June 8th, 2018

Поклонники Николая II в Великой Отечественной войне – от Третьего Рима к Третьему рейху. Часть II

Из книги Александра Колпакиди и Геннадия Потапова "Николай II. Святой или кровавый?".

Ольденбург С. С. (1888–1940). Белогвардеец. Монархист. В эмиграции написал апологетическое сочинение «Царствование императора Николая II». Симпатизировал фашизму. «В июне 1922 года он (С. С. Ольденбург) писал П. Б. Струве: „Деятельность фашистов является огромным благотворным фактором – каковы бы ни были отдельные проявления“».
Вот интересный факт об умственных способностях данного экземпляра: «Пораженные вирусом антикоммунизма, лучшие умы белой эмиграции выдавали на‑гора настолько нелепые прогнозы развития событий на Европейском континенте, что диву даешься. Апрель 1939 года, статья весьма уважаемого исследователя Сергея Сергеевича Ольденбурга, автора монументальной монографии „Царствование Николая II“. Профессор истории, между прочим, пишет, не отставной козы барабанщик, привыкший к строгим научным формулировкам, консерватор, близкий по взглядам к П. Б. Струве. Публикация называется „Политика Польши“ (источник: „Возрождение“, Париж, № 4178 от 7 апреля 1939 года) и посвящена позиции Польского государства, оказавшегося перед лицом немецкой угрозы. Г-н Ольденбург метко подметил, что двумя базовыми „китами“ польской политики этого времени были два положения: 1) „Польша намерена сохранять свою независимость“ и 2) „Польша знает, что советская опасность может оказаться горше германской“. Менее чем через полгода Варшаве довелось испытать катастрофические последствия умозаключения № 2, но весной 39‑го антисоветчики разливаются в похвалах упертым и кичливым ляхам: „Польша уже добилась того, что в Западной Европе замечается резкое охлаждение к идее союза с большевиками. Дав понять, что ни в какой блок, включающий СССР, Польша не войдет; что никакой советской поддержки она не только не желает, но и не допустит, – польское правительство уже оказало огромную услугу европейскому миру“. Мне трудно понять, как политический аналитик мог столь упрямо игнорировать шаткость польской позиции, рассматривая польско-немецкий договор 1934 года как надежную гарантию ненападения Берлина. Сергей Сергеевич на полном серьезе пишет: „Это (вышеупомянутый договор, заключенный Пилсудским и Беком с Третьим рейхом. – Breviarissimus) дало возможность Польше приобрести самостоятельное значение на востоке Европы, стать великой державой, а не простою спутницей других держав. Конечно, самостоятельная политика таит в себе опасности, – ‹великодержавие обязывает!›“. Феерия какая-то, автор нахлобучил академическую шапочку на глаза, нарисовал вслепую точку на потолке и убеждает окружающих, что истина – строго там. Впрочем, ларчик открывается элементарно, читаем следующее предложение. „Если бы Польша сейчас соскользнула снова на роль второстепенного государства, взывающего к чужому покровительству и следующего чужим указаниям, – она не спасла бы себя и в то же время не отдалила бы, а наоборот – провоцировала бы ту вторую мировую войну, которой жаждут большевики“. Глубина заблуждений публициста тем страшнее, что перед нами строки, вышедшие из-под пера одного из самых способных и информированных в „делах европейского концерта“ эмигрантов. Пещерный антикоммунизм Гитлера казался этим господам куда предпочтительнее, нежели потуги европейских правительств, изрядно напуганных растущими аппетитами Рейха и предчувствующих неминуемую схватку с немцами. Любые же попытки западных держав как-то обезопасить себя путем налаживания контактов в сфере оборонных вопросов с Советами вызывали у господ белодельцев нервные расстройства, ввиду чего неудача так называемых англо-франко-советских „Московских переговоров“ середины 1939 года была восторженно встречена в русских эмигрантских кругах. Уподобившись блаженным деревенским дурачкам, эмигрантские „мыслители“ на все лады повторяли за Чемберленом сказки об „умиротворении Германии“ <…> хотя, казалось бы, в апреле, после распила Чехословакии, ВСЕ уже должно было быть ясно как божий день. „Гитлер – это война“. Ан нет, Ольденбург убежденно рассуждает в том же „мюнхенском“ русле: „Если бы Польша вошла в антигерманский блок, это почти наверное было бы тем ‹коротким замыканием›, которое автоматически вызвало бы мировую войну“». Умер Ольденбург в Париже.
[Читать далее]
Орехов В. В. (1896–1990). Белогвардейский капитан. Командовал бронепоездом. Издавал журнал «Часовой». Поддерживал диктатора Франко, от которого получил орден. Умер в Брюсселе.
Рогожин А. И. (1893–1972). Белогвардейский офицер. Монархист. В период Второй мировой войны был командиром полка в коллаборационистском Русском охранном корпусе в Югославии, затем командиром корпуса. Получил железный крест. Умер в США.
Романовский С. Г. (герцог Лейхтенбергский) (1890–1974). Пасынок великого князя Николая Николаевича. Окончил Морской корпус. Капитан 2 ранга. Участник Первой мировой войны. Белогвардеец. Возглавлял Русское собрание в Риме. Умер в Риме.
Ряснянский С. Н. (1886–1976). Белогвардейский полковник, командир кавалерийского полка. Монархист. В годы Второй мировой войны служил начальником штаба в 1‑й Русской национальной армии. После 1945 года жил в США. Умер в Новом Йорке.
Сальников Д. Н. (1882–1945). Участник Русско-японской войны. Окончил Николаевскую военную академию. Белогвардейский генерал. Воевал в бандах Деникина и Колчака. Монархист. Начальник штаба Дальневосточного отдела КИАФ. Умер в Маньчжурии.
Сахаров К. В. (1881–1941). Окончил кадетский корпус, Николаевское военно-инженерное училище и Николаевскую академию Генерального штаба. Участник Первой мировой войны, полковник. Участник Корниловского мятежа в августе 1917 года. Служил в Добровольческой армии. Получил в 1918 году чин генерал‑майора, в 1919 году – генерал-лейтенанта. Представитель Деникина при «верховном правителе» Колчаке, командовал белогвардейскими армиями в Сибири. Бежал в Японию, затем в Германию. Монархист. Был одним из руководителей русских фашистов в Германии. Умер в Берлине.
Семенов М. А. (1894–1965). Окончил 1‑й кадетский корпус в Санкт-Петербурге и Павловское военное училище. Участник Первой мировой войны. В Добровольческой армии и ВСЮР капитан, начальник полковой команды конных разведчиков. Монархист. После бегства из России жил в Королевстве СХС (сербов, хорватов и словенцев). Весной 1941 года сотрудничал с 6‑м отделом Главного управления имперской безопасности (РСХА). Летом 1942 года организовал штаб для формирования добровольческого русского отряда вспомогательной полиции из трех рот. Весной 1943 года служил в Германии в составе разведывательной службы «Цеппелин», гаупштурмфюрер СС. Осенью того же года из добровольцев – молодых эмигрантов в Югославии и военнопленных – формировал особый полк СС «Варяг». Воевал с югославскими партизанами. Получил звание оберста. Полк «Варяг» вошел в состав ВС КОНР. Умер в Сан-Паулу.
Скаржинский П. В. (1881–1956). В 1915–1917 годах – Волынский губернатор. В эмиграции был председателем окружного совета Объединенных монархических организаций в Югославии, а с 1940‑го по 1956 год председателем Высшего монархического совета (ВМС). Умер в ФРГ.
Скородумов М. Ф. (1892–1963). В 1912 году окончил Павловское военное училище и служил в Павловском полку. Участник Первой мировой войны. В Гражданской войне воевал в войсках Деникина и Врангеля. Белогвардейский генерал. Монархист. После бегства из России жил в Югославии. После оккупации Югославии нацистами формировал Русский охранный корпус, но был отстранен от командования. Служил в Русском охранном корпусе в Югославии рядовым. После Второй мировой войны уехал в США. Умер в Лос-Анджелесе.
Смысловский Б. А. (кличка Артур Хольмстон) (1897–1988). Окончил Михайловское артиллерийское училище. Участник Первой мировой войны. Белогвардейский офицер. Воевал в составе ВСЮР. Бежал в Польшу, а затем перебрался в Германию. В период Второй мировой войны: сотрудник Абвера, начальник Зондерштаба «Р» (Россия), командир 1‑й Русской национальной армии в чине генерал‑майора вермахта. Численность сотрудников зондерштаба «Р» превышала 1000 предателей России. Перед капитуляцией Третьего рейха сбежал в нейтральный Лихтенштейн. В 1948 году переехал в Аргентину. В 1966 году вернулся в Лихтенштейн, где и умер.
Соломоновский И. К. (1901–1974). Белогвардеец. Жил в Югославии. После нападения Германии на СССР подал рапорт с просьбой направить на Восточный фронт, который был удовлетворен. Дослужился от чина фельдфебеля до майора вермахта, служил в разведке и контрразведке. Умер в Бразилии.
Солоневич И. Л. (1891–1953). Белогвардеец. Теоретик монархизма. После бегства из СССР сотрудничал с Геббельсом. Вот записи в дневнике Йозефа Геббельса: «01.07.37. Читаю ужасающую книгу о России. Солоневич „Потерянные“ („Россия в концлагере“ в переводе на немецкий. – Авт.). Фюрер тоже хочет ее прочитать. Следующий партсъезд будет опять посвящен борьбе с большевизмом. Мне фюрер дает тему Испании.
Фюрер поговорил с нашим московским послом Шуленбургом, который рисует очень мрачную картину России. Только террор, интриги, убийства, предательство, коррупция. И это родина рабочего класса!
05.07.37. Потрясенно продолжаю чтение „Потерянных“ Солоневича.
22.07.37. Дочитал „Потерянных“ Солоневича до конца. Жуткая хроника. Вот он, большевизм в чистом виде.
14.10.37. С ужасом читаю вторую часть „Потерянных“ Солоневича. Да в России просто кромешный ад. Стереть с лица земли. Пусть исчезнет.
22.10.37. Читаю „Потерянных“ дальше. Ужасно, ужасно, ужасно! Мы должны защитить Европу от этой чумы.
27.10.37. Вчера проснулся очень рано. Дочитал „Потерянных“ Солоневича. Эта книга должна попасть ко всем. Документ XX столетия. Вот до чего мы довели Европу.
04.02.38. ГПУ взорвало бомбу в Софии. Покушение на Солоневича. Его жена погибла, он невредим. Это Москва… Эти Советы – настоящий преступный синдикат. Их надо уничтожить огнем и мечом!
04.03.38. Гестапо не хочет пускать Солоневича в Германию. Якобы он агент ГПУ. Несусветная чушь. Придется проявить настойчивость.
10.03.38. Солоневича, наконец, несмотря на все сомнения, пустят в Германию. Хорошо сработано!
28.04.38. Солоневич побывал у Ханке. Произвел приятное впечатление. Хочет денег за свою антибольшевистскую работу. Не имею ничего против, такие люди могут нам пригодиться.
01.05.38. Даю Солоневичу субсидию в 30 000 марок для его антибольшевистской газеты. Он работает хорошо.
29.05.38. Солоневич все же остается в Берлине. Его газета должна и дальше выходить в Софии. Я предоставляю для этого средства. В Берлине она нам не слишком нужна.
07.09.38. Говорил с Розенбергом о Солоневиче. Он считает того не слишком искренним. Буду действовать более осторожно.
07.06.41. Солоневич предлагает свое сотрудничество. Прямо сейчас я еще не могу его использовать, но наверняка смогу очень скоро» (Источник: «Die Tagebücher von Joseph Goebbels», Teil I, Bd. 4: 206, 210, 228, 358, 364, 376; Bd. 5: 135, 186, 197, 276, 281, 323; Bd. 6: 75; Bd. 9: 357, 359).
«Из переписки И. А. Ильина и И. С. Шмелева в 1939 году: „Ильин: [Солоневич] гад последний! наемный агент Геббельса, живет под Берлином в отнятой у евреев вилле.
Шмелев: Для меня Солоневич был всегда гадом. Его приемы – грязные“ (цит. по „Переписка двух Иванов (1935–1946)“, 2000)».
В книге «Россия в концлагере» Солоневич показал полное непонимание положения в СССР. Он там написал: «Один факт остается для меня абсолютно вне всякого сомнения… страна ждет войны для восстания. Ни о какой защите „социалистического отечества“ со стороны народных масс не может быть и речи. Наоборот, с кем бы ни велась война и какими бы последствиями ни грозил военный разгром, все штыки и все вилы, которые только могут быть воткнуты в спину красной армии, будут воткнуты обязательно. Каждый мужик знает это точно так же, как это знает и каждый коммунист! Каждый мужик знает, что при первых же выстрелах войны он в первую голову будет резать своего ближайшего председателя сельсовета, председателя колхоза и т. д., и эти последние совершенно ясно знают, что в первые же дни войны они будут зарезаны, как бараны». Что ж, тем хуже для тех, кто ему доверился! Будущее показало, какой строй защищает русский народ. Умер Солоневич в Монтевидео.
Спасовский М. М. (1890–1971). Дворянин. Эмигрировал из СССР в Персию в 1926 году. Работал архитектором при дворе шахиншаха Реза Пехлеви. В 1940–1941 годах жил в Бомбее. В 1941 году переехал в Шанхай, где печатал статьи в журнале «Фашист». Перевел на русский язык «Майн кампф» Гитлера. В 1949 году бежал на Тайвань, а в 1955 году в Австралию. Умер в Аргентине.
Столыпин А. П. (1903–1990). Сын премьер‑министра Николая II П. А. Столыпина. С 1935 года член Национального союза нового поколения (НСНП), затем Народно-трудового союза (НТС). В 1942–1949 годах председатель отдела НТС во Франции. На антисоветском митинге 28 октября 1947 года зачитал декларацию «СССР – это не Россия». Умер в Париже.
Трескин Л. Н. (1888–1957). Окончил 2‑й Московский кадетский корпус и Александровское военное училище. Участник Первой мировой войны. Белогвардейский полковник. Монархист. Оказывал вооруженное сопротивление Октябрьской революции в Москве. Начальник отдела связи Добровольческой армии. Эмигрировал в Югославию. В период Второй мировой войны служил в Русском охранном корпусе в Югославии командиром батальона. Умер в США.
Туркул А. В. (1892–1957). Участник Первой мировой войны в чине подпоручика. Участвовал в дроздовском походе Яссы – Дон и Гражданской войне. В 1920 году получил от Врангеля чин генерал‑майора. Командовал Дроздовской дивизией. В 1920 году сбежал из Крыма в Галлиполи. В 1931 году эмигрировал во Францию. С 1935 года – организатор и главарь Русского национального союза участников войны (РНСУВ). В 1938 году выслан из Франции. В годы Второй мировой войны член Комитета освобождения народов России (КОНР) и командир Отдельного корпуса ВС КОНР (РОА). Умер в Мюнхене.
Храповицкий А. П. (1863–1936). Первоиерарх РПЦЗ с 1920‑го по 1936 год. До 1929 года признавал «Верховным Вождем» великого князя Николая Николаевича, а после похорон последнего объявил о признании «императором» великого князя Кирилла Владимировича. «У митрополита была своя православная вера в царство и царя, вера чисто византийская, теократическая. Царь не был для него политической формулой, как для всех бюрократов, политиков или просто „союзников“. Царь – это был догмат веры… Царь и монархия для митрополита именно и не были вопросами политическими, а чисто религиозными. Он и не сопоставлял, и не мог сопоставлять монархию с другими обликами государственного устройства, потому что все остальное было политическое, человеческое, государственно-правовое, а монархия почивала на библейской теократии, на священноначалии. Потому-то политика и была ему чужда. Царь был религиозно оправдан, а идеологию конституционного либерализма, кадетской партии, республики никак нельзя было религиозно канонизировать. Отсюда и известный антониевский афоризм: „Терпеть не могу слов, кончающихся на ‹уция›: конституция, революция, проституция…“».
В 1930 году Храповицкий обратился с архипастырским посланием такого содержания: «…Я, смиренный Антоний, Митрополит Киевский и Галицкий, старейший из русских Архипастырей, находящихся волею Божией на свободе от красного плена, возвышаю свой голос, дабы возвестить русскому народу:
Православные христиане! Вставайте все против красного Антихриста! Не слушайте ничьих призывов примириться с ним, от кого бы сии призывы ни исходили! Нет мира между Христом и Сатаною. Властию, данною мне от Бога, разрешаю и освобождаю всех верующих от присяги, данной Советскому самозваному Правительству, ибо Христиане Сатане не подданные. Властию, данной мне от Бога, благословляю всякое оружие, против красной Сатанинской власти подымаемое, и отпускаю грехи всем, кто в рядах повстанческих дружин или одиноким народным мстителем сложит голову за русское и Христово дело.
Первее же всего благословляю оружие и боевую работу всенародного Братства Русской Правды, которое уже немало лет словом и делом ведет упорную борьбу против красного Сатаны во имя Бога и России. Милость Господня да почиет над каждым, кто вступит в Братские ряды, либо придет на помощь Братству!». Умер Храповицкий в Сремских Карловцах (Югославия).
Черепов А. Н. (1877–1964). Белогвардейский генерал. Командовал дивизией. В эмиграции председатель Новисадского отделения 4‑го отдела РОВС. В период Второй мировой войны командовал полком в РОК. Был награжден Железным крестом 2‑го класса. Умер в Нью-Йорке.
Чухнов Н. Н. (1897–1978). Белогвардейский корнет. В период Второй мировой войны был прикомандирован к штабу 1‑й казачьей кавалерийской дивизии генерал‑майора X. фон Паннвица и к штабу Отдельного корпуса ВС КОНР генерал‑майора А. В. Туркула. С 1947 года – Генеральный секретарь представительства Высшего монархического совета (ВМС) в Германии и Австрии. С 1953 года председатель Главного управления Российского общемонархического объединения (ГУ РОМО). Умер в Новом Йорке.
Шатилов Б. Н. (1891–1972). Окончил Орловский кадетский корпус и Михайловское артиллерийское училище. Участник Первой мировой войны. Белогвардейский полковник в Добровольческой армии и ВСЮР. Монархист. Сбежал в Галлиполи, затем в Болгарию. Во Второй мировой войне сражался как командир роты в составе коллаборационистского Русского охранного корпуса в Югославии. После 1945 года перебрался в США. Умер в Новом Йорке.
Штейфон Б. А. (1881–1945). Окончил Чугуевское пехотное юнкерское училище в 1902 году. Участник Русско-японской войны. В 1911 году окончил Николаевскую военную академию. Участвовал в Первой мировой войне. Белогвардейский генерал. Начальник дивизии. Монархист. После бегства из Крыма командовал лагерем в Галлиполи. Затем жил в Болгарии и Югославии. В период Второй мировой войны командовал Русским охранным корпусом (РОК) в Югославии, воевавшим с партизанами Тито и РККА. Умер в Загребе.
Улагай К. К. (1893–1953). Окончил Елисаветградское кавалерийское училище. Участник Первой мировой войны в чине штаб-ротмистра. Во время Гражданской войны воевал в Добровольческой армии и ВСЮР. Сбежал в Турцию, затем в Югославию. В 1920-е и 1930-е годы был близок к королю Албании Ахмеду Зогу. После оккупации Албании Италией уехал в Иран. В 1942 году возглавил Мусульманский комитет по освобождению Кавказа, ваффенштандартенфюрер СС. Сбежал в Италию, затем в Чили. Умер в Сантьяго-де-Чили.
Фосс К. А. (1898–1991). Служил во ВСЮР. Белогвардейский капитан. Монархист. Руководитель канцелярии РОВС. Командующий внутренней линией (начальник разведки) РОВС. С 1925‑го по 1941 год служил в военном министерстве Болгарии. В период Великой Отечественной войны сотрудничал с абвером, был помощником коменданта города Николаева при немецких оккупантах. Заслужил звание зондерфюрера и Железный крест. Умер в Баварии.
Шкуро А. Г. (1886–1947). Участник Первой мировой войны в чине есаула. Во время Гражданской войны произведен в белогвардейские генералы. Командовал конным корпусом. В эмиграции жил в Королевстве СХС, Франции и Германии. Во Второй мировой войне – группенфюрер СС и начальник Резерва казачьих войск при Главном штабе войск СС. Подготовленные Шкуро казаки воевали с партизанами в Югославии. Сдался англичанам, но был ими выдан советским властям. Повешен в Москве.
Это лишь некоторые весьма известные монархисты, прошедшие путь от монархизма к нацизму и коллаборационизму. Петлю из русской пеньки получили немногие из них, но заслуживали ее все они.
9 мая 2016 года нынешний депутат Госдумы Наталья Поклонская пронесла икону с изображением Николая II на шествии «Бессмертный полк» в Симферополе. Она заявляла, что якобы ее просил об этом некий мифический «ветеран», которому Николай II помог, сотворив чудо, во время Великой Отечественной войны. Хотя Россия переполнена религиозной пропагандой, но ни об одном документально зафиксированном факте такой «помощи» мы не слыхали. Зато имеется информация о «чудесной помощи» Николая II нацистским пособникам и предателям России. Вот она: «В 1947 году в русской эмиграционной печати появилось сообщение о дерзновенном молитвенном обращении к Царской Семье во время Второй мировой войны в Югославии. Небольшой отряд казаков с обозом, в котором находились раненые, женщины, дети, старики и один священник, потерял связь с главными силами и оказался окруженным с трех сторон врагом и прижатым к непроходимому болоту. Это случилось в день Тезоименитства Государя Императора. Священник о. Илья, призвав всех к молитве, отслужил молебен „Мученику Николаю, Государю Российскому“ с призывом: „Святые мученики Дома Царского, молите Бога о нас“. Пел весь отряд и все, находившиеся в обозе. На чье-то возражение, что Царственные Мученики еще не прославлены и чудеса от Них еще не явлены, о. Илья ответил: „А вот молитвами Их и выйдем… Указание вам в житиях святых чтите, когда на телесах святых мучеников, без всякого прославления, христиане храмы строили, лампады возжигали и молились таковым яко предстоятелям и ходатаям…“. И действительно, чудесным открытием о. Ильи отряд и обоз вышли в полном составе из окружения, пройдя ночью через болото, прямо к месту расположения главных сил, с которыми они и соединились. Из окрестных жителей никто не хотел верить, что прошли они этим путем. Утром неприятели не могли установить и следа, куда ушел отрезанный отряд, который считали своей верной добычей».
Так с каким «ветераном» толковала Поклонская? Уж не с ветераном ли нацистского коллаборационистского Русского охранного корпуса?
Ведь большинство беглых монархистов вообще и поклонников Николая II в частности сражались во Второй мировой войне на стороне держав фашистской «оси». Логично, что их «небесный покровитель» Николай II тоже по мере сил способствовал им в борьбе с СССР. Так что нет никаких оснований сомневаться в том, что если бы Николай II и другие члены его семьи были живы во время Великой Отечественной войны, то также поддерживали бы фашистских агрессоров против России. Собственно, многие царские родственники поддерживали их и реально.
Мы понимаем, что после выхода этой книги на нас обрушатся с критикой ангажированные историки. И даже не столько проплаченные, что было бы естественно, а жертвы проведенного в последние тридцать лет жесточайшего «промывания мозгов» – точнее, их загаживания. Когда тебе из каждого утюга демонстрируют тщательно отретушированные фотографии «царственных мучеников» и поют о том, какой Россия была славной и богатой, то и у доктора физико‑математических наук «крыша поедет», а историки – они же сплошь гуманитарии, у них с логикой-то не очень…
На неотретушированных фото царь с семейством уже не такие красивые – но тоже ничего. Не то что рабочие вожаки, все какие-то худые, чахоточные, и дети их страшны, хоть в триллер вставляй. Но ведь царская чета не работала по 14 часов, а после прогулок шла во дворец, а не в казарму. Их дети не батрачили с семи лет и не ели хлеб с лебедой – так почему бы им красивыми не быть.
Да, мы не спорим – количество убитых при Николае II его подданных несопоставимо с жертвами Гражданской войны. Но изверги, залившие кровью новую, только что родившуюся Советскую Россию, не с Марса были импортированы – они были воспитаны в той самой «благословенной» России, которую мы, хвала Универсуму, потеряли. И если Сталина сейчас делают ответственным за все: голод (хотя сельское хозяйство угробили еще при монархии), ежовщину, убитых нацистскими оккупантами советских людей и т. д., то «хозяин земли русской», легкомысленно или сознательно допустивший множество преступлений, позволявший использовать армию против народа и поощрявший государственных убийц, – он-то почему весь в белом? Потому что таким его нарисовали в изданиях НТС и на радио «Свобода»?
Ну, креатуры ЦРУ США – это настоящие друзья русского народа, кто бы сомневался! Одной Новодворской надо разве что не в ноги поклониться…
Да, кстати: пусть каждый из критиков заглянет в свой семейный альбом. Если там отыскиваются дворяне, священники и прочие привилегированные в императорской России лица, тогда интерес к реставрации монархии понятен. Если же рабочие или крестьяне, то сначала стоит задать себе вопрос: вы точно хотите, чтобы революции не было, а через сто лет после Октября 1917 года в Россию вернулось сословное общество? Совершенно точно? Потому что в Российской империи нищий деревенский пацан не мог стать доктором наук ни при какой погоде. От аристократов он мог получить только один ответ: твое место – в хлеву, туда и ступай.
Вы хотите в хлев?