December 6th, 2019

М. Д. Бонч-Бруевич об интеллигенции

Из книги Михаила Дмитриевича Бонч-Бруевича «Вся власть советам».   

Постоянная слабость российской интеллигенции — умение часами спорить по пустякам и говорить о чем угодно, лишь бы не показаться хуже кого-либо из спорщиков, превратилась после свержения самодержавия в стихийной бедствие. Никогда еще за всю многовековую историю Российского государства в нем так много и бестолково не спорили и не говорили, как после февральского переворота. Все ораторские ухищрения многоопытных парламентариев сделались вдруг достоянием чуть ли не всего многомиллионного населения бывшей империи. О регламенте никто не думал, остановить увлекшегося оратора было почти немыслимо. Столь же трудно было не дать слова и иному настырному человеку, в совершенстве овладевшему искусством парировать любые усилия председателя собрания, ограничивавшего его словесный зуд. Исчерпав для неудержного разглагольствования все положенное и не положенное ему время, неукротимый оратор получал слово и во второй, и в третий, и в четвертый раз, умело используя такие приемы, как выступление «в порядке ведения собрания» или «в порядке голосования», или «по мотивам голосования» и тому подобное.

Социальный расизм Врангеля

Из "Записок" Петра Николаевича Врангеля.

Больно ударили меня по сердцу впервые прозвучавшие слова о необходимости «примирить» солдат и офицеров, потребовать от офицеров «уважения к личности солдата».
...
Новые права солдата, требование обращения к солдатам на „вы“, право посещать общественные места, свободно курить, и т. д., хорошему солдату сейчас не нужны. Русский простолюдин сызмальства привык к обращению на „ты“ и в таком обращении не видит для себя обиды...
...
Вид улицы с толкающимся «революционным пролетариатом» был настолько противен, что без особой нужды не хотелось выходить.

/От себя: действительно, зачем простолюдину уважение? Чай, не барон какой. А потом их благородия удивлялись, почему солдаты устраивали над офицерами самосуды. Кстати, в аннотации к книге сказано: "Петр Врангель олицетворил саму идею белого движения". И я с автором этих слов абсолютно согласен, ибо вся "идея белого движения" как раз-таки в том и заключалась, чтобы поставить на место "зарвавшегося хама" и вернуть себе утраченные привилегии./