September 7th, 2020

Б. Волин и С. Ингулов о периоде с Февральской революции до окончания НЭПа

Из изданной в 1935 году книги Б. Волина и С. Ингулова «Политграмота».  

Правильность ленинского учения о революционном союзе рабочего класса и крестьянства как условии победы революции нашла блестящее подтверждение в Февральской революции 1917 г. Царское самодержавие было свергнуто… силами восставших питерских рабочих и солдат, т. е. одетых в солдатские шинели крестьян…
[Читать далее]Революцию проделали рабочие и солдаты Петрограда, они дрались на улицах против царизма, за свободу, за мир, за землю, за хлеб. А власть оказалась в руках буржуазии. Она организовала Временное правительство с князем Львовым во главе, при участии представителей империалистической буржуазии и крупных землевладельцев — промышленника Коновалова, купца Гучкова, профессора Милюкова, сахарозаводчика Терещенко и др. Рядом с этой властью фактически организовалась и другая власть: советы рабочих и солдатских депутатов, которые начали осуществлять революционно-демократическую диктатуру рабочих и крестьян.
Образовалось своеобразное двоевластие…
Советы могли бы тогда овладеть всей полнотой власти, если бы соглашатели — меньшевики и эсеры, за которыми тогда еще шла масса, оказавшись в большинстве в советах, не передали сознательно всю власть Временному правительству — правительству империалистической буржуазии. Меньшевики и эсеры не только поддержали контрреволюционное Временное правительство, но и ввели в его состав своих представителей. С самого начала в состав Временного правительства вошел эсер Керенский, а затем во Временное правительство вошли меньшевики Церетели, Скобелев, Никитин и др.
…4 (17) апреля Ленин выступил перед большевиками с краткой и отчетливой характеристикой задач партии в борьбе за пролетарскую революцию. Эти задачи Ленин изложил в тезисах, которые вошли в историю партии под наименованием «Апрельских тезисов»…
Ленин предложил отбросить старое название «социал-демократической» партии, испоганенное меньшевистскими партиями всех стран, и назвать нашу партию коммунистической…
Против Ленина выступил Каменев. Каменева еще до революции Ленин разоблачал как оппортуниста, соглашателя, двурушника. Каменев, будучи в начале войны арестован вместе с пятью большевиками — членами Государственной думы, на царском суде вел себя трусливо, малодушно, позорно, — из-за страха перед царизмом он отказался от революционной линии большевиков. Ленин тогда заклеймил эту измену Каменева. Когда же началась Февральская революция, Каменев из Сибири вместе с сибирскими купцами послал приветствие председателю Государственной думы Родзянко и брату свергнутого царя — Михаилу Романову.
Теперь Каменев выступил против «Апрельских тезисов» Ленина. Каменев настаивал на том, что партия должна ограничиться буржуазно-демократической революцией, осуществлять «контроль и давление» на буржуазное Временное правительство, работать сообща с мелкобуржуазными партиями и поддерживать их. Он отрицал, что буржуазно-демократическая революция в России была уже осуществлена и что советы рабочих и солдатских депутатов были органами революционно-демократической диктатуры рабочих и крестьян. Каменев занял по существу меньшевистскую позицию.
В то время как Ленин призывал партию и рабочий класс готовиться ко второму этапу революции — к переходу к революции пролетарской, социалистической, Каменев доказывал, что надо ограничиться задачами буржуазно-демократической революции. Это и было требованием меньшевиков.
…меньшевики и эсеры, заключившие предательский блок с империалистической буржуазией, не хотели считаться с действительным настроением масс. По-прежнему не принималось никаких мер к тому, чтобы разрешить неотложные нужды и требования народа — кончить империалистическую войну, изнурившую народ, улучшить экономическое положение страны за счет огромных военных прибылей буржуазий. Крестьян уговаривали подождать с решением вопроса о земле до созыва Учредительного собрания. Но Учредительное собрание откладывалось до конца войны. А войну решили вести до победного конца. Временное правительство в угоду англо-французским империалистам руками своего военного министра «социалиста» Керенского снова бросило в июне 1917 г. солдат в наступление на германском фронте, закончившееся тягчайшим поражением.
Третьего июля 1917 г. огромные массы петербургских рабочих и солдат с оружием в руках вновь выступили на демонстрацию с требованием, чтобы совет, все еще находившийся в руках меньшевиков и эсеров, взял власть в свои руки. Большевики стали во главе движения, чтобы придать ему организованный характер. Заправилы совета, меньшевики и эсеры, окончательно и открыто соединившиеся с контрреволюционной буржуазией, двинули против демонстрировавших масс вызванные с фронта верные Временному правительству войска и открыли по демонстрантам огонь из пулеметов.
События 3—5 июля наглядно показали массам, что контрреволюция, поддержанная меньшевиками и эсерами, добровольно не отдаст власти. Начался разгул реакции. Были разгромлены газета «Правда», восстановленная большевиками с начала революции, ее типография и ряд большевистских партийных комитетов. Большевиков арестовывали, разоружали революционные воинские части.
Началась травля Ленина и охота за ним ищеек «социалиста» Керенского…

Зиновьев и Каменев, голосовавшие на заседании ЦК против восстания, пустились на неслыханное в истории большевистской партии преступление: они опубликовали в антибольшевистской газете «Новая жизнь» письмо, в котором утверждали, что выступление пролетариата обречено на разгром, так как против него будет не только буржуазия, по и крестьянство; они убеждали дожидаться созыва Учредительного собрания… Этим письмом Каменев и Зиновьев раскрывали буржуазии план организации восстания, который партия держала в тайне. Они выдали этот план контрреволюционному правительству. В то время как Ленин и Сталин и весь Центральный комитет партии готовили партию и весь пролетариат к решительной схватке с буржуазией, Зиновьев и Каменев предлагали создать правительство вместе с злейшими врагами революции — меньшевиками и эсерами…
Предложение Троцкого отложить восстание до созыва второго съезда советов Ленин назвал изменой делу международной революции…
Каменев, Зиновьев и др., которые не верили в возможность победы социализма в нашей стране, которые утверждали, что, идя на восстание, большевики ведут рабочий класс к гибели, вскоре после Октябрьского переворота снова стали на путь штрейкбрехерства и предательства.
Каменев, Зиновьев, Шляпников, Рязанов, Ногин и др. поддерживали предложение эсеров и меньшевиков о создании «однородного социалистического правительства» вместе с меньшевиками и эсерами. Главою правительства вместо Ленина Каменев предлагал назначить эсера Авксентьева или Чернова. Это означало по существу ликвидировать диктатуру пролетариата и превратить ее в буржуазную демократию…
В ответ на ленинское требование соблюдения партийной дисциплины Каменев, Зиновьев, Рыков, Милютин, Ногин, Теодорович и др. заявили об освобождении их с ответственных постов. Этими своими действиями оппортунисты пытались давить на партию, побудить ее отказаться от пролетарской диктатуры, повернуть назад, к строю буржуазной демократии…
Уже с первых дней существования советская власть встретилась с огромными политическими и экономическими трудностями.
Не только свергнутые классы, но и вся масса их наемников и прислужников — банковские и государственные чиновники, служащие, а также политические наемники и приказчики буржуазии, меньшевики и эсеры, повели ожесточенные атаки на советскую власть посредством саботажа и срыва законов новой власти и путем открытых вооруженных выступлений против власти советов.
Советская власть еще не имела своей армии. Она опиралась только на дружины Красной гвардии и на те революционные части петроградского и московского гарнизонов, которые участвовали в революционном завоевании власти. Находившиеся на фронте военные части устали от войны. Происходила стихийная демобилизация армии: солдаты покидали фронт и возвращались домой.
Главную трудность создавал вопрос о выходе из империалистической войны. Уже на второй день после захвата власти II съезд советов принял декрет о мире. Советская власть обратилась ко всем народам и правительствам воевавших стран с предложением приступить к переговорам о мире. Но английские, французские и другие империалисты отказались от переговоров. Поэтому советскому правительству оставалось начать переговоры лишь с Германией и Австрией…
Германские империалисты поставили Советской России очень тяжелые условия мира. Вопрос о том, принимать ли эти требования или отклонить, вызвал серьезные разногласия в партии.
Против Ленина, Сталина и большинства ЦК выступила группа «левых» коммунистов во главе с тт. Бухариным, Радеком, Ярославским, Пятаковым, Урицким, Осинским и др. Группа эта образовала фракцию внутри партии. Она считала Брестский мир недопустимой для революционной партии пролетариата уступкой германскому империализму. Группа требовала объявления революционной войны, несмотря на то, что воевать не было никаких возможностей и прежде всего не было армии. «Левые» коммунисты считали недопустимым для революционеров принять предложение о мире германских империалистов и предпочитали этому «красивую смерть» в бою.
А Ленин жестоко издевался над этим ребячеством «левых», разъясняя, что дело не в том, чтобы погибнуть, хотя бы и красиво, а в том, чтобы дать стране мир, хотя бы и очень тяжелый, но выиграть время, спасти революцию и развить дальше революционное наступление…
Троцкий по существу выступал заодно с «левыми»... Он выдвинул лозунг: «Ни мир, ни война». Он предлагал отказаться от подписания мира, а войны не продолжать.
Здесь в новом виде сказалась меньшевистская недооценка Троцким значения крестьянства. Он не считался с тем, что крестьянство устало от войны, что старая армия, состоявшая главным образом из крестьян, не хотела и не могла воевать. В этих условиях для спасения революции необходимо было добиться мира любой ценой. А лозунг Троцкого «ни мир, ни война» означал на деле продолжение войны, так как вторжение германских империалистов можно было приостановить либо военной силой, либо заключением мира. Военной силы у нас не было. Оставалось заключить мир. А отказ от переговоров о мире должен был привести к новому наступлению германского империализма.
Ленин указывал, что позиция Троцкого должна будет привести к еще более тяжким условиям мира. «Если немцы начнут наступать, — предупреждал Ленин, — то мы будем вынуждены подписать всякий мир, а тогда, конечно, он будет худшим».
«Левые» сомкнулись с Троцким в этом вопросе, и случилось то, что предвидел Ленин. Германский империализм начал наступление, он продвигался почти без всякого сопротивления с нашей стороны, так как фронта у нас фактически уже не было. Советская власть оказалась вынужденной принять новые, еще более тяжелые условия мира, продиктованные германским империализмом…
Ленинская политика мира полностью себя оправдала. Уже в 1918 г. в Германии вспыхнула революция, и это дало возможность уничтожить навязанный германскими империалистами Советской Россия грабительский договор.
Борьба за утверждение пролетарской диктатуры протекала в обстановке жесточайшей гражданской войны. На стороне свергнутых классов России выступил весь мировой империализм, пославший против Страны советов свои войска и броненосцы.
Гражданская война происходила в обстановке общей хозяйственной Разрухи после четырехлетней империалистической бойни, в которой страна истратила все свои запасы железа, продовольствия, топлива, текстиля и пр., износила свой транспорт и разрушила свою промышленность. Страна голодала, заводы и фабрики стояли…
Три с лишним года длилась гражданская война. Все это время страна испытывала острейшую нехватку продовольствия, топлива и других товаров. Для того чтобы небольшие запасы использовать разумно и не оставить армию и государство без продовольствия и снаряжения, понадобилось взять на учет и бережливо распределять все, что было в стране.
Это был период, когда пришлось установить строгий учет всех товаров. Распределение их производилось органами государства по твердым нормам. Всякая торговля была запрещена. Крестьянство сдавало хлеб государству по разверстке: государство забирало полностью весь хлеб сверх нормы потребления самого хозяйства, т. е. все кроме того, что оставлялось для пропитания семьи и рабочего скота, а также на семена…
Все народное хозяйство страны было поставлено на службу главной задаче — организовать победу. И производство, и распределение были подчинены этой задаче. Все распределение было централизовано.
Этот период известен под названием военного коммунизма.
Система военного коммунизма была вызвана военной обстановкой, военно-политическими задачами советской власти.

Рабочий класс и трудящееся крестьянство разгромили буржуазно-помещичью контрреволюцию и иностранных интервентов. Но гражданская война сильно истощила Советскую страну и еще больше разрушила и без того подорванное империалистической войной народное хозяйство. Поэтому основной задачей после победы над силами внутренней и международной контрреволюции было восстановление народного хозяйства: промышленности, транспорта и сельского хозяйства.
Прежде всего надо было восстановить тяжелую промышленность. Только восстановив крупную промышленность, можно было поднять и социалистически перестроить сельское хозяйство; только развивая крупную промышленность, можно было обеспечить хозяйственную смычку между городом и деревней и укрепить на новой основе союз рабочих и крестьян.
Деревня нуждалась в фабричных изделиях: одежде, обуви, сахаре, мыле; город кроме того нуждался в разных продовольственных продуктах: хлебе, крупе, мясе. Надо было создать у крестьянства интерес к тому, чтобы больше и лучше сеять. Этого можно было достигнуть только отменой продовольственной разверстки, которая не создавала у крестьян интереса к расширению посевной площади и увеличению урожая.
Государство должно было удовлетворять все потребительские и производственные нужды деревни: давать ей в порядке государственного снабжения кожухи, платки, рубахи, штаны, шапки, сапоги, гвозди, лопаты, дуги, телеги и т. п. Но у государства не хватало этих предметов, оно не могло удовлетворять спрос многомиллионной массы крестьянства. Поэтому надо было всеми средствами развивать производство этих товаров и через государственную промышленность, и через кустарную кооперацию, и через частное производство. Для усиления обмена между городом и деревней надо было отменить централизованное распределение товаров и развернуть торговлю.
Партия перешла к повой хозяйственной политике, известной под названием нэпа (нэп — новая экономическая политика).
Продразверстка была заменена продналогом. Разница между продналогом и продразверсткой состояла в том, что крестьянское хозяйство отдавало государству не весь хлеб сверх его личных и хозяйственных нужд, а только часть его по норме, установленной государством. Остальная часть хлеба составляла личную собственность крестьянина, которую он имел возможность вывозить для продажи. Для того чтобы крестьянин повез хлеб на рынок, там должны были быть промышленные товары. А для того чтобы на рынке были промышленные товары, надо было поднять производство металла, угля, нефти и т. п. — поднять тяжелую промышленность. Кроме того надо было производить сельскохозяйственные машины и орудия — молотилки, плуги и т. п. Поэтому партия, преодолевая огромные трудности, постепенно пустила в ход предприятия государственной промышленности. Одновременно для добавочного производства предметов потребления стала работать и кустарная промышленность. Хозяйственные связи между городом и деревней устанавливались и развивались через торговлю. Нэп способствовал поднятию заинтересованности крестьян в развитии своего хозяйства. Начался рост посевных площадей, выросло количество продовольствия и сырья для промышленности, тем самым созданы были условия для оживления работы фабрик и заводов. Народное хозяйство, разрушенное в период империалистической и гражданской войн, начало выходить из разрухи.
Нэп был введен решением X съезда партии, по докладу Ленина, в 1921 г. Политика эта означала, что пролетарское государство сохраняет в своих руках всю крупную промышленность, банки, транспорт и всю внешнюю торговлю. Но наряду с этим в торговлю и мелкую промышленность был допущен частный капитал.

Уже накануне IX съезда партии (1920 г.) образовалась группа, называвшая себя группой «демократического централизма», во главе с Сапроновым. Эта группа выступала против централизованного руководства борьбой рабочего класса. Нападая на организационное строение партии и на руководство ЦК, эта группа противопоставляла советы партии под лозунгом «невмешательства» партии в работу советов. Сапроновцы впоследствии вместе с троцкистской оппозицией участвовали во всех антипартийных выступлениях и кончили тем, что превратились во враждебную партии и советской власти контрреволюционную организацию.
Колебания мелкой буржуазии и ее влияние на отдельные прослойки рабочего класса и даже партии особенно сказались во время дискуссии о профсоюзах, начавшейся в конце 1920 г…
Троцкий и его единомышленники, не верившие в возможность построения социализма в нашей стране, не желавшие признать, что пролетариат, руководимый партией большевиков, способен повести за собой широчайшие массы крестьянства, не считались с необходимостью укрепления профсоюзов, втягивания в них широчайших масс пролетариев, настаивали на системе голого администрирования, простого командования профсоюзами. В ноябре 1920 г. Троцкий выступил с антипартийной теорией «перетряхивания» профсоюзов, т. е. административной смены руководящих работников в союзах. Троцкого поддерживал Бухарин со своей группой.
Хотя спор шел о профсоюзах, на деле решался вопрос о связи между партией и рабочими массами и между рабочим классом и крестьянством. Ленин уже ясно видел необходимость изменения хозяйственной политики для укрепления союза рабочего класса с крестьянством, для создания прочной хозяйственной связи между городом и деревней. А Троцкий и его последователи по-прежнему обходили интересы крестьянства. Троцкисты вообще считали невозможным создание сколько-нибудь крепкой хозяйственной смычки между городом и деревней. Они выступали с такими предложениями о профсоюзах, которые на деле означали уничтожение союзов и продолжение политики военного коммунизма. Такая политика была бы гибельной для союза рабочего класса и крестьянства.
Антипартийную, опасную для существования диктатуры пролетариата позицию занимала и группа «рабочей оппозиции» (Шляпников, Коллонтай), которая впоследствии выродилась в контрреволюционную, антисоветскую группку. «Рабочая оппозиция» требовала передачи всего руководства хозяйством в руки профсоюзов.
Это означало отказ от диктатуры пролетариата, от советской власти. Это означало переход с позиций коммунизма на позиции анархизма: коммунизм отстаивает передачу фабрик и заводов в руки пролетарского государства, а анархизм отрицает всякое государство, в том числе и пролетарское. Шляпниковцы, выступая с требованиями передачи народного хозяйства в руки «производителей», а не пролетарского государства, становились на позиции анархизма. «Рабочая оппозиция» отрицала необходимость руководства партии профсоюзами и длительного коммунистического воспитания беспартийных масс. «Рабочая оппозиция» показала себя как открыто антипартийная, порвавшая с коммунизмом группировка…
X съезд партии решительно осудил троцкистскую линию, ведущую к бюрократическому перерождению профсоюзов.
X съезд резко осудил также группу «рабочей оппозиции». Резолюция съезда указала, что взгляды «рабочей оппозиции» «практически служат выражением мелкобуржуазных и анархических шатаний, практически ослабляют выдержанную руководящую линию коммунистической партии и на деле помогают классовым врагам пролетарской революции». X съезд партии признал несовместимой пропаганду взглядов «рабочей оппозиции» с пребыванием в партии большевиков.
Имея в виду тот громадный вред, который приносят антипартийные группировки, и ту опасность, которую представляет для диктатуры пролетариата пропаганда антипартийных взглядов, X съезд в резолюции, предложенной Лениным, постановил «немедленно распустить все без изъятия образовавшиеся на той или иной платформе группы» и предупредил, что неисполнение этого постановления повлечет за собой «безусловное и немедленное исключение из партии».
Уже в течение первого года после введения нэпа партия добилась значительных успехов в социалистическом строительстве. Хотя переход от военного коммунизма к нэпу был очень крутой и связан с большими трудностями, партии все же удалось провести ряд намеченных хозяйственных мероприятий.
Оживилась промышленность. Расширились посевные площади. Стал налаживаться товарооборот. С развитием государственной и кооперативной торговли начала крепнуть хозяйственная, а вместе с ней и политическая смычка города с деревней.
На XI съезде партии… Владимир Ильич, подводя итоги работы, проделанной в течение года после X съезда партии, заявил, что отступление, предпринятое в связи с введением нэпа, закончено, что цель, которая преследовалась отступлением, достигнута. В дальнейшем хозяйственная политика партии будет политикой наступления социалистических элементов на капиталистические, политикой последовательного социалистического преобразования народного хозяйства…
После XI съезда партия развернула наступление на основе нэпа и добилась значительных успехов в борьбе за восстановление народного хозяйства и укрепление экономической связи между городом и деревней. Собравшийся в апреле 1923 г. XII съезд партии уже мог отметить наличие «первых признаков начинающегося хозяйственного возрождения страны».
Сельское хозяйство восстанавливалось и достигло к концу 1923 г. трех четвертей довоенного уровня. Поднялось производство крупной социалистической промышленности (от 17% довоенного уровня вначале нэпа до 35% довоенного уровня к концу 1923 г.). Стали возвращаться на фабрики и заводы те рабочие, которые разошлись по деревням в голодные годы разрухи.
Одновременно проявился и ряд отрицательных сторон нэпа, связанных с введением свободы торговли и предоставлением, хотя и ограниченной, свободы деятельности частному капиталу. Известный рост буржуазии в городе и деревне угрожал политическому и хозяйственному союзу рабочего класса и крестьянства.
Дело осложнялось еще тем, что советская промышленность и торговый аппарат за это время не сумели по-настоящему развернуть работу. Социалистическая промышленность не выполнила директивы партии о снижении себестоимости; цены на промышленные товары росли. Получился очень серьезный разрыв между ценами на промышленные товары и ценами на сельскохозяйственные продукты. Деревня лишена была возможности закупать нужное количество городских товаров, и они стали залеживаться в магазинах и на складах. Торговый аппарат работал бюрократически, проявлял большую неповоротливость.
Этими затруднениями решили воспользоваться троцкисты для новой атаки на партию... Осенью 1923 г. Троцкий начал поход против ЦК, обвиняя его в том, что он, дескать, ведет страну к гибели. Разные осколки разбитых антипартийных группировок вроде «рабочей оппозиции», «демократического централизма», а также антисоветские элементы, объединившиеся в группки «рабочая правда» и «рабочая группа», зашевелились и поспешили на помощь Троцкому. Троцкисты выдвинули лозунг «диктатуры промышленности», т. е. развития промышленности за счет средств, выкачиваемых из деревни. Такая политика задержала бы развитие сельского хозяйства и ухудшила бы положение крестьянства. Троцкисты таким образом толкали партию на разрыв с крестьянством и тем самым на гибель советской власти. Троцкисты приравнивали деревню к «колонии», которую, по их мнению, должно эксплуатировать пролетарское государство. Настаивая на безграничном выпуске бумажных денег якобы для быстрейшего развертывания промышленности, они тем самым вели к подрыву советской денежной системы, что должно было бы привести к развалу всего народного хозяйства…
Троцкий в изданной им в 1924 г. брошюре «Новый курс» выступил с антиленинскими, по существу меньшевистскими требованиями в вопросе об организационных принципах большевистской партии. В этой брошюре он клеветнически нападал на старые большевистские кадры и демагогически противопоставлял им учащуюся молодежь, льстиво убеждал ее, что именно она является правильным политическим «барометром». Старых учеников и соратников Ленина Троцкий поносил самым гнусным образом, обвиняя их в перерождении.
Троцкисты добивались свободы фракций и группировок, свободы раскола большевистских рядов.
Получив суровый отпор от партии, Троцкий в 1924 г. попытался вновь атаковать большевизм. На этот раз он принялся развенчивать всю героическую историю большевистской партии, клеветнически утверждая, что во всей его прежней борьбе против большевизма был прав он, Троцкий, а не Ленин. Это была меньшевистская попытка подменить ленинизм троцкизмом, внести раскол в ряды партии и рабочего класса. Поэтому партия во главе с товарищем Сталиным решительно выступила на защиту ленинизма от гнусных нападок троцкистов…
Но троцкисты не унимались. В последующие годы Троцкий развернул подрывную, дезорганизаторскую работу, настаивая на свободе фракций и группировок в партии, подрывая дисциплину партии. Он вместе со своей фракцией выступил с рядом экономических и политических платформ (программ), которые были прямым отступлением от самых основ большевистской политики партии. В январе 1925 г. пленум ЦК и ЦКК в своей резолюции указал, что «Троцкий открыл уже прямой поход против основ большевистского мировоззрения». Нападки Троцкого на партию и ее ленинский ЦК становились все более и более враждебными.





Б. Волин и С. Ингулов о социализме

Из изданной в 1935 году книги Б. Волина и С. Ингулова «Политграмота».

ПРОИЗВОДСТВО ПРИ СОЦИАЛИЗМЕ
Социалистическое общество — это общество, в котором уничтожена частная собственность на заводы, фабрики, на все основные средства производства, в котором нет классов и поэтому нет эксплуатации человека человеком.
В социалистическом обществе фабрики, заводы, шахты, железные дороги и все прочие предприятия принадлежат не частным собственникам — капиталистам (их нет в обществе социализма), а всему обществу. Работники социалистических предприятий работают не на частного хозяина, а на общество, на самих себя. Доходы от социалистических фабрик и заводов идут не на обогащение фабрикантов, а на дальнейшее развитие производства, на укрепление обороны социалистической страны, на улучшение жизни самих рабочих, на культурное строительство.
[Читать далее]При социализме нет анархии производства, нет конкуренции частных фирм, нет борьбы за рынки, нет кризисов, ведущих к разрушению производительных сил, к нищете трудящихся масс. При социализме производство ведется на основе плана и строгого учета; развитие производительных сил получает невиданный размах.
Социализм — это общество высокой техники. При социализме мелкие предприятия заменяются крупными предприятиями с передовой техникой.
Сельскохозяйственный труд при социализме превращается в одну из разновидностей индустриального (промышленного) труда. Социалистическая перестройка сельского хозяйства приводит к уничтожению хозяйственной и культурной отсталости деревни и к постепенному преодолению противоположности между городом и деревней.
Вместе с ростом промышленности и сельского хозяйства при социализме пышно расцветают все отрасли культуры. Бурно растут школы, клубы, театры, литература, техника, наука. На основе роста науки и техники быстро растет производительность труда, ширится квалификация и уровень знаний работников. Все это подготовляет условия для полного уничтожения противоположности между физическим (мускульным) и умственным трудом.
ТРУД ПРИ СОЦИАЛИЗМЕ
Социализм — это труд на себя, на самих трудящихся, а не на паразитов-эксплуататоров. Все общественное богатство, созданное трудящимися, идет в распоряжение самого общества.
Социалистический труд — это труд, облегченный введением усовершенствованной техники, механизацией всех труднейших видов работы на фабрике и в поле, это труд свободный и радостный, а не подневольный, рабский, каким он является при капитализме.
Никто не может при социализме жить за счет эксплуатации чужого труда. Для всех трудоспособных членов социалистического общества только труд может быть единственным источником существования. В социалистическом обществе нет места тунеядцам и бездельникам.
Социалистический строй основан на активном и сознательном труде граждан социалистического общества.
ПОТРЕБЛЕНИЕ ПРИ СОЦИАЛИЗМЕ
На основе роста хозяйства, техники и культуры в социалистическом обществе с необычайной быстротой растет материальный и культурный уровень масс.
При социализме промышленность и сельское хозяйство достигают огромного развития. Однако при социализме производительность труда еще не стоит на такой высоте, чтобы, можно было удовлетворить полностью нужды всего населения, независимо от того, сколько даст каждый в отдельности работник своего личного труда для общества.
Кроме того при социализме у отдельных людей еще встречается старое отношение к труду, перенесенное из капиталистического общества. На этой ступени еще встречаются проявления лодырничества и рвачества среди отсталых групп трудящихся. Труд еще не для всех является первой жизненной потребностью. Таким он становится только при полном коммунизме. Кроме того при социализме остаются еще различия в квалификации работников. Поэтому при социализм каждый получает оплату, соответствующую количеству и качеству затраченного им труда, соответствующую его знаниям, способностям, квалификации, добросовестности, работоспособности и т. д. А лодырь, бездельник и вовсе ничего не получает. «Кто не работает, тот не ест» — вот закон социализма. При социализме не представляется еще возможным давать каждому «по потребностям», как это будет при полном коммунизме.
При социализме еще сохраняется неравенство в потреблении. В самом деле, если при социализме каждый получает соответственно затраченному труду, то естественно, что неравенство в потреблении сохраняется, потому что один из работающих физически более, другой менее здоров, один более, другой менее работоспособен, один более, другой менее квалифицирован, одни работник имеет большую семью и свой заработок тратит на всех членов семьи, а другой — холостяк и весь заработок тратит только на себя.
Социалистическое равенство, как указал товарищ Сталин, означает «равную обязанность всех трудиться по своим способностям и равное право всех трудящихся получать за это по их труду».
При социализме сохраняется нормирование труда и потребления. Ленин писал, что до тех пор, пока не наступит высшая ступень коммунизма, необходим строжайший контроль со стороны общества и со стороны государства над мерой труда и мерой потребления».
О МЕЩАНСКОМ СОЦИАЛИЗМЕ И УРАВНИЛОВКЕ
Враги социализма, чтобы отпугнуть от него массы, часто изображают социализм как всеобщую дележку, наступающую после взятия фабрик, заводов и земель у капиталистов и помещиков. На деле такая дележка ничего общего с социализмом не имеет. Социализм строится на основе крупного хозяйства, без частной собственности на средства производства. А всеобщая дележка в действительности означает вовсе не создание социализма, а создание мелких, карликовых хозяйств и миллионов мелких хозяйчиков. А ведь из мелких собственников вырастают средние, из средних — крупные, одним словом, это означает создание заново капитализма, а не построение социализма.
Нечего уже говорить о том, что такая всеобщая дележка имущества вообще невозможна. Как, в самом деле, можно, например, поделить шахту, пароход, железнодорожную станцию или домну? Но если бы даже это было возможно, то кто в таком переделе заинтересован? Во всеобщем переделе средств производства рабочий класс не заинтересован. О нем могут мечтать только мелкие собственники. Этот «социализм» — не пролетарский, а мелкобуржуазный, как говорят еще, мещанский.
Тяга к этому мелкобуржуазному, мещанскому социализму проявляется кое-где и у нас в стране среди отсталых слоев рабочих и крестьян. Она выражается главным образом в виде стремления к уравниловке. Уравниловка — вреднейшее явление, на деле срывающее социалистическое строительство. Уравниловка очень выгодна для лодырей, лентяев, рвачей и разных врагов социализма. Они могут при уравниловке бездельничать, пьянствовать и получать плату наравне с честным работником, ударником.
Вот почему большевистская партия борется против уравниловки. Поэтому неправильным является поедоцкое распределение продуктов и доходов в колхозах. По этой же причине неправильно оплачивать одинаково не только квалифицированного инженера и неквалифицированного рабочего, но и двух заводских рабочих, если они выполняют разную работу: один квалифицированную, сложную, а другой — простую, и если они по-разному относятся к своему делу: один добросовестно, а другой небрежно, один — ударник, а другой — летун, пьяница.
Некоторые усердные поборники уравниловки доходят до того, что проповедуют даже такое равенство, которое означает уравнение потребностей в личном быту. Дескать, все люди должны жить в одинаковых квартирах, иметь одинаковую одежду, есть одинаковую пищу и пр. Такого равенства потребностей и вкусов не будет ни при социализме, ни при полном коммунизме. Наоборот, коммунизм будет способствовать развитию личных вкусов и потребностей людей.
ГОСУДАРСТВО ПРИ СОЦИАЛИЗМЕ
Раз существует разное отношение к труду, то существуют и разная оплата и разная степень материальной обеспеченности людей. Есть еще остатки экономического неравенства. Кроме того, раз при социализме есть еще люди, склонные поживиться за счет других, пожить в безделье, не трудясь, и тем более раз социалистическое государство окружено буржуазными, то на первой ступени коммунизма не только надо сохранить государство, но и всемерно его укреплять.
Социалистическое государство ведет борьбу за социалистическую трудовую дисциплину, против нарушителей этой дисциплины, против тех, кто не исполняет честно своих обязанностей перед обществом.
Оно осуществляет контроль над мерой труда и мерой потребления. Социалистическое государство следит за тем, чтобы правила оплаты по труду соблюдались самым точным и строгим образом, чтобы труд каждого работника оплачивался в соответствии с количеством и качеством отданного им обществу труда…
Социалистическое государство, в отличие от капиталистического, есть государство всех трудящихся, общенародное государство, государство без эксплуататоров.
Основная задача социалистического государства — подготовление условий для перехода к высшей ступени, к безгосударственному обществу, к коммунизму.
ТОВАРИЩ СТАЛИН О КОММУНИСТИЧЕСКОМ ОБЩЕСТВЕ
Товарищ Сталин в беседе с первой американской рабочей делегацией в 1927 г. та вопрос: «Можете ли вы вкратце дать нам характеристику будущего общества, которое коммунизм пытается создать?» — ответил:
«Общая характеристика коммунистического общества дана в трудах Маркса, Энгельса и Ленина. Если дать вкратце анатомию коммунистического общества, то это будет такое общество: а) где не будет частной собственности на орудия и средства производства, а будет собственность общественная, коллективная; б) где не будет классов и государственной власти, а будут труженики индустрии и сельского хозяйства, экономически управляющиеся, как свободная ассоциация трудящихся; в) где народное хозяйство, организованное по плану, будет базироваться на высшей технике как в области индустрии, так и в области сельского хозяйства; г) где не будет противоположности между городом и деревней, между индустрией и сельским хозяйством; д) где продукты будут распределяться по принципу старых французских коммунистов: «от каждого по способностям, каждому по потребностям»; е) где наука и искусство будут пользоваться условиями достаточно благоприятными для того, чтобы добиться полого расцвета; ж) где личность, свободная от забот о куске хлеба и необходимости подлаживаться к «сильным мира», станет действительно свободной».