January 4th, 2019

Маршал Язов о Брежневе

Из книги Дмитрия Тимофеевича Язова "Маршал Советского Союза".

Мысленно я возвратился в 1972 год, когда министр обороны маршал A.A. Гречко пригласил Леонида Ильича встретиться с руководящим составом Вооруженных Сил. В темно-синем костюме легкой походкой Брежнев поднялся под аплодисменты всего зала на трибуну и, отложив в сторону бумаги, полтора часа беседовал с генералами и офицерами министерства обороны.
Тогда, в 1972-м, Леонид Ильич был в полном здравии, со знанием дела отвечал на наши вопросы.

Серьезно Леонид Ильич заболел осенью 1974 года, когда после проводов американской делегации, возглавляемой президентом Фордом, на переговорах во Владивостоке по ограничению стратегических наступательных вооружений он отправился с визитом в Монголию. По пути в Монголию прямо в поезде произошло нарушение мозгового кровообращения. Надо было бы уйти с высокого поста, но «верные друзья» отсоветовали.

Советская и западная культура

Из книги "СССР. 100 вопросов и ответов".

«Каково ваше отношение к массовой культуре?»
— Мы отвергаем как деление людей на «избранных» и «толпу», так и обоснованное этим разделение культур на «элитарную» и «массовую». Социалистическая культура — едина и в своем единстве в подлинном смысле слова — народна.
Для господствующей в капиталистическом обществе «массовой культуры» с ее внешним демократизмом характерны, на наш взгляд, серьезное снижение эстетических критериев, схематизация художественных приемов, сведение всех содержательных функций искусства к простой бездумной занимательности.
По сути дела, «массовая культура» превратилась в культурный ширпотреб, сильно приправленный культом насилия и секса. Такая «культура» не только уводит человека от подлинного искусства, отвлекает от решения серьезных жизненных проблем, стоящих перед обществом, но и становится препятствием для развития духовной национальной самобытности.
[Читать далее]
«Почему искусство не может быть вне политики?»
— Попытки художников «убежать» от политики были, есть и, по-видимому, будут.
Конечно, художник может считать, что его искусство вне политики. Но это всего лишь иллюзия. Любое его обращение к читателю, зрителю, слушателю — это уже политика. Даже если он искренне заявляет: «Политикой я не интересуюсь», он не уходит от политической борьбы. Объективно он может оказаться с теми, кого устраивают существующие порядки, и против тех, кто стремится их изменить
Как мы подходим к оценке взаимосвязей между искусством и политикой? В. И. Ленин считал важным, чтобы художник проникся передовым для своего времени мировоззрением, чтобы его убеждением стала вера в человека, в возможность преодоления социального зла, несправедливости, в победу добра и правды, в великое революционное дело. В этом, собственно, заключается смысл ленинского принципа партийности искусства.
Читатель жаждет встречи с героем деятельным, активно вмешивающимся в жизнь, смело берущим на себя бремя ответственности, чувствующим себя творцом истории. Такого героя родила сама жизнь, новая действительность.
Почти полвека назад появился на экранах эйзенштейновский «Броненосец «Потемкин» — фильм о русской революции, остро политический, который виднейшие киноведы мира называли и называют «лучшим фильмом всех времен и народов». Вспомним о гениальной шолоховской эпопее «Тихий Дон», поразившей читателей силой своих социально-политических обобщений, глубиной психологического анализа; о публицистической поэзии Маяковского — дерзкой, огненной; о насыщенных огромным философским содержанием симфониях Прокофьева и Шостаковича. Все это — искусство подлинно новаторское, способное открыть человеку правду о нем самом и о нашем мире. Это искусство надежды и веры в человека-творца.
Ничто не возвышает личность так, как активная жизненная позиция. И помочь человеку обрести такую позицию — задача в том числе и искусства.
«Наблюдается ли у вас кризис кино, театра? В какой мере? По финансовым соображениям, из-за конкуренции телевидения?»
— Кризиса нет и вроде бы не предвидится. Скорее, следует говорить о быстром развитии телевидения, кино и театра. Скажем, телевизоров на 100 семей сегодня в три с половиной раза больше, чем в 1965 году, а число посещений киносеансов продолжает держаться на уровне, превышающем четыре миллиарда в год (пропорционально численности населения это значительно больше, чем в любой западной стране). Сегодня попасть на хороший спектакль не легче, а труднее, чем когда-либо прежде. Это ли не самый наглядный показатель? Фактически же зрителей кино и театра значительно больше, чем показывает официальная статистика проданных билетов, поскольку лучшие фильмы и спектакли демонстрируются и по телевидению.
Параллельное развитие кино, театра и телевидения в СССР обусловлено как постоянно растущей тягой людей к культуре и искусству, так и государственной политикой, делающей культурные ценности доступными каждому. Билет в кино стоит от 10 до 50 копеек, на премьеру — до 70 копеек. Это примерно стоимость пачки сигарет — от самых дешевых до самых дорогих. Кинематограф приносит прибыль. Театр нуждается в существенной государственной дотации, которая позволяет оставлять цены на билеты низкими.
«Какова советская политика в отношении культурного наследия прошлого?»
— После революции некоторые призывали «сбросить с корабля современности» все, что было создано раньше. Однако, к счастью, не эти люди определяли политику. В. И. Ленин указывал: «Нужно взять всю культуру, которую капитализм оставил, и из нее построить социализм. Нужно взять всю науку, технику, все знания, искусство. Без этого мы жизнь коммунистического общества построить не можем». Обращаясь в 1920 году к делегатам съезда Российского Коммунистического Союза Молодежи, то есть к тем, кто должен был строить новое общество, Ленин призывал их обогатить свою память знаниями всех тех богатств, которые на протяжении тысячелетий выработало человечество.
Неудивительно поэтому, что история — один из основных предметов в учебных заведениях: эта наука учит правильно оценивать исторические события, бережно и любовно относиться к тому положительному, что создали предшествовавшие поколения — будь то материальные, художественные ценности или идеи.
Будучи, например, принципиальными противниками монархии, советские люди тем не менее отдают должное тем монархам, роль которых была особо значительной в развитии русской государственности и культуры. Уже в советское время, например, в центре Москвы был установлен памятник князю Юрию Долгорукому, считающемуся основателем города. Бережно охраняется памятник императору Петру I в Ленинграде.
Сразу после революции Советское правительство издало Декрет об охране памятников искусства и старины. Позднее были созданы реставрационные мастерские. Сейчас на государственном учете состоит более 150 тысяч памятников истории, археологии и архитектуры. В стране работает около полутора тысяч музеев.
Проводится большая работа по сбору произведений искусства, утвари, песен, сказаний, баллад, преданий, сказок и т. д. Создаются новые музеи известных писателей, композиторов, живописцев, актеров, революционных и политических деятелей. Восстанавливаются не только отдельные памятники, но и целые архитектурные ансамбли и даже города. Среди них такие всемирно известные, как Суздаль в центре европейской части СССР, Бухара, Самарканд и Хива в Средней Азии и многие другие. В Российской Федерации, самой большой из союзных национальных республик, за последние десять лет ассигнования на реставрационные работы увеличились в четыре раза. Полностью восстановлены варварски разрушенные во время второй мировой войны такие уникальные творения зодчих XVIII века, как Петродворец, Павловск, Пушкино и Гатчина под Ленинградом.
Во всех национальных республиках созданы и активно работают общества охраны памятников истории и культуры. В Российской Федерации, например, это общество объединяет более 13 миллионов членов.
«Насколько доступна советским людям западная культура? Какие есть ограничения и почему?»
— Вот как выглядит фактическая сторона вопроса:
Книгообмен. В СССР выпущены произведения авторов 136 зарубежных государств — 77,5 тысячи названий общим тиражом 2 миллиарда 420 миллионов экземпляров. По данным ЮНЕСКО, в нашей стране выходит переводной литературы в пять раз больше, чем в Англии, вдвое больше, чем в Японии, США и Франции. В 1980 году намечено издать более 1500 книг зарубежных авторов, в том числе 900 названий книг авторов из капиталистических стран.
Издается все талантливое, представляющее интерес с художественной точки зрения, а не только произведения тех писателей, кто поддерживает коммунистическую идеологию. Назовем некоторых западных писателей, чьи книги вышли в СССР в последние годы: Ф. Саган, Н. Мейлер, Г. Бёлль, Т. Уайлдер, Д. О'Хара, Д. Сэлинджер, А. Моравиа, Д. Уэйн, А. Мердок и др. Показательно, что произведения многих зарубежных авторов выходят в СССР даже большими тиражами, чем на их родине.
Кино. Только в советском кинопрокате доля фильмов стран Запада составляет 15–16 процентов, а доля фильмов всех социалистических стран, показываемых на Западе, — не более 5 процентов.
Изобразительное искусство. В 1977–1979 годах в СССР было 40 крупных выставок западного искусства, и в их числе американская живопись второй половины XIX и XX в, картины из французского Национального центра искусств им. Помпиду, картины из собрания Королевской академии художеств Великобритании и др.
Характерно, что Комиссия по безопасности и сотрудничеству в Европе в своем докладе конгрессу США вынуждена была признать, что Соединенные Штаты и Западная Европа не так энергично, как могли бы, содействуют переводу и продаже литературы из стран Восточной Европы, что американцы не знакомы с восточноевропейскими фильмами
Есть ли ограничения для доступа западной культуры в СССР? И да, и нет. Да — потому, что Советский Союз в соответствии с международной конвенцией не импортирует порнографию, а также не переводит и не распространяет произведений, проповедующих расизм, войну, культ насилия. Нет — потому, что только что перечисленное вряд ли можно отнести к произведениям культуры скорее, это — антикультура.
«Разрешается ли у вас слушать западные радиопрограммы?»
— Очевидно, речь идет не вообще о западных радиопрограммах, то есть не о передачах, которые Лондон ведет на английском языке, Париж — на французском и т. д., а о программах, которые западные радиостанции специально готовят и вещают на СССР.
Советское законодательство не запрещает слушать ни те, ни другие программы
Вместе с тем советская общественность не раз протестовала против того, что западные страны, в частности ФРГ, предоставляют свою территорию подрывным радиостанциям типа «Свободная Европа» и «Свобода», существующим, о чем не раз сообщалось в западной прессе, на средства ЦРУ и вмешивающимся, вопреки хельсинкским соглашениям, во внутренние дела других стран Эти радиостанции, как и «Голос Америки», «Би-Би-Си» и некоторые другие, превращены в орудие наиболее реакционных сил Запада в проводимой ими неприкрытой психологической войне против социалистических стран, в организаторов идеологических и политических диверсий, направленных на разобщение народов, на срыв процесса разрядки международной напряженности в Европе и в мире.

В. С. Бушин о кино

Из книги Владимира Сергеевича Бушина «Я жил во времена Советов».

Смотрел сейчас фильм Ларисы Шепитько «Восхождение» по повести Василя Быкова «Сотников». Они хотели показать преданность советского человека (Сотникова) родине и долгу, хотели вызвать ненависть к войне, но обилием нагромождаемых кошмаров вызвали только духовную подавленность, фильм запугивает, и нет мне никакого дела до Сотникова. Это типичная картина. Очень часто хотят, допустим, разоблачить фашизм (австрийский фильм «Наследники»), а в итоге — только запугивание. Состряпан фильм по западным канонам «ужасной правды». Такие фильмы ставили итальянцы, поляки, югославы, кажется. Смакуется поведение человека перед расстрелом, перед повешением. Берутся запредельные ситуации. Ну, давайте тогда ставить фильмы о том, как сжигали людей в Освенциме, как вели себя люди в двух шагах от печи. Это спекуляция на ужасах войны, на крови, на боли, на страхе. Это демагогия под видом беспощадной правды. Не удивительно, что фильм получил множество премий на Западе.
...
Обилие жестокости в нынешних западных фильмах (да теперь уже и в наших, вроде «Восхождения» Ларисы Шепитько) есть знак недостаточной эстетической образованности (чутья) или бездарности. Подлинный художник делает жестокость эстетической категорией, только в этом качестве она ему и нужна. А у таких, как Шепитько, она есть и остается биологическим кошмаром, все затмевающим, подавляющим и оглушающим зрителя.
Таня сказала, что в таком духе Рихтер говорил о фильме Тарковского «Андрей Рублев».


Маршал Язов о советских галошах

Из книги Дмитрия Тимофеевича Язова "Маршал Советского Союза":

Дмитрий Иванович Литовцев, старший представитель штаба Варшавского Договора при министре обороны Чехословацкой народной армии сообщил: генерал армии Мартин Дзур приглашает меня на беседу. В этот же день я приехал в министерство обороны ЧНА, генерал Мартин Дзур узнал меня…
Он рассказал… что среди больших военных начальников находятся и такие, которые приторговывают. Привозят из Союза телевизоры и продают вдвое дороже.


Это что же получается? Выходит, советские галоши телевизоры пользовались спросом в Чехословакии, да ещё таким, что шли по двойной цене?