October 15th, 2018

Про мелкобуржуев и мелкобуржуйство

Самое, на мой взгляд, существенное, из статьи remi_meisner

Какова психология и каковы "поведенческие свойства" типичного мелкого хозяйчика? Обычно все помыслы и все интересы мелкого хозяйчика сосредоточены вокруг маленького куска собственности, каковой кусок хозяйчик должен от всего общества уберечь и, по возможности, округлить-увеличить, потому мелкобуржуй уважает капитал. С другой стороны, мелкий буржуй трудится сам (в противном случае, он уже не мелкий, а обычный буржуй), потому и труд он уважает, хотя бы на словах. С одной стороны, мелкобуржуй понимает, хотя бы на уровне "подкорки", что в капиталистическом обществе его положение крайне неустойчиво, потому в мелкобуржуйской голове существует запрос на "перемены". С другой стороны, мелкобуржуй трясётся за свою мошну, отсюда мелкобуржуйский запрос на "стабильность". Мелкий хозяйчик по жизни какбе "воюет" со всем обществом: грабит своих работников, обманывает покупателей, а сам регулярно подвергается ограблению со стороны буржуев и буржуйского государства, а также со стороны нищих люмпенов-гопников, которые до какого-нибудь Абрамовича хрен доберутся, своего брата люмпена или же пролетария грабить не станут (ибо беспонту), а вот пухлый мелкобуржуйчик как объект для грабежа им как раз подойдёт - отсюда знаменитый мелкобуржуйский индивидуализм, переходящий в грубый эгоизм, а то и в эгоцентризм. Мелкобуржуй легко "загорается", если кто-то тронет его собственность, но и очень быстро "остывает", если убеждается, что его собственность в безопасности. Противоречивое и неустойчивое положение мелкобуржуя в капиталистическом обществе делает и мелкобуржуйскую идеологию очень противоречивой. Тут тебе требование "справедливости" - и тут же пламенные речи в защиту "священной частной собственности". Тут тебе требование "равноправия" - и тут же поспешный отказ от идеи Равенства. И т.д.
[Читать далее]
По ходу технического прогресса количество мелкобуржуев в обществе не растёт, а уменьшается. Крупное производство вытесняет мелкое, агрохолдинги разоряют фермеров, таксомоторные компании оставляют не у дел частных извозчиков-"бомбил", а крупные торговые сети пожирают ларёчников с лоточниками. Так что не только пролетарии, но и сами мелкобуржуи оказываются, зачастую, вытеснены в категорию неприкаянных "люмпенов". Понятно, наличие у человека любой собственности способствует усвоению человеком мелкобуржуйской идеологии, но тут наши друзья капиталисты оказывают Делу Пролетарской Революции услугу - сколько бы буржуинские аналитики ни орали о важности и нужности тнз "среднего класса", капиталист просто в силу самой своей сути никак не может этот самый "средний класс" не грабить и не разорять. И вот - идут буржуйские "приставА" описывать имущество граждан, размывая класс мелких хозяйчиков и увеличивая число пролетариев и люмпенов... Конечно, буржуинские статистики будут записывать лишённых средств к существованию людей в "самозанятые" и, тем самым, наплодят на бумаге множество "новых мелкобуржуев". Но мы-то знаааааем!..

С плохим вариантом ясно. Рассмотрим хороший.
Например, программист на свой страх и риск участвовал в неком стартапе, и после успешного запуска стал получать некоторый процент от прибыли. Предположим, он никого не эксплуатирует, кроме железного сервера, на котором крутится проект. Но при этом у него больше нет необходимости продавать свою рабочую силу повременно. У него появился другой источник дохода, не завязанный на его способность трудиться. У программиста появится мелкобуржуазная психология? В чём она будет выражаться, и чем это грозит ему самому и обществу? А если программист, получая доход от стартапа, одновременно продолжает работать, уже в другом проекте на повременной оплате? Как у него будут обстоять дела с психологией? До кучи добавим ему ещё источник дохода. Программист наладил у себя на участке домашнюю автоматику и обеспечивает себя едой по принципу натурального хозяйства. В этом случае его нельзя вообще назвать ни буржуем, ни пролетарием, поскольку он вообще на рынок не завязан никак. Однако на его психологию это влияет несомненно. И, предположим, он вскладчину с другими соседями-мужиками купил 3д-принтер по пластику и ещё один по металлу. Теперь он ещё и владелец кооперативной собственности. Что тоже накладывает на него свой отпечаток. Не забываем также о географической "размазанности". Живёт человек в одном месте, доход получает в другом, ещё удалённо работает в третьем, учится в четвёртом, лечится в пятом.
И это типичная картина. Собственно пролетарского труда не остаётся. Поэтому интересна психология и поведение именно вот такого многостороннего персонажа, который описан выше.

У большинства людей классовое положение какбе "смешанное", большинство людей - именно такие вот "многосторонние персонажи", как программист из "примера".

(Впрочем, программист этот - совершенно фантастический персонаж, в реале таких не бывает! В действительности всё не так, как на самом деле )))
Во-первых, "железный сервер", который стал источником дохода воображаемого программиста, вряд ли самостоятельно вырабатывает ресурс "золото". Скорее, сервер нужен кому-то для производства материальных благ, либо услуг. И ресурс "золото", который капает программисту в карман, получается от продажи этих самых товаров и услуг, а не от работы сервера как таковой. Стало быть, кто-то кого-то таки эксплуатирует и кто-то чем-то спекулирует, а полученной прибылью делится с полезным и нужным программистом.
Во-вторых, в рыночном обществе программист никак не сможет "отвязаться от рынка", даже супернавороченная "домашняя автоматика" не поможет. Потому что для выращивания еды "по принципу натурального хозяйства" всё равно нужно будет покупать удобрения и воду для посевов, кормА для скотины, бензин для сельхозтехники и электричество для той самой пресловутой "автоматики", а также пластик и металл, которые нужно заряжать в 3д-принтер, чтобы чего-нибудь полезное себе напечатать... А денежки на покупку всех этих необходимых для ведения хозяйства припасов наш программист, как мы уже выяснили, получил с продажи неких неназванных товаров или услуг. Пускай он лично продажей и не занимался, но если бы где-то кто-то не потрудился, а потом какая-то купля-продажа не состоялась бы - откуда бы взялась прибыль, с коей программисту капают "проценты"? Вот вам и "отвязались от рынка"! НЕЛЬЗЯ ЖИТЬ В ОБЩЕСТВЕ И БЫТЬ СВОБОДНЫМ ОТ ОБЩЕСТВА!!!
)

Не нужно полагать, будто только условия получения человеком его доли общественного продукта формируют психологию и убеждения человека. Мол, если человек наёмный работник, то психология у него точно будет пролетарская, а если у человека есть свой маленький "бизнесок", то и психология у человека будет мелкобуржуйская, и убеждения будут соответствующие, гарантия 146%. Если б дело реально обстояло именно так, дворянин Вова Ульянов не лез бы в неприятности, управлял бы своим поместьем, грабил бы крестьян без всякой жалости и хватался бы за револьвер, едва заслышав крамольное словцо "революция". Однако, человек есть продукт не только обстоятельств, но и воспитания, следовательно классовое положение человека только создаёт предпосылки для усвоения человеком той или иной идеологии, но никаких "гарантий", что человек будет этой идеологией по жизни руководствоваться - не даёт.
Касаемо "уходящих пролетариев" - тоже огромная ошибка! Тыщу раз повторял - и сейчас тож повторю, раз опять на эту тему разговор зашёл! Никуда "пролетарский труд" не девается, дорогие товарищи читатели! Даже если все окружающие вас вещи "произведены китайцами" - всё равно кто-то эти товары в РФ из Китая привёз, погрузил-разгрузил, доставил до магазина, по полочкам красиво разложил... а заодно кто-то поддерживал в рабочем состоянии дороги, по коим китайские товары к расейскому потребителю ехали, кто-то добывал нефть и делал из неё бензин, которым фура, перевозящая китайское барахло, была заправлена... и ещё тот же "кое-кто" своим трудом обеспечивает каждому из вас, товарищи читатели, тепло в батарее, ток в розетке и воду в кране... кто-то вывозит из ваших дворов мусор, подметает улицы, выкачивает говно из септиков... Всем этим занимаются именно что пролетарии.
Да, капиталистам проще иметь дело не со скованной одним общим интересом толпой работяг-пролетариев, а с конгломератом мелкобуржуев, каждый из которых "сам по себе", каждый из которых видит в "коллегах" не товарищей, а конкурентов и врагов. Да, в периоды между сотрясающими капиталистический мир кризисами буржуин милостиво позволяет мелкобуржуям "вздохнуть" - понаоткрывать магазинчиков, кафешек, маленьких фирмочек... Но приходит очередной кризис, мелкобуржуйское благополучие тает, словно воск от лица огня, миллионы мелкобуржуев вынуждены отказываться от своей собственности и идти в услужение к крупному буржуину - до следующей "междукризисной передышки". И выход из этого "заколдованного круга" есть только один: Социалистическая Революция. Которая, впрочем, всё равно несёт классу мелкой буржуазии смерть, потому что уничтожает частную собственность. Но, согласитесь, это таки две большие разницы - стать рабочим при социализме, либо стать люмпеном при капитализме!

Классики в своё время описывали мелкобуржуазные слои. Но те мелкие буржуи таки значительно отличались от вышеописанного товарища.

"Те" мелкие буржуи особо от "нонешних" в плане психологии и социальных ухваток не отличались, как ни парадоксально это звучит. Просто была у тогдашнего мелкобуржуя вместо квартиры - изба, а вместо "железного коня" - обычный конь, из мяса и костей. Но ОТНОШЕНИЯ, в которые тогдашний мелкобуржуй вступал с соотечественниками в процессе производства и потребления материальных благ, были очень похожи на отношения, в которые приходится вступать теперешним мелкобуржуям. Почитайте классиков, почитайте Горького, Успенского, Чехова и Куприна, посмотрите, насколько похожи были мелкобуржуи столетней давности на современных своих братьев по классу! Те же дела, те же мысли, те же убеждения, те же разговоры (иногда прям слово в слово)! И если захотите узнать, почему да отчего мелкобуржуи стали такими, какими они стали - снова читайте классиков, Маркса и Ленина.
Ещё вопросы по мелкобуржуазности.
Являются ли артельщики мелкобуржуазными? Например, бригада строителей подрядилась построить дом, без посредников. Всю выручку они будут делить между собой.
Или команда программистов, работающая на таких же условиях. Будет ли у них мелкобуржуазная психология? Или для её появления нужны какие-то дополнительные условия? Например, имеет ли значение окружающая среда? То есть, работает ли эта команда в условиях рынка, или находится в нерыночной цепочке кооперации для удовлетворения собственных потребностей?


Мелкобуржуазной психологией (индивидуализм, стремление к наживе, политическая ограниченность и неустойчивость, равнодушие к страданиям ближнего и т.п.) в капиталистическом обществе будет поражена большая часть населения, включая самых-самых настоящих пролетариев, даже промышленных рабочих, всяких там строителей-слесарей-токарей с усами и в кепочках. Ибо общественное бытие, как известно, определяет общественное сознание. Ильф и Петров во время своей поездки по США встречали несчастных пролетариев, которые уже замучились кататься автостопом по стране в поисках подработок и явно не видели никаких першпектив в будущем. И что же? Чуть ли не все хронические безработные в спорах с советскими писателями защищали капиталистический порядок и оказывались типичнейшими мелкобуржуями по духу. Им нравилось, что в СССР нет безработицы, но категорически не нравилось, что в СССР миллионером не стать, хотя, сами понимаете, шансы безработного стать миллионером - и в США тоже равны примерно так нулю. Вишь, дело не в том, где трудился тот или иной американец, всё дело в производственных отношениях, господствующих в данном обществе.

Предположим, всё общество стало мелкобуржуазным. Какие слабые места будут у такого общества, и какими средствами можно эти слабые места компенсировать? Например, у модели свободного рынка есть неустранимый органический порок: без регулирования нерыночными методами такое общество быстро скатывается в монополию, далее следует разрушительный кризис перепроизводства. Какие аналогичные слабые места есть у мелкобуржуазного общества?

Совершенно верно подмечено, что общество "свободного рынка" неизбежно скатывается к господству монополий. (Хотя это происходит что без помощи государственного регулирования, что с помощью оного... И кризисы перепроизводства вовсе не из-за вредных монополий возникают...) Ну, а мелкобуржуазный уклад точно так же ведёт к обществу "свободного рынка"... и далее - снова к господству монополий. Мелкобуржуазный уклад органично порождает капитализм, а капитализм так же органично перерастает в империализм с монополиями, блекджеком и шлюхами. Если вдруг завтра "всё общество станет мелкобуржуазным" - послезавтра наиболее "удачливый" мелкобуржуй разбогатеет и разорит соседей, которые будут вынуждены наняться в работники к "удачнику", сделавшись пролетариями, а работодателя своего сделав капиталистом. А послепослезавтра наиболее "удачливый" капиталист разбогатеет ещё сильнее и разорит конкурентов, заделает себе вожделенную "монопольку". Такова жизнь, товарищи дорогия. Против законов общественного развития не попрёшь!

Есть тут и хороший для нас (людей доброй воли) момЭнт: замутив монополию, буржуин тем самым создаст базис для социализма, большевикам останется только поменять надстройку: прогнать эксплуататора, его подпевал и его последышей с пляжа, монопольку обобществить и наладить справедливое распределение производимого продукта.

Резюмируем.

Мелкобуржуазная психология в капиталистическом обществе - удел отнюдь не одних только "настоящих" мелкобуржуев, мелких хозяйчиков, работающих на рынок. Любой пролетарий, который обзавёлся, к примеру, собственным жильём или собственным автомобилем - имеет шанс (не стопроцентный шанс! это важно!) тут же обзавестись и парой-тройкой собственнических черт. Он получает склонность забывать про "Наше" и думать только про "Моё" - мол, "только бы ЛИЧНО МНЕ без моей квартирки не остаться, а все остальные пущай горят синим пламенем!" Надысь такой вот пролетарий с мелкобуржуйским уклоном нашим товарищам-соратникам высказал, что ему, мол, как умному человеку, даже выгодно, чтобы уровень образования в стране был похуже, ведь тогда ему будет проще конкурировать за "рабочее место" с тупыми выпускниками негодных школ. Такая вот ограниченность, такая вот тупость, такое вот упорное нежелание видеть что-либо, кроме своей собственной тарелки - делают носителя мелкобуржуйской психологии нашим естественным врагом. С другой стороны, носитель мелкобуржуйской психологии может и естественным союзником коммунистов стать, если буржуазное государство нашему делу поможет - отберёт у мелкобуржуя его жалкую собственность. Тут мелкобуржуй начнёт пылать праведным гневом, тут он готов, подобно знаменитому Марвину Химейеру, даже самого себя в жертву принести, лишь бы поквитаться с обидчиками. Наша задача - вовремя указать разгневанному мелкобуржуйскому бунтарю на реальную причину его лишений и страданий. Наша задача - объяснить мелкобуржую, что свою копеечную собственность он при капитализме так и так не убережёт, хоть Путин будет у руля, хоть Обама, хоть Жирик, хоть Клинтониха, хоть царь-батюшка. Если мелкобуржуй всё поймёт - он станет нашим сознательным союзником и поможет нам подкапываться под эксплуататорский строй. Ну, а если мелкобуржуй попадётся упёртый, туповатый и недогадливый - что же, флаг ему в руки, пущай на навальнинги бегает, или пущай повторяет "подвиг Химейера", коли так сильно помереть охота. Мы своё дело сделали, разъяснительную работу провели, с нас и взятки гладки.

Многие товарищи интересуются, годится ли в принципе носитель мелкобуржуйской психологии в соратники сознательному пролетарию? Так-то годится, ведь ненависть к крупному капиталисту - тоже черта психологии мелкобуржуя. Нужно только помнить, что революционность мелкого хозяйчика зачастую не простирается дальше обеспечения интересов "развития" его собственного "малого бизнеса". Потому если вы, товарищи смутьяны, видите в ком-то из соратников мелкобуржуйские замашки - контролируйте такого соратника внимательнее и почаще проводите с ним воспитательные беседы. И если поймёте, что этот соратник неисправим - держите его подальше от руководящей работы, или же он вам все дела испортит, проверено опытом. Ну, а в качестве рядовых пехотинцев Революции мелкобуржуи вполне себе "покатят". Нужно только смотреть, чтоб они в стайки не сбивались и блоки внутри твоих отрядов не создавали. Ну, и за собой смотреть надо, чтобы от снисходительного отношения к заблуждениям рядовых бойцов революционной армии не перейти к богомерзкому оппортунизму и не начать собственную пролетарскую идеологию "бодяжить" мелкобуржуйскими тезисами - "ради привлечения союзников", "ради сохранения единства с союзниками" и т.д. Нужно помнить, что нельзя ради привлечения мелкобуржуев в союзники делать уступки мелкобуржуйской идеологии.


Константин Глобачёв о политической и экономической ситуации накануне революции

Из книги Константина Глобачёва "Правда о русской революции: Воспоминания бывшего начальника Петроградского охранного отделения". Самое, на мой взгляд, значимое, выделил жирным.

Что касается борьбы с подпольным революционным движением, то таковая велась Охранным отделением весьма продуктивно и успешно, и определенно можно сказать, что работа тайных сообществ и организаций в России никогда не была так слаба и парализована, как к моменту переворота.
В Петрограде за последние два года до революции проявлялась деятельность следующих революционных организаций: партии социалистов-революционеров, Российской социал-демократической партии большевиков и меньшевиков и различных анархических групп. Первая влачила жалкое существование до 1916 г., с какового времени как действующая организация прекращает совершенно свое существование. Партия с.-д. большевиков, наиболее жизненная, рядом последовательных ликвидаций приводилась к полной бездеятельности, но все-таки имела влияние на рабочую среду и боролась за свое существование. Партия с.-д. меньшевиков главным образом использовала легальные возможности, как-то: профессиональные союзы, культурно-просветительные общества, Центральный военно-промышленный комитет и т. д. С вхождением меньшевиков в последний влияние их на рабочие круги Петрограда значительно возросло. Анархические группы возникали время от времени, и число их возрастало по мере приближения к моменту революции. Эти группы положительно целиком ликвидировались, и члены их в момент переворота почти все содержались по тюрьмам в ожидании суда. Революция автоматически освободила из-под стражи всех анархистов и родственный им уголовный элемент, чем и объясняется рост анархического движения при Временном правительстве; достаточно вспомнить черные автомобили, дачу Дурново, Московскую заставу и т. д.
Когда, уже после революции, я и члены бывшего императорского правительства содержались под стражей в Министерском павильоне Государственной думы, то бывшие арестованные за принадлежность к разным политическим организациям и освобожденные из мест заключений в революционном порядке, посещали нас и высказывали удивление, почему произошел так удачно переворот, что это для них настоящий сюрприз и что отнести это на свой счет они не могут. И действительно, какими собственно, силами они обладали к моменту переворота? Все, что было талантливого и наиболее энергичного у них, находилось в эмиграции, в ссылках или было рассажено по тюрьмам. Уже только после переворота все это бросилось в столицу, боясь опоздать, так сказать, к дележу общественного пирога или шапочному разбору. Из более видных большевистских деятелей, например, которые впоследствии заняли служебные посты при правительстве Ленина, были в России: Подвойский, служивший в городской управе, но в 1916 г. арестованный, и Александр Шляпников, прибывший незадолго до переворота из-за границы нелегал, проживавший в Петрограде по чужому паспорту, но и он был намечен к задержанию в самом непродолжительном времени.
[Читать далее]
Работа всех подпольных организаций базировалась на рабочих массах Петрограда. Число рабочих в столице во время войны, а в особенности к 1917 г., значительно возросло по сравнению с довоенным временем благодаря тому, что все почти крупные предприятия и мелкие, значительно расширенные, работали на оборону. Общее число рабочих в Петрограде достигло цифры 300 000 человек. Настроение рабочих масс изменялось в соответствии с нашими успехами или поражениями на театре войны, и оно столько же было чутко, как и настроение всех прочих слоев населения к внешним успехам. Уже с начала 1915 г. создавалась последовательно весьма благоприятная почва для революционной пропаганды, но так как подпольные организации были недостаточно сильны, чтобы всецело руководить рабочим классом, то агитация велась главным образом за улучшение материального положения с постепенным переходом к чисто политическим требованиям. Экономическое положение страны, испытывающей кризис благодаря небывалой по своим размерам войне, вполне способствовало этой агитации.

...
Можно сказать, что в материальном отношении петроградские рабочие были в гораздо лучших условиях, чем прочее население столицы. Например, контингент служащих на государственной службе был гораздо менее обеспеченным, чем рабочие. При прогрессирующей дороговизне мелкие чиновники буквально голодали, и если жалование их иногда и повышалось, то прибавки всегда почти запаздывали против потребностей жизни. Это было отчасти причиной создания целого класса озлобленного чиновничьего пролетариата.
Население Петрограда, насчитывавшее до войны едва один миллион людей, возросло к концу 1916 г. до трех миллионов (считая окрестности), что, конечно, создало вместе с прогрессирующей дороговизной весьма тяжелые и прочие условия жизни (квартирный вопрос, продовольственный, топлива, транспорта и пр.). Все духовные интересы этого трехмиллионного населения естественно сосредотачивались на течении военных действий и на внутреннем экономическом и политическом положении страны. Население чутко реагировало на всякие изменения на фронте, на все то, что говорилось в народе, на рынках, в Государственной думе, Государственном совете, в печати, что делалось при Дворе и в правительстве. Каждое новое известие и слух варьировался и обсуждался каждым по собственному умозрению и желанию. Общество большей частью питалось всевозможными вздорными и ложными слухами, где умышленно искажалась истина. Всякие неудачи, как внешние, так и внутренние, объяснялись всегда почти изменой или предательством, и все несчастья относились на счет Государя, его Двора и его министров. Государственная дума задавала тон всему и использовала тяжелое время государственной жизни для революционирования народа. Она не была деловым представительным органом, обязанным поднять в такие тяжкие минуты патриотические чувства и объединить всех на желании оказать помощь Государю и его правительству, а наоборот, она была тем оппозиционным центром, который использовал момент исключительного напряжения страны для революционного возбуждения всех классов населения против существующего порядка. Когда образовался «прогрессивный блок» из членов Государственной думы и Государственного совета, то стало ясно, что русскому правительству и престолу объявлена была жестокая война изнутри. К мнению этих народных представителей прислушивался не только Петроград, но и вся Россия, считая, что одновременно ведется война с врагом внешним и внутренним в лице монарха и его правительства. Словом, смело можно было сказать, что к концу 1916 г. создалось такое настроение, что в лагере правительственном никого уже почти нет и что в случае решительной на него атаки, никто не станет на его защиту.