September 1st, 2020

А. Н. Литовский о химическом оружии в борьбе с тамбовскими повстанцами

Из сборника «Тамбовское восстание 1920-1921 гг.: исследования, документы, воспоминания».

Первое упоминание о стрельбе химическими снарядами на территории 2-го боеучастка относится к ночному бою 13 июля 1921 г. у лесной деревни Смольная Вершина к юго-западу от села Пахотный Угол. В своем рапорте командир легкого артдивизиона Заволжского военного округа X. К. Смок доложил, что израсходовал 15 химических снарядов. Использование такого малого количество снарядов объясняется только двумя причинами: желанием оказать моральное воздействие на антоновцев, дабы побудить их навсегда покинуть окрестные леса, и проверкой эффективности нового оружия.
[Читать далее]
Следующие случаи стрельбы химснарядами имели место на территории 6-го боеучастка. В период 12-14 июля между селами Инжавино и Уварово происходили ожесточенные бои с остатками 2-й Партизанской армии Антонова (по некоторым донесениям, он и сам находился в зоне боев). Разбитые повстанцы укрылись в лесу южнее озера Ильмень (близ села Чернавка), где были обстреляны 14 июля 2-м взводом 1-й Белгородской конной батареи (командир И. А. Наумов), в том числе пятьюдесятью химическими снарядами, о чем доложил начальник артиллерии 6-го боеучастка А. А. Родов инспектору артиллерии С. М. Касинову.
Еще раз химическое оружие применили в ходе ликвидации лагеря А. С. Антонова в пойме реки Ворона в районе сел Паревка и Кипец. 2 августа 1921 г. в 16:00 тот же 2-й взвод Белгородской батареи обстрелял остров Сухие Дубки пятьюдесятью девятью химическими снарядами. Антонов бежал на юг, укрывшись в Змеиных болотах, где вновь 4 и 5 августа подвергся артиллерийскому обстрелу и бомбометанию с аэропланов. Данных о стрельбе по повстанцам химснарядами в эти дни не обнаружено. Возможно, она и велась, но не нашла отражение в рапортах, однако вероятность этого невелика, так как инструкции не рекомендовали вести стрельбы по мягкой болотистой почве, в которой снаряды не разрывались...
Газовое облако (в форме окружности) от разрыва одного трехдюймового снаряда составляло около 50 квадратных метров. Причем только на 25 кв. м. концентрация газа достаточна для выведения противника из строя (смерти и тяжелого отравления, если при этом он не задержит дыхание, не закроет глаза и не выбежит из зоны взрыва). Для того чтобы поразить площадь размером в гектар, требовалось до 250 снарядов, выпущенных в течение трех минут, при отсутствии ветра (в ветреную погоду их количество увеличивается в 1,5-2 раза). Это необходимо только для создания первоначального газового облака действительной концентрации. Для гарантированного уничтожения противника требовалось произвести повторный залп тем же количеством снарядов в течение одного часа (см. методичку для старших курсов Военной академии РККА «Справочные данные по военно-химическому делу (к тактическим задачам)», 1924 г.).
Нехитрым подсчетом (одна пушка делает 6-7 выстрелов в минуту) получаем, что батарее из 4-х орудий теоретически нужно около 10 минут беспрестанной стрельбы, чтобы обработать гектар леса, причем снаряды должны были ложиться через каждые несколько метров как на шахматной доске. На практике время намного увеличивалось, а такой точности добиться просто нереально (не забываем еще про складки местности, мешающие необходимому распространению газа, деревья и плотность грунта, так как при попадании в мягкую почву снаряды зароются и не разорвутся)! Да, ее можно компенсировать количеством выстрелов, но тогда той тысячи снарядов, которую предоставили в распоряжение каждому из двух участков, хватит лишь на одну-две операции. Кроме того, мы не учитываем, что артиллеристы должны знать точное (до десятка метров) расположение лагеря повстанцев (что невозможно на практике) и обладать виртуозным умением стрельбы по закрытым целям, чего (по отчетам инспекторов) артдивизионы не умели делать совсем.
В силу обрисованных обстоятельств организаторы этих химических обстрелов могли довольствоваться только психологическим эффектом (которого вполне достигли) от их использования, как бы им ни хотелось большего. Попытки же организовать боевое применение отравляющих веществ не увенчались успехом: несмотря на составленные планы, направленные запросы, выпущенные приказы, - войска Тамбовской губернии так и не получили в свое распоряжение достаточного количества химических средств и необходимых опытных специалистов.
Таким образом, мы имеем данные только о трех локальных случаях боевого применения химического оружия. Конечно, исключать возможность иных артиллерийских обстрелов повстанцев химическими снарядами полностью нельзя, так как их использование в бою в то время было не чем-то из ряда вон выходящим, а вполне обыденным эпизодом, который просто могли не счесть нужным подробно расписывать в донесениях…
Остается невыясненным лишь один вопрос - об общем количестве использованных химических снарядов в боях с антоновцами. Да, мы имеем данные о трех фактах артобстрелов удушливыми газами (один раз - 27 июля 1921 г. в манеже Тамбовских кавалерийских казарм провели учебное «окуривание», израсходовав два баллона с хлором), и нам известно, что массового применения отравляющих веществ на Тамбовщине не было. Но сколько всего раз они использовались в боях, достоверно не установлено. Не обнаружено также отдельных отчетов об эффективности газовых атак и количестве пострадавших от них людей (в сводках не указывалась причина смерти и ранения антоновцев, а только их общее число). Причина этого, как уже отмечалось нами, состоит в том, что обработка местности химснарядами в годы гражданской войны являлась обычной военной операцией, не требующей особо пристального внимания.


Из доклада чекиста Г. И. Мальчевского об антоновщине

Из сборника «Тамбовское восстание 1920-1921 гг.: исследования, документы, воспоминания».

16 июня бандиты заняли Александровский волисполком, где было убито 5 коммунистов... связь прервалась...
В это время банда появилась в Знаменской волости Тамбовского уезда. Связь также была прекращена. Волячейка 2 раза обращалась к властям за помощью, но результаты не оказаны, был разграблен совхоз...
20 июня в районе Хитровской волости был убит агент губпродкома, красноармеец и ранен извозчик...
В ночь с 23 на 24 июня в с. Нижне-Спасском неизвестной бандой убит продармеец и рабочий. Бандиты были довольно таки в большом количестве, пешие и конные...
17 августа банда Антонова выступила открыто в Каменской волости, были заняты с. Каменка, Афанасьевка и другие. Советы разогнаны, частью перебиты…
По показаниям пленных бандитов в настоящее время Партизанская Армия достигает 50 тысяч, ... состоит преимущественно из местного населения, преобладающий элемент дезертирский и кулацкий, есть местная интеллигенция: бывшие офицеры, школьные работники и т. п.
[Читать далее]
Руководящей политической партией настоящего восстания является партия эсеров, вылившая свою организацию под флагом СТК. В восстании принимают участие и другие политические партии, как например, меньшевики, трудовики и другие, преимущественно правого течения...
Общий лозунг восставших: «Да здравствует Учредительное Собрание! Долой коммунистов! Смерть жидам!». Этот лозунг красуется на всех знаменах Партизанских полков...
Введено телесное наказание. Так, например, приказ №... Моисеево-Алабушкинского партизанского отряда гласит: «Партизан ... за халатное отношение по службе ... наказан 15 розгами - плетью....»
... Согласно протокольного постановления суда 12 Токайского и 13 Охотницкого полков за самовольные обыски партизан Коровин и Масягин расстреляны, а Клочков наказан 80 розгами-плетью. Однако, несмотря на такое суровое обращение, на такие репрессивные меры - дисциплина в Партизанской армии пала. Это можно видеть из целого рода приказов по армии, где командному составу вменено в обязанность обратить самое сугубое внимание на поднятие дисциплины. Мародерство, грабежи, самовольные отлучки, шкурничество с каждым днем все увеличивается. Это доказывает приказ по 1 Партизанской Армии Тамбовского Края от 21.11. за №21.65 (?) где говорится: «Среди партизанских отрядов начинает слабеть боевой дух, ... постыдная трусость. Нет в рядах партизан того храброго духа, который в первые времена окрылял партизанские сердца, вел их вперед и уничтожал на пути все препятствия... нет тех храбрецов-революционеров, которые в августе и сентябре... Эти люди почему-то ушли из Партизанской Армии и в большинстве находятся в разных тыловых учреждениях. Оставшиеся храбрецы затерялись между масс шкурников…
При захвате населенных пунктов бандиты прежде всего принимаются за уничтожение советских учреждений. Склады, где так в <...> есть разграбляются целиком. В первую очередь, захваченным снабжается захватившая часть войск (банды), а остальное препровождается в штаб армии. Всякого рода государственные сооружения: мосты, железные дороги, телеграф и т. п. уничтожается, растаскивается, сжигается. На такого рода работу высшим командованием Партизанской Армии обращалось самое серьезное внимание, подтверждением чего служит целый ряд захваченных приказов. Для разрушения железнодорожной линии выгонялось все поголовно мужское население из окрестных сел…
Руководители восстания стараются и прилагают все усилия к тому, чтобы население перетянуть на свою сторону. Все приказы и воззвания к партизанам гласят о том, чтобы не производились грабежи, самочинные обыски, конфискации, реквизиции, дабы не подорвать авторитет. Однако из слов пленных бандитов видно, что далеко не в точности эти исполняются приказы. По прибытии в деревню бандитского полка начинаются обыски, конфискации имущества и аресты всех коммунистов, совслужащих и сочувствующих соввласти. В силу плохого снабжения продовольствием и фуражом им поневоле приходится пользоваться таковым от населения, что зачастую вызывает ропот и недовольство.
По словам граждан, мобилизация населения практикуется в большинстве случаев принудительная под силой оружия, плетки и различных угроз. На мобилизованных они особенно надежды не питают и стараются замещать ими нестроевые части, обоз, комендантские команды и т. п. По показаниям арестованных все захваченное в советских складах поступает в пользу партизанской армии. Иногда разграбленное имущество у семей коммунистов и совслужащих раздается сочувствующим повстанческому восстанию…
В политическом отношении на войсковые части обращено слишком мало внимания. По словам пленных и арестованных участников, каждый партизан должен быть машиной-автоматом. Начальство приказывает и тот беспрекословно должен исполнять. В каждом полку, редко в эскадроне, имеются политические руководители, задача которых обслуживание не только полка, сколько организация занимаемых полком селений и вербовка партизан. Устраиваются полковые митинги с обязательным участием всех партизан, не явившийся почему-либо на митинг подвергается телесному наказанию и непосредственное начальство тоже отдается под суд. Из чего видно, что политическое воспитание, так же как и организация населения, проводится в жизнь исключительно плеткой. В судебном отношении дело обстоит так: в каждом полку имеется полковой суд. Согласно инструкции в полковой суд выбирается по одному представителю от взвода, а те уже из своей среды избирают председателя. Согласно имеющегося протокола заседания судебной комиссии 12 Токайского полка и 13 Охотницкого имеется 3 судьи, секретарь. В судебной комиссии должен обязательно участвовать политический руководитель полка.
В бригадах устраиваются судебные комиссии с представительством от каждого полка, точное количество их не установлено. Армейский суд состоит из 5 лиц: председателя, секретаря и 3 членов. Каждое судебное заседание имеет власть присуждать высшую меру наказания как военным, так и гражданским лицам, применять телесное наказание, делать выговоры…
Способ агитации практикуется преимущественно разбрасывание различных воззваний, отпечатанных на пишущей машинке. Воззвания исходят от Губернского, Уездного и Районного комитетов СТК и С-P, а также от народной Армии. Затем более широкое применение имеет устная агитация в занятых ими местностях. Но самым лучшим средством и наиболее практичным для агитации является плетка, оружие и всевозможные угрозы, что сразу заставляет деревенскую массу присоединяться к бандам и мыслить с ними заедино…
В начале восстания формирование банд шло исключительно из добровольцев. Впоследствии началась проводиться частичная мобилизация. С декабря 1920 г. уже начинается форменная мобилизация известных годов…
Командный состав, безусловно, как отъявленные контрреволюционеры, стремится поднять и держать дисциплину на должной высоте, для чего имеют право применения телесного наказания. От командир - 5 розг, взводный и вахмистр - 10, эскадронный - 15. Однако, несмотря на такие суровые методы, дисциплина все-таки как таковая отсутствует, т. к. каждый приказ только и говорит что о дисциплине. О степени разгильдяйства можно судить из того, что партизаны продовольствием для себя и фуражом для лошадей не снабжаются, а каждый должен добывать самостоятельно, в силу чего и развито мародерство, самовольные обыски, грабежи, несмотря на строгий режим суда. Так, например, постановлением судебной комиссии 12 Токайского и 13-го Охотницкого полков от 9.01.21 за самовольное производство обысков и присвоение вещей расстреляно 2 партизана, а 1 наказан розгами-плетью.
В санитарном отношении партизанской армии дело обстоит так: в захваченных пунктах имеются районные больницы, которые они и используют для своих надобностей, забирая все наличие медикаментов и мобилизуя медперсонал…
Медикаменты приобретаются исключительно из больниц занятых районов, снабжение же из других каких-либо мест - неизвестно.
Рабочие организованные в банде никакого участия не принимают, наоборот - стойко защищают дело пролетарской революции. Из таких примеров ярко вырисовывается организация рабочих Ивановского совхоза Ивановской волости Тамбовского уезда. Вышеназванный совхоз за период восстания раз десять переходил из рук в руки, однако рабочие не унывают. При приближении банды все до единого вооружаются и дают отпор банде, по удалении ее вновь принимаются за свою непосредственную работу…
Переход в банду красноармейцев почти не наблюдается. Когда попадают красноармейцы в плен, то большинство стараются оттуда сбежать…