December 23rd, 2018

Колчаковский министр Гинс о казаках

Из книги Георгия Константиновича Гинса "Сибирь, союзники и Колчак. Поворотный момент русской истории. 1918-1920: впечатления и мысли члена Омского Правительства".

В Боровом Вологодскому доложили, что весь юг Акмолинской области охвачен восстаниями. Крестьяне объясняли причины: мы - не большевики, мы против казаков.
Привилегированное сословие казаков, пользуясь военным положением, чинило под видом борьбы с большевиками насилия над мирными крестьянами, и последние, не видя на местах сильной власти, которая могла бы их защитить, начинали повсюду партизанскую борьбу. Власть отвечала на это репрессиями, и война разгоралась.
Почему крестьяне относились враждебно к казакам? Прежде того потому, что последние предпочитали брать все, что им было нужно, не платя. Но этого было мало. Если казак видит в огороде арбузы, он сорвет все, чтобы перепробовать; если он ночует в хате, то на прощание поломает скамью или швырнет в колодезь ведро, какое-то непонятное озорство, неуважение к чужому труду и праву, презрение к крестьянам, которые якобы не воюют. Все, мол, должны выносить на своей спине казаки.
Многие офицеры не отставали от солдат. Они, правда, не ломали вещей, но зато очень редко расплачивались. Должен повторить - я это уже указывал и раньше, - что правительство не умело обеспечить офицерство, и это было одной из главных причин описываемых явлений.
…все крестьяне проклинали власть, которая причинила им столько бедствий. «Пусть лучше будут большевики».
Я сам видел в Акмолинской области домовитых, зажиточных крестьян, будущих фермеров свободной частновладельческой России; я ни одной минуты не допускаю мысли, что они стали большевиками. Между ними и коммунизмом ничего общего быть не может. Но они не могли не поддаться настроению «большевизма», как революционной психологии, когда через их деревни прошел казачий корпус.
…казачья конференция предлагала создать должность помощника Верховного Правителя по гражданской части и сократить вдвое число министров. Этот проект казался мне не лишенным смысла, но в нем следовали дальше совершенно неприемлемые и очень характерные для того времени требования казачества: во-первых, создается новая должность министра по казачьим делам, во-вторых, этот министр не назначается, а избирается конференцией, в-третьих, этот министр не может управлять министерством без участия конференции, ни один относящийся к казачеству закон не может быть проведен без предварительного рассмотрения в конференции (типичный совдеп), и, наконец, казачьи части выступают в поход только под предводительством своих выборных атаманов (хотя бы их стратегические таланты были ничтожны). Прочитав этот проект в целом, можно было впасть в отчаяние безнадежности - до такой степени ясны были в нем личные стремления и политиканство группы казацких дельцов. Я не удивляюсь, что многим приходила мысль вовсе уничтожить казачьи войска, роль которых во всем движении оказалась роковой, чтобы с корнем вырвать казацкое политиканство и атаманщину.


РПЦ в СССР: доходы, махинации, религиозность населения. 1950 год

Взято отсюда.

Как жилось служителям культа РПЦ в СССР? Ответить на этот вопрос в целом довольно сложно, потому что тут все зависит от конкретного периода. В данном случае рассмотрим 1950 год. Этот период отмечается, во-первых, скорее индифферентным отношением власти к церкви; во-вторых, потому что есть источник, который показывает, как действительно жилось служителям культа в этот год.

Этот источник — отчетно-информационный доклад за 1950 год по Архангельской области[1]. Отчет в центр от местного совета по делам религии. Несомненно, это представляет большой интерес, чтобы понять, какой тогда была церковь для государства и для общества.

Посещаемость храмов

Вначале о числе культовых сооружений:

«В области количество действующих церквей не изменилось, имеется церквей и молитвенных домов 32, в т.ч. церквей в типовых зданиях - 30, молитвенных домов - 2.
Из-за отсутствия священников не функционируют 4 церкви и один молитвенный дом».

Стоит отметить, что в этот год проживало в Архангельской области примерно столько же людей, сколько и теперь. По переписи 1959 года[2] даже больше, чем сейчас (тогда 1,2 млн, сейчас — 1,1).

[Читать далее]

По поводу посещаемости культовых сооружений во время праздников:

«В религиозные праздники "Пасха", "Вознесенье" и "Троицу" было в церквях, особенно в г. Архангельске, значительное число верующих, так в Пасху в г. Архангельске было более 2500 верующих, в том числе молодежи до 15 %, при этом юноши и девушки приходили в церкви не молиться, а интересовались, "что делается в церкви". Постояв в церкви немного времени, уходили в клуб на танцы. Праздники "Пасха", "Троица" сельским населением были использованы как повод устройства семейных вечеров со спиртными напитками. Празднество продолжалось 2-3 дня».

И тут мы можем оценить рост числа верующих по сравнению с тем, что было почти 70 лет назад. В 2016 году в Архангельской области Пасху отметило 20 тысяч человек[3], и это учитывая, что население — 1,1 млн человек.

Но это данные по праздникам. А что в обычные дни? Ситуация совершенно иная:

«В непраздничные дни в указанных церквах бывает верующих не более 100».

Еще примечателен состав верующих:

«Посещают церковь преимущественно женщины престарелого и среднего возраста, есть крайне небольшая часть молодежи. Мужчины, преимущественно старшего возраста, посещают церковь немного, примерно до 2% всех молящихся».

Автор доклада подчеркивает, что в годы войны и в первые годы после нее ситуация была несколько иной, поскольку в церквях бывали даже военные, но на 1950 год это уже неактуально:

«При этом следует отметить, если ранее были отдельные случаи посещения церквей городов офицерами Советской Армии, студентами институтов и техникумов, то в настоящее время, как уже было сказано, церковь в городах посещают преимущественно женщины престарелого и среднего возраста, следовательно изменился состав верующих».

И последний важный фактор, который влиял на посещаемость храмов:
«Однако на посещаемость церквей городов влияют отдельные моменты, затрагивающие материальную заинтересованность верующих, так, например, 26 декабря 1950 г. в магазинах г. Архангельска продавали белую муку, в этот день в Ильинском соборе на литургии было всего 2 человека. "Бог-то бог, да сам не будь плох", говорят отдельные верующие».

Почему закрывали церкви?

Почему закрывались церкви в советские годы? Многие думают, что власти так хотели — чтоб было меньше верующих. Однако причина истинная такова:
«Церкви и один молитвенный дом мною сняты с регистрации за отсутствием священников более 9 месяцев. Указанные церкви мною сняты с регистрации до получения постановления Совета от 16 ноября 1950 года».

То есть церкви не просто пустовали, а пустовали определенный период. И в этот период у РПЦ была возможность занять данную церковь. Причем о ситуации в самой церкви, очевидно, прекрасно знали. Но дело в том, что конкретные церкви (речь идет о 4 церквях) просто были невыгодны, то есть приносили больше убытков, чем прибыли.

Также уполномоченный по делам русской православной церкви по Архангельской области подчеркивает:

«Следует отметить, что епископ ни разу не поднимал передо мною вопроса о назначении священников на свободные приходы. От верующих снятых церквей с регистрации не поступало ко мне заявлений об открытии церквей».

«Гонения»

«Гонения» в те годы были такие:

«Была на приеме казначей Заостровской церкви Исакогорского района г. Архангельска с жалобой на председателя колхоза "Красный огородник" Истомина о том, что он ей не разрешает быть казначеем, как колхознице его колхоза. По моей просьбе председатель Исакогорского райисполкома т. Соболев разъяснил т. Истомину о его неправильных действиях».

Как можно понять, подобные моменты зачастую были личной инициативой мелких чиновников, что в итоге исправляли партийные деятели.

По поводу контроля над попами в Архангельской области тех времен:

«Надо отметить, что местные советские и партийные органы плохо изучают состояние религиозности в районах, считают это делом бесполезным. Когда обращаешься к председателю райисполкома с вопросом, как ведут себя верующие, то получаешь ответ: "отвяжись со своими попами..." Председатель Сольвычегодского райисполкома т. Ильин ответил: "Буду я заниматься церквями, у меня и без них хватит дел"».

А также отмечалось: «Районные советские и партийные организации не знают, что делают священники и не придают некоторым действиям политической оценки».

Тогда антирелигиозная пропаганда была достаточно слаба. Потому что в основном занимались популяризацией науки под эгидой общества «Знание»[4]. Да и действительно были дела куда важнее этого. Ведь не стоит забывать, что мировая война на тот момент прошла всего 5 лет назад.

Надо отметить, что местные партийные органы занимались восстановлением страны в широком смысле, а также реализовывали другие — глобальные — проекты по развитию экономики. Вероятно, при такой ситуации, особенно если учесть, что население к религии в основном было равнодушно, борьба с религией не считалась чем-то важным. Все-таки это был уже не 1917 год.

Православные в СССР

Да и верующие в 50-м году не были такими же, как в Российской империи, то есть они могли за любой проступок раскритиковать священника. Характерный пример:
«При одном посещении епископ Леонтий жаловался мне на церковный совет и религиозную комиссию Соломбальской церкви, так как последние не желают, чтобы настоятелем был вновь прибывший священник из г. В. Устюга - Попов Ст. "Попов Ст. уже стар, не может ходить и исполнять церковные обряды на дому по просьбе верующих. Кроме того, он часто служит пьяным».

Конечно, это не единичный случай в области:

«Священник Онежской церкви Руденко вызвал недовольство части верующих прихода самовольным расходованием церковных средств, не считаясь с мнением церковного совета и ревизионной комиссии».

Верующие в советские годы не были фанатиками в большинстве своем, поэтому, даже веруя, как делали их предки, они по многим вопросам были скептиками. Из этого получались интересные примеры:
«Отдельные служители культа не пользуются авторитетом среди верующих, например, б. староста Введенской церкеви Княжестровского сельсовета Холмогорского района Павловская П.Ив. при одном посещении сказала: "Только будучи церковным старостой я убедилась, что священники обмащики, им ничего верить нельзя"».

О падении влияния религии на сознание масс свидетельствует тот факт, что число венчаний в церкви сокращалось:
«Венчание в церквах совершаются крайне редко, например, всего по области в 1948 году было 158 венчаний, а в 1949 году - 102, за три квартала 1950 года всего 37, в то время как зарегистирировано браков в ЗАГСе по районам и городам, где имеются действующие церкви: в 1948 г. - 5742, в 1949 году - 6529, а за 3 квартала 1950 г. - 5010 (сведения из ЗАГСа за 1950 год в целом поступят в конце января 1951 года)».

Кадровый состав РПЦ

Представляет интерес состав духовенства, где в основном были люди, которые родились до революции:
«Из сведений о православном духовенстве, состоящем на регистрации по состоянию на 1 января 1951 года, видно, что значительное количество духовенства имеет престарелый возраст, так, старше 55 лет - 31 человек, от 41 до 55 лет - 4 человека и до 40 лет - 2 человека, особо следует отметить, что священников старше 65 лет 16 человек».

Притока новых кадров практически не было по той причине, что самые выгодные места занимали старшие. Да и число их было ограничено, так как жить по новым принципам было нелегко. Многие бывшие священники попросту покинули свою «работу» и стали обычными советскими гражданами. Но этот вариант, понятно, был актуален не для всех.

Церковные доходы и махинации

Важно отметить, что то состояние, в котором находилась РПЦ — ее реальные возможности, потому что тогда государство не спонсировало церковь напрямую, особенно в регионах. И в то же время не было активности в плане закрытия церквей, то есть попы могли существовать достаточно спокойно. Они могли брать церковь в аренду при условии, что есть община верующих — поп, 20 прихожан. Однако в то же время попы должны были платить все налоги, в том числе зарплату своим работникам, а также они должны ремонтировать культовые сооружения, что, конечно, сильно не нравилось служителям культа.

В те годы было достаточно выгодно быть попом в местах массового скопления, особенно в нескольких церквях Москвы и Ленинграда, но в остальном все было не так выгодно, особенно в регионах.

В Архангельске, что следует от отчета, произошло интересное событие:
«Протодиакон Ильинского собора г. Архангельска Хотеновский Александр Васильевич, получив подъемные деньги в сумме около 3000 руб., сбежал в гор. Петрозаводск».

Стоит отметить, что средняя зарплата в те годы составляла 700 рублей (после денежной реформы 1947 года), поэтому сумма не самая большая, но, судя по всему, в области особого желания работать не было, потому что спрос на поповские услуги был достаточно слабый.

Проблем с деньгами хватало (куда уж без этого):

«Церковный совет и ревизионная комиссия предъявляют обвинения к настоятелю Соломбальской церкви Попову и бухгалтеру Кобылину на недостачу денег в сумме более 20 тыс. руб. Со стороны епископа было назначено две ревизии, но точной суммы не выявлено, ввиду запутанности бухгалтерии. Церковный совет уволил бухгалтера Кобылина, а епископ Леонтий ответил на жалобу церковным органам: "Если они имеют данные о присвоении средств, подавайте заявление на виновных в суд"».

20 тысяч рублей в те годы — приличная сумма. Тогда система действительно была запутанной, потому что за деньги отвечали старосты, которые зачастую передали деньги попам. В годы Хрущева эта ситуация была пересмотрена в том плане, чтобы церковную казну не мог поп украсть. Подобное, естественно, называлось «гонениями», потому что попы хотели активнее осваивать весь бюджет церкви, где служат.

Этот Попов вообще в Архагельской области отличился, так как на него жаловались даже коллеги:

«Была на приеме бывшая церковным старостой в Княжестровской церкви Холмогорского района Павловская П.И. с жалобой на быв. настоятеля церкви Попова И.Т., что она не может с 1948 года за исполнение обязанностей старосты получить 100 рублей. Для разрешения этого вопроса я ее направил к благочинному Вотчинскому».

Продолжение истории:

«Два года обещал мне заплатить 100 руб. Ходила я за деньгами к Попову и благочинному Николаю Вотчинскому. Всюду мне говорили, что сейчас нет денег, подожди, заплатим, в то же время я видела, как священник Попов на церковные деньги пьянствует, зачастую валяется на улице. Однажды верующей соседке, показывая на пьяного священника Попова, я сказала: "вот ты несешь в церковь последние копейки, а он на твои деньги пьянствует. Соседка с этого дня престала ходить в церковь. Я тоже уже более года ничего не имею с церковью"».

То есть отдельные современные «схемы» попы могли реализовывать и в те годы, хотя, конечно, размах не тот.

Многие попы открыто признавались, что покидают приходы по той причине, что не хватает денег, то есть никто не хочет их содержать. А вариант «служить» и работать — не вариант:

Со стороны отдельных священников поступают заявления об уходе их приходов из-за малой доходности прихода и малой посещаемости церкви, так священник Богословской церкви Ошевенского сельсовета Приозерного района Фадеев А. подал заявление такого содержания: "Настоящим прошу Вас тов. Уполномоченный зарегистрировать в должности священника в церковь Прилуки Онежского района.

Мотивы к сему следующие:
1. Крайне слаб экономический приход. Народ неревностен к религии и индеферентен.
2. Жалование 300 руб.в месяц выплачивается с трудом и неаккуратно.
3. Посещаемость храма в праздники низкая, примерно 10-15 человек. Морально и материально продолжать здесь служить нежелательно.
К сему священник Арсений Фадеев. 6.XI-50 г."//

В теории кажется, что служитель культа должен искренне «окормлять» паству, а не покидать ее, ведь те 10-15 человек, как им кажется, нуждаются в «духовном просвещении». Однако ради выгоды «святой» поп попросту уходит из одной точки в другую.

По этому поводу также есть и другое свидетельство:

«На небольшую посещаемость церкви и малую доходность прихода недоволен священник Ладыгинского сельсовета Каргопольского района Посадсков А. Ст. Он заявил: "Верующие в церковь перестали ходить. В воскресные и праздничные дни бывает 2-3 человека, а в отдельные дни ни одного человека. Назначенную зарплату не получаю, приходится ходить по домам верующих собирать подаяния.". - Посадсков собирается уходить за штат».

В связи с данным вопросом интерес вызывает то, сколько все же зарабатывали тогда священники, если учесть, что средней зарплатой была 700 рублей:

«Большинство священников сельской местности, несмотря на небольшие доходы, остаются в приходах. Зарплату получают они небольшую от 200 до 500 руб. в месяц. В городах священники получают зарплату от 2000 до 2500 руб. в месяц. Кроме того получают за совершение религиозных обрядов на дому верующих до 400 руб. Из церквей городов священники из приходов никуда не уходят, т.к. они материально обеспечены».

Как видно, зарабатывали даже в 1950 году попы очень даже неплохо, но единственная их проблема — достаточно слабый спрос, плюс лишние расходы и, конечно, налоги, в том числе налог на сбыт культовой продукции.

Доходы торговых точек в целом:

Доходы всех церквей в 1950 году уменьшились в сравнении с 1949 годом на 250 тыс.руб. В 1950 году они составили по области 2 670 700 руб., при этом доходы 10 приходов города составляют 2 080 000 руб. или 78% доходов церквей, на селе составляют 22%.

В 1950 году низкие доходы церквей на селе: Ошевенский Приозерного района - 6350 руб., с. Каменка Онежского района - 7000 руб., с. Луда Беломорского района - 9000 руб.
Наивысшие доходы церквей на селе: Устьевской Красноборского района - 120000 руб., Кивокурской Черевковского района 48000 руб. и т.д.
Наивысшие доходы церквей городов в 1950 году: Ильинский собор г. Архангельска - 770 тыс.руб., Соломбальской церкви - 400 тыс.руб., г. Котлас - 290 т.р., г. Вельск - 140 тыс.руб.

Можно сделать однозначный вывод, что для узкой церковной группы даже в Архангельской области явно было прибыльно заниматься «духовными делами». Но условный пирог был меньше нынешнего раз в 100.



Источники:


  1. Архангельская епархия в 1950 году. URL: www.lochchilov.com/index/arkhangelskaja_eparkhija_v_1950_godu/0-172

  2. Всесоюзная перепись населения 1959 г. URL: http://www.demoscope.ru/weekly/ssp/rus59_reg1.php

  3. Данные о посетивших пасхальные богослужения в 2016 году. URL: https://www.sova-center.ru/religion/discussions/how-many/2016/05/d34454/

  4. История - Общество «Знание». URL: https://znanie.spb.ru/history/





Семья в СССР

Из книги "СССР. 100 вопросов и ответов".

«Стимулируется или ограничивается у вас рождаемость?»
— Если иметь в виду политику государства в этом вопросе, то рождаемость активно поощряется всей системой охраны материнства и детства.
Пребывание ребенка в детском саду или яслях (12–15 руб. в месяц) по карману любой семье и любой матери: государство берет на себя четыре пятых всех расходов, связанных с воспитанием детей в дошкольных учреждениях. Если же в семье три и более ребенка, то скидка увеличивается или семья совсем освобождается от материальных расходов.
Многодетные семьи, естественно, в первую очередь обеспечиваются государственными квартирами, пользуются рядом других материальных льгот.
Бездетные супружеские пары платят особый налог, и он довольно существенный — шесть процентов заработка, многодетные же и малообеспеченные семьи получают от государства и профсоюзов пособия.
«Кто глава в советской семье?»
— Беспристрастный ответ на этот вопрос дают исследования социологов.
Известный специалист Зоя Янкова в книге «Советская женщина» приводит данные исследования, проведенного в крупном городе (Москве), среднем (Пензе) и малом (Егорьевске). Ученые выявили существование четырех типов семьи в СССР.
Тип первый: муж — глава семьи, именно он осуществляет все руководящие и контрольные функции. На жену и остальных членов семьи падает весь домашний труд.
Тип второй: муж сохраняет «в принципе» свои «верховные» права, однако жена все чаще принимает участие в решении важных вопросов (воспитание детей, проведение досуга, распределение бюджета и т. п.).
Тип третий: в этих семьях, пишет 3. Янкова, более ярко выражены новые нормы равенства; мнение мужа в них хотя и преобладает, но не в силу его интеллектуального превосходства, а в силу традиции. Жена обычно полагает недопустимой помощь мужа в домашнем труде, считая это «не мужским» делом.
Тип четвертый: полное равенство жены и мужа, вся домашняя работа строится на взаимопомощи и взаимоподдержке. Больше всего таких семей среди молодежи и среди людей среднего поколения. Все основные вопросы в семье решаются супругами совместно.
Какой же тип семьи преобладает?
Среди обследованных семей в Москве пять процентов относятся к первому типу, около 10 процентов — ко второму, около 20 процентов — к третьему, большинство (65 процентов) — к четвертому. В Пензе семьи первого типа составили 10 процентов, второго — 17 процентов, третьего — около 20 процентов, четвертого — 53 процента. В Егорьевске — 11, 12, 29 и 50 процентов соответственно.
Многочисленные исследования социологов и данные переписи 1979 года подтверждают, что в стране возрастет число семей, где наблюдается равенство прав и обязанностей супругов. Это — ведущая тенденция в развитии советской семьи.
Впрочем, постепенно меняется и понятие «глава семьи». Лидерство в семье уже не зависит от пола, оно все больше и больше переходит к тому из супругов, кто обладает соответствующими личными качествами.
«Существует ли у вас наем домашних работниц (прислуги), нянь и педагогов для «домашних» детей?»
— Никаких законодательных или административных ограничений на этот счет нет. Есть явный дефицит желающих быть домработницами и нянями; их услуги обходятся очень дорого. Труд их оплачивается по договоренности сторон.
Целый ряд услуг в крупных городах можно получить через государственную службу, вызвав по телефону уборщицу квартиры, сиделку для больного или няню для ребенка на определенный срок. Если есть желание, вы можете пригласить к ребенку учителя по тому или иному предмету. Таких учителей у нас называют репетиторами. Ими становятся студенты, профессиональные педагоги, пенсионеры, желающие подработать. Оплата их услуг — по договоренности. Если ребенок здоров, родители обязаны отдать его на учебу в школу, есть ли у него репетиторы или нет Если ребенок болен и не в состоянии ходить в школу, его помещают в специальный интернат или посылают к нему школьных учителей, услуги которых, естественно, бесплатны.

Берия и жена Бушина

В книге Владимира Сергеевича Бушина «Я жил во времена Советов» приводится рассказ о том, как за молодой супругой автора ухлёстывал кровавый маньяк и насильник Лаврентий Палыч Берия:

Вскоре я заметил, что по телефону (он висел на стене в коридоре для общего пользования) стали раздаваться какие-то странные, очень смущавшие ее звонки. Она что-то невнятно лепетала и вешала трубку. После нескольких таких звонков я настоял, чтобы она рассказала, что это такое. И под клятвой молчать она рассказала…
Ермолаевский переулок после пересечения его Спиридоновкой переходит во Вспольный, а в конце Вспольного на углу с Малой Никитской, тогда улицы Качалова, на правой стороне стоит огороженный высоким забором особняк, в котором обитал Берия. В своих прогулках по этим переулкам он заприметил всегда спешившую по своим делам Наташу, и, как говорится, положил на нее глаз. И дал своему охраннику полковнику Саркисову разведать, что это за особа. И начались звонки домой или ее догоняла машина и ей, вероятно, этот полковник говорил, что ее хочет видеть человек, «которого вы знаете по портретам»… Это было до нашей женитьбы, когда еще был жив ее отец Владимир Иванович, человек горячий. Она ему все рассказала. И однажды, когда раздался очередной звонок, он взял у нее трубку и наорал, пригрозил, что пожалуется товарищу Сталину. И звонки прекратились. Но вот вдруг опять. Однако и на этот раз после ее решительных отказов звонки вскоре прекратились. Да, как видно, Берия был большой женолюб, но разговоры о том, что по его приказанию девиц хватали и тащили к нему в постель, явная чушь. Я думаю, хватало доброволок. И смешно было видеть в фильме «Московская сага», как Берия разъезжает в машине по Москве и из-под занавески высматривает в подзорную трубу красоток. Фильм этот сварганили люди, не имеющие никакого отношения к искусству вообще и к кино в частности, по невежественному и похабному роману Василия Аксенова, написанному в Гваделупе.




Сдаётся мне, что или автор дал излишнюю волю творческой фантазии, либо жена писателя – как бы это помягче сказать – была не совсем искренней со своим благоверным.
Во-первых, вменяемые люди давно в курсе, что Берии, при его загруженности государственными делами, было вовсе не до многочисленных адюльтеров.  
Во-вторых, весьма странна формулировка: «хочет видеть человек, которого вы знаете по портретам». Да мало ли кого пассия Бушина знает по портретам. Как она из приведённой фразы могла догадаться, что речь идёт именно о Лаврентии Палыче, а не – к примеру – Сталине или Молотове?
В-третьих, неужто всесильный глава жуткого ведомства испугался угроз какого-то гражданина, которого он мог запросто стереть в лагерную пыль?
В-четвёртых, если испугался, почему начал звонить снова? Неужто не нашлось других объектов (ведь Владимир Сергеевич сам же пишет, что доброволок хватало)?
В-пятых, если товарищ Берия был столь похотлив и настойчив, почему «после её решительных отказов звонки вскоре прекратились»? Тем более, что, по словам самого же автора, прелестница не решительно отказывала, а «что-то невнятно лепетала».
В общем, лично у меня рассказ вызывает некоторое недоверие.

Колчаковский министр Гинс о Деникине

Из книги Георгия Константиновича Гинса "Сибирь, союзники и Колчак. Поворотный момент русской истории. 1918-1920: впечатления и мысли члена Омского Правительства".

На следующий день после открытия работ Государственного Экономического Совещания был опубликован приказ генерала Деникина от 30 мая 1919 г. № 45.
Приказ этот был издан Деникиным в назидание кубанцам, грузинам, татарам, которые, оставшись в глубоком тылу, упорно искали независимости, чтобы освободиться от обязательств.
Были у Деникина и присутствия Сената и церковное совещание с правами Синода.
Но зато была там одна роковая особенность, которую Сибирь изжила еще при Директории - это областные правительства, а именно казачьи - донское, кубанское, и национальные - Грузия, Азербайджан (татарское), наконец, новоявленное украинское, которые, по программам 1917 г., требовали федерации. Все эти правительства находили опору в населении, ожидавшем, что федерация даст возможность прекратить войну. Кубанские честолюбцы мечтали о власти, а кубанские казаки о мирной жизни. Независимая власть обещала мир.
Так зрело предательство в тылу Добровольческой армии, питаясь бреднями социалистических партий, властолюбием и нетерпимостью их вождей.
Но было в Добровольческой армии и нечто другое, о чем нам не сообщали делегаты из Парижа, точно так же, как не сообщал им об этом Сукин относительно Сибири. Я имею в виду деморализованность агентов власти. В апреле 1919 г. Деникин поручил сенатору Таганцеву (сыну профессора) произвести ревизию интендантства. Грабеж был и там распространенным явлением. Пьянство, порки, погромы (этого, по крайней мере, у нас не было) составляли бытовое явление.
Несколько дней я внимательно изучал материалы, привезенные от Деникина. Меня поразили бедность мысли и отсутствие размаха в отчетах министерств. Видно, и там к лету 1919 г. все было еще в зачаточном состоянии.
Только записка по земельному вопросу отличалась большей ясностью, чем все наши вымученные декларации и законы. Но зато там введена была продажа помещичьих земель без указания легальных норм оценки. Какая пропасть здесь открывалась!
Радио большевиков сообщало в это время, что в тылу деникинской армии начинаются аграрные беспорядки на почве восстановления помещичьих владений.