November 30th, 2019

Происхождение обряда обрезания

Из "Календаря антирелигиозника на 1941 год".

Обрезание — один из самых диких религиозных обрядов. Возник он в глубокой древности. Дикарь чувствовал себя бессильным в борьбе с природой. Это порождало в нем представления о духах, якобы населяющих природу. Особенно опасными казались важнейшие моменты в жизни человека: рождение, наступление половой зрелости, беременность, болезнь. Дикарь считал, что в таких случаях в жизнь человека вмешиваются духи, и потому старался отвратить опасность колдовством.
Юношей, достигших брачного возраста, переводили в разряд взрослых, совершая множество колдовских обрядов. У австралийцев (самых отсталых дикарей, какие существуют на земле) посвящение молодых людей в звание взрослого мужчины продолжалось несколько недель. Их уводили в уединенное место. Там старики подвергали их испытаниям, увечили: выбивали зубы, отрубали суставы пальцев, совершали обрезание, которое должно, по мнению дикарей, защищать от злых духов, грозящих брачной жизни.
Жизнь шла вперед. Человеческое общество все больше овладевало силами природы, но обряд обрезания соблюдался по прежнему у египтян, евреев, эфиопов (абиссинцев), мексиканских индейцев и многих других народов.
В дальнейшем этому дикому обряду стали придавать новое значение. Попы объясняют, что обрезание — это жертва богу, знак союза между верующими и богом. Но что этот обряд унаследован от дикарей каменного века, видно хотя бы из того, что, по свидетельству еврейской библии, обрезание совершалось у древних евреев каменным ножом, хотя в быту они уже применяли железные орудия. В библии есть упоминание и о том, что обрезание совершалось не над младенцами, как теперь, а над молодыми людьми, достигшими брачного возраста.
Еще позже раввины объявили обрезание евреев особым признаком еврейского народа. Религия и национальная ненависть всегда идут рука об руку. Религия освящает националистические чувства, раскалывая ряды трудящихся. Националисты всячески поддерживают религию, внушая, что эксплоататоры и эксплоатируемые — братья, дети одного бога, одной религии.

Отрывки из дневников жены Деникина

Дневники правились самим Антоном Ивановичем, поэтому, полагаю, изложенные взгляды он как минимум разделял.

Из книги Дмитрия Владимировича Леховича "Белые против красных".

15 июня перед домом, где жили Деникины, остановился немецкий военный грузовик с тремя солдатами и унтер-офицером. Унтер-офицер потребовал от Ксении Васильевны ее бумаги, посмотрел год рождения и приказал садиться в грузовик…
Сидя под арестом, Ксения Васильевна прислушивалась к тому, что сообщало радио, находившееся в соседнем караульном помещении, где была германская стража. Свои впечатления она набросала на клочке бумаги, а впоследствии переписала их в свой дневник…

23 июня 1941 года
Самое интересное из этой странички моей жизни - это беседа с часовым... Все были люди старше 40 лет, большинство мастеровые из Баварии, но были и крестьяне из Бранденбурга и Шварцвальда... десяток с половиной людей, которые нас охраняли, по трое, сменяясь раз в сутки, все были народ симпатичный и добродушный…
/От себя: милейшие люди - жители Белоруссии и узники Бухенвальда это подтвердят./
Были настроенные очень воинственно, уверявшие нас, что с советской Россией они покончат в 6 недель и что из Украины, включая Дон, Кубань, Кавказ и бакинскую нефть, будет устроен протекторат на манер чешского, а в Москве будет поставлено "национальное" правительство. После разгрома России будет фюрером предложен мир еще раз, но Англия, наверное, откажется, и тогда этот злостный остров будет взят, но погибнет большинство населения. Что делать, гангрена должна быть уничтожена.
/От себя: я же говорю – добрейшей души люди. А что им придётся уничтожить большинство населения некоторых стран – так ничего не поделаешь, издержки. Просим отнестись с пониманием, как отнеслась госпожа Деникина./

[Читать далее][Выйдя из-под ареста - Kibalchish75] Ксения Васильевна продолжала вести дневник…

16 января 1943 года
Русские успехи продолжаются. "Русские!!!" Ведь даже иностранное радио избегает этого слова. "Советские" надо говорить.
Затуманилось мировое положение до ужаса. Что решили, что думают вожди Англии и Америки? Какие уступки они принесли большевизму? И, избегнув холеры, не помрем ли все от чумы? Мучают эти мысли, тщетно перебираем все возможности. Какой исход, как он может прийти?
21 января 1943 года
Лондонский говоритель предложил нам послушать голос "оттуда". Услышали мы русский голос, с актерской дикцией и актерским пафосом возглашавший "славу" бойцам, командирам и... "нашему гениальному полководцу Сталину".
Опять, опять... Ничего не переменилось, ничего перемениться не может. Окаянная ложь, изуверская власть, страшная тень вампира, высосавшего душу России...
Неужели эта тень падает на всю Европу, на весь мир? Мы знаем, что сшиблись и дерутся насмерть две злые силы. Но, чтобы не умерла человеческая жизнь, ни одна из них не может победить. Они должны, как какие-то апокалиптические чудовища, пожрать друг друга. И на развалинах может подняться и расцвести новая жизнь. В это мы верим.
15 июля 1943 года
Советского народа, советского патриотизма и не может быть в природе.
31 марта 1944 года
Слушали грохот московских залпов по случаю взятия Очакова. Производит впечатление даже по радио. Кажется, это второй раз в истории русские берут Очаков. Полтораста лет тому назад во времена Екатерины Потемкин взял его у турок. Но тогда это была слава России. А теперь?
22 января 1945 года
Вся мировая пресса только и говорит о советских победах...
Что несет России и всему миру победа? Разве это во имя величия России... разве для будущего справедливого и лучшего жития всех людей эта победа? А не для выполнения дьявольского плана привития человечеству изуверской доктрины, которая пришла в голову одному маньяку, а воспользовался ею другой маньяк? Воспользовался для удовлетворения своего незаурядного честолюбия, своего чудовищного властолюбия и своей бесчеловечной природы. И все русское геройство, все невероятные жертвы - лишь дань этому Молоху, лишь часть этого страшного плана.
/От себя: такое ощущение, что многое из написанного принадлежит перу бабы Леры./





Я. В. Козлов и В. В. Корнеев о «германских деньгах» Ленина. Часть II

Из книги Я. В. Козлова и В. В. Корнеева «Правда о Ленине. Ответ клеветникам».

В октябре 1918 г., в самый разгар военной интервенции против Советской России, в США вышла брошюра «The German-Bolshevik conspiracy» («Немецко-большевистская конспирация» или «Германо-большевистский заговор»), в которой были представлены как «новые» «документы Сиссона», так и те, которые ранее упоминались в телеграмме Фрэнсиса и были опубликованы в американской прессе.
Кроме англоязычной версии, данная брошюра была опубликована и на русском языке под названием «Немецко-большевистская конспирация», но без указания даты выхода. Тем не менее приблизительно можно все-таки определить, когда именно появилась русскоязычная версия брошюры. В телеграмме Комитета общественной информации США руководителю владивостокского отделения Американского бюро печати Ф. Нортону от 4 февраля 1919 г. последнему давалось распоряжение «договориться с консулами о распространении ими всех оставшихся материалов, в том числе брошюры Сиссона о большевиках, переведенной на русский язык, прибытие которой на имя американского консула во Владивостоке ожидается на этой неделе». Исходя из того, что англоязычная версия брошюры вышла в октябре 1918 г., а вышеуказанная телеграмма датирована 4 февраля 1919 г., можно утверждать, что брошюра на русском языке уже существовала до февраля 1919 г., а значит, могла быть издана в период с октября 1918 г. по январь 1919 г.
Следует указать, что английская и русская версия брошюры несколько отличаются друг от друга. В брошюре на английском языке было опубликовано 68 документов, тогда как на русском языке — только 53. Причем очень важно отметить, что в русской версии отсутствовало приложение № 1 под названием «Документы, распространяемые антибольшевиками в России». Почему же?
[Узнать]Можно предположить, что Приложение № 1 не вошло в версию на русском языке по причине того, что представленные там «документы» уже были известны в России. И еще. Во введении к приложению № 1 Эдгар Сиссон писал: «Это приложение состоит из циркуляров (за исключением двух случаев, оговоренных особо), оригиналов которых или заверенных копий я никогда не имел. Большое число подобных комплектов на русском языке было выпущено в Петрограде и в других местах России оппонентами большевиков зимой 1917-1918 гг.». Это красноречивое признание в сомнительной достоверности новых «документов» редакторы русской версии издания решили при публикации опустить.
В тоже время очевидно, что в Приложении № 1 печатались именно те «документы», которые в конце декабря 1917 г. курьер из Петрограда доставил в Новочеркасск. Это подтверждает в своих воспоминаниях П. Н. Милюков: «В начале 1919 года, выехав за границу, я узнал, что собирание документов о подкупе Ленина не ограничилось этой первой пачкой, полученной нами в Новочеркасске. Эдгар Сиссон, специальный представитель американского «Информационного комитета» (Committee on public information), собирал их в России в течение всей зимы 1917-1918 гг.». И далее лидер кадетов заключает: «Документы известной мне серии содержали в себе данные за время до большевистского переворота (они напечатаны американцами в приложении к документам Сиссона, за номерами 54-68, к сожалению, без большей части ссылок на происхождение, имевшихся в копии, присланной в Новочеркасск)».
«Документы Сиссона» популяризировались и на других языках. Так, они были изданы в Берне (Швейцария) в 1919 г. на немецком языке в полной версии под заглавием «Die deutsch-bolschewistische Verschworung; 70 Dokumente uber die Beziehungen der Bolschewiki zur deutschen Heeresleitung, Grofiindustrie und Finanz, nebst einer Anzahlphotographischer Reproduktionen» и в уко роченном варианте, состоящем из 11 документов, имевшем название «Die deutsch-bolschewistische Verschworung: 50 millionen rubelin gold von der Reichsbank an die Bolschewisten ausgeliefert: original Dokumente und photographische Reproduktionen». Полная версии немецкого издания «документов Сиссона» в 1920 г. был переведена на французский язык и вышла в Париже под названием «Le complot germano-bolcheviste: 70 documents sur les relations des chefs bolchevistes avec l’armee, la grosse industrie & la finance allemandes». В общем, сиссоновские бумаги, созданные в России в 1917 — 1918 гг., активно распространялись в крупнейших западных державах в период их всесторонней борьбы с Советской республикой.
Все это «богатство» сегодня с завидным постоянством используется в России в целях дискредитации В. И. Ленина, большевиков и Октябрьской революции. Например, Юрий Бегунов в семи изданиях (!!!) книги «Тайные силы в истории России» (1995-2016 гг.), которая в 2006-2007 гг. переиздавалась под названием «Тайная история масонства», публиковал «документы Сиссона», раз за разом подчеркивая их «новизну» и «подлинность». Чтобы придать вес своему творению, Ю. Бегунов отчасти касается и истории приобретения данных «документов», акцентируя внимание на ее якобы реальности. В частности, сам писатель-публицист по поводу перевода на русский язык брошюры «The German-Bolshevik conspiracy» пишет следующее: «Помощник Сиссона лейтенант Малькольм Дэвис перевел текст этой брошюры со всеми документами на русский язык и издал ее во Владивостоке под названием: «Германские попытки расправы с Россией. Участие германского правительства в большевизме и развале России. Владивосток, 1919». На самом деле брошюра имеет название «Германская попытка распоряжаться Россией. Участие Германского правительства в большевизме и развале России», и ее безымянный автор приводит почти детективную историю приобретения этих бумаг Американским бюро печати. Согласно ей, к большевикам еще до июля 1917 г. примкнула некая «группа патриотов России» в целях «тайного наблюдения над действиями большевистских главарей». После свержения Временного правительства этой группе удалось будто бы проникнуть в аппарат Совнаркома и получить доступ к сверхсекретным документам о немецко-большевистском сотрудничестве, некоторые из которых будто бы были сфотографированы. Затем, во время переезда Советского правительства в Москву, «патриотам» удалось добыть оригиналы данных «документов», после чего они благополучно скрылись. Кто были эти «патриоты», в каких советских комиссариатах они работали и как конкретно к ним попали «оригиналы» документов, в брошюре не указано. В то же время в тексте предисловия данной брошюры есть фраза, которую нынешние «патриоты России», в том числе Ю. Бегунов, стремятся не замечать, а именно: «фотографии документов еще не получены во Владивостоке, но тотчас же по получении их они будут воспроизведены в печати, как подтверждение всего изложенного в настоящей брошюре, но с большими подробностями». Иначе говоря, брошюра-пасквиль была срочно издана на русском языке и активно распространялась в России задолго до того, как у ее публикаторов появились те самые «документы Сиссона». Политическая обстановка в России требовала принятия незамедлительных информационно-пропагандистских действий против большевизма, уничтожить который правительствам западных держав не удалось даже в ходе военной интервенции и развязанной Гражданской войны.
По поводу происхождения «документов Сиссона» высказывались различные мнения. П. Н. Ми люков считал, что они были найдены агентами союзной разведки. Американский посол в России Д. Р. Фрэнсис в своей телеграмме от 9 февраля 1918 г. сообщал, что «все документы, за исключением письма, подписанного Иоффе, получены из файлов «Контрразведки» (секретной правительственной службы, созданной Керенским)». Но при этом он задавался вопросом: «Если все так, тогда возникает неизбежный вопрос — почему К. (Керенский — Авт.) не использовал эту информацию против большевиков в июле прошлого года. Возможно, предотвратили немецкие агенты в его правительстве». Э. Сиссон во введении к приложению № 1 писал, что «документы, как говорилось, являлись копиями документов, изъятых из контрразведки правительства Керенского, сопровождаемых более ранними материалами контрразведки императорского правительства».
Итак, политические деятели, стоявшие на антибольшевистских позициях, были уверены, что документы добыты либо союзной разведкой, либо иными силами из фондов секретной службы А. Керенского. Во всяком случае, именно так трактовалась история их приобретения. В действительности к происхождению этих «документов» не имеют абсолютно никакого отношения ни агенты союзной разведки, ни тем более российская контрразведка Временного правительства.
Вкратце история их появления такова. После свержения Временного правительства в Петрограде стали ходить списки «документов», источником которых якобы являлась российская контрразведка. На самом деле различные списки данных «документов» были плодом творчества журналиста газеты «Вечернее время» А. Ф. Оссендовского, который в период Первой мировой войны специализировался на теме германского шпионажа, при этом нередко используя непроверенные, ложные и просто выдуманные сведения. Именно А. Ф. Оссендовский, удовлетворяя в том числе и свои финансовые интересы, занялся изготовлением документов-фальшивок. При этом после очередного редактирования автором выпускалась в свет новая партия подделок, в результате чего появились различные, но в целом очень похожие друг на друга списки фальшивых «документов». Один из таких списков был приобретен и Эдгаром Сиссоном.
Публикация сиссоновских документов на Западе вызвала волну опровержений. Вскоре после публикации «документы Сиссона» подверглись убедительной критике со стороны финского социалиста Сантери Нуортева в брошюре «Аn Open Letter to American Liberals. With a Note on Recent Documents», а также Джона Рида в брошюре «The Sisson Documents». В 1919 г. в Берлине вышло издание «Die Entlarvung der «deutsch-bolschewistischen Verschworung» («Разоблачение «германо-большевистского заговора»), где также подчеркивалась фальшивость опубликованных «документов Сиссона».
Однако более значимой следует отметить критику сиссоновских бумаг со стороны тех лиц, которых трудно было заподозрить в симпатиях к Советской России, СССР. К ним относился американский дипломат и историк Джордж Кеннан, который в 1956 г. в «The Journal of Modern History» («Журнал современной истории») опубликовал посвященную анализу «документов Сиссона» статью «The Sisson Documents» («Документы Сиссона»). В статье Дж. Кеннан писал о поддельности этих бумаг, при этом подчеркнув, что прямые и косвенные свидетельства указывают на А. Ф. Оссендовского, игравшего главную роль в составлении этих подложных документов.
Дж. Кеннан в своей статье обратил внимание и на некоторые технические аспекты «документов Сиссона». В частности, опираясь на немецкое издание «Die Entlarvung der «deutsch-bolschewistischen Verschw6rung» («Разоблачение «германо-большевистского заговора»), он выделил следующие несуразности, свидетельствующие о фальшивости данных «документов»:
«1. Шапки на печатных бланках.
В вышеприведенной немецкой публикации отмечалось, что шапки на якобы официальных бланках отдела германского Генерального штаба из «документов Сиссона» не соответствуют действительности. В частности, обозначение «Grosser Generalstab» было отменено 2 августа 1914 г. и восстановлено лишь после войны. В состав Генерального штаба никогда не входило «Nachrichten-Bureau».
Существовал, до лета 1917 г., «Nachrichtenabteilung», ставший в 1917 г. «Abteilung Fremder Нееге», откуда, возможно, и взято название. В нем не было русского отдела...»
Кроме того, Дж. Кеннан отмечал, что заголовок (включая и немецкие циркуляры в приложении № 1 к «документам Сиссона») был написан устаревшим или необычным языком и вряд ли бы употреблялся в таком виде в подлинных немецких документах в 1918 году (например, «Bureau» вместо «Вürо»; «Abtheilung» вместо «Abteilung»; «Central» вместо «Zentral»).
«2. Язык.
Американский историк заметил, что все письма немецких офицеров были написаны на превосходном русском языке, что само по себе удивительно. Да и русское правительство не всегда использовало родной язык в дипломатической переписке. Более того, большинство советских руководителей хорошо знали немецкий язык. Еще одним любопытным штрихом является тот факт, что некоторые высоко поставленные немецкие чиновники, включая руководителя русского отдела Генерального штаба, подписались кириллицей.
3. Датировка.
Зимой 1917-1918 гг. советское правительство переходило со старого юлианского календаря на западный григорианский, вперед на тринадцать дней. Формально переход произошел 1/14 февраля 1918 г. Но непосредственно перед этой датой и сразу после нее в Советской республике широко использовали двойное датирование, для избегания путаницы.
Однако ни на одном из «документов Сиссона» странным образом нет двойной даты или чего-либо, означающего датировку по старому или новому календарю. Документы, относящиеся к последним месяцам 1917-го и январю 1918 года были, очевидно, датированы по старому календарю. Это касается и писем из якобы немецких учреждений. Документы второй половины февраля, с другой стороны, также исходящие от немецких ведомств, явно датированы по новому календарю. В какой-то момент, стало быть, эти немецкие учреждения перешли со старого на новый календарь. И, поскольку предполагается, что они переписывались с высшими учреждениями советского правительства, этот переход должен был бы состояться тогда, когда он официально совершился, т. е. 1/14 февраля.
Кроме всего прочего, достаточно странно уже то, что официальное германское учреждение пользовалось датировкой старого стиля; это противоречило всему остальному официальному германскому порядку ведения дел и обязательно затруднило бы интегрирование переписки в германское правительственное делопроизводство...
4. Форма.
Письма из германских учреждений все подписаны как старшим по рангу чиновником, так и вторым официальным лицом, именуемым «адъютантом». Эта система заверения, обычная для русской практики, никогда не использовалась в немецкой армии.
5. Печать.
Документы, предположительно направленные «Русским отделом германского Генерального штаба», не имеют никакой печати, то же касается и части документов якобы русских учреждений.
Печать на письмах «Nachrichten-Bureau» совершенно примитивная и не похожа ни на одну официальную, которыми пользовалась германская армия. На печати лишь небрежно вытесненные буквы, без эмблемы, и ее, похоже, смастерили, прикрепив буквы шрифта печатной машинки к концу металлической трубки. Она либо самодельная, либо сделана местной петроградской фирмой. Едва ли мыслимо, чтобы столь серьезное германское военное учреждение, стремящееся держать свое присутствие в русской столице в крайнем секрете, стало бы заказывать печать в местной лавке.
6. Почерк.
Британский специалист (отчет Вильфреда Марка Уэбба (Wilfred Mark Webb), датированный 17 марта 1918 г. — Авт.) пришел к выводу, что «...тщательное изучение всех подписей... выявило очень много колебаний... Отчетливые признаки неуверенности встречаются в некоторых подписях, и это указывает на их поддельность»...
<...>
Что касается подписей настоящих исторических личностей, то ни одна из этих подписей не имеет особенного сходства с подписями и визами на документах Сиссона...
В отношении сопоставимости подписей и пометок на полях, и различных подписей, британский эксперт по почеркам пришел к выводу, что в них заметно явное аномальное сходство. В особенности он отметил росчерки в конце некоторых подписей, которые были практически идентичны пометкам на полях приписываемых получателям документов. Кстати, это сходство очевидно для самого неискушенного глаза. Изучение всего лишь нескольких документов, факсимиле которых были напечатаны в правительственной брошюре, достаточно, чтобы предположить, что к изготовлению многочисленных подписей и пометок на полях в этих документах были причастны самое большее три или четыре руки, а возможно, и одна.
<...>
7. Шрифт.
Тщательное изучение шрифта основной части документов, опубликованных в официальной брошюре (все они напечатаны на машинке), вполне ясно показывает, что документы изготовлены на пяти различных печатных машинках.
Для напечатания всех документов из русских учреждений, включая такие различные, как канцелярия «комиссара по борьбе с контрреволюцией и погромами» и «штаб контрразведки» (предположительно находящиеся за сотни километров от Петрограда), использовались лишь машинки 1 и 2.
Тем самым, документы якобы из русских источников были на самом деле изготовлены там же, где и документы из германских учреждений — явный признак подделки...».
Итак, историк Дж. Кеннан привел целую серию «технических» доказательств фальшивости «документов Сиссона». К ним он присовокупил выводы исследования В. А. Панова. Ввиду того, что о В. А. Панове широкой общественности в нашей стране известно мало, думаем, читателям будет интересно получить об этом человеке более подробную информацию.
В «документах Сиссона», опубликованных в сборнике «The German-Bolshevik conspiracy» под № 9 от 12 января 1918 г. и под № 29 от 9 марта 1918 г., говорится о тайном агенте германского правительства по фамилии Панов. Кто же такой «германский агент Панов»? Забавно, но человек с такой фамилией действительно проживал в России. В это время (1918 год) Виктор Ананьевич Панов являлся отставным морским офицером, публицистом, человеком широко известным и уважаемым на Дальнем Востоке. Некоторое время В. А. Панов даже являлся градоначальником Владивостока и долгие годы — редактором местной газеты «Дальний Восток». В декабре 1918 г. Панов, ознакомившись с «документами Сиссона», выступил с публичным разоблачением в газете «Дальний Восток» о полной подложности документов № 9 и № 29 в статьях под заглавием «Американские подложные документы». Позже, во второй половине 1919 г., в распоряжении В. А. Панова оказался изданный в переводе на русский язык сборник «Немецко-большевистская конспирация». Изучив его, Панов написал брошюру «Исторический подлог. Американские Подложные документы», которая была издана 5 августа 1921 г. Проведя скрупулезный анализ, он пришел к выводу, что все документы этого сборника сплошь подложны и сфабрикованы рукою одного и того же фальсификатора — А. Ф. Оссендовского. Подытоживая, В. А. Панов писал: «Итак, таинственный фальсификатор «Горбунов», сфабриковавший в 1918 г. все документы американской брошюры, это бывший секретарь редакции петроградской газеты «Вечернее Время», а затем позже, но тоже в 1918 г., бывший профессор Томского Технологического Института и предполагавшийся тогда редактор омского «Вестника финансов» — А. Оссендовский (Антон Мартынович Оссендовский)».
Научный анализ «документов Сиссона», проведенный Дж. Кеннаном, был продолжен уже в новейший период истории доктором исторических наук, профессором Виталием Ивановичем Старцевым, который в г. Вашингтоне в Национальном архиве США провел доскональное изучение сборника «The German-Bolshevik conspiracy», а также материалов и документов, имеющих непосредственное отношение к «бумагам Сиссона». В результате подробного анализа всего комплекса материалов В. И. Старцев в 1994 г. издал книгу «Ненаписанный роман Фердинанда Оссендовского», в которой доказал, что различные серии антибольшевистских «документов», в том числе и «документы Сиссона», являются «творчеством» именно А. Ф. Оссендовского.
Как видно, маститые ученые провели обстоятельный разбор сиссоновских бумаг и доказали, что так называемые «документы Сиссона» — явная подделка. Тем не менее до настоящего времени в России находятся авторы, которые продолжают паразитировать на разоблаченных фальшивках.