December 1st, 2019

Чтоб поп - да не соврал...

Из "Календаря антирелигиозника на 1941 год".
В 1821–1822 гг. в Париже был издан трехтомный «Критический словарь реликвий и чудотворных икон» (автор — Коллин де Планси). Чего только в нем нет: тут и «гвозди с креста господня», и кости святых, и «манна небесная», и святая вода… Попы фабриковали «святыни», применяясь чуть ли не к каждой строчке «писания». Если в евангелии сказано, что римские солдаты разыгрывали в кости одежду Иисуса, то будьте уверены, что эти «кости» найдут не в одной, а во многих церквах. «Обрезание господне»? — Пожалуйста: попы найдут и нож и то, что отрезали, даже по нескольку штук.
В евангелии сказано, что Иисус заплакал, узнав о смерти Лазаря. Монахи-бенедиктинцы (во Франции) тут как тут: «слеза» через полторы тысячи лет (!) оказалась у них, и на ней они нажили огромное состояние.
«Кровь Иисуса» в огромном количестве хранится в церквах и монастырях. Множество бутылей «молока пресвятой девы» находится в монастырских сокровищницах.
В евангелии сказано, что младенец Иисус лежал в яслях. Значит, в них было и сено. В самом деле, в Лотарингии попы хранили такое «святое сено».
Каждая церковь хотела иметь свою доходную святыню. Вот почему в разных монастырях хранят множество голов Иоанна Крестителя.


[Читать далее]
Менее известные святые, например Фиакр, тоже вносили свою лепту в монастырскую казну: в г. Мо до 1792 г. монахи показывали «камень, на котором сидел святой Фиакр» и на котором… отпечатались ягодицы этого святого!
В одной веронской церкви (в Италии) хранилось чучело осла. По словам попов, в его «чреве» находятся кости того «святого осла», на котором Иисус въехал в Иерусалим. В генуэзской церкви (в Италии) хранился хвост «святого осла». В некоторых испанских городах были перья петуха — того самого, который будто бы пел во время отречения Петра.
В Ново-Кербийском монастыре (в Германии) хранилось как святыня чучело собаки, якобы жившей в IX в. Собака эта, по словам монахов, была образцом благочестия: во время обедни становилась на колени и падала ниц, соблюдала посты, разгоняла собак, лаявших близ храма, и оберегала монастырские стены от «орошения» этими несознательными собаками.
Пожалуй, самая замечательная святыня, которой торгуют попы — «выдох» («ух») Иосифа, пойманный в то время, как этот святой раскалывал полено. Хранился «ух» в бутылке в монастыре возле г. Блуа (во Франции).
С помощью всех этих «святынь» попы столетиями дурачат верующих.
...
Руководитель буржуазной реформации церкви в Швейцарии Кальвин написал в начале XVI в. (400 лет назад) книгу «Трактат о реликвиях». В ней он сообщал о подделке разных «святынь» католическими попами. Например, он писал, что почти во всех монастырях хранится «молоко девы Марии», и добавлял: «Если бы святая дева была коровой или служила бы всю жизнь в кормилицах, то и в этом случае она не в состоянии была бы надоить из себя столько молока».
В 1847 г. атеист Людовик Лаланн в книге «Курьезы традиций, нравов и легенд» опубликовал таблицу «мощей», хранящихся в разных церквах Западной Европы.
Вот часть этой таблицы:

Целые тысячелетия церковь торговала «мощами» мнимых святых, сеяла невежество, мрак, веру в «чудеса».

Майсурян о Черчилле

Взято у maysuryan


Уинстон Черчилль по внешности, с толстой сигарой во рту, представлял собой прекрасный образец классического «буржуя» для советских плакатов

30 ноября — день рождения Уинстона Черчилля (1874—1965).
Многие испытывают симпатию к бывшему лидеру Британской империи, считая его другом России и СССР. Но в действительности Черчилль был в 1941-1945 годах для Советского Союза временным союзником, но другом не был никогда. Просторы России он видел в качестве добычи для своей империи, не более того.
Вот небольшая цитата в тему. Из протокола суда над Борисом Савинковым, вечернее заседание 27-го августа 1924 года.
«Савинков. — Черчилль мне показал карту юга России, где были указаны флажками войска деникинские и ваши войска. Помню, как меня потрясло, когда я подошёл с ним к этой карте, и он показал мне деникинские флажки, и вдруг сказал: «Вот это моя армия».


Б. Савинков перед революционным судом. 1924 год

[Читать далее]Председатель. — Черчилль?
Савинков. — Да, Черчилль. Я помню, как у меня ноги приросли к полу. [...]
Председатель. — Вы что-нибудь ответили на эту фразу?
Савинков. — Я ничего не ответил. У меня, я вам говорил, приросли ноги к полу. Я хотел выйти, но тогда представил себе, что вот я сижу в Париже, а там, на далёком фронте, русские добровольцы ходят разутые, и вот, если я хлопну дверью и выйду со скандалом из этого кабинета, они будут ходить без сапог. Я стиснул зубы, а унижение своё положил в свой карман. Я с вами воевал всеми способами, всеми средствами, — и я говорю об этом прямо и открыто. Но война с вами родила во мне такую ненависть к ним, о которой лучше не говорить».


Кадр, который не так давно разошёлся по сети в качестве шуточного мема «Сталин смеётся над устаревшим смартфоном Черчилля». Февраль 1945 год, Ялта, Ливадия.

Разумеется, в 1941-1945 годах Черчиллю пришлось взять совсем иной тон, гораздо более уважительный, в отношениях со следующим поколением руководителей России/СССР. Попробовал бы он в беседе с ними назвать Красную Армию «моей армией»... Максимум, что он мог себе позволить, это шуточки, вроде предложения избрать его жену депутатом одного из Советов, поскольку она очень любит СССР (в Советы её в итоге не избрали, но за помощь Красной Армии наградили советским орденом).


"Как мы себя чувствуем сегодня?". "Панч", Лондон. 21 февраля 1945

О том, к каким политическим взглядам тяготел сэр Уинстон, можно судить по его оценкам Бенито Муссолини. В 1927 году, прибыв в Рим, он во всеуслышанье заявил: «Римский гений, олицетворенный в Бенито Муссолини, величайшем законодателе среди живущих, показал всем народам, что можно успешно противостоять наступлению коммунизма...» Позднее в письмах он продолжал исповедоваться в любви к дуче: «Если бы я был итальянцем, то от начала и до конца поддерживал бы Муссолини. Глупо отрицать, что власть Италии вышла из самой гущи народа, что она правит в живом согласии с подавляющим большинством итальянского населения. Как и другие, я покорён простотой поведения Муссолини, его спокойствием и искренностью, которые он неизменно сохраняет, несмотря на заботы и волнения. Он думает, и это очевидно, только о благосостоянии итальянского народа, по крайней мере, о таком благосостоянии, каким он себе его представляет, и в этом вопросе для него нет мелочей. Он превращает свою страну в могущественную и уважаемую во всем мире державу. Италия обретает своё прежнее имперское величие».
Черчилль разделял и все расовые предубеждения своей среды, он говорил в 1937 году: «Я, к примеру, не признаю, что большой ущерб нанесён краснокожим индейцам Америки или коренному населению Австралии. Я не признаю, что этим людям нанесён ущерб тем, что более сильная раса, лучшая раса, более мудрая раса — назовём это так — пришла и заняла их место». Выступал он и за применение химического оружия в колониальных войнах: «Не могу понять этой брезгливости по отношению к применению газа, — писал Черчилль в 1919 году. – Я убеждённый сторонник использования отравляющего газа против нецивилизованных племен».


Рисунок Кукрыниксов. 1950 год. «Здесь похоронены лучшие мои надежды!..»

Вообще, у многих народов, находившихся под властью британской короны, Черчилль вызывает не большую симпатию, чем, скажем, Кортес и Писарро — у американских индейцев. Несколько миллионов жителей Британской Индии (по официальным оценкам, не менее 1,5 миллионов) погибли в 1943-1944 годах от массового голода в Бенгалии. В ответ на предложение оказать им помощь Черчилль заявил: «Голод или не голод — какая разница, если индийцы будут плодиться, как кролики»... И риторически спросил: «Почему ещё не умер Ганди?».
И всё же, разумеется, несмотря на всё сказанное выше, не следует сбрасывать со счетов исторических заслуг этого человека, главная из которых — участие в антигитлеровской коалиции и общая победа над фашизмом.


Я. В. Козлов и В. В. Корнеев о «германских деньгах» Ленина. Часть III

Из книги Я. В. Козлова и В. В. Корнеева «Правда о Ленине. Ответ клеветникам».

Еще одним источником, доказывающим якобы факт получения В. Лениным и большевиками немецких денег, являются некие «документы» из корпуса бумаг под названием «Сводка российской контрразведки».
В январе 1991 г. кандидат исторических наук Аким Александрович Арутюнов (настоящее имя Кимик Арменакович Арутюнов) в статье «Был ли Ленин агентом германского Генштаба» опубли-ковал, выдавая за подлинный документ, уже известное нам по содержанию факсимиле от 12 февраля 1918 г. из брошюры «The German-Bolshevik conspiracy» («Немецко-большевистская конспирация» или «Германо-большевистский заговор»). В следующей своей статье он уже процитировал несколько «документов Сиссона», а в вышедшей в 1992 г. книге «Феномен Владимира Ульянова (Ленина)» этим фальшивкам уже была посвящена целая глава «Говорят секретные документы».
[Читать далее]В нашей стране «документы Сиссона» популяризировались также и благодаря работам иностранных авторов. Так, в январе 1992 г. газета «Аргументы и факты» напечатала статью под громким названием «Рейхсмарки для диктатуры пролетариата», в которой ее автор А. Цыганов, ссылаясь на вышедшую в Германии книгу Элизабет Хереш «Царская империя: блеск и падение», цитирует уже хорошо нам известный «документ Сиссона» от 12 февраля 1918 г. Вскоре изданная в 1991 г. в Германии на немецком языке книга австрийской журналистки Элизабет Хереш «Das Zarenreich: Glanz und Untergang. Bilder und Dokumente von 1896 bis 1920» появилась в России. В 1992 г. она весьма оперативно была опубликована в русском переводе под названием «Царская империя: расцвет и уничтожение. Фотографии и документы. 1896-1920». В данной книге в главе III («Купленная революция») Элизабет Хереш наравне с документами немецкого министерства иностранных дел опубликовала, выдавая за подлинные, ряд фальшивок из брошюры «The German-Bolshevik conspiracy», в том числе и фотокопию «документа» от 12 февраля 1918 г.
Итак, в начале 90-х годов XX в. для доказательства немецкого финансирования большевиков А. Арутюнов и Э. Хереш использовали «документы Сиссона». Они воспользовались тем, что широкой общественности ничего о них не было известно, и поэтому их публикации воспринимались в российском обществе как сенсация.
Первоначально А. Арутюнов не использовал в своих «трудах» «документы» из папки «Сводка российской контрразведки». Однако позже они появились в его книгах, причем, публикуя их, он убеждал читателей в том, что содержащиеся в них сведения подтверждали будто бы достоверность информации, указанной в сиссоновских документах. Но прежде чем рассказать о дальнейших публикациях А. Арутюнова, заметим, что он был не первым из тех, кто начал использовать «документы» из этой папки.
В германском журнале «Штерн» в марте 1993 г. вышла статья Ульриха Фельклера «Купленная революция». Автор публикации цитировал документы аналогичные по содержанию «документам Сиссона», но при этом указывал, что хранятся они и спецхране московского архива бывшего Центрального комитета КПСС (раздел: «Владимир Ильич Ленин», индекс: 4-3-52) (ныне РГАСПИ, ф. 4, оп. 3, д. 52. — Авт.).
Публикация в журнале «Штерн» была тут же разрекламирована в России, а некоторыми лицами воспринята как неопровержимое доказательство подлости большевиков. К примеру, историк и публицист, эмигрант Михаил Геллер 10 августа 1993 г. в заметке, написанной для выходящего в Париже польского журнала «Культура», следующим образом отреагировал на эту статью: «В марте нынешнего года журнал «Штерн» опубликовал документ, в существование которого я не верил. Сомнений относительно того, что Ленин получал от немцев деньги на революцию, у меня никогда не было. Но все то, что было известно на этот счет, оставалось косвенной уликой. Мне казалось, что доказательства денежного документа с именем Ленина не может быть. Я переоценил мудрость отца русской революции. Нашлись документы. Там, где и следовало им быть. В секретнейшем архиве ЦК КПСС. Там имелась папка «Владимир Ильич Ленин». На всех были папки. Была и на Ленина. А там — депеши. Например, 18 июня 1917 г. из Стокгольма: «Со счета в дисконтгезельшафт на счет господина Ленина в Кронштадте переведено 315 тыс. марок»...».
В российской газете «Совершенно секретно» в ноябре 1993 г. появилась статья Юрия Зори «Геноссе Ильич. Лидер большевиков в документах германской разведки», в которой были размещены шесть «документов», причем содержание их аналогично тем, что представлены в приложении № 1 «Документы, распространяемые антибольшевиками в России» в брошюре «The German Bolshevik conspiracy». Сам Ю. Зоря по поводу происхождения «документов» указывал следующее: «В фонде В. И. Ленина в бывшем архиве ЦК КПСС (ныне Российский центр хранения и использования документов новой и новейшей истории — РЦХДНИ) (сейчас РГАСПИ — Авт.) есть небольшое дело — «Сводка российской контрразведки», составленное не позднее 2 октября 1917 года. По объему это всего шесть страниц, размноженных на гектографе. Все документы в оригинале на русском языке».
О том, что публикация в журнале «Штерн» сыграла большую роль для очередного вала антиленинских публикаций, свидетельствует следующее. Уже в 1994 г. в России вышла в свет книга с претенциозным названием «Был ли Ленин немецким агентом?.. Документы», где ее составитель, литературовед и публицист Виктор Кузнецов, указывая на так называемую «Сводку российской контрразведки», пишет: «Но мало помалу кайзеровско-большевистский секретный ларчик приоткрывается. Недавно в немецком журнале «Stern» (1993, № 11) появилась публикация по материалам бывшего Центрального партийного архива, где на основе документов указывается о перечислении 18 июля 1917 года в Кронштадте на счет Ленина из банка «Disconto-Gesellschaft» 315 тысяч марок...». В 1997 г. в статье «Не зря кайзер поставил Ильича на довольствие» В. И. Кузнецов вновь написал, что 18 июля 1917 г. на счет Ленина было перечислено 315 тысяч марок, при этом констатируя: «Информация самая надежная, взятая нами из Сводки российской контрразведки». Следует заметить, что в публикациях В. И. Кузнецова, по всей видимости, дата 18 июля 1917 г. указана ошибочно, так как «документ» из папки «Сводка российской контрразведки» датирован 18 июня 1917 г.
Эти «документы», конечно, не мог обойти своим вниманием уже упоминаемый нами выше Аким Арутюнов. В 1999 г. он выпустил книгу «Досье Ленина без ретуши. Документы. Факты. Свидетельства», в которой не только вновь рекламировал «документы Сиссона», но также сообщил о хранящихся в РГАСПИ документах из шестистраничного дела «Сводка российской контрразведки». А. Арутюнов при этом отмечал, что «...значение содержащихся в ней документов трудно переоценить. Они чрезвычайно важны для установления истины самых драматических и трагических событий истории России и доказательства предательской деятельности Ленина и его сообщников в пользу кайзеровской Германии».
Важно заметить, что, осуществляя публикацию документов из дела «Сводка российской контрразведки», А. Арутюнов стремился тем самым подтвердить подлинность «документов Сиссона». Вдобавок Аким Арменакович развил и свои писательские способности. Так, например, цитируя «документ» о 315 000 марок для В. И. Ленина, А. Арутюнов без всяких ссылок на источник, уже от себя добавляет следующее: «Эти средства нарочным срочно были переправлены из Кронштадта в Петроград Ленину для раздачи «революционным» матросам и солдатам». В общем, по версии лениноеда, большевики обладали самой совершеннейшей на тот момент банковской системой, способной оперативно доставлять денежные средства в любое время и в любое место.
В одной команде с А. Арутюновым стремится убедить читателей в достоверности и правдивости «документов Сиссона» и уже упомянутый выше В. И. Кузнецов. В 2001 г. он стал составителем сборника «Тайна Октябрьского переворота. Ленин и немецко-большевистский заговор», в котором был размещен полный текст брошюры «Немецко-большевистская конспирация». Во вступительной статье В. И. Кузнецов вещает следующее: «В бывшем центральном партийном архиве более 80 лет за семью замками прятались от «клеветников» «Сводка российской контрразведки», составленная из циркуляров Генерального штаба и Министерства иностранных дел России, где содержится информация о перечислении в Кронштадт на имя Ленина денег из банка «Disconto-Gesellschaft» — и далее подчеркивает, что «верность последней информации документально подтверждает немецкий журнал «Штерн» (1993. № II)». Далее он отмечает, что в Российской национальной библиотеке (Санкт-Петербург) хранятся требующие специальной экспертизы машинописные «Документы, находящиеся в российской контрразведке» (1914— 1917).
В последующие годы раскрутка фальшивых документов усилилась. А. Арутюнов переиздал свою книгу в виде двухтомника под названием «Ленин. Личностная и политическая биография», где в первом томе, аналогично, как и в книге, вышедшей в 1999 г., разместил все те же фальшивые «документы» из дела «Сводка российской контрразведки». Позже к этой компании присоединился бывший член Политбюро ЦК КПСС, сподвижник М. Горбачева, Александр Николаевич Яковлев. В 2005 г. при переиздании своей книги «Сумерки» Яковлев также сослался на «документы» из папки «Сводка российской контрразведки». С большим пафосом бывший руководитель КПСС писал: «Сегодня становится все более очевидным, что октябрьская контрреволюция случилась в значительной мере на кайзеровские деньги... Большевистские историографы потратили ведра чернил, чтобы обелить Ленина, объявить клеветой все свидетельства о денежных связях Ленина с Генштабом Германии, опубликованные в мировой печати. До сих пор «профессиональные патриоты» от истории предпочитают лживую идеологию истории документам истории. Поэтому я сопровождаю эту острую часть книги, непривычную для уха оруженосцев ленинократии и сталинократии, ссылками на архивные источники». И далее в качестве неоспоримого аргумента, «доказывающего» финансирование большевиков, цитирует «документы» из «Сводки российской контрразведки» со ссылками на РГАСПИ (ф. 4, оп. 3, д. 51). Отметим, что один из главных разрушителей СССР А. Н. Яковлев, которого открыто называют в нашем обществе предателем, являлся другом А. А. Арутюнова, поэтому не стоит удивляться, почему вдруг именно на эти фальшивые «документы» было обращено его внимание.
Итак, мы видим, что все вышеуказанные авторы в качестве неоспоримого аргумента подлинности документов из дела «Сводка российской контрразведки» считают факт их нахождения в архиве. Но можно ли на этом основании утверждать, что они не являются подделкой? Архивистам и историкам известно, что в архивохранилищах хранятся разного рода документы. В архив вообще, в особенности в советское время, сдавались все наличные бумаги, документы, материалы. Конечно же, туда поступали и те документы, которые были определены как поддельные.
А теперь по сути документов из папки «Сводка российской контрразведки». Современный российский историк, доктор исторических наук Геннадий Леонтьевич Соболев в своей статье «К вопросу о так называемых «документах российской контрразведки» в 1917 году» пишет следующее: «... Арутюнов должен был бы прежде всего выяснить подлинность этих документов и их связь с другими, уже опубликованными источниками, а уж потом делать на их основании далеко идущие выводы. Тогда автор сенсационного открытия в «секретном фонде» Ленина обнаружил бы, что «Сводка российской контрразведки» составленная якобы из «циркуляров Генерального штаба и министерства иностранных дел Германии», опубликована почти полностью еще в 1918 г. Э. Сиссоном в его брошюре «Германо-большевистский заговор», на которую он многократно ссылается в своей книге. Но в данном случае Арутюнов почему-то «не заметил», что Сиссон в приложении к основной части брошюры напечатал «Документы, распространяемые антибольшевиками в России», те самые, которые Арутюнов «открыл» в «секретном фонде» Ленина в бывшем партийном архиве».
Что имеет в виду Г. Соболев? Как мы помним, во введении к приложению № 1 Эдгар Сиссон отмечал, что «большое число подобных комплектов на русском языке было выпущено в Петрограде и в других местах России оппонентами большевиков зимой 1917-1918 гг.». В связи с этим Г. Л. Соболев указывает: «Неудивительно поэтому, что один из таких экземпляров «документов» под названием «Документы, находящиеся в российской контрразведке» попал в петроградскую Публичную библиотеку (ныне Российская национальная библиотека), где он хранится в «Русском фонде». Хотя автор книги «Тайна Октябрьского переворота» В. И. Кузнецов и считает, что эти «машинописные документы» требуют «специальной экспертизы», тем не менее он приводит их в качестве одного из доказательств «секретной германо-большевистской аферы».
Что же касается «документов», происхождение которых приписывают российской контрразведке, то Г. Л. Соболев насчитал на данное время четыре комплекта «документов», претендующих на то, что они принадлежат российской контрразведке: машинописные тексты на русском языке — «Сводка российской контрразведки»; «Документы, находящиеся в российской контрразведке», хранящиеся в РГАСПИ и РНБ; «документы Никифоровой», представляющие собой копию фотостата русского машинописного текста, обнаруженные В. И. Старцевым в Национальном архиве, и английская версия этих «документов», попавшая в феврале 1918 г. к американскому разведчику Э. Сиссону. Сравнивая данные «документы», историк пришел к выводу, что все они идентичны и представляют собой по форме как бы переведенные на русский язык одним и тем же лицом циркуляры генерального штаба и Министерства иностранных дел Германии. Причем самые полные из них — «Сводка российской контрразведки» и «Документы Никифоровой» — содержат по 19 «документов», абсолютно совпадающих по содержанию и датировке, начиная со 2 января 1914 г. и кончая 2 октября 1917 г. Чуть позже указанные в статье доводы и доказательства подложности так называемых «документов контрразведки» Г. Л. Соболев повторил в изданной книге «Тайный союзник. Русская революция и Германия. 1914—1918».
Итак, профессиональный историк Г. Л. Соболев осуществил обстоятельный разбор так называемых документов из папки «Сводка российской контрразведки». Однако для наших оппонентов источниковедческий и археографический анализ письменного источника ничего не значит. Они продолжают настаивать на подлинности этих «документов» только потому, что они хранятся в архивах. Зададим им тогда простые вопросы. Если это были секретные и даже сверхсекретные документы, разве печатались бы они в столь многочисленных копиях? И как столь важные документы оказались, например, в библиотеке? Получается, что большевики, совершая тайные операции, постарались вовсю, чтобы о них узнали как можно больше людей. Не правда ли, очень невероятная версия?
К сожалению, выводы профессиональных ученых сегодня не в чести, в особенности если речь идет о политически мотивированных вещах. 22 апреля 2014 г. (в день рождения В. И. Ленина!) в главной газете страны — «Российской газете» вышла статья Е. Новоселовой «Деньги на колыбель революции. Почему у Ленина получился переворот». В ней опубликовано интервью с директором Российского государственного архива социально политической истории (РГАСПИ) А. К. Сорокиным, в котором последний рассказывает о «документах» российской контрразведки, где упоминается о перечислении на имя Ленина денег из банка «Дисконто-Гезельшафт» в размере 315 000 марок. Ни журналистка, ни редакция газеты не удосужились узнать о происхождении данных «документов» больше того, что им говорил А. Сорокин. Ни капли не усомнилась в «подлинности» этого «источника» и Елена Новоселова. А ведь в 2007 году в той же «Российской газете» руководитель Федерального архивного агентства РФ, доктор исторических наук В. Козлов, специализирующийся на теме исторических подделок, высказался вполне определенно относительно фальшивости «документов Сиссона». Интересно, читают ли журналисты «Российской газеты» материалы печатного издания, в котором они работают и получают зарплату?
Но на этом история с многочисленными копиями поддельных документов не заканчивается. В РГАСПИ, но уже в другом архивном фонде и деле хранится еще одна фотокопия все тех же «документов Сиссона».
Впервые о них поведал в 1993 г. кандидат исторических наук А. Г. Латышев. В статье во все той же честнейшей «Российской газете» он процитировал уже известный нам фальшивый документ от 16 ноября 1917 г., указывая при этом, что находится он на хранении «в ленинском «секретном фонде». Благодаря опубликованной им в 1996 г. книге «Рассекреченный Ленин» станет понятно, что речь идет о «документе», находящемся именно в РГАСПИ (ф. оп. 2, д. 226). Частично «документ» из этого же архивного фонда и дела будет также воспроизведен и в вышедшей в 1994 г. книге Д. Волкогонова «Ленин».
Разместив в книге «Рассекреченный Ленин» полный текст этого «документа», А. Г. Латышев сделал следующий вывод: «Требует пересмотра широко распространенное мнение, что подлогом являются все так называемые «документы Сиссона», впервые опубликованные осенью 1918 года в США правительственным Комитетом общественной информации с санкции президента В. Вильсона. Так вот, я выявил стопроцентное доказательство получения большевиками во главе с Лениным немецких денег. Это — тот факт, что документ, идентичный давно известному документу из числа собранных Э. Сиссоном и опубликованных в США, хранится в ленинском «секретном» фонде с пометкой вождя. Минимальное разночтение в их текстах объясняется тем, что «документ Сиссона» известен нам в двойном переводе — на английский язык и с английского. Я не причисляю себя к первым публикаторам этого документа, но утверждаю, что приводимое мной неоспоримое доказательство его подлинности снимает малейшие сомнения в получении Лениным немецких денег».
Опубликованный А. Г. Латышевым и Д. Волкогоновым документ вызвал скептическое отношение у профессиональных историков. Архивист, кандидат исторических наук Светлана Сергеевна Попова отметила, что «документ, на который ссылаются Д. А. Волкогонов и А. Г. Латышев, является фальшивкой из серии «документов Сиссона», сохранившихся в фонде РЦХИДНИ (ныне РГАСПИ. - Авт.)». Доктор исторических наук И. С. Розенталь констатировал: «Установлено, что к числу «документов Сиссона» относятся и документы, которые Д. Волкогонов и А. Латышев ошибочно сочли «стопроцентными» доказательствами получения немецких денег непосредственно Лениным». А шведский историк А. С. Кан провел собственное расследование, после чего написал: «Интересуясь тем же вопросом, я в первый же приезд в Москву в сентябре 1997 г. заказал и получил в Российском центре хранения и изучения документов новейшей истории (РЦХИДНИ) указанное Латышевым пухлое дело (ф. 2, оп. 2, д. 226). Там оказались фотокопии машинописных выдержек из так называемых документов Сиссона — их хранили ради собственноручной ленинской пометы «В архив»... Приведенный Латышевым русский текст «документа есть, видимо, его же перевод с английского».
Итак, ничего сенсационного в документах, разрекламированных Латышевым, профессиональные ученые не обнаружили. Ленинская пометка «В архив» также не стала для них весомым аргументом «подлинности» документа, ведь логичнее было бы со стороны В. Ленина уничтожить документы, компрометирующие его партию. Но еще более ценным является предположение А. Кана о самостоятельном переводе Латышевым текста документов. Вполне вероятно, что тем самым Латышев хотел придать «научный» вес своей находке.
Как оказалось, фальшивые «документы Сиссона» хранятся не только в российском архиве. 29 августа 1998 г. газета «Известия» опубликовала статью «Быков обличает Ленина. Новые находки вологодского историка в секретных архивах», в которой указывалось, что «вологодский историк Александр Быков обнаружил в архиве министерства иностранных дел Франции секретный отчет под названием «Германо-большевистский сговор», подготовленный американскими спецслужбами в октябре 1918 года». Автор статьи придал большую важность и даже некую сенсационность этому секретному отчету, а содержание «документа» от 12 февраля 1918 г. преподносил как новое доказательство сотрудничества Ленина с Германией. Но ореол сенсации вокруг секретного отчета просуществовал недолго. Светлана Попова, ознакомившись с данной статьей, сразу указала, что речь в ней идет о давно разоблаченных «документах Сиссона». Все эти факты говорят о том, что изготовители подложных документов и их хозяева немало постарались, чтобы оставить в различных учреждениях многочисленные копии данных фальшивок.
Как отмечалось ранее, число популяризаторов подлога Оссендовского постоянно растет. Известная фотокопия фальшивого «документа Сиссона» от 12 февраля 1918 г. воспроизведена в книге Германа Назарова «Мифы советской эпохи» с красноречивой надписью: «Сообщение германской разведки Председателю Совета народных комиссаров (Ленину), подтверждающее факт выплаты денежных средств Ленину, Троцкому и другим большевикам для пропаганды поражения России в Первой мировой войне».
Широкое распространение получил фальшивый «документ» от 16 ноября 1917 г. На него, в частности, ссылается в своей книге шведский публицист Ханс Бьеркегрен. Однако первенство по популяризации в России фальшивых «документов» занимает писатель Валерий Евгеньевич Шамбаров. В своих многочисленных публицистических произведениях «Белогвардейщина» (издавалась в 1999, 2002, 2004, 2007, 2009, 2012, 2017 гг.), «Государство и революции» (издавалась в 2001, 2002 гг.), «Нашествие чужих: заговор против империи» (издавалась в 2007, 2008, 2010, 2013 гг.) он упорно, на протяжении ряда лет, публикует тексты двух фальшивок: указания Германского имперского банка № 7432 от 2 марта 1917 г. и доклада Е. Поливанова и Г. Залкинда от 16 ноября 1917 г. В другом своем произведении, выходящем каждый раз с видоизмененным названием («Оккультные корни Октябрьской революции» (2006), «Маги в Кремле, или Оккультные корни Октябрьской революции» (2012), «Свердлов. Оккультные корни Октябрьской революции» (2013)), В. Шамбаров приводит в качестве примера лишь название документа («Указание имперского банка № 7433 от 2 марта 1917 г.»). Удивительно, но в этой компании писателей и публицистов, далеких от исторической науки, оказался даже ученый, доктор исторических наук Е. А. Сикорский, разместивший в своей книге текст фальшивого «документа» от 2 марта 1917 г, сославшись при этом на произведение В. Е. Шамбарова «Белогвардейщина» (!!!).
Вышеуказанные авторы всякий раз пытаются убедить читателя в правоте своей позиции. В своей последней (?) книге «Кто заплатил Ленину?» В. Шамбаров и Е. Чавчавадзе использовали авторитет американского историка, профессора Ричарда Спенса. Последний по поводу подлинности «доку-ментов Сиссона» написал: «Вопрос их подлинности, в целом или в части, никогда не был урегулирован окончательно. Действительно, документы никогда не подвергались подлинной, тщательной судебной экспертизе. Поднимались лишь вопросы о нескольких документах, которые якобы исходят от немецких агентств, и делался вывод, что большинство из них являются подделками. Мое личное мнение, что большинство из них являются подлинными или восстанавливались от подлинной информации». Очевидно, что Р. Спенс либо по незнанию, либо в угоду своей идеологической позиции делает ложное умозаключение, скрывая, что данные «источники» давно изучены специалистами. А читателю без всяких разъяснений предлагается просто поверить, как это делает Р. Спенс, в «подлинность» фальшивок.