November 8th, 2019

А. С. Панкратов о голоде 1911-1912 гг. Часть XVI

Из книги А. С. Панкратова «Без хлеба».

Цинги больше всего в центре «гнилого угла» — д. Киргизмияках. Там земский медицинский пункт, с энергичным врачом, X. Н. Васильевым, там ранее других пунктов были открыты столовые. И все-таки —
— Семьдесят девять случаев.
А после меня цифра увеличилась, несомненно, до 100.
Впрочем, в этом «гнилом углу» есть свой «гнилой угол», деревня Тамьяны. Она вся переболела тифом, а теперь на удобренной почве выросла там «поголовная»  цинга.
Страшно в Тамьянах. Не деревня, а лазарет. Но и в Киргизмияках не менее страшно.
Мы с врачами X. Н. Васильевым и М. В. Курбатовым ходили по избам и осматривали больных.
Картина безотрадная. Много тяжелых форм. Лежат с почерневшими, отечными ногами и трупным запахом...
Одной цинготной татарки не оказалось дома.
— Где она? — удивляется врач. — У ней были поражены ноги.
— В поле пошла, — отвечает муж больной. — У нас существует поверье, что от зенгли (цинги) помогает озимая зелень, надо только есть ее прямо ртом с земли...
Оказалось, что больная не дошла до поля и пришла назад.
— Боюсь, упаду, — говорит.
[Читать далее]У нее кровоподтеки на ногах и болезненный, анемичный вид.
Много таких, как она. Всех не отметишь. Болезнь однообразна по своему мертвому виду.
Голодающие крестьяне очень озабоченны «кормовыми». Кто-то распространил слух, что ссуда продолжится только до 20-го июня.
— Чем же мы будем питаться после 20-го июня? — спрашивают они.
Питаться будет нечем. Разве воздухом.
Здесь помнят, сколько тяжелых дней крестьяне пережили, когда февральскую продовольственную ссуду запоздали выдать вовремя и выдали только в марте.
На канцелярском языке это именуется простым термином:
— Задержкой.
За нее всегда бывают ответственны дороги, но не люди.
А на языке крестьян эта «задержка» называется:
— Голодом.
«Задержка» стала системой. Произошла она и с озимыми семенными.
Во многих селениях их совсем не выдали. Площадь озимого посева сильно сократилась.
А в поселке Плановском, — как заявили его жители лицам, производившим подворную опись, — семенная рожь была выдана в декабре...
Вовремя...
Ее смололи и... съели.
«Задержка» произошла и с «подсыпкой» (корм лошадям).
С осени была продана масса лошадей. Оставшиеся так отощали за зиму от бескормицы, что валились на землю.
Их втаскивали в избу и грели около печки.
— В тепле им лучше, — почему-то думали крестьяне.
— Ткнешь ее в бок, — передавали мне посещавшие зимой избы крестьян, — она падает...
Не лошадь, а тень, призрак лошади.
Все-таки до весны они жевали кое-как черную солому, снятую с крыши. Но как только наступила оттепель, перестали ее есть. От соломы, когда началась весенняя сырость, пошел такой дурной запах, что лошади предпочитали умирать, чем употреблять такой корм.
Начался падеж.
В 192 селениях киргизмиакского участка 2,209 безлошадных домов.
В некоторых селах было продано и подохло 40—50% лошадей.
Бороновать и пахать многим было не на чем.
Врач X. Н. Васильев наблюдал такую картину:
— Татарин лопатой «пахал» свою полосу...
Оригинально и... плакать можно.
В то время, как дохли от бескормицы лошади, весь уезд знал, что белебеевское земство имеет капитал, отпущенный правительством на корм лошадям.
С марта ждали «подсыпки» и не дождались...
Произошло «запоздание»...
Капитал огромный — 200 тысяч. Можно было бы сохранить массу лошадей.
Bcе земства Уфимской губернии воспользовались деньгами. Одно белебеевское «сэкономило»...
— Почему? — спрашивал я.
— Да, видите, — отвечали, — казна отпустила деньги только в марте. Где было тогда достать хлеба? Началось половодье, прекратились пути. Железная дорога была забита грузами...
А, может быть, просто потому, что управа состоит из назначенных лиц, а все земство — правое? У таких «земцев» всегда бывают виноваты пути сообщения.
Конечно, казна обычно «спешила» с помощью населению. Но все-таки можно было достать хлеб на местах или в соседних уездах и провезти его на лошадях. Стоило только захотеть и поработать.
Но управа вместо работы созвала собрание, чтобы решить:
— Как поступить с ассигнованной «подсыпкой»?
Собрание решило:
— Поздно. Выдать деньгами.
Оно предполагало, что крестьяне сами купят себе «подсыпку». А управа купить не могла.
Постановление собрания прошло благополучно через губернское присутствие. Но у губернатора Башилова оно застряло. Он представил в министерство протест.
В министерстве послушались доводов г. Башилова, и вот результат:
— Отказать.
Причем в канцеляриях министерства очень долго решали этот вопрос. Белебей и Уфа осаждали Петербург телеграммами, время шло, и наступал уже такой период, когда и выдача денег была бы бездельной. Но Петербург все «решал», пока не решил отрицательно.
Так «подсыпка» прошла мимо носа белебеевских голодающих и вернулась обратно в казну.
Как водится, опоздали и с лошадьми. Губернское земство еще в июле 1911 года просило 2,700,000 руб. на лошадей.
Но министерство лишь в марте 1912 года ассигновало земству 600,000 рублей на покупку лошадей.
История закупки очень поучительна.
Чтобы удовлетворить всю нужду уезда, надо было несколько тысяч голов. Но предпочли пока ограничиться тремястами.
Многие селения совсем не получили лошадей. В Киргизмиаки, вместо 100, дали 8.
Помощь ничтожная. Но и эту ничтожную помощь сумели организовать «по-союзнически».
Губернское земство, которое расходует частные пожертвования, договаривалось с местными (пономаревскими) барышниками. Tе обещали поставить 300 голов, по цене 60 р. Условие: лошади должны быть «вполне здоровы, без каких-либо пороков и пригодны для работы».
Приемная комиссия состояла из члена уездной управы Шумилова, бывшего или настоящего председателя союза русского народа, и других лиц, но менее почтенных.
Как эта комиссия принимала - об этом много говорят местные крестьяне...
А что они приняли — об этом я сужу по жалобам крестьян:
— «Калечь», а не лошади...
— Не знали мы, радость это или напасть!..
Лошади доставались по жребию «счастливчикам».
— Возьмешь ее и думаешь: сегодня она околеет или завтра?
Тощие, жалкие, ободранные клячи.
— Не стронешь с места, бьешь-бьешь...
— Наши лошади...
По 60 руб. крестьянам «всучили» таких же издыхающих одров, какие остались у них от зимы. Может быть, их же собственных кляч, проданных на базаре.
Это—помощь...
Но в этом грустном вопросе есть и другая сторона. Такие лошади на базаре стоять теперь 25—35 руб. Крестьянам «пришли на помощь» и продали по 60 руб., с рассрочкой на три года.
У кого же в кармане осталась разница?
Г. Шумилов в приемном акте аттестовал одров как «вполне удовлетворительных коней». Иных он и не мог принять.
Это называется «хозяйственной закупкой».
— Все брали? — спросил я крестьян.
— Отчего же не взять? Когда-то мы там отдадим! А «калечь» продать можно за пятерку... Все деньги.
Смотрят как на даровое. А отдавать 60 руб. все-таки когда-нибудь придется.
Голодающий мужик, как несостоятельный купец:
— Буду брать, где можно. Направо и налево. Не все ли равно: и за 100 руб., и за 100 тысяч, одинаково посадят в долговую яму.
Мужику терять нечего — он все потерял за голодный год.




Русин о Великой Октябрьской Социалистической Революции

Взято отсюда (с несущественными изменениями).

В последние примерно 30 лет нас пытаются убедить, что  Великая Октябрьская Социалистическая Революция была величайшей трагедией в истории нашей страны, а социалистический путь развития зашел в тупик и проект построения социализма провалился

Это не так.

Трагедией была не Октябрьская революция, а февральская, когда власть в России оказалась в руках людей, не знающих, что с ней делать и как развивать страну. Трагедией было то состояние, в которое Россия пришла к началу 1917 года – разложение на фронте, казнокрадство в тылу, беспринципность буржуазии, поставлявшей русским войскам снаряжение и амуницию по ценам, завышенным вдвое и втрое – вот это была трагедия. Трагедией было разложение русской аристократии, включая членов Дома Романовых, результатом чего и стало отречение императора и его брата (двойное отречение!) от престола. И следом власть оказалась брошена под ноги временщикам.

Октябрьская революция стала закономерным следствием того состояния, в котором оказалась Россия – и выходом из того тупика, из той смуты, которые постигли Россию после февраля 1917 года.

[Читать далее]

Октябрьская революция стала переходом России в новое качество – переходом трудным, болезненным, жертвенным, но очень важным.

Мы никогда не узнаем, что стало бы с Россией, если бы не случилось Октябрьской Социалистической революции. Но мы знаем, что принесли России коммунисты, большевики.

Да, среди них были разные люди. Между ними были споры, была борьба, перед ними стояли сложные задачи, у них было много врагов, внутренних и внешних. В итоге пролилось немало крови, пострадало немало людей, которые не должны были пострадать. Сегодня мы знаем, кто пострадал незаслуженно, а кто получил по заслугам. Но смогли бы мы сами лучше разобраться в ситуации и принять более правильные решения, окажись на месте руководства молодой советской республики?

Покажите мне государство, которое строилось без ошибок без несправедливо осужденных, без жертв!

На протяжении веков монархи казнили или отправляли в монастыри членов своих семей – чем это было лучше?

Была ли бескровной французская революция?

Была ли бескровной история Германии, Испании в первой половине 20-го века?

Говорить, что советская власть в первые двадцать лет была более жестокой, кровавой и деспотичной, чем власти других европейских государств, могут лишь те, кто не знает историю или пытается преднамеренно исказить ее.

Отрицать ошибки и трагичные эпизоды ранней советской истории – глупо; но еще глупее – утверждать, что другая власть избежала бы ошибок, войн и репрессий.  А вот смогла бы другая власть добиться тех же успехов, которых добилась советская власть за 70 лет?

При советской власти страна дважды была поднята из руин – сперва после гражданской войны, а затем после Великой Отечественной.

При этом каждый раз на восстановление страны потребовалось менее 20 лет. Сравните это с тем, чего добилась демократическая власть современной России за свои 24 года управления страной.

Была проведена индустриализация, без которой невозможно было бы победить в Великой Отечественной Войне. И это при том, что в первой половине 20-го века Россия не экспортировала нефть и советская власть для закупки оборудования, строительства заводов была вынуждена продавать хлеб, другого источника валюты не существовало.

А как распоряжается нефтегазовыми доходами нынешняя власть? Где индустриализация и обновление промышленности, сопоставимое по масштабу с 30-ми годами прошлого века?

Советская власть добилась победы в Великой Отечественной войне, сделала СССР мировой сверхдержавой, обладавшей бо́льшим влиянием, чем Россия во все прежние времена.

Советская власть добилась паритета с НАТО, несмотря на то, что на Северо-атлантический Альянс работали страны, в совокупности многократно превосходящие СССР по населению и размаху экономики.

Советский Союз выиграл космическую гонку, первым запустив искусственный спутник Земли и человека в космос. Первым построил обитаемую орбитальную станцию.

Советский Союз построил систему ГЭС – самых безопасных и экологичных электростанций своего времени. Атомная энергетика также получила свое развитие при советской власти. При советской власти было разведано большинство месторождений нефти и газа, добыча которых ведется до сих пор.

Электрификация страны – крупнейший инфраструктурный проект своего времени, равного которому в современной России нет.

Про советскую школу американский президент Джон Кеннеди сказал, что Советский Союз выиграл космическую гонку за школьной партой – и это была правда.

При советской власти наука и образование в СССР достигли наивысшего развития в истории России. Ликбез, проведенный в первые десятилетия, повысил грамотность широких слоев населения в несколько раз, а в дальнейшем грамотность была доведена до 100%.

При советской власти граждане нашей страны были в ряду самых грамотных и образованных в мире, образование было бесплатным, а для занятия наукой не нужно было искать по всему миру гранты и уезжать за рубеж.

Экономика СССР в 30-е, 50-е и 60-е годы росла быстрее, чем в большинстве европейских стран. А по уровню доходов, обеспеченности продовольствием и товарами народного потребления СССР в 60-е годы не уступал многим странам Запада.

Автомобиль Победа был одним из лучших в свое время, а по аэродинамическим показателям уступал только спортивным автомобилям. Партию автомобилей Москвич в 60-е годы закупила почтовая служба Великобритании по итогам открытого тендера. Дизельные автомобили Волга экспортировались в европейские страны. Автозавод Камаз – самый эффективный и конкурентоспособный завод современной России – тоже построен в советский период.

Гражданская авиация СССР пользовалась отечественными самолетами, авиаперелеты были доступнее и безопаснее, чем сегодня. ИЛ-86 – один из самых надежных самолетов в мире.

Так можно ли говорить, что советская экономика была тупиковой и неэффективной?

Да, в 80-е годы она потеряла эффективность. Но был ли тому виной социализм как таковой? Или, может быть, это была неграмотность и преступные действия конкретных руководителей?

Потеря эффективности экономики в 80-е годы – это результат самоуспокоения в эпоху Брежнева, когда партия и правительство преждевременно объявили о победе, наградили сами себя за всевозможные успехи и поздравили народ с созданием развитого социализма. Но следом отошли от идеологии строительства, сменив ее идеологией потребления – на которой выросло поколение предателей и иждивенцев, впоследствии разрушивших и разворовавших страну.

И вот как интересно получилось – Советский Союз был эффективен на протяжении 60 лет, когда нужно было проводить индустриализацию, ликбез, поднимать страну из руин, побеждать в тяжелейшей войне, осваивать космос. Но оказался неэффективен, когда народ убедили, что самое сложное уже позади и победа добыта.

В каком-то смысле Советский Союз стал жертвой собственных побед.

Но вот Советского Союза нет – и что мы имеем теперь?

Бо́льшая часть заводов, работающих до сих пор – построена в эпоху СССР, б́льшая часть военной техники – советские проекты, энергетика – советские ГЭС и АЭС, местрождения нефти и газа, других полезных ископаемых – разведаны при советской власти.

Практически все, чем мы пользуемся – построено, разработано, заложено, введено в эксплуатацию при советской власти.

А что будет, когда советские заводы придут в негодность, когда разведанные при советской власти месторождения истощатся? Что будет тогда – мы уже видим на примере Украины.

Что построили "демократы" кроме Сколково? Чего добились антисоветчики кроме вражды между братскими народами, нескольких гражданских войн, пусть даже небольших, но возникающих с пугающей регулярностью то в одной, то в другой республике на просторах бывшего Союза? Каких достигли высот в науке, образовании, культуре, спорте?

После падения СССР прошла примерно треть от того времени, что существовала советская власть. Но где хотя бы треть от достижений советского периода?

В какой из областей науки и техники современная Россия стала первой и удерживает паритет с США?

Можно ли современную русскую литературу и кинематограф сравнить с советской литературой и советским кино? А ведь уровень развития культуры и искусства – самый наглядный показатель развития или упадка государства. Развитие государства всегда характеризуется появлением выдающихся произведений культуры и искусства.

Нет, Великая Октябрьская Социалистическая Революция не была трагедией!

И советский период в истории нашей страны – тоже.

Он был великой и славной страницей в истории России. Именно России. Кто бы что ни говорил, СССР – это была Россия, только в особом виде и качестве. Если можно так выразиться, это была Сверхроссия.

И жертвы, связанные с Октябрьской революцией не были напрасны.

И более того – ничто еще не завершено.

СССР – это была лишь первая попытка построения социализма.

В ней проявились многие ошибки, недоработки, заблуждения и противоречия социалистического устройства. Выявились преимущества и недостатки плановой экономики в сравнении с рыночной, проблемы партийного устройства, идеологии, гражданского общества.

Да и странно было бы, если бы первое крупное социалистическое государство сразу же стало бы успешным в долгосрочной перспективе. Такого просто не могло быть.

Монархии строились на протяжении тысячелетий. Капитализм тоже возник не за один век, начав формироваться еще в средние века, вызревая в недрах монархий.

И так же, как капиталистическая система и либеральная демократия пришли на смену монархиям, капиталистическую систему рано или поздно сменит социализм – как более совершенная форма общественно-политического устройства.

И все признаки этого видны уже сегодня.

Дальнейший рост капиталов в глобальном масштабе просто невозможен, возможно лишь перераспределение, что означает бесконечную цепь кризисов и локальных конфликтов.

Финансовые системы, такие как ФРС и ЕЦБ, пришли к тому, что для сохранения экономики они вынуждены до нуля понижать процентные ставки, а это означает практическую ликвидацию ссудного процента на уровне регулятора, что подтверждает невозможность дальнейшего роста капиталов в крупном масштабе.

Почти все страны с рыночной экономикой пришли к необходимости регулирования рынков, либеральная экономическая модель существует лишь в легендах и головах некоторых экономистов.

Современный мир представляет собой единую глобальную систему, уровень интеграции в которой постоянно растет. И в будущем мировая финансовая, информационная, социальная и энергетическая система будет представлять собой одну большую... коммуну.

И оптимальной системой управления мировой финансовой, информационной, социальной и энергетической коммуной будет, конечно же, коммунизм.

А на промежуточном этапе и в масштабах отдельных стран – социализм.

Великая Октябрьская Социалистическая Революция победила не случайно и не зря.

Мы не прошли весь путь до конца с первого раза, но мы прошли достаточно большой путь. Мы проложили часть пути. Мы совершили на этом пути массу ошибок, но это позволит избежать таких же ошибок в дальнейшем.

В 1991 году Россия откатилась к состоянию дикого, примитивного капитализма, в котором пребывает по сей день. Но это не навсегда.

Очень скоро сама история потребует от России и всего мира выходить на новый уровень общественно-политического устройства, и тогда советский опыт будет как нельзя кстати. Он поможет нам на новом витке истории стать эффективнее и избежать прошлых ошибок.

Тот путь, который другие страны будут проходить впервые, мы пройдем, имея свой опыт, со знанием дела, быстрее и лучше, если можно так выразиться – уже "на чистовую".

И социализм будет построен!

Но это будет не возврат назад, это будет новый социализм.





➡ Источник: https://publizist.ru/blogs/33/10720/-

Октябрьская революция была почти бескровной

Частично взято у burckina_new

Февральская революция: Во время восстания в Петрограде в феврале 1917 г. убито 169 и ранено 1265 человек. Большинство погибших были убиты 26 февраля 1917 г. По уточненным данным, количество жертв составило 1740 человек, из них 313 убитых.

Июльский кризис: В июльские дни в Петрограде было убито 56 и ранено 650 человек. По официальным данным ЦИК, за 3 и 4 июля было убито и ранено около 400 человек, а по более полным сведениям Центрального пункта медицинской помощи пострадавшим, насчитывалось 16 убитых, 40 умерших от ран и 650 раненых. В большинстве случаев имела место ружейная или пулеметная стрельба в демонстрантов — и ответные выстрелы в порядке самообороны

Октябрьская революция: По данным Петроградского ВРК, при штурме Зимнего дворца было убито 6 солдат Павловского полка, ранено около 50 нападавших и 3 юнкера, было также несколько человек погибших в городе в ту же ночь при невыясненных обстоятельствах. Всего же за весь период вооруженного восстания погибло 10—15 человек, главным образом из рядов революционных отрядов, а число раненых не превышало 50-60 человек с обеих сторон.

А вот что писал белоэмигрантский деятель Дмитрий Лехович:


"По сравнению с февральской революцией и восстанием 3-5 июля, захват власти большевиками был относительно бескровным".



Григорий Раковский о белых. Часть XX: Накануне ликвидации (окончание)

Из книги Григория Раковского «Конец белых».

Прежняя политика в отношении армии продолжалась в пол­ной мере. Ставка, «Политический Объединенный Комитет», «Пар­ламентский Комитет» в Константинополе и «Общее Дело» вме­сте с парижским «Парламентским Комитетом» все еще пы­таются провести в жизнь намеченный после крымской ката­строфы план. В основе этого плана лежит мысль о том, что армия с Врангелем во главе, имея прочную общественную по­литическую базу, получают признание иностранцев, представля­ют и олицетворяют собой заграницей истинную, антибольше­вистскую Россию со всеми проистекающими и вытекающими из этого последствиями.
Центральное место все время занимает вопрос об изыскании мер «против распыления врангелевских сил». Так или иначе, а нужно было парализовать то впечатление, которое было соз­дано совещанием членов Учредительного Собрания, фактическим разрывом казачества с главным командованием, поставить фран­цузам преграду в самостоятельной отправке желающих в Со­ветскую Россию и т. д.
[Читать далее]- Под влиянием всех этих причин, — рассказывал мне председатель константинопольского «Политического Объединенного Комитета» Юренев, — считая также, что, в конечном ито­ге, «учредиловцы» провалились, и что французы по-прежнему ищут, кто бы мог представить собою Россию, — еще в конце ян­варя мы поставили на обсуждение этот последний вопрос, а так­же вопрос о том, в какой форме декларировать нашу поддержку Вооруженных Сил Юга России.
Решено было не упускать удобный момент для образования нового антибольшевистского фронта и органа его, действу­ющих совместно с армией и главнокомандующим. Попытка эта, по мнению участников совещания, облегчалась отсутствием конку­рирующих проектов и очевидной необходимостью создания та­кого фронта и органа.
Работа эта происходила в тесном контакте со ставкой.
29 января по инициативе Врангеля состоялось совещание, в котором принимали участие преимущественно правые эле­менты...
В результате трехчасового обсуждения решено было со­браться на следующий день отдельно без Врангеля, установить точку зрения, и затем вновь обсудить ее с Врангелем.
Начались заседания, совещания. В конечном итоге выясни­лось, что точка зрения Врангеля с его приближенными… корен­ным образом расходится с точкой зрения даже представителей ультра-умеренной и благонамеренной константинопольской общественности, сгруппировавшейся вокруг «Политического Объединенного Комитета». В то время, когда Врангель хотел соз­дать при себе лишь совещательный орган, а сам — по-прежнему оставаться не только главнокомандующим, но и правителем, — представители общественности стояли совершенно на другой позиции. Они считали, что общественные деятели должны быть призваны к участию в правлении с решающим голосом по всем гражданским вопросам управления, дипломатических сношений и т. д., т. е. отстаивали необходимость создания своего рода за­конодательного органа…
- Чтобы воссоздать Россию, — говорил мне Юренев, — необходимо строиться по России, а не по русской эмиграции. Для нас безразлично, будет ли соответствовать наша полити­ческая линия настроениям и симпатиям русской эмиграции. Нам важно лишь учесть то настроение, которое царит в России.
Правые же строили свои планы на эмиграции, рассчитывая на ее консервативность и реакционность. Они настаивали даже на плебисците среди беженцев.
Как бы то ни было, а после длительных переговоров вы­яснилось, что соглашение между Врангелем и представителями константинопольской общественности, ввиду принципиальных разногласий по вопросу о характере высшего органа граждан­ского управления, не может быть достигнуто.
Пятого февраля «Политический Объединенный Комитет» за­фиксировал в особой резолюции свою точку зрения в противо­положность точке зрения парижских общественных групп, при­мкнувших к совещанию членов Учредительного Собрания…
Для агитации и поддержки Врангеля в Париж спешно вы­езжает Н. Львов. Миссия его однако, ни к чему не привела, ибо, по словам Львова, «он перестал понимать настроения париж­ской эмиграции и не нашел общего языка с прежними своими друзьями».
Как бы то ни было, а Врангель твердо продолжал стоять на точке зрения военной диктатуры…
Шли дни, тяжелые сумеречные дни на берегах Босфора в разлагающемся стане белых. С каждым днем ухудшалось по­ложение русских. В грязной константинопольской клоаке люди влачили жалкое существование в отчаянной ежедневной борьбе за кусок хлеба. Все время идут дожди. На улицах грязно, в де­ревянных, продуваемых насквозь ветром бараках и палатках холодно, сыро, неуютно... Все нервничают, грызут друг друга, озлобленно ругают всех и вся...
Армия разлагалась. Из лагерей все время идет большая утечка. Люди шли на голод, на муки безрадостного, бесприютного существования. На улицах Константинополя — ужасное уни­зительное зрелище. Русские офицеры, солдаты, оборванные, рас­хлябанные, но в форме — торгуют своим последним достоянием. Мимо с брезгливой миной проходят спекулянты, альфонсы, аферисты...
Первая половина марта ознаменовалась событиями перво­степенной важности.
В момент, казалось бы, кульминационного торжества боль­шевиков, только что раздавивших Грузию и со дня на день ожи­давших подписания торгового договора с Англией, что знамено­вало собою, как будто бы, фактическое признание советского пра­вительства, в этот момент в России начинаются грандиозные восстания. Заколебалась Российская Социалистическая Советская Респу­блика. Внимание всего миpa сосредоточивается на Кронштадте, ко­торый как бы возглавил собою бурный протест против советского режима…
Встрепенулись и на Босфоре. Дрожащими от волнения рука­ми разворачивали русские газетные листы.
Оживилась и ставка.
- Вот он, долгожданный момент. Общественность кочев­ряжится. Теперь можно обойтись и без нее...
Врангель обращается к русским людям с призывом спло­титься вокруг него.
Константинопольская общественность заволновалась. Снова начались заседания, совещания. Обе стороны, учитывая кронштадтское восстание, шли теперь на компромисс и усиленно вы­рабатывали основы, на которых при Врангеле должен был сконструироваться так называемый, «Русский Совет».
Особенно много усилий прилагается к тому, чтобы заставить Земский и Городской Союзы делегировать в «Русский Совет» своих представителей, дабы тем самым парализовать деятель­ность парижского комитета земско-городского объединения во главе с князем Львовым.
Несмотря на все свое желание поддержать Врангеля, в об­щественных организациях начинается отрезвление и они, ссылаясь на свою аполитичность, отказались послать своих представите­лей в «Русский Совет».
- Это саботаж, — возмущался Врангель, указывая, что в таком случае он призовет персонально деятелей из состава этих организаций.
Создавался острый момент, из которого, как будто бы, не было выхода.
А в это время закулисная работа братьев Алексинских, Му­синых-Пушкиных, Пильцев, Шульгиных и других помощников Врангеля уже приносила определенные результаты.
Когда обсуждалось в окончательном виде положение о «Рус­ском Совете», то не только «Парламентский Комитет», но и «Политически Объединенный Комитет», за исключением своего председателя Юренева, признали, что «Русский Совет» должен быть совещательным органом.
Таким образом, Врангель мог торжествовать победу. Уже изготовлен был соответствующий приказ о «Русском Совете». Но, вслед за этим, в «Политическом Объединенном Комитете» наступает отрезвление. Юренев пишет Врангелю письмо, в ко­тором прямо заявляет:
- Если вы опубликуете такой приказ, то погубите все де­ло объединения общественности с командованием...
На Юренева все правые члены «Парламентского Комитета» обрушились с градом упреков.
Как бы то ни было, а Врангель не решился опубликовать приказ. Положение о «Русском Совете» было переработано и принята компромиссная точка зрения, весьма, впрочем, удобная для Врангеля.
«Русский Совет», таким образом, должен был состоять из членов по избранию общественных организаций, представителей казачества, горских народов, которые составляют две трети об­щего числа членов Совета и остальных членов по приглашению и назначению Врангеля. Последний являлся председателем «Рус­ского Совета». Врангель мог распустить Совет и назначить пе­ревыборы, если при вторичном рассмотрении неутвержденного им постановления оно было бы принято большинством двух тре­тей присутствовавших членов…
12 марта, в то время, когда все были поглощены событиями, которые разрастались в России, в частности восстанием кронштадтцев, Врангель специальным приказом опубликовывает «Положение о Русском Совете».
Впечатление от этого приказа было угнетающее.
- Господи, да когда же все это кончится, — с тоской и отвращением восклицали pyccкиe беженцы.
- Да неужели же они и теперь не хотят сходить со сцены?..
- Нашли время… Приветственную телеграмму Врангель послал в Кронштадт генералу Козловскому. Правительство но­вое формирует. В десант собирается... И как не понять, что он губит дело кронштадтцев, губит дело русское, губит одной своей маркой!..
- Лучшей помощи большевикам, как вмешательство Вранге­ля с его «преемственной властью» и «Русским Советом», нель­зя и придумать... Ничего из этого не выйдет... Пусть тешатся последние дни. Мертвые погребают своих мертвецов...
В таких репликах отражалось настроение русских масс на берегах Босфора…
«Русский Совет» был обречен на смерть с момента своего зарождения. Самый сильный удар Врангелю и константинополь­ской общественности в этом отношении нанесли казаки.
Атаманы правительства Дона, Кубани и Терека категори­чески отказались дать своих представителей в «Русский Совет», соглашаясь войти в него лишь в том случае, если Врангель останется только главнокомандующим, не более, и если казакам дадут треть всех мест, так как казаки составляют 2/3 «Русской Армии».
Еще более резко высказался против «Русского Совета» «Союз Возрождения Казачества», оказывавший в этом отношении большое давление на казачьи органы власти.
В своем меморандуме атаманам члены центрального коми­тета… указы­вали, что, помимо нарушения основных законов, принятых на До­ну, Тереке и Кубани, «Русский Совет» вместо предполагаемого объединения русских сил, даст только новый повод к смутам, ибо авторитет его не будет признан не только теми силами, которые создают в настоящее время антибольшевистское движение внутри России, но даже и русскими эмигрантскими круга­ми. Больше того: предполагаемый состав и условия образования «Русского Совета» обеспечивают ему открытую борьбу со стороны нынешних руководителей антибольшевистского движения в России.
- Для казачества же, — говорилось в меморандуме, — вхождение в Совет снова даст связь с определенными группа­ми и течениями, политические идеалы которых совершенно не совпадают с его желаниями, и которые уже однажды привели к краху противобольшевистского движения.
- Имя генерала Врангеля, проводившего политику попрания казачьих конституций, обеспечивает всему движению, возгла­вленному им, крайнюю враждебность со стороны населения ка­зачьих земель.
В том же духе, как и казаки, высказались по поводу но­вого предприятия ставки и в парижских кругах. Резко отказа­лись войти в Совет по приглашению Врангеля такие лица, как Чайковский. С радостью вошли туда лишь члены Парламент­ского Комитета в Константинополе.
С «Русским Советом» получилась не только весьма кон­фузная история. Этот акт фальсификации общественного мнения, завершавший собою продолжительную политическую работу ставки и константинопольской общественности, явился началом конца четырехлетней эпопеи — гражданской войны на Юге России. Он совпал с началом окончательного распыления «армии», ибо через два дня после этого приказа, т. е. 14 марта, комиссар Франции генерал Пелле прислал Врангелю следующее заявление:
- Честь имею уведомить Ваше Превосходительство, что мое правительство, будучи информировано администрацией воз­вратившегося в Константинополь парохода «Решид-Паша» о выполнении перевозки в Новороссийск первой партии русских беженцев, — телеграфно предписало мне принять совместно с морскими и военными властями все необходимые меры к со­ставлению новых партий и отправке их (согласно полученных указаний) в Одессу.
- Что касается отправок в Бразилию, то вышеуказанная те­леграмма упоминает, что правительство Бразилии в этом вопро­се поставило необходимым условием предназначать к отправке только земледельцев и сельскохозяйственных рабочих. Эмигрирующие в Бразилию сохраняют русское подданство. Им будут обеспечены средства к существованию с момента прибытия. Но решение вернуться в Россию для тех, кто этого пожелает, яв­ляется наиболее легким и быстро осуществимым. Во всяком случае, при всяком положении вещей вы должны считаться с тем фактом, что правительство республики к своему большому сожалению, будет вынуждено в ближайшее время прекратить бесплатное снабжение русских беженцев продуктами продовольствия. Следовательно, беженцы должны быть предупреждены, что у них имеется выбор между следующими решениями:
- Вернуться в Россию.
- Эмигрировать в Бразилию или Перу [либо во Францию] на условиях, которые ранее Вам сообщены: найти себе работу для того, чтобы обеспечить себя средствами существования.
- Я буду весьма обязан Вашему Превосходительству за сообщение о тех мерах, которые Вы предпримете, как следствие настоящего сообщения.
- Я полагаю, что точные указания, которые содержатся в этом сообщении, возлагают на Вас необходимость изменить те методы, которые применялись до сих пор. Было бы невозмож­но рассчитывать на быстрый роспуск армии, — на необходимость чего указывает правительство республики, — если бы немедлен­но не были приняты меры для ознакомления всех военных бе­женцев об условиях, которые им поставлены, и особенно об облегчениях, которые предложены тем из них, которые сделают заявления о возвращении в России. Обо всех этих условиях должно быть сделано широкое оповещение. Равным образом, необ­ходимо для достижения указанной цели, чтобы военные власти отказались отговаривать солдат от возвращения в Россию и да­же от эмиграции в Америку.
- Я хорошо понимаю, насколько тяжело может быть Вашему Превосходительству и доблестным солдатам, которые за Вами следовали до сих пор, положить конец борьбе, вер­ность которой с их стороны заслуживала бы лучшей участи. Но чувство гуманности, равно как и требование государственного порядка, диктуют нам необходимость оградить бежен­цев от неожиданности, которая была бы для них еще болee катастрофичной.                             
- Примите, господин генерал, уверения в моем глубоком уважении. Пелле.