January 21st, 2018

Юрий Емельянов о "новой волне" специалистов

Из книги Юрия Васильевича Емельянова "Разгадка 1937 года".

На смену репрессированным наркомам и другим руководителям хозяйства пришло немало образованных специалистов, имевших значительный опыт производственной деятельности. Изменения в кадровом составе партийных, хозяйственных и советских организаций можно видеть по биографиям многих видных деятелей Советского Союза, таких как Громыко, Пономаренко, Брежнев, Косыгин, Тевосян, Завенягин, Ванников, Бенедиктов, Зверев, Первухин, Сабуров и другие. Как правило, они получили среднее, а затем высшее образование в 1920-е годы, затем работали по приобретенной профессии. В 1937–1938 годах многие из них были направлены на руководящую работу. Назначение наркомами лиц моложе 40 лет было обычным в ту пору.
В отличие от старых руководящих кадров новые успели получить законченное высшее образование, как правило техническое, и обрели опыт руководящей работы на советских промышленных заводах, нередко на новостройках пятилетки. Новые руководители представляли собой советских людей, сформировавшихся как руководители в период созидательного труда, а не в годы Гражданской войны. Как руководители они привыкли решать задачи мирного созидания в родной стране, а не призывать идти «на смертный бой» под лозунгами мировой революции. Они были еще в меньшей степени испорчены привилегиями, ощущением вседозволенности и цинизмом, которые обрели с годами многие из тех, кто пришел к власти в конце 1917 года. Они были преисполнены энтузиазмом самоотверженного строительства пятилеток. Они были ближе к народу, его чаяниям, его культуре, чем те, кто уже в течение 20 лет стояли у власти.
Выдвижение таких людей на высшие должности страны не было случайностью. В беседе с автором книги А. И. Лукьянов рассказал о картотеке на номенклатуру Политбюро, которую вел Сталин. На карточках, заведенных на тех, кого назначали на высокие государственные и хозяйственные посты, отмечалось социальное происхождение, образование и производственный опыт этих лиц. Не было случая, подчеркивал Лукьянов, чтобы на посты, требовавшие профессионализма, назначали людей, не проработавших достаточный срок по своей специальности, начиная с самых скромных должностей.
Один из сталинских выдвиженцев, Н. К. Байбаков, говорил про Сталина: «Ему нравились знающие свое дело люди, особенно „новая волна“ специалистов, пришедших на производство в советское время, питомцы нового строя, которых он мог по справедливости считать и своими питомцами. И нас он слушал, как мне кажется, с особым чувством — это нам, тогда молодым людям из рабфаков и институтов, предстояло обживать будущее…. И он таких всячески поддерживал, выдвигал на руководящие посты, ведь не зря знаменитые „сталинские наркомы“ — это 30—35-летние люди (в основном) с неизрасходованной энергией и верой, что будущее будет построено именно ими».
Успехи советской экономики в первые годы третьей пятилетки (1938 — июнь 1941 гг.) показывали, что новые руководители промышленного и сельскохозяйственного производства успешно справлялись с плановыми заданиями накануне войны. Темп развития оборонного производства достиг тогда беспрецедентных масштабов — 39 процентов в год. В ходе войны хозяйственные руководители и партийные руководители различных уровней сумели обеспечить высокий уровень производства. Их усилиям в немалой степени обязаны успехи в создании такого количественного и качественного превосходства в вооружениях со второй половины войны, которое обеспечило победы Красной Армии.
Нет никаких оснований полагать, что новые директора заводов и совхозов, председатели колхозов, руководители хозяйственных предприятий и партийных организаций различных уровней, имевших законченное высшее образование, немалый опыт производственной работы и жившие до 1937 года так же, как жило подавляющее большинство советских людей, оказались худшими руководителями, чем плохо образованные начальники, привыкшие с конца 1917 года главным образом командовать и пользоваться особыми привилегиями. Альтернативой выдвиженцам 1937–1938 годов были такие люди, как Бывалов из полюбившегося Сталину фильма «Волга-Волга». Беседуя с исполнителем этой роли Игорем Ильинским, Сталин хвалил его за блестящее изображение современного бюрократа. Сталин прекрасно понимал, что ожидало бы страну в 1941 году, если бы ее руководство в центре и на местах оказалось в руках таких людей, как Бывалов.