March 8th, 2019

Вячеслав Никонов о "превентивном ударе" Сталина

Из книги Вячеслава Никонова "Молотов".

...может, Москва действительно готовилась первой начать войну?
- Такой план мы не разрабатывали, - утверждал Молотов.
- Но тогдашняя официальная доктрина была: воевать будем на чужой территории, малой кровью.
- Кто же может готовить такую доктрину, что, пожалуйста, приходите на нашу территорию и, пожалуйста, у нас воюйте?
Мнение о том, что СССР готовил превентивную войну против Германии, первым высказал Гитлер в обращении к армии 22 июня 1941 года. Но в немецком Генштабе не только не предсказывали превентивного удара, но даже сожалели, что «русские не окажут нам услугу наступления». Гитлер в принципе не мог превентивно отвечать на опасность, о существовании которой ни он, ни его военные даже не подозревали. Фельдмаршал Манштейн подтверждал: «22 июня 1941 года советские войска были, бесспорно, так глубоко эшелонированы, что при таком их расположении они были готовы только для ведения обороны».
- Мы знали, что война не за горами, что мы слабей Германии, что нам придется отступать, - рассказывал Молотов. - Весь вопрос в том, докуда нам придется отступать - до Смоленска или до Москвы, это перед войной мы обсуждали. Мы знали, что придется отступать, и нам нужно иметь как можно больше территории.
Сталин и Молотов не готовили превентивную войну. Может быть, зря. К июню советские вооруженные силы обладали огромным потенциалом. В них служило 5 миллионов 774 тысячи человек. В сухопутных войсках имелось 303 дивизии, на вооружении находились 117 581 орудие и миномет, 25 786 танков и 24 488 самолетов. Из этих войск в пяти западных приграничных округах на 22 июня были размещены 174 расчетные дивизии, составлявшие 56,1 процента сухопутных войск (3 миллиона 262 тысячи человек), 59 787 орудий и минометов, 15 687 танков и 10 743 самолета360.
Вермахт на тот момент справедливо считался сильнейшей военной силой на планете. На 15 июня в нем служили 7 миллионов 329 тысяч человек, и он располагал 208 дивизиями. На его вооружении насчитывалось 88 251 орудие и миномет, 6292 танка и самоходных орудия, 6852 самолета. В состав «Восточной армии» всего были выделены 3 миллиона 300 тысяч человек в составе 155 расчетных дивизий сухопутных войск и войск СС - 73,5 процента от их общего количества, 650 тысяч военнослужащих ВВС и 100 тысяч - ВМФ. Всего - 4 миллиона 50 тысяч человек. Еще 870 тысяч человек выделили союзники Гитлера: Румыния - 380 400, Финляндия - 340 600, Италия - 61 900, Венгрия - 44 500, Словакия - 42 500, Хорватия - 1600. К 22 июня силы Германии и ее союзников, уже развернутые на границе с СССР, насчитывали 4 миллиона 329 тысяч человек, 166 расчетных дивизий, 42 600 орудий и минометов, 4364 танка и самоходных орудия, 4795 самолетов.
Заказы вермахта были размещены на 4876 зарубежных предприятиях, в том числе 271 польском, 268 датских, 275 норвежских, 640 голландских, 1980 бельгийских, 1442 французских. Кроме того, в распоряжение вермахта перешло вооружение 30 чехословацких, 34 польских, 92 французских, 12 английских, 22 бельгийских и 9 голландских дивизий, огромные запасы военного снаряжения и боеприпасов. В Германии с Австрией проживали 76 миллионов человек, в союзных ей государствах Европы - 78 миллионов и в оккупированных немцами странах - еще 129 миллионов. Всего - 283 миллиона человек. Население СССР составляло 191 миллион.
До последней минуты Сталин и Молотов вели дипломатическую игру, главной целью которой было предотвращение войны, а не ее провоцирование.



Черчилль о поляках, Мюнхенском сговоре, Пакте Молотова-Риббентропа и предвоенной ситуации

Из книги Уинстона Черчилля "Как я воевал с Россией".

Героические черты характера польского народа не должны заставлять нас закрывать глаза на его безрассудство и неблагодарность, которые в течение ряда веков причиняли ему неизмеримые страдания. В 1919 году это была страна, которую победа союзников после многих поколений раздела и рабства превратила в независимую республику и одну из главных европейских держав. Теперь, в 1938 году, из-за такого незначительного вопроса, как Тешин, поляки порвали со всеми своими друзьями во Франции, в Англии и в США, которые вернули их к единой национальной жизни и в помощи которых они должны были скоро так сильно нуждаться. Мы увидели, как теперь, пока на них падал отблеск могущества Германии, они поспешили захватить свою долю при разграблении и разорении Чехословакии. В момент кризиса для английского и французского послов были закрыты все двери. Их не допускали даже к польскому министру иностранных дел.
Нужно считать тайной и трагедией европейской истории тот факт, что народ, способный на любой героизм, отдельные представители которого талантливы, доблестны, обаятельны, постоянно проявляет такие огромные недостатки почти во всех аспектах своей государственной жизни. Слава в периоды мятежей и горя; гнусность и позор в периоды триумфа. Храбрейшими из храбрых слишком часто руководили гнуснейшие из гнусных! И все же всегда существовали две Польши: одна из них боролась за правду, а другая пресмыкалась в подлости…
...
Официальный дележ добычи был произведен Германией в начале ноября. Тешин так и остался оккупированным Польшей. Словаки, которых Германия использовала как пешку на шахматной доске, получили ненадежную автономию. Венгрия получила кусок мяса за счет Словакии.
Когда вопрос об этих последствиях Мюнхена был поднят в палате общин, Чемберлен пояснил, что французское и английское предложение о международных гарантиях Чехословакии, которое было сделано после заключения Мюнхенского пакта, касалось не существующих границ этого государства, но лишь гипотетического случая неспровоцированной агрессии.
«В настоящее время, — сказал он весьма хладнокровно, — мы просто являемся свидетелями пересмотра границ, установленных Версальским договором».
...
Все эти годы Польша была авангардом антибольшевизма. Левой рукой она поддерживала антисоветские Прибалтийские государства. Однако правой рукой она помогла ограбить Чехословакию в Мюнхене.
...
Пакт о ненападении и секретный протокол были подписаны поздно вечером 23 августа 1939 г.
Невозможно сказать, кому он внушал большее отвращение— Гитлеру или Сталину. Оба сознавали, что это могло быть только временной мерой, продиктованной обстоятельствами. Антагонизм между двумя империями и системами был смертельным. Сталин, без сомнения, думал, что Гитлер будет менее опасным врагом для России после года войны против западных держав. Гитлер следовал своему методу «поодиночке». Тот факт, что такое соглашение оказалось возможным, знаменует всю глубину провала английской и французской политики и дипломатии за несколько лет.
В пользу Советов нужно сказать, что Советскому Союзу было жизненно необходимо отодвинуть как можно дальше на запад исходные позиции германских армий, с тем чтобы русские получили время и могли собрать силы со всех концов своей колоссальной империи. В умах русских каленым железом запечатлелись катастрофы, которые потерпели их армии в 1914 году, когда они бросились в наступление на немцев, еще не закончив мобилизации. А теперь их границы были значительно восточнее, чем во время первой войны. Им нужно было силой или обманом оккупировать Прибалтийские государства и большую часть Польши, прежде чем на них нападут. Если их политика и была холодно расчетливой, то она была также в тот момент в высокой степени реалистичной.
...
Прибалтийские государства были самыми ярыми антибольшевистскими странами в Европе. Все они освободились от Советского правительства в период гражданской войны 1918–1920 годов и грубыми методами, свойственными революциям в этих районах, создали общества и правительства, главным принципом которых была враждебность к коммунизму и России. 20 лет отсюда, в частности из Риги, по радио и всевозможным другим каналам на весь мир шел поток острой антибольшевистской пропаганды.

Олег Ржешевский о начале Холодной войны

Из книги Олега Александровича Ржешевского "Сталин и Черчилль".

После смерти Рузвельта, на похоронах которого Черчилль отсутствовал, последовал целый каскад недружественных, если не сказать враждебных, британских акций по отношению к СССР. В секретной переписке с Трумэном английский премьер начинает использовать по адресу СССР и Красной Армии такие термины, как «железный занавес», «захватчики», «оккупанты». Командованию вооруженных сил направляются директивы о поддержании боевой готовности авиации, приостановке демобилизации оставшихся войск вермахта. Как выяснилось позднее, в эти же дни начальник имперского генерального штаба получил распоряжение исследовать возможность открытых военных действий против России. 13 мая 1945 г. в выступлении по радио Черчилль призвал англичан к бдительности ввиду угрозы восстановления в Европе власти «тоталитарных или полицейских правительств». Главного «виновника» создавшегося положения Черчилль пока еще не решился открыто назвать. Но и без того многим было ясно, что имеется в виду Советский Союз. Если учесть, что согласно опросам общественного мнения в 1945 г. около 70% англичан дружественно относились к СССР (к США — 15%), то имеется достаточно оснований предположить, что курс Черчилля на конфронтацию с СССР явился одной из причин потери консервативной партией парламентского большинства на выборах 5 июля 1945 г. и утраты Черчиллем поста премьер-министра.



Положение женщины в дореволюционной России

Взято у aloban75

До революции женщины не имели избирательных прав и, само собой, не имели права быть избранными. Это совершенно не удивительно, ведь до манифеста 17 октября 1905 избирательных прав не имела большая часть и мужского населения России. Мало того, при подготовке манифеста вопрос о возможности предоставления женщине избирательных прав даже не ставился. Активистки женского движения в России много сделали для того, чтобы женщины получили избирательное право. Например, 20 марта 1917 г. Российской лигой равноправия женщин в Петрограде была организована демонстрация, целью которой было привлечь внимание к тому факту, что женщины не имеют избирательного права. Не имела женщина и нормальной возможности работать.

«Ст. 155 царского устава о гражданской службе категорически запрещала прием женщин на какие бы ни было должности в правительственные и общественные учреждения» (Араловец Н. Д). То есть, женщине была недоступна «привилегированная» сфера труда. Проиллюстрировать эту дискриминацию можно на примере Софьи Ковалевской, которая не могла вести научную и преподавательскую деятельность в России. Президент Академии наук князь Константин Константинович заявил:

«Так как допуск на кафедры в наших университетах совсем закрыт для женщин, каковы бы ни были их способности и познания, то для г-жи Ковалевской в нашем отечестве нет места …» Правда, Софья Ковалевская была женщиной исключительной, а ведь в целом-то женское население было неграмотным, так, по переписи 1887 г. в России было всего 16,6 % грамотных женщин.

[Читать далее]

Несмотря на одинаковую продолжительность рабочего дня и производительность труда, заработок женщин почти в 2 раза уступал заработку мужчин, особенно на текстильных, конфетных, резиновых, табачных предприятиях и в типографиях. К тому же господствующие классы, в частности, предприниматели России, из-за обилия резервной армии труда полностью игнорировали охрану труда женщин-работниц. В ряде капиталистических стран уже учитывалось, что от условий труда женщины-работницы зависит здоровье будущего поколения рабочих. В Швейцарии, например, еще в 1887 г. был издан закон, по которому за 2 нед до родов и в течение б нед после родов фабричной работнице полагался отдых. Такой же закон, снизивший смертность детей, ввели Швеция, Германия, Норвегия и еще ряд капиталистических стран. Кроме того, в Германии и Австрии, на основе обязательного страхования рабочих от болезней, роженицы получали 50—60% заработной платы (К вопросу о борьбе с детской смертностью. Доклад д-ра О. А. Шестаковой. — В кн.: Тр. 1-го Всероссийского женского съезда при Русском женском обществе в С.-Петербурге 10—16 декабря 1908 г.).

В России не существовало законов, охраняющих беременную женщину-работницу. Она трудилась до последнего часа, и даже во время родов ей не всегда обеспечивалась медицинская помощь. Острая необходимость в родильных домах ощущалась даже в Петербурге. В результате в фабричных районах России смертность детей до 3 лет достигала 54%, а из большинства остальных детей вырастал особый тип «фабричных» — слабосильных, отсталых в развитии и дающих высокий процент отсрочек для отбывания воинской повинности — результат тяжелого труда и отсутствия отдыха у матерей во время беременности, в особенности на фабриках и заводах. По-разному оплачивался труд батраков и батрачек на сельскохозяйственных работах: годовая оплата батрака (на своих харчах) в среднем по 45 губерниям России равнялась в 1910 г. 139 руб. 20 коп., а батрачек — 86 руб. 10 копеек. Среди архивных материалов царской России найдено одно любопытное судебное дело: в г. Камышине судили женщину за то, что она в течение 10 лет выдавала себя за мужчину, выполняя самую тяжелую работу — переносила тяжести. На вопрос, почему ходит в мужском костюме, подсудимая ответила, что если бы она носила женскую одежду, то за ту же работу получала бы не более 3—5 руб. в месяц вместо 12—15 рублей.


Безусловно, были сферы, доступ в которые для женщин был открыт государством (медицина, образование, литература). Казалось бы, и это уже прогресс! Но, увы, для замужней женщины и здесь, оказывается, было немало преград: она должна сначала получить разрешение мужа, а уж потом идти работать. Ст. 2202. царского закона гласила, что «не могут наниматься жены без согласия мужей». Женщины не имели паспорта, по своим правам они приравнивались к несовершеннолетним детям, сведения о жене вписывались в паспорт мужа. Если жена уезжала от мужа (а без паспорта это сделать не так-то легко), то ее возвращали к мужу любым способом, даже по этапу. Женщина, оставившая мужа, считалась преступницей. Жена – неотъемлемая частичка мужа, не имеющая своей воли, «при … перемене постоянного жительства мужа жена должна следовать за ним», гласила ст. 103.

Вот что говорил Закон Российской Империи относительно прав и обязанностей сторон в браке: «Жена должна подчиняться мужу как главе семьи, она должна любить, уважать и подчиняться ему безоговорочно. Она должна делать все, чтобы доставить ему удовольствие и всегда показывать преданность ему. Муж, хозяин, имел право выгнать жену из дому и запретить ей видеться с детьми»

Продолжением этой семейной дискриминации был закон о разводе. Правда, в рамках этого закона бесправны были оба, но женщина, увы, была более бесправна. По закону о расторжении брака, действовавшему в царской России, развод был почти невозможен. Закон содержал перечень поводов для развода, основным из которых было «прелюбодеяние» супруга. «Но факт измены мог быть подтвержден только показаниями не менее двух свидетелей-очевидцев. В практике духовных судов по бракоразводным делам свирепствовали и буква и дух этого крепостнического закона» (Бильшай В., 1959, С. 108). «Если сам «прелюбодей» признал свою вину, то это не имело значения, если факт измены не подтвержден свидетелями, доказательствами или прижитым ребенком в результате прелюбодеяния» (Бильшай-Пилипенко В. Л., 1948, С. 17).

Трудно себе представить прелюбодеев, которые бы афишировали свои действия так, что их прелюбодеяние наблюдали аж два свидетеля. Не считалось уважительным поводом для развода и избиение жены. Нам кажется, эта статья закона вполне соответствует предыдущим. Если женщина не подчиняется, не угождает в полной мере мужу, то, значит, она сама виновата в том, что ее бьют, ну а если она сама виновата, то с ее стороны требовать развода – просто хамство какое-то. Однако важно отметить, что вдовы имели значительные права по сравнению с замужними женщинами. Во-первых, они могли свободно распоряжаться своим имуществом (отсюда значительная благотворительная деятельность женщин), могли участвовать в политической жизни общества. Так, в корне неверным является представление о том, что до Октябрьской революции женщина не могла принимать участие в политической жизни страны. В выборах в городские думы весной 1917 г. в партии кадетов было 12, 5 % женщин, в партии большевиков – 10 %, эсеров – 5,5 %.

В сельских семьях, где семейная жизнь женщин была особенно тяжелой, расторжение брака становилось почти невозможным. Экономические условия жизни крестьянской семьи диктовали жестокое отношение к разводу. Прелюбодеяние, неверность одного из супругов были слишком предосудительными поступками в системе «нравственных координат» российского крестьянина, чтобы рассматривать в качестве основания для расторжения брака и создания новой семьи. От мужа крестьянский мир в данном случае ожидал не развода с неверной женой, а ее наказания. При этом неверность супруги осуждалась общественным мнением много строже, чем измена мужа.

Законодательно был закреплен институт власти мужа, патриархальная семья. В российской семье жена должна была повиноваться мужу и проживать с мужем совместно, следовать за ним, в случае перемены места жительства, пребывать к нему в любви и неограниченном послушании. Положение женщины в семье до революции регулировалось законодательством, основанном на принципах Домостроя и положениях Священного писания. Иванов С. С. в своей работе «Государство и право России в период сословно-представительной монархии (вторая половина XVI в. — первая половина XVII в.)» писал, что жена была бесправной и ее уделом было содержать дом в порядке. Телесные наказания для женщины были предусмотрены в Домострое, они могли применяться не только к детям, но и к жене.

В XIX — начале XX вв. в России господствовала консервативно-патриархальная концепция, в рамках которой женщины занимали подчинённое положение. Эта концепция являлась основой законодательства, поддерживалась высшими органами государственной власти, а также значительной частью населения страны. Её теоретической и нравственной опорой являлось христианское учение, согласно которому жена сотворена после мужа — создана для мужа, не только помощница для мужа, но помощница «подобная ему». В научной и общественной среде России XIX в. появляются теории о природных предпосылках неполноценности женщин, в соответствие с которыми заявлялось, что женщины физически слабее мужчин и менее умны, что предполагает ограничение их в правах.

Давыдова А. Д. Неравноправное положение женщин в Российской империи [Текст] // История и археология: материалы III Междунар. науч. конф. (г. Санкт-Петербург, декабрь 2015 г.). — СПб.: Свое издательство, 2015. — С. 1-3.