November 8th, 2017

Россия к 1914 г. отставала от мировых держав по всем параметрам

Взято отсюда.

Для того, чтобы оправдать поношение Великой Октябрьской революции, современные витии должны говорить о небывалом росте, небывалом могуществе Российской Империи, которая де «бросила вызов развитым государствам Запада». Он вынуждены прибегать к некорректному использованию «объемных и среднедушевых показателей Российской империи в целом в сравнении с соответствующими параметрами Великобритании, Германии и Франции, без учета их огромных (свыше 1/3 обитаемой суши) колониальных владений. … При анализе количественных показателей, преимущественно по объемным параметрам, этот подход приводил к искусственному завышению потенциала Российской империи, а акцент на качественных показателях (среднедушевые нормы), наоборот, занижал уровень социально-экономического развития России».

Каково же реальное место Российской империи среди ведущих мировых держав, почему из всех воюющих держав Россия первая потерпела крах в 1917 году?

[Ознакомиться]


Про финансово-экономический потенциал РИ – в журнале «Вопросы Истории» №2 1993 г.
Отрывок из статьи «Место России в мире накануне Первой мировой войны» А. Степанова

Обладая большим национальным богатством — 160 млрд. руб. (или 8,6% мирового богатства), значительную часть которого (90 млрд. руб.) составляли различного рода природные ресурсы, Российская империя, тем не менее, находилась на третьем, после США (400 млрд. руб., 21,6%) и Британской империи (230 млрд. руб., 12,4%) месте, разделяя его с Германской империей и ненамного превосходя владения Франции (140 млрд. руб., 7,5%). Качественный же показатель — среднедушевое распределение национального богатства в России (900 руб.) едва приближался к средне мировому (1 тыс. руб.), превосходя в 1,5—1,8 раза лишь японский, но в 3—5 раз уступая американскому, британскому, французскому и германскому, и в 1,5—2 раза австрийскому и итальянскому.

То же вытекает из данных, характеризующих роль финансового капитала и его место в формировании национального богатства. Обладая финансовым капиталом в 11,5 млрд. руб. (4,6% мирового финансового капитала), из которых 7,5 млрд. руб., или 2/3 составляли иностранные капиталовложения,
Россия по абсолютным показателям превосходила только державы второй величины: Австро-Венгрию (8,9 млрд. руб., 3,5%), Италию (5,1 млрд. руб., 2%) и Японию (4,5 млрд. руб., 1,8%), но в несколько раз уступала ведущим мировым державам: в 4,5 раза США и Британской империи (по 52,5 млрд. руб., 21%), в 4 раза Франции (47 млрд. руб., 18,8%) и в 3 раза Германии (35,1 млрд. руб., 14%). Если же взять только собственно российский национальный финансовый капитал, без учета иностранных инвестиций, то абсолютные и относительные показатели уменьшатся еще как минимум в 3 раза.

Доля финансового капитала в национальном богатстве России, которая соразмерно отражает процесс капитализации народного хозяйства, по всем ее структурам от имперских до центрально-метропольных колебалась, составляя 7,1%—11,6%, то есть была, по крайней мере, вдвое меньше всех средних показателей: среднемирового — 13,5%, среднеимперского — 17%, среднеметропольного — 19% и средне-центрально-метропольного — 23,4%. По всем этим важнейшим качественным показателям Россия в 2,5—4,5 раза уступала не только ведущим, наиболее развитым французским (33,5—43,7%), британским (22,8—36,2%), германским (23— 24,5%) параметрам, но и в 1,5—2,5 раза австрийским (15,3—37,8%), американским (13,1— 14,8%), итальянским (12,1—17,9%) и даже наименьшим — японским (12,5—15,5%).

В конечном счете из всех ведущих мировых держав, вставших на путь капитализации народного хозяйства, по всем имперским структурам Россия занимала последнее место, и только Великороссия едва дотягивала до среднемирового уровня. Хотя по размеру национального дохода (16,4 млрд. руб., 7,4% общемирового) Российская империя занимала четвертое место после США, Германской и Британской империй, среднедушевые ее показатели находились на предпоследнем месте, опережая только Японию, но не достигая среднемирового значения.

По валовому промышленному производству (5,7 млрд. руб., 3,8% общемирового) Российская империя уступала даже Франции, находясь на пятом месте в мире.
Все российские качественные показатели (объем промышленного производства на человека и годовая выработка одного рабочего) составляли только половину среднемировых значений, превосходя лишь японские и итальянские имперские данные, но значительно, в 5—10 раз, уступая США, Германии и Великобритании.

По объему внешнеторгового оборота (2,9 млрд. руб., 3,4% мирового) Российская империя превосходила Австро-Венгерскую империю, Италию и Японию, но значительно, в 7 раз, отставала от Великобритании, в 4 раза — от Германии, в 3 раза — от США и Франции. По среднедушевым параметрам контраст был еще более разительным. Все российские показатели. в 2—12 раз были меньше, чем у других ведущих держав.

По длине железных дорог (79 тыс. км в однопутном исчислении) Российская империя занимала второе место в мире, уступая, правда в 5 раз, только США. По таким качественным показателям, как длина железных дорог на 100 кв. км., российские имперские показатели (0,3) приближались только к данным Франции (0,4) и Британской империи (0,1), но в 6 раз были меньше, чем у США, в 20—50 раз меньше метропольных структур европейских государств. По длине железных дорог на 10 тыс. жителей (4,2 —5,2) Российская империя опережала только традиционные морские державы — Японскую и Британскую империи, но по сравнению с США этот показатель был в 8 раз меньше. Только у Великороссии этот показатель (5,2) приближался к среднемировому (5,9).

Хотя формально под российским флагом находилось 2,5 млн. регистровых тонн груза пассажирского флота,
фактически ей принадлежала только пятая его часть, остальные были собственностью французских судовладельцев. Поэтому по тоннажу ее торговый флот находился на уровне Австро-Венгрии — традиционно сухопутной державы — и значительно (в 60 раз) уступал британскому торговому флоту. Этот разрыв объясняется преимущественно cyxoпутным характером Российской империи, а также относительно слабым развитием ее морского флота в целом. По количеству регистровых тонн на 1 тыс. жителей (2,7—4,1) российские показатели были наименьшими и составляли лишь 10—20% среднемировых (24,3), в 5—100 раз меньше, чем у других ведущих держав.

Хотя по объемным показателям Россия занимала промежуточное положение между ведущими индустриальными державами (США, Германская и Британская империи), с одной стороны, и индустриально развитыми (Австро-Венгрия, Италия и Япония) — с другой, и имела в целом потенциал, близкий к французскому,
по качественным показателям она делила последнее и предпоследнее места с Японией. В этом отношении Россия отставала от ведущих индустриально-развитых стран в 3—8 раз, от Италии и Австро-Венгрии — в 1,5—3 раза.

Этот разрыв можно объяснить только тем, что если Англия встала на путь индустрииализации с середины XVII в., США и Франция — с конца XVIII в., Германия, Италия и Австро-Венгрия — с 1805—1815 гг., то Россия и Япония — только с 1860-х годов. Поэтому положение догоняющей державы стало характерным для России во второй половине XIX и в XX в. когда стали очевидны преимущества нового индустриального общества, особенно в экономический сфере. Разрыв между традиционным (феодальным) и индустриальным обществом приобрел качественный характер, что особенно заметно при сопоставлении среднедушевых показателей, которые стали отличаться на порядок и более.

Обобщенная оценка положения России среди ведущих держав

По структурному (внутри имперских, метропольных и центрально-метропольных систем) количественному показателю (10,0% общемирового совокупного природно-демографического, финансово-экономического и военно-технического потенциала) Российская империя занимала четвертое — пятое места в ряду с владениями Франции, после владений США (15,7%), Британской империи (15,7%) и Германской империи (12,1%), значительно, в 3–4 раза, опережая Австро-Венгерскую (3,9%) итальянскую (3%) и Японскую (2,5%) империи. Европейская часть страны и Великороссия соответственно занимали пятое место среди метропольных и центрально-метропольных структур, после Франции и Севера Франции, обладая соответственно 7,5% и 4,2% общемирового потенциала.

По общему количественному показателю (среди всех государственных структур) Российская империя занимала восьмое — девятое места, после имперских и метропольных структур США, Германии и Великобритании, в чьих метрополиях располагался основной индустриальный потенциал. Европейская часть Российской империи находилась на 12-м месте, уступая центру британской метрополии — Англии (9,4%) и Франции-(7,6%). Великороссия занимала 15-е место после центра германской метрополии — Пруссии (7,4%) и центра французской метрополии — Северной Франции (5,4%), опережая Австро-Венгерскую, Итальянскую и Японскую империи.

Таким образом, по количественным показателям российские структуры занимали
достаточно высокое положение, ненамного (в 1,5 раза) уступая лидерам — владениям США и Британской империи и значительно, в 3–5 раз превосходя аналогичные структуры Австро-Венгерской, Итальянской и Японской империй. Поэтому по своему месту в мировом потенциале (10,0%) Российская империя входила в первую пятерку великих держав наряду с владениями США, Британской и Германской империями, наравне с владениями Франции.

По качественным показателям все российские структуры занимали
одно из последних мест: седьмое — восьмое среди имперских и метропольных структур и 21 — 23-е места среди всех структур. Так, общероссийский показатель (0,86) был меньше не только среднеимперского (1,16), но и среднемирового (1,0), превосходил только показатель Британской империи (0.63) и был в 3,5 раза меньше, чем у лидера среди имперских структур — Германской империи Европейская часть Российской империи и Великороссия, обладая индексами 1,03 и 1,10, среди своих структур — метрополий и их центров — также находились на последнем месте. Хотя их показатель и превышал среднемировой уровень, но в 2 раза был ниже средних метропольных (2,35) и центрально-метропольных (2,97) показателей; в 5 раз ниже показателя Великобритании (5,01), наивысшего среди метрополий, и в 6 раз ниже, чем у северных штатов США (6,37) максимального среди центров метрополий.

В этом отношении Россия значительно, в 4–6 раз, отставала от передовых промышленных держав — США, Великобритании, Германии и Франции, особенно от их метролией в 2–3 раза уступая показателям индустриально развитых стран второго эшелона — Австро-Венгрии и Италии.
Ее показатели были соизмеримы только с общемировым уровнем и имперскими структурами Британской и Японской империй. Это значительное качественное отставание по степени индустриализации российского общества объяснялось историческими и геостратегическими причинами. Япония, которая одновременно с Россией перешла к развитию крупного промышленного производства, используя свое выгодное островное положение, тратила на военные цели в 3–6 раз меньше средств как на душу населения, так и в объемных показателях, форсируя промышленное развитие.

Таким образом, Россия по качественным показателям, характеризующим степень ее индустриализации, являлась развивающейся аграрно-индустриальной державой, обладавшей огромными потенциальными возможностями.

По природно-демографическому потенциалу она занимала одно из ведущих мест в мире после Британской империи, значительно превосходя (в 1,5–6 раз) все остальные державы. По уровню индустриализации общества и экономическому потенциалу в целом Российская империя, включая ее центральные части, наряду с Японской империей входила в третью группу индустриально развивающихся стран, в которых были созданы основы крупного машинного производства, имелся значительный отряд фабрично-заводских рабочих, но они существенно уступали не только ведущим промышленным странам — США, Германии, Великобритании и Франции, но и второму эшелону промышленно развитых государств — Австро-Венгрии и Италии, где процесс индустриализации общества еще не вполне завершился.
***
Подробнее об этом, а так же о насыщенности войск новыми, наиболее совершенными видами вооружений, вообще о невысоком военном потенциале Российской Империи к началу Первой Мировой войны, читайте в полном тексте статьи.
Сухой отрывок:
«Недостаток финансовых средств для модернизации русской армии сказывался на уровне ее технического обеспечения даже по штатам мирного времени. <...> В Германии аэропланов было в 2, а во Франции в 3,5 раза больше. Основной объем внутриармейских перевозок из-за почти полного отсутствия автомобилей приходился на гужевой транспорт. Военно-морские силы России (0,4 млн peг. т, 5,7%) находились на уровне второразрядных военных держав — Италии, Австро-Венгрии и Японии.»



Игорь Пыхалов о Деникине

Взято отсюда.

Сегодня весьма популярно мнение, будто бы среди белой эмиграции были «плохие» белые (Краснов, Шкуро), которые пошли в услужение Гитлеру, и «хорошие», правильные белые, которые, невзирая на несогласие с большевиками, остались патриотами России. В качестве наиболее яркого представителя последних обычно приводят А.И. Деникина.

Увы, незадолго до смерти Антон Иванович основательно запомоился. Весьма показательно, что хотя приведённое ниже его письмо Трумэну было опубликовано ещё 18 лет назад, до сих пор его никто не оцифровал и не выложил в интернет. Исправляю этот досадный недочёт:

А.И. Деникин — Г. Трумэну: сделайте ставку на антикоммунистов! // Военно-исторический журнал. 1998. №4. С.92–96.

В июне 1946 года бывший главнокомандующий Вооружёнными силами Юга России генерал-лейтенант А.И. Деникин обратился с личным посланием к главам правительств США и Великобритании. Этот документ, сравнительно давно известный на Западе (однако до сих пор не переведённый на русский язык), дал основание некоторым отечественным историкам говорить о заслугах генерала-эмигранта в предотвращении третьей мировой войны и новой интервенции в СССР. Произвольно выхватывая отрывочные цитаты, эти авторы приводят их в своих работах в доказательство патриотических намерений и миротворческих устремлений А.И. Деникина. Он, дескать, был искренне обеспокоен возможным разделом и порабощением России после её военного поражения в очередном фронтальном столкновении с Западом и искал пути предотвращения этого.

В какой мере соответствует истине подобная трактовка меморандума одного из белогвардейских вождей, читатели могут судить сами, познакомившись с полным текстом письма А.И. Деникина президенту Г. Трумэну. Документ переведён на русский язык специально для «Военно-исторического журнала» постоянным его автором сотрудником Института США и Канады кандидатом исторических наук В.И. Батюком с разрешения Национального архива США, где письмо хранится в фонде адмирала Лихи*.

Содержание меморандума А.И. Деникина убеждает, что попытки представить его гуманистом-патриотом, на склоне лет осознавшим губительную для русской нации опасность братоубийственной вражды и проникшимся христианским всепрощением, беспочвенны. Деникин остался верен себе до конца. Более того, если в 20–30-е годы он публично высказывался против военной интервенции, то в письме Г. Трумэну фактически её одобряет. Этот антинациональный призыв генерал-эмигрант сопровождает рядом оговорок, из которых наиболее существенная — призыв смело опираться на явных и скрытых оппонентов существующей власти, предателей Отечества. В этом смысле позиция Деникина вряд ли отличается от той, которую заняли в своё время Власов, Лаваль, Квислинг и другие изменники, пытавшиеся облагодетельствовать соотечественников пособничеством врагу.

* Лихи Уильям Дэниэл (1875–1959) — адмирал флота США (1944), в 1942–1949 гг. — начальник штаба верховного главнокомандующего армии и флота США.

Собственно текст письма Деникина:

[Ознакомиться]I

1. Основной целью Советской власти является мировая революция. Многочисленные доказательства тому известны всем. Даже в уставе Красной Армии имеется пункт, в котором говорится, что «Красная Армия — армия мирового пролетариата, и её цель — борьба за мировую революцию».

2. Эта борьба сейчас идёт полным ходом в дипломатии, в экономике, с помощью завуалированных захватов (Азербайджан, Маньчжурия, Корея, Внутренняя Монголия...*) и с помощью разжигания внутренних антагонизмов и сепаратистских тенденций (арабский мир, Индия, Индонезия...). Путь, с которого Сталин не свернёт, несмотря на любое умиротворение, аналогичен началу пути Гитлера (через Рейнскую область, Австрию, Мюнхен и Чехословакию...).

* Здесь и далее многоточия, курсив А.И. Деникина.

3. Новая и особенно серьёзная опасность нарастает из-за новой игры, которую Советы затеяли с немцами и... с японцами. Заигрывая с чувствами национального унижения и прибегая к обманным обещаниям, Советы готовят полчища наёмников.

4. Постоянно меняя форму и интенсивность своих действий, прибегая к помощи пропаганды, локальных вооружённых конфликтов, беспорядков, забастовок и восстаний, Сталин идёт по пути «большевизации мира». Вопрос только во времени. Обстоятельства могут ускорить или в конечном итоге задержать надвигающуюся бурю. И, очевидно, всё будет зависеть от степени разложения народов пропагандой большевиков и их провокационной политикой.

5. Наиболее ужасна внутренняя ситуация в СССР, и страшная нищета его народа — вне всяких сомнений. Это может в конце концов несколько задержать решающее наступление, с другой стороны, это же может заставить Советы прибегнуть к крайнему риску. По крайней мере, в настоящее время внутренняя ситуация не ограничивает советскую агрессию, что, очевидно, свидетельствует о том, что Советское правительство страдает «головокружением от успехов» (старое изречение Сталина).

6. Принимая во внимание внутреннюю ситуацию в Советской России, а также в свете политики Советов в 1939 году и их обычной тактики можно предположить, что при этих обстоятельствах Советы не желают третьей мировой войны. Они предпочитают использовать экономическую помощь, поступающую от союзников, как для собственного блага, так и для блага своих союзников и постепенно, не открывая военных действий, с помощью испытанных методов подорвать и в конечном итоге «взорвать» мир или, по крайней мере, ослабить его до такой степени, чтобы он стал лёгкой добычей. С другой стороны, следует помнить, что если только Советы смогут использовать атомную бомбу в соответствующих масштабах, обладание этим оружием приведёт к немедленному и откровенно антигуманному действию со стороны СССР. Нападение будет произведено без объявления причины, без предупреждения, без внимания к возможностям или призывам к умиротворению со стороны западных демократий, и даже несмотря на полную капитуляцию перед советскими требованиями.

II

7. Так как будущее предвещает неизбежную борьбу между демократическими миролюбивыми странами и Советами, каковы бы ни были формы борьбы, необходимо немедленно предпринять шаги, которые гарантируют наиболее благоприятные условия в ходе предстоящего конфликта. Следующие меры должны быть приняты без промедления:

а. Тесное сотрудничество, особенно между англоговорящими державами. Не поддаваться на провокации Советов, которые раздувают и используют к своей выгоде раздор. Задача первостепенной важности — защитить Францию и Испанию от «коммунизации».

б. Отказ от предоставления СССР любых кредитов (американских или английских), пока не будут получены абсолютные гарантии прекращения всякой военной, политической и пропагандистской агрессии. Вряд ли приходится ожидать, однако, эффективных гарантий, поскольку большевистский «план восстановления» СССР известен: все ресурсы России будут направлены на пушки, самолёты и атомные бомбы в соответствии с новым «пятилетним планом», недавно провозглашённым Сталиным. С другой стороны, продовольствие и припасы, требующиеся для обеспечения народа, предполагается получить у западных демократий, у тех самых стран, против которых запасается оружие.

в. Немедленно прекратить нынешнюю оппортунистическую политику в отношении Советов. Умиротворение не предотвратит конфликт и только приведёт к большей дерзости со стороны Советов и их вассалов — зарубежных коммунистических партий. Более того, умиротворение помогает укрепить коммунистическое влияние в глазах одурманенных народных масс и ослабляет престиж демократических правительств.

г. Немедленно принять самые эффективные меры против шпионажа и подрывных действий со стороны Советов и их «пятой колонны», которые деморализуют и дезорганизуют жизнь наций. Прекратить скрывать и отбеливать ужасающие условия жизни при Советах, открыто и мужественно сказать человечеству всю правду. Преступления советского режима и его внешнеполитические проделки должны быть полностью разоблачены, с тем чтобы подготовить общественное мнение к возможному разрыву с Советами. Нельзя ждать, пока грянет буря. Одной из величайших ошибок Англии во время войны было то, что она не ограничила свои отношения с СССР одним лишь военным сотрудничеством. С помощью своих ответственных деятелей, прессы и радио Англия постоянно восхваляла Сталина, советский режим, советские достижения и т.д. Таким образом, к общему несчастью были укреплены просоветские симпатии.

III

8. Во время предстоящего конфликта, и особенно в случае, если большевистская провокация вынудит западные демократии защищаться с помощью силы, жизненно необходимо, чтобы антибольшевистская коалиция не повторила основной ошибки, допущенной Гитлером, ошибки, которая привела к поражению Германии. Во всех своих фазах борьба должна вестись не против России, но исключительно против большевизма. Не следует путать СССР с Россией. Следует различать Советскую власть и русский народ, палачей и жертв.

9. В самом деле, если случится так, что война будет вестись против России с целью расчленения и балканизации страны (Украина, Кавказ и т.д.) и с перспективой отделения русских территорий (балтийские земли, западнорусские провинции, в настоящее время находящиеся под управлением Польши* и Румынии...), то в этом случае русский народ снова воспримет войну как борьбу за защиту своего Отечества. Самое важное — не забыть уроки недавней войны. До тех пор пока война развёртывалась под знаменем интернационализма, результаты в виде бесславной финской кампании и катастрофы Красной Армии на пути к Москве были налицо. Но когда впоследствии война превратилась в смертельную борьбу за защиту Отечества, результатом стало поражение Германии.

* Самые трагические последствия для судеб мира могут иметь постоянные претензии Польши, с которыми никогда не согласится ни русский народ, ни любое правительство России. — Примеч. А.И. Деникина.

Ввиду огромной потенциальной силы России и неуязвимости её бесконечных пространств интервенция Запада кончится так же, как все другие предыдущие вторжения: польское, шведское, наполеоновское и, наконец, гитлеровское. Даже если удастся добиться временного успеха вначале, этот успех будет означать не конец борьбы, а только начало бесконечных войн.

10. Если будет ясно, что борьба идёт не против России и её суверенитета, если неприкосновенность исторических границ России будет торжественно провозглашена и если права России, неотъемлемые от жизненных интересов страны, будут торжественно гарантированы, вполне возможно, что большевистские структуры потерпят крах в результате народного восстания или государственного переворота.

11. Нельзя игнорировать тот факт, что Россия всегда испытывала определённое недоверие к русской политике западных держав, особенно Англии. В настоящее время это недоверие раздувается интенсивной большевистской пропагандой, что находит отклик не только в пробольшевистских, но и в антибольшевистских русских кругах. Необходимо, чтобы это недоверие было рассеяно как словами, так и делами. Необходимые действия нужно предпринять теперь, особенно если дело дойдёт до прямого разрыва. В этом случае надлежит:

а. Не делать никаких обещаний за счёт России, которые могли бы поощрить захват русской земли соседями.

б. В случае оккупации российской территории немедленно установить русское самоуправление и при первой возможности поощрить создание на русских землях временной центральной правительственной власти, сформированной из граждан России с возможным участием особо отобранных эмигрантов.

в. Ни при каких условиях ни одному из соседей России не должно быть позволено участвовать в военной администрации в оккупированных провинциях России. Временное военное правительство должно быть сформировано исключительно под эгидой незаинтересованных и благосклонных великих держав.

г. Только строго ограниченное количество коалиционных вооружённых сил должно быть введено в Россию. Передвижение войск должно производиться в соответствии с интенсивностью и успехом действий народа.

IV

12. Наиболее желательным для России и наиболее выгодным для мира способом урегулирования кризиса был бы внутренний переворот в СССР. Неустанно защищая свою самодержавную власть, Сталин ликвидировал или обезвредил всех возможных конкурентов, не позволив никому добиться общепризнанной популярности, и посредством до смешного льстивой прессы и множества приближённых поощрил собственный культ. По этой причине падение главной опоры большевистской иерархии приведёт к разрушению и гибели всей структуры. Искусственно инспирированный «культ» не переживёт этого. Он будет быстро заменён подозрением и ненавистью. Зная чувства людей, можно с уверенностью утверждать, что государственный переворот в России приведёт к фундаментальным переменам в режиме, а не к одним лишь персональным перестановкам.

13. Трезвые и здравые рассуждения должны убедить государственных деятелей антибольшевистской коалиции, даже тех, кто может быть враждебным к России, что история свидетельствует о невозможности её покорения или порабощения. Также любая попытка извлечь выгоды из временной слабости России, вызванной внутренними беспорядками, была бы актом безрассудства, а для многих стран — самоубийственной политикой. Подобный курс может на годы ввергнуть Европу в кровопролитие и посеять хаос во всём мире.

Напротив, дружественное отношение со стороны [западных] держав к России и её народу в этот критический момент истории на годы предопределит будущую ориентацию политики России и заложит не только материальные, но и моральные основания для будущих соглашений беспрецедентной силы и длительности.

14. Только присутствие освобождённой от большевистского ига, сильной, миролюбивой и дружественной к западным демократиям России в семье цивилизованных наций сможет восстановить равновесие в мире, сможет рассеять сохраняющийся призрак «жёлтой опасности», ослабить мировой экономический кризис, положить конец распространению коммунистической чумы и принести в мир благословение реального мира.

Генерал ДЕНИКИН
1946 [год]

Публикация В.И. Батюка