно не освещаются. Пожалуй, стоит их перечислить. Кстати, список этих ухудшений ничуть не короче списка улучшений.

[Ознакомиться]

Гражданин ГДР жил в стране, которая поддерживала мир, чья политика была политикой мира. Сейчас он стал гражданином немецкого государства, которое ведет войну. Есть, конечно, люди, которым это безразлично. Но есть и те, для которых это - главный вопрос.

ГДР занималась экономическим развитием всех, ранее отсталых регионов. Прогресс в этих регионах после 1990 года в невообразимых масштабах откатился назад. Восточная Германия все больше напоминает картину "третьего мира", с перенаселенными мегацентрами, между которыми - гигантские мертвые зоны. ООН предупреждает об опасности такого развития.

Благодаря перестройке около 3 миллионов человек потеряли работу, социальная структура восточной Германии потерпела такие удары, от которых она и сейчас еще не оправилась. На возвращение демократии и свободы в буржуазном смысле восточные немцы ответили беспримерной демографической забастовкой. В течение 10 лет после 1989 года в Восточной Германии было рождено минимум на 1,5 миллиона детей меньше, чем в десятилетие до того. К этому добавилось то, что сотни тысяч молодых людей покинули Восток в поисках работы. Результатом стало старение населения, Восток Германии стал играть роль резервуара работников, вечной области трансфера рабочей силы и дома престарелых всей нации.

В сельских регионах во времена ГДР было достаточно рабочих мест, существовали линии автобусов и поездов, магазины и почта, сельские пивные, культурные центры, библиотеки, молодежные клубы и детские сады - сегодня эти вещи по большей части полностью исчезли. Пожарная охрана теперь осуществляется не повсюду - во многих местах уже просто нечего охранять.

В случае финансовой нужды - которая встречалась и в ГДР, хотя и не в тех масштабах, что сегодня - повышалось детское пособие. Сегодня это пособие у неимущих отнимают (на языке чиновников это значит, что его "начисляют на Харц-4"). То, что чиновники, которые это пособие "начисляют", получают на своих детей еще дополнительное государственное пособие - создает весьма интересную картину.

Во времена ГДР женщины выходили на пенсию в 60 лет, сегодня они работают до 67. В 1988 году средний пенсионер в ГДР получал 477 восточных марок, сейчас - 830 евро. Но если сегодняшний пенсионер оплатит квартиру и питание, больше от пенсии ему ничего не остается. Если же в ГДР пенсионер оплачивал квартиру и питание, у него оставалось еще от половины до двух третей пенсии на различные другие расходы. Финансовые возможности были куда шире.

С 1981 года студенты в ГДР получали стипендию независимо от доходов родителей, и эта стипендия обеспечивала все основные жизненные потребности. Принятый в ФРГ учебный кредит никак не может этого заменить. Тогда ученики 11 и 12-го классов ежемесячно получали деньги от государства, приблизительно равные доходу ученика профессиональной школы. После введения норм ФРГ эти деньги были отменены.

Газета "Ди Вельт" через 10 лет после перестройки объявила, что средний IQ восточногерманских детей за это время упал со 102 до 95 (95 - западногерманский средний уровень). В этом, очеидно, виновата западногерманская педагогика, в соответствии с которой в детских садах не существует никакой развивающей программы для детского мозга, лишь ласково-отупляющий присмотр за детьми. Победители Пизанских тестов школьного образования, как, например, Финляндия, построили свою школьную систему по образцу развитой в ГДР Политехнической Средней школы. А Восточная Германия получила в качестве дополнительного приза во время "перестройки" западногерманскую школьную систему со всеми ее язвами.

ГДР позволяла молодым женщинам становиться профессиональными военными. Эти женщины первыми получили в 1990-м году пинок и вылетили из армии, которая лишь через 10 лет допустила в свои ряды женщин. Дезертиры из гитлеровской армии во времена ГДР были реабилитированы - но после 1990 года у них снова появилась "старая судимость". Преследование гомосексуалистов было в ГДР прекращено в 1957 году на основании параграфа УК 175. В 1988 году этот параграф был вычеркнут. В объединенной ФРГ преследование было прекращено лишь в 1994 году.

В ГДР было осуществлено отделение церкви от государства, в особенности в школе. И в этой области после 1990 года проявились атавизмы.

Можно ли ожидать, что немецкая "индустрия покаяния" когда-нибудь займется этими вопросами? Пожалуй, эту надежду можно похоронить. Поскольку она противоречит основной задаче пропаганды "единства нации".

_____________________________________________

От меня: доперевела статью и поняла, что она очень неполная: список того, что потеряли в реальности восточные немцы, гораздо шире и главное, гораздо страшнее.
Начать хотя бы с уголовного преследования обычных солдат-пограничников, с истерии с поисками "агентов штази", которая не утихнет, похоже, никогда, лишение работы тысяч чиновнико, учителей, преподавателей вузов...
Экономическое разрушение экономики ГДР... потеря возможности выбора учебного и рабочего места... шаг  назад в области равноправия ж и м...

Но об этом придется написать как-то потом. Не будем требовать слишком многого от "Юнге Вельт", в конце концов, это "абстрактно левая" газета, а не коммунистический орган.


Признайтесь, антисоветчики...

Взято отсюда.

Признайтесь, что не получилось сделать из России вторую Германию, Францию и тем более Соединенные Штаты методом сноса советской власти и внедрения демократии, рыночной экономики и прочего либерализма.

Хотели, пробовали, долго пробовали, целых 26 лет... нихт, ноу резалт...

Не получилось. Не взошло.

И если еще 26 лет пробовать - все равно ничего не получится. Все равно не взойдет. Даже если дождаться, когда сдохнет Путин и наконец-то появится кто-нибудь очень другой - все равно не получится. Все равно не взойдет.

Не строится в России "краще життя" по западным шаблонам, по американскому образцу, по рыночному принципу и по либеральной модели.

Не строится и не построится, никогда - хоть сколько лет пробовать, хоть сколько президентов менять.

Сам принцип не работает, сам подход не годится.

И это легко доказыватся с позиций самой рыночной экономики, демократии и либеральной модели - со всей научной строгостью.

[Читать далее]Ведь что лежит в основе либеральной рыночной модели? Частная собственность, конкуренция и право частного собственника распоряжаться своей собственностью (бизнесом, деньгами, иными активами) по своему усмотрению - правильно?

А теперь сами подумайте, будет ли частный собственник, имеющий полное право распоряжаться своими деньгами и иными активами по своему усмотрению, вкладывать эти деньги в производство и развитие России?

Нет, не будет.

Потому что невыгодно.

Выгодно либо выводить деньги за рубеж и вкладывать их в иностранные активы, либо заниматься торговлей. Либо вкладывать деньги в сырьевой сектор. Все это намного надежнее, дает быструю отдачу и более высокую прибыль, чем вложения в российское производство.

Срок возврата инвестиций при вложении в производство намного больше, чем при вложении в сырьевой сектор, торговлю или иностранные активы, которые уже вышли в прибыль и приносят доход.

Производство высокотехнологичных товаров в России в принципе не может быть более прибыльным, чем за рубежом, потому что рынок сбыта слишком мал. Российский рынок - это около 150 миллионов потребителей, а европейский - 500, американский - еще 400, мировой - несколько миллиардов. И выйти с российской продукцией на мировой рынок очень сложно, Европа и США просто так к себе не пустят, поэтому российский производитель изначально проигрывает европейскому и американскому в доступном ему рынке сбыта. А значит проигрывает в объемах производства. А значит проигрывает в рентабельности. А если проигрывает, значит по законам рыночной экономики с ее принципом конкуренции и правом собственника распоряжаться своими активами - получается увы и ах, который имеем.

Любой крупный инвестор, который умеет считать деньги (а крупный инвестор всегда умеет считать деньги, иначе он не стал бы крупным) - в российское производство вкладываться не будет, только в добычу сырья или торговлю. А в производство он будет вкладываться в Европе, США или Китае.

В Европе, США и Китае не только доступный производителю рынок в 10 раз больше российского, но и логистика намного лучше. В Европе компактно расположены как потребители, так и смежники. В Китае, кстати, тоже - там значительная часть населения проживает близко к побережью, производство тоже расположено относительно компактно. В США целых два океанских побережья, что открывает доступ ко всему атлантическому и тихоокеанскому рынку сбыта, то есть практически ко всему миру.

Кроме этого, в США и Европе легче брать кредиты для развития производства, расположенного на территории США и Европы соответственно. Это кредиты в валюте под низкие проценты, ключевая ставка в США и Европе близка к нулю. А в Китае дешевая рабочая сила и низкий уровень налогов.

По всем сугубо экономическим параметрам получается, что вкладываться в производство выгоднее в Европе, США и Китае, но не в России.

Даже если не рассматривать фактор коррупции и налоговой системы и представить, что коррупцию каким-то образом победили, а налоги приблизили к нулю - все равно исходя из соображений рентабельности, объемов производства, логистики и других сугубо рыночных факторов в европейское, американское и китайское производство будет выгоднее вкладываться, чем в российское.

Поэтому при любом, самом прекрасном президенте и самом профессиональном правительстве Россия в условиях либеральной рыночной экономики обречена на экспорт сырья, импорт готовой продукции и торговлю импортными товарами - то есть все то, что имеем сегодня.

Российская промышленность в упадке не потому, что Ельцин и Путин так хотели, а потому что сама экономическая модель, на которую страна перешла после ликвидации СССР не предполагает развития производства.

Не Ельцин и Путин разрушили промышленность, а тысячи тех самых частных собственников, в чьих руках эта промышленность оказалась.

Те самые частные собственники, на которых возлагали так много надежд, что они будут управлять предприятиями лучше, чем это делало советское руководство - вместо управления предпочли снести большинство предприятий, построить на их месте склады и торговые центры и заняться торговлей.

А то, что не снесли - сократили и перепрофилировали, превратили в отверточную сборку, упростили до предела.

И кто бы не занял пост президента в дальнейшем - Навальный, Овальный, Явлинский, Павлинский, еще один Ельцин, еще один Путин, еще один Медведев - пока действует либеральная рыночная модель, ничего по существу не изменится. Бардак может возрастать или сокращаться, но принцип останется прежним.

При любом президенте и правительстве, пока производство находится в руках частных собственников, которым дано полное право распоряжаться своей собственностью - они будут выводить деньги за рубеж и вкладывать их там, потому что так выгоднее. А в России будут вкладываться только в добычу сырья и торговлю. И еще в недвижимость.

Правда рынок недвижимости практически достиг своего предела развития, у большинства населения нет денег на покупку даже того жилья, которое уже построено, поэтому вкладываться в строительство нового тоже постепенно становится невыгодно.

И торговля достигла своего предела при текущих доходах населения. А доходы расти при существующей экономической модели уже не будут, потому что для роста доходов нужно увеличивать производительность труда, повышать эффективность экономики, но куда ее повышать, если развивать производство невыгодно?

При сохранении сырьевой экономики эффективность расти не будет, производительность труда тоже. Если Газпром и Роснефть повысят уровень автоматизации в своей работе, они просто уволят часть персонала и увеличат собственную эффективность, но эффективность российской экономики в целом не вырастет.

И если развивать интернет-торговлю, закрывая обычные магазины и оптимизируя склады - эффективность экономики в целом опять же не вырастет, просто часть продавцов и менеджеров останутся без работы, получится банальное перераспределение ресурсов без совокупного роста. Три старых продавца будут уволены, один новый будет выполнять их работу. При этом новый продавец будет получать зарплату одного старого, а сэкономленные деньги собственник магазина, переведенного с улицы в интернет, опять же выведет за рубеж (в том числе путем аренды сервера для своего интернет-магазина) - в результате будет опять же будет отток капитала и сокращение российской экономики.

Все, нет перспектив развития российской экономики при либеральной экономической модели.

Возможен только незначительный количественный рост за счет сокращения уровня коррупции. Но этот рост будет очень небольшим, потому что вернувшиеся в экономику средства несколько раз обернутся в сфере торговли и добычи сырья, после чего опять же будут выведены за рубеж. Потому что развивать торговлю практически некуда, достигнут потолок, доходы населения не позволяют покупать больше, чем покупается сейчас. Добычу сырья развивать тоже особенно некуда, тоже достигнут потолок, даже по объемам добычи нефти вступили в силу ограничения ОПЕК+. Увеличивать объемы поставок газа тоже не получается - партнеры "рубят потоки".

Только рост цен на нефть (а значит и на газ) может послужить источником роста российской экономики, но это будет сугубо количественный рост. И опять же значительная часть прибыли от нефтяных сверхдоходов окажется выведена за рубеж, либо потрачена на всякое барахло, то есть опять же выведена за рубеж, только посредством всяких побрякушек.

Да и будет ли рост цен на нефть столь стремительным и долгосрочным, чтобы можно было достичь уровня жизни Германии, Франции и США? Нет, не будет.

Двукратный рост цен на нефть позволит вернуться к тому уровню доходов (в пересчете на доллары), который был у россиян до 2014 года. Но не более того. А это в любом случае не уровень Германии, Франции и США.

Поэтому признайте уже, что построить в России экономику западного уровня рыночными методами не получилось.

Не получилось и не получится.

Никогда, ни с каким президентом и правительством.

Можно еще 26 лет пробовать, можно еще 50 лет пробовать - не взойдет.

Сами законы рыночной экономики и либеральной модели диктуют все то, что мы наблюдаем сегодня в России - отток капитала, доминирование сырьевого сектора, сокращение производства и все прочее.

Россия достигла практического потолка развития при той экономической модели, к которой она перешла после 91-го года.

И поднять этот потолок рыночными методами практически невозможно. Чуть-чуть приподнять за счет борьбы с коррупцией и разного рода потуг по развитию цифровой экономики - еще можно, но только чуть-чуть. Ну будет уровень жизни на 10-20% выше, чем сейчас, но не больше.

Не могут 150 миллионов человек жить так же, как в Европе и США за счет сырьевого сектора, в котором заняты едва ли 15 миллионов. Это невозможно чисто математически. И занять всех остальных в торговле импортными товарами - не вариант, не нужно так много продавцов, особенно в интернет-торговле. Занять всех в сфере услуг тоже не получится.

Невозможно, не имея производства, обеспечить такой же уровень жизни, как в странах, имеющих производство - с любой точки зрения невозможно.

А развиваться российское производство при либеральной рыночной модели не будет. Потому что собственнику, который в данной модели имеет полное право распоряжаться своими активами, это банально невыгодно.

И никакими уговорами и рассказами про цифровую экономику невозможно убедить человека, умеющего считать деньги, что ему нужно вложить их в российское производство, когда он прекрасно понимает, что только потеряет на этом. А если даже приобретет, то очень мало и очень нескоро, с кучей рисков и постоянной головной болью. Нафиг ему это надо?

Поэтому не взошло и не взойдет - ни сейчас, ни потом.

Все, что можно было получить от либеральной рыночной экономики, мы уже получили. Потусовались в нулевые, походили в бары и рестораны, накупили иномарок и всякого разного барахла, кто-то даже свой бизнес попробовал вести - многие уже закрылись, другие еще ведут его, по инерции... но ничего больше и лучше того, что мы имеем сейчас - при данной экономической системе уже не будет.

В самом лучшем случае будет медленный рост, по 4% в год за счет многотрудной оптимизации существующей экономики. Но вряд ли этот рост будет постоянным и совершенно точно, что он будет далеко не для всех. Потому что при либеральной рыночной модели никто не обязан делиться своими частными успехами, а это значит, что весь экономический рост сожрут те, кто окажется ближе к его источникам - то есть порядка 10% наиболее эффективных менеджеров, остальным увы.

Большую часть успехов от внедрения в России рыночной экономики получили 10% населения и почти все они собрались в Москве. Вот в Москве и удалось построить некое подобие Европы и США. Далеко не полное, но хотя бы немного похожее. А в остальной России нет и этого.

И если посмотреть на другие республики бывшего СССР - ситуация очень похожая, с поправкой на местные особенности, наличие или отсутствие сырья, численность населения, географию и территорию.

Посмотрите, что удалось построить на Украине.

Кто мешал Украине в 90-е развиваться при Кравчуке и Кучме? Никто не мешал. Ельцин "работал с документами" у себя на даче и в украинские дела не вмешивался от слова совсем.

Кто мешал Украине развиваться при Ющенко?

Ющенко - самый проамериканский президент, которого только можно представить, даже учился в США, если я ничего не путаю. И чем он закончил? Его даже на второй срок не выбрали, он получил 2% голосов.

Саакашвили - еще один американский кадр, тоже учился в США. Чем он закончил? В Грузии на него заведено уголовное дело, объявлен розыск по линии интерпола и теперь Саакашвили скрывается в Украине, где сначала получил гражданство, а потом и его лишился.

Какая еще республика бывшего СССР успешно развивается при либеральной рыночной экономике и достигла уровня Франции или Германии, не говоря уже про США?

Даже в Прибалтике порушили промышленность и уровень жизни там оставляет желать лучшего.

А что стало с Гданьской судоверфью в Польше, на территории которой возникло знаменитое движение Солидарность Леха Валенсы?

Из 20 тысяч работников судоверфи "советских времен" осталось около 2 тысяч, судоверфь находится на грани банкротства и сохраняется за счет господдержки как историческая достопримечательность. Кстати, принадлежит она сейчас украинским бизнесменам.

Вот вам нагляднейший пример работы либеральной рыночной экономики.

И таких примеров сколько угодно, по всему бывшему соцблоку. И даже среди стран, никогда не входивших в соцблок, таких примеров тоже хватает. Греция - яркий пример из Европы. История компании Nokia - еще один пример. Даже в США есть хорошие примеры, как рыночная экономика убивает производство исходя из своего внутреннего устройства. Один из таких примеров - Детройт, город-банкрот, население которого сократилось в 3 раза, заводы закрылись, а полиция перестала выезжать за пределы центра.

Поэтому пора признать, что с либеральной рыночной экономикой и прочей демократией "краще життя" по американскому и европейскому образцу в России не возникло и уже не возникнет.

Да, хотелось, понимаю. Очень хотелось.

Примеры США и Европы были весьма привлекательны.

И пока не разобрались, как на самом деле работает либеральная экономика, казалось, что вот стоит только перевести Россию на западную систему - и будем жить так же.

Но это было ошибочное представление.

Просто не понимали, как эта система работает на практике.

Не понимали, что эта система делает богатыми и успешными лишь 10-20% тех, кто эксплуатирует 80-90% остальных. В мировом масштабе это США и ЕС, получающие профит от эксплуатации Африки, Азии, Латинской Америки, Ближнего Востока и после ликвидации СССР еще и России. Внутри России 10-20% тех, кто эксплуатирует всех остальных - это Москва и Питер, собравшиеся там эффективные менеджеры и частные собственники, имеющие исключительное право распоряжаться своими активами в своих собственных интересах. И в каждом городе есть 10-20% тех, кто более-менее устроился в новой системе и получил от рыночной экономики свой профит. А остальным увы.

И этот принцип не изменится ни с Путиным, ни с другим президентом.
Этот принцип будет действовать, пока действует сама либеральная рыночная модель.

И если есть хотя бы немного разума и совести, то пора уже это признать.

Сделать из России вторую Германию, Францию и тем более США методом сноса советской власти и внедрения демократии, рыночной экономики и прочего либерализма - не получилось и уже не получится.

За целых 26 лет не взошло. И уже не взойдет.




Заградотряды в РККА

Взято отсюда.

Одним из самых страшных мифов Второй мировой войны связан с существованием в Красной Армии заградотрядов. Нередко в современных сериалах о войне можно увидеть сцены с мрачными личностями в синих фуражках войск НКВД, расстреливающих из пулеметов раненых бойцов, выходящих из боя. Показывая это, авторы берут на душу большой грех. Никому из исследователей не удалось найти в архивах ни одного факта в подтверждение этого.

А что было?

[Узнать]Заградительные отряды появились в Красной Армии с первых дней войны. Такие формирования создавались военной контрразведкой в лице сначала 3-го управления НКО СССР, а с 17 июля 1941 г. — Управления особых отделов НКВД СССР и подчиненных органов в войсках.

В качестве главных задач особых отделов на период войны постановлением Государственного Комитета Обороны были определены «решительная борьба со шпионажем и предательством в частях Красной Армии и ликвидация дезертирства в непосредственно прифронтовой полосе». Они получали право ареста дезертиров, а в необходимых случаях и расстрела их на месте.

Для обеспечения оперативных мероприятий при особых отделах в соответствии с приказом наркома внутренних дел Л.П. Берии к 25 июля 1941 г. были сформированы: в дивизиях и корпусах — отдельные стрелковые взводы, в армиях — отдельные стрелковые роты, во фронтах — отдельные стрелковые батальоны. Используя их, особые отделы организовывали службу заграждения, выставляя засады, посты и дозоры на дорогах, путях движения беженцев и других коммуникациях. Каждого задержанного командира, красноармейца, краснофлотца проверяли. Если его признавали бежавшим с поля боя, то он подвергался немедленному аресту, и по нему начиналось оперативное (не более чем 12-часовое) следствие для предания суду военного трибунала как дезертира. На особые отделы возлагалась обязанность приведения в исполнение приговоров военных трибуналов, в том числе перед строем. В «особо исключительных случаях, когда обстановка требует принятия решительных мер для немедленного восстановления порядка на фронте», начальник особого отдела имел право расстрелять дезертиров на месте, о чем должен был тут же донести в особый отдел армии и фронта (флота). Военнослужащих, отставших от части по объективной причине, организованно, в сопровождении представителя особого отдела направляли в штаб ближайшей дивизии.

Поток военнослужащих, отставших от своих частей в калейдоскопе боев, при выходе из многочисленных окружений, а то и сознательно дезертировавших, был огромен. Только с начала войны и по 10 октября 1941 г. оперативные заслоны особых отделов и заградительные отряды войск НКВД задержали более 650 тысяч бойцов и командиров. В общей массе легко растворялась и немецкая агентура. Так, обезвреженная зимой-весной 1942 г. группа лазутчиков имела задание физически ликвидировать командование Западным и Калининским фронтами, включая командующих генералов Г. К. Жукова и И.С. Конева.

Особые отделы с трудом справлялись с таким объемом дел. Ситуация потребовала создания специальных частей, которые бы прямо занимались предотвращением несанкционированного отхода войск с занимаемых позиций, возвращением отставших военнослужащих в их части и подразделения и задержанием дезертиров.

Первым инициативу такого рода проявило военное командование. После обращения командующего Брянским фронтом генерал-лейтенанта А.И. Еременко к Сталину 5 сентября 1941 г. ему было разрешено создать заградительные отряды в «неустойчивых» дивизиях, где неоднократно имели место случаи оставления боевых позиций без приказа. Через неделю эта практика была распространена на стрелковые дивизии всей Красной Армии.

Эти заградительные отряды (численностью до батальона) не имели никакого отношения к войскам НКВД, они действовали в составе стрелковых дивизий РККА, комплектовались за счет их личного состава и подчинялись их командирам. В то же время наряду с ними существовали заградотряды, сформированные либо войсковыми особыми отделами, либо территориальными органами НКВД. Характерный пример — заградительные отряды, образованные в октябре 1941 г. НКВД СССР, который по постановлению ГКО взял под особую охрану зону, прилегающую к Москве, с запада и юга по линии Калинин — Ржев — Можайск — Тула — Коломна — Кашира. Уже первые результаты показали, насколько нужными были эти меры. Только за две недели с 15 по 28 октября 1941 г. в Московской зоне были задержаны более 75 тыс. военнослужащих.

С самого начала заградительные формирования, независимо от их ведомственной подчиненности, не ориентировались руководством на повальные расстрелы и аресты. Между тем сегодня в прессе приходится сталкиваться с подобными обвинениями; заградотрядовцев подчас называют карателями. Но вот цифры. Из более чем 650 тыс. военнослужащих, задержанных к 10 октября 1941 г., после проверки были арестованы около 26 тыс. человек, среди которых особые отделы числили: шпионов — 1505, диверсантов — 308, изменников — 2621, трусов и паникеров — 2643, дезертиров — 8772, распространителей провокационных слухов — 3987, самострельщиков — 1671, других — 4371 человек. Был расстрелян 10201 человек, в том числе перед строем — 3321 человек. Подавляющее же число — более 632 тыс. человек, т.е. более 96%, были возвращены на фронт.

По мере стабилизации линии фронта деятельность заградительных формирований явочным порядком сворачивалась. Новый импульс ей придал приказ № 227.

Созданные в соответствии с ним заградотряды численностью до 200 человек состояли из бойцов и командиров Красной Армии, ни формой, ни вооружением не отличавшихся от остальных военнослужащих РККА. Каждый из них имел статус отдельной воинской части и подчинялся не командованию дивизии, за боевыми порядками которой располагался, а командованию армии через ОО НКВД. Руководил отрядом офицер госбезопасности.

Всего к 15 октября 1942 г. в частях действующей армии функционировало 193 заградительных отряда. В первую очередь сталинский приказ проводился в жизнь, конечно, на южном фланге советско-германского фронта. Почти каждый пятый отряд — 41 единица — были сформированы на сталинградском направлении.

Первоначально в соответствии с требованиями наркома обороны на заградительные отряды возлагалась обязанность предупреждать несанкционированный отход линейных частей. Однако на практике круг боевых дел, которыми они занимались, оказался более широким.

«Заградительные отряды, — вспоминал генерал армии П. Н. Лащенко, бывший в дни опубликования приказа № 227 заместителем начальника штаба 60-й армии, — находились в удалении от передовой, прикрывали войска с тыла от диверсантов и вражеского десанта, задерживали дезертиров, которые, к сожалению, были; наводили порядок на переправах, направляли отбившихся от своих подразделений солдат на сборные пункты».

Как свидетельствуют многие участники войны, заградотряды существовали не везде. По утверждению Маршала Советского Союза Д. Т. Язова, они вообще отсутствовали на ряде фронтов, действовавших на северном и северо-западном направлениях.

Не выдерживают критики и версии, будто заградотряды «караулили» штрафные части. Командир роты 8-го отдельного штрафного батальона 1-го Белорусского фронта полковник в отставке А. В. Пыльцын, воевавший с 1943 г. до самой Победы, утверждает: «За нашим батальоном ни при каких обстоятельствах не было никаких заградотрядов, не применялись и другие устрашающие меры. Просто в этом никогда не возникало такой нужды».

Известный писатель Герой Советского Союза В.В. Карпов, воевавший в 45-й отдельной штрафной роте на Калининском фронте, также отрицает присутствие заградотрядов за боевыми порядками их части.

Реально заставы армейского заградотряда располагались на удалении 1,5−2 км от передовой, перехватывая коммуникации в ближайшем тылу. Они не специализировались на штрафниках, а проверяли и задерживали всех, чье пребывание вне воинской части вызывало подозрение.

Применяли ли заградительные отряды оружие, чтобы предотвратить несанкционированный отход линейных частей с занимаемых позиций? Этот аспект их боевой деятельности иногда освещается крайне спекулятивно.

По документам видно, как складывалась боевая практика заградительных отрядов в один из самых напряженных периодов войны, летом-осенью 1942 г. С 1 августа (момента формирования) по 15 октября ими были задержаны 140755 военнослужащих, «сбежавших с передовой линии фронта». Из них: арестовано — 3980, расстреляно — 1189, направлено в штрафные роты — 2776, в штрафные батальоны — 185, возвращено в свои части и на пересыльные пункты подавляющее число задержанных — 131094 человек. Приведенная статистика показывает, что воевать дальше без какого-либо поражения в правах получило возможность абсолютное большинство военнослужащих, до этого по разным причинам покинувших передовую — более 91%.

Что касается преступников, то к ним применялись самые суровые меры. Это касалось дезертиров, перебежчиков, мнимых больных, самострельщиков. Доводилось — и расстреливали перед строем. Но решение о приведении в исполнение этой крайней меры принимал не командир заградотряда, а военный трибунал дивизии (не ниже) или, в отдельных, заранее оговоренных случаях, начальник особого отдела армии.

В исключительных ситуациях бойцы заградительных отрядов могли открывать огонь над головами отступающих. Допускаем, что отдельные случаи стрельбы по людям в горячке боя могли иметь место: бойцам и командирам заградотрядов в сложной обстановке могла изменить выдержка. Но утверждать, что таковой была повседневная практика, — нет никаких оснований. Трусов и паникеров расстреливали перед строем в индивидуальном порядке. Карали, как правило, лишь инициаторов паники и бегства.

Приведем несколько характерных примеров из истории битвы на Волге. 14 сентября 1942 г. противник предпринял наступление против частей 399-й стрелковой дивизии 62-й армии. Когда бойцы и командиры 396-го и 472-го стрелковых полков стали в панике отходить, начальник заградотряда младший лейтенант госбезопасности Ельман приказал своему отряду открыть огонь над головами отступающих. Это заставило личный состав остановиться, и через два часа полки заняли прежние рубежи обороны.

15 октября в районе Сталинградского тракторного завода противнику удалось выйти к Волге и отрезать от основных сил 62-й армии остатки 112-й стрелковой дивизии, а также трех (115, 124 и 149-я) отдельных стрелковых бригад. Поддавшись панике, ряд военнослужащих, в том числе командиров различных степеней, пытались бросить свои части и под разными предлогами переправиться на восточный берег Волги. Чтобы не допустить этого, оперативная группа под руководством старшего оперуполномоченного лейтенанта госбезопасности Игнатенко, созданная особым отделом 62-й армии, выставила заслон. За 15 дней было задержано и возвращено на поле боя до 800 человек рядового и командного состава, 15 паникеров, трусов и дезертиров были расстреляны перед строем. Аналогично действовали заградотряды и позднее.

Вот подпирать дрогнувшие, попятившиеся назад подразделения и части, самим вмешиваться в ход боя с тем, чтобы внести в него перелом, заградотрядовцам, как свидетельствуют документы, приходилось неоднократно. Пополнение, прибывавшее на фронт, было, естественно, необстрелянным, и в этой ситуации заградительные отряды, сформированные из стойких, обстрелянных, с крепкой фронтовой закалкой командиров и бойцов, подставляли линейным частям надежное плечо.

Так, в ходе обороны Сталинграда 29 августа 1942 г. прорвавшимися танками противника был окружен штаб 29-й стрелковой дивизии 64-й армии. Заградотряд не только остановил отходящих в беспорядке военнослужащих и возвратил их на ранее занимаемые рубежи обороны, но и сам вступил в бой. Враг был отброшен.

13 сентября, когда 112-я стрелковая дивизия под давлением противника отошла с занимаемого рубежа, оборону занял заградотряд 62-й армии под командованием лейтенанта госбезопасности Хлыстова. Несколько суток бойцы и командиры отряда отражали атаки вражеских автоматчиков, пока в оборону не встали подошедшие части. Так было и на других участках советско-германского фронта.

С переломом в обстановке, наступившим после победы под Сталинградом, участие заградительных формирований в боях все больше оказывалось не только спонтанным, продиктованным динамично меняющейся ситуацией, но и результатом заранее принятого решения командования. Командармы старались использовать оставшиеся без «работы» отряды с максимальной пользой в делах, не связанных с заградительной службой.

О фактах такого рода в середине октября 1942 г. докладывал в Москву майор госбезопасности В.М. Казакевич. Например, на Воронежском фронте по приказу военного совета 6-й армии два заградительных отряда были приданы 174-й стрелковой дивизии и введены в бой. В результате они потеряли до 70% личного состава, оставшиеся в строю бойцы были переданы на пополнение названной дивизии, а отряды пришлось расформировать. Как линейную часть использовал заградотряд 29-й армии Западного фронта командир 246-й стрелковой дивизии, в чьем оперативном подчинении находился отряд. Принимая участие в одной из атак, отряд из 118 человек личного состава потерял убитыми и ранеными 109 человек, в связи с чем его пришлось формировать заново.

Причины возражений со стороны особых отделов понятны. Но, как представляется, не случайно с самого начала заградительные отряды были подчинены армейскому командованию, а не органам военной контрразведки. Нарком обороны, безусловно, имел в виду, что заградительные формирования будут и должны использоваться не только как заслон для отступающих частей, но и как важнейший резерв для непосредственного ведения боевых действий.

По мере изменения положения на фронтах, с переходом к Красной Армии стратегической инициативы и началом массового изгнания оккупантов с территории СССР необходимость в заградотрядах стала резко снижаться. Приказ «Ни шагу назад!» окончательно утратил свое былое значение. 29 октября 1944 г. Сталин издал приказ, в котором признавалось, что «в связи с изменением общей обстановки на фронтах необходимость в дальнейшем содержании заградительных отрядов отпала». К 15 ноября 1944 г. они были расформированы, а личный состав отрядов направлен на пополнение стрелковых дивизий.

Таким образом, заградительные отряды не только выступали в роли заслона, препятствовавшего проникновению в тыл дезертиров, паникеров, немецкой агентуры, не только возвращали на передовую отставших от своих частей военнослужащих, но и сами вели непосредственные боевые действия с противником, внеся вклад в достижение победы над фашистской Германией.