September 8th, 2020

Б. Волин и С. Ингулов о классах и классовой борьбе

Из изданной в 1935 году книги Б. Волина и С. Ингулова «Политграмота».

Путь к победе социализма — пролетарская революция и диктатура пролетариата. Другого пути нет. Это показал опыт борьбы рабочего класса в нашей стране. Это подтверждает вся история борьбы пролетариев всего мира за свое освобождение.
Но социал-демократы во всех странах заявляют, что они-де знают путь к социализму лучший, чем тот, которым ведут рабочий класс коммунисты. Их путь якобы лучше потому, что он мирный, без революций, без потрясений.
Разберемся, могли ли мы прийти и может ли международный пролетариат прийти к социализму без пролетарской революции и пролетарской диктатуры; кому служат, кого хотят обмануть социал-демократы своими рассуждениями о приходе к социализму мирным путем.
[Читать далее]КЛАССЫ И КЛАССОВАЯ БОРЬБА
ЧТО ТАКОЕ КЛАССЫ
Ленин писал:
«Классы, это такие группы людей, из которых одна может себе присваивать труд другой, благодаря различию их места в определенном укладе общественного хозяйства».
Классы определяются тем, какое место данная группа занимает в общественном производстве, каково ее отношение к средствам производства, какими способами она получает свою долю общественного богатства и какова самая доля этого богатства.
Если одна группа людей присваивает себе землю и благодаря этому эксплуатирует другую группу, которая лишена земли и вынуждена ее обрабатывать своим трудом и своими мелкими орудиями производства, то мы имеем, с одной стороны, класс помещиков и, с другой — класс крестьян.
Если одна группа общества владеет всеми заводами, рудниками, железными дорогами и т. п., а другая работает на этих предприятиях, продавая фабрикантам и заводчикам свою рабочую силу и обогащая их, то мы имеем класс капиталистов, с одной стороны, и класс пролетариев — с другой.
Какое отношение к средствам производства у капиталиста? Он их собственник. Какое отношение пролетариата к средствам производства в капиталистическом обществе? Пролетариат не имеет средств производства, они составляют частную собственность капиталистов, которые эксплуатируют пролетариев.
Какое место занимает буржуазия в общественном производстве? Она держит в своих руках средства производства, она командует миллионными армиями рабочих.
А какое место занимает рабочий класс в общественном производстве? Он своим трудом производит громадные массы товаров, огромное общественное богатство, которое в своей главной части составляет достояние буржуазии.
Какой способ получения своей доли общественного богатства у класса капиталистов? Он присваивает себе в виде прибыли громаднейшую часть этого богатства; при этом капиталисты сами не работают, а извлекают свои гигантские барыши лишь эксплуатацией рабочих.
А каким способом и в каком размере получает свою долю общественного богатства рабочий класс? Он получает ее в виде жалкой заработной платы в результате изнурительного труда на эксплуататоров-капиталистов.
КАК ПОЯВИЛИСЬ И РАЗВИЛИСЬ КЛАССЫ
Буржуазия, ее ученые и попы изо всех сил стараются убедить трудящихся, что классы всегда существовали и всегда будут существовать. Так ли это? Нет, не так.
Было время, когда человеческое общество не знало классов. Тогда не было ни частной собственности, ни классов, ни эксплуатации, ни государства. Это было тысячи лет назад, в первобытные времена. Очень медленно первобытные люди накапливали технические знания, совершенствовали свои орудия производства: изобрели топор, лук и стрелы, с которыми стали охотиться на животных, приручили животных, изобрели мотыгу, стали обрабатывать землю.
Пока люди были вооружены первобытными, простейшими орудиями, они жили общинами, большими группами. Это был период первобытного коммунизма.
По мере развития техники производства и роста производительности человеческого труда происходило дробление коллективного производства. При этом происходило такое разделение труда, что плотники, например, вырабатывали сохи и деревянные плуги, кузнецы изготовляли лемехи к плугам, зубья для борон и т. д., а земледельцы пахали и сеяли. Это разделение труда и дробление хозяйств привели в конце концов к тому, что отдельные люди стали выделяться из общественного производства. Продукты, которые производил каждый в отдельности выделившийся хозяин, были уже его личной собственностью. Его жилище — тоже. Орудия труда — тоже. Ремесленник, производивший гвозди, не мог бы жить вне общины, если бы он не мог взамен их приобретать от земледельца хлеб, от скотовода мясо, от ткача полотно и т. д. Рост производительности труда позволял вырабатывать продуктов больше, чем нужно для личного потребления. Появился прибавочный труд. Стало выгодно захваченных в плен воинов не убивать, а заставлять работать. Появился класс рабов. Их эксплуатировали рабовладельцы. Таким образом с появлением частной собственности возникла первая форма классовою общества — рабовладельческий строй. В этом обществе рабовладельческий класс был господствующим. Рабовладельцам принадлежали не только все орудия производства, но и люди-рабы. По законам того времени эти люди признавались вещью, целиком находящейся во владении рабовладельцев. Рабовладелец имел по закону право убить раба. Между рабами, с одной стороны, и рабовладельцами — с другой шла в течение многих столетий классовая борьба. Восстания рабов против господ расшатали рабовладельческий строй и привели его к гибели.
На смену рабовладельческому строю пришел строй крепостнический — феодальный. При крепостничестве основными классами были помещики (феодалы) и крепостные крестьяне. Являясь собственником земли, к которой были прикреплены крестьяне, помещик имел право на труд крестьян, имел право присваивать их доходы, заставлял крестьян отбывать многочисленные тяжкие повинности в свою пользу. Помещик имел право продавать крепостных крестьян. В течение ряда столетий шла классовая борьба крепостных против помещиков.
Революция крепостных покончила с феодально-крепостническим строем и отменила крепостническую форму эксплуатации. После этого утвердился капиталистический строй.
Капиталистическое общество, построенное на эксплуатации класса наемных рабочих, представляет собой новый период борьбы классов, когда господствующим является класс капиталистов, а борьбу за свержение капиталистической и вместе с нею и всякой иной эксплуатации ведет класс пролетариев.
Таким образом вся история человеческого общества представляет собой путь революционной смены одного общественного строя другим. «История всего предшествующего общества есть история борьбы классов», — писали Маркс и Энгельс в «Коммунистическом манифесте». Смена одного общественного строя другим происходила в ожесточенной классовой борьбе, когда один класс революционным путем низвергал другой и утверждал господство нового общественного строя.
О НЕИЗБЕЖНОСТИ ПРОЛЕТАРСКОЙ РЕВОЛЮЦИИ
О ГОСУДАРСТВЕННОЙ ВЛАСТИ
Переход от капитализма к социализму не может произойти иначе, как только при помощи жесточайшей борьбы пролетариата против класса капиталистов. Для победы социализма необходимо свергнуть силой господство буржуазии и установить диктатуру пролетариата.
Только захватив государственную власть, создав свое пролетарское государство, рабочий класс может развернуть социалистическое строительство и построить социалистическое общество.
Государство является организацией господства стоящего у власти класса. Буржуазное государство является организацией господства буржуазии. Пролетарское государство является организацией власти рабочего класса. Буржуазия использует государственную власть для укрепления строя эксплуатации и гнета. Рабочий класс использует государственную власть для подавления эксплуататоров, для уничтожения самой возможности эксплуатации и угнетения, для ликвидации классов и классовых различий, для построения бесклассового социалистического общества.
БУРЖУАЗНАЯ ДЕМОКРАТИЯ
Социал-демократы (меньшевики) пытаются доказать, что можно достигнуть социализма без пролетарской революции и без установления диктатуры пролетариата. Они говорят, что социализм можно «ввести» демократическим путем, через парламент, т. е. путем общих выборов представителей от всех классов в учреждение, издающее законы. Достаточно, мол, только рабочим депутатам получить большинство мест в парламенте — и социализм можно будет ввести законодательным путем. Социал-демократы стараются пустить рабочим пыль в глаза, рассказывают басни, будто социализма можно достигнуть приблизительно так: рабочее большинство внесет на обсуждение парламента ряд законов о введении социализма, проголосует и поднятием рук проведет их. Конечно все это сплошное жульничество, обман рабочих масс. Никогда социал-демократы не внесут таких законов в парламент, никогда такие законы не пройдут и никогда таким путем не добиться социализма.
Социал-демократы в Германии, Англии, Бельгии, Швеции, Норвегии, Чехословакии, Австрии, Польше, Латвии, Финляндии и других странах были у власти не один раз и не один год. Но, стоя у власти, они неизменно поддерживали строй капитализма, проводили вместе с буржуазией нажим на заработную плату, на пособия безработным и пр.
В Англии так называемая Рабочая партия была у власти дважды, и оба раза она услужливо спасала капитализм, послушно выполняя все требования твердолобых империалистов: увеличила рабочий день шахтеров, снизила зарплату текстильщикам, железнодорожникам и докерам, сократила пособия безработным и залила Индию и другие колонии Англии кровью рабочих и крестьян. Бывший вождь Рабочей партии Макдональд стал во главе правительства твердолобых — самых лютых врагов революционного рабочего класса.
В Германии социал-демократы несколько раз стояли у власти, они только помогали буржуазии укрепить ее господство, вести наступление на зарплату рабочих и на пособия безработным, на жизненный уровень служащих и крестьян путем увеличения налогов. Они раскалывали рабочий класс, ослабляли его ряды, срывали его борьбу за пролетарскую диктатуру и тем самым расчищали путь контрреволюции. То же самое было в Австрии.
Да и у нас в России, когда в 1917 г. после свержения царя у власти стали меньшевики и эсеры, они плясали под дудку Милюкова, Гучкова и прочих представителей капиталистов и помещиков. Керенский и Чернов, вожди эсеровской партии, и вместе с ними вожди русских меньшевиков посылали казаков, офицеров и юнкеров для подавления революционных демонстраций рабочих и солдат, а также для подавления крестьянских выступлений против помещиков в деревнях. Они расстреляли революционную демонстрацию 3—5 июля 1917 г. в Петрограде. Впоследствии, после победы пролетарской революции, эсеры и меньшевики поддерживали белогвардейскую контрреволюцию, участвовали в белогвардейских правительствах, сами организовывали белогвардейские банды, устраивали заговоры против советской власти и покушения на вождей коммунистической партии. Эсерка Каплан стреляла в Ленина. Эсеры убили тт. Володарского и Урицкого. Эсеры и меньшевики устраивали контрреволюционные восстания на Украине, в Сибири, Средней Азии, Закавказье и других районах. На протяжении всего периода пролетарской диктатуры в нашей стране меньшевики и эсеры не прекращали и сейчас продолжают вести контрреволюционную работу, подготовляя интервенцию против СССР. А ведь и русские меньшевики и эсеры когда-то клялись «ввести» социализм через парламент, через Учредительное собрание
Все это с полной ясностью показывает, чего стоят рассуждения разных социал-демократических партий о достижении социализма мирным путем.
Нo допустим даже, что нашлись бы в какой-нибудь стране социал-демократы, которые отважились бы внести в парламент «закон» о «введении» социализма и провели бы его большинством голосов. Что из этого получилось бы? Разве буржуазия когда-нибудь подчинилась бы этому закону?
Ясное дело, что буржуазия только посмеялась бы над ним. Никогда буржуазия не уступит добровольно власти рабочему классу. Никогда буржуазия не уступит без боя своих капиталов, дворцов, богатств и роскоши. Никогда буржуазия не станет мириться с режимом, который хотя бы даже только частично ущемлял ее классовые интересы.
Социал-демократы на все лады расхваливают буржуазную демократию, т. е. буржуазные «свободы», парламентские порядки и правительства, как бы состоящие из представителей всего народа. Но эта хваленая демократия — только прикрытая форма господства буржуазии.
ОТ БУРЖУАЗНОЙ ДЕМОКРАТИИ — К ФАШИЗМУ
Класс капиталистов сохраняет буржуазную демократию до тех пор, пока она дает достаточную устойчивость его государственной власти, пока она в состоянии обеспечить его господство. По мере обострения классовой борьбы, по мере роста революционного движения рабочих и крестьян система парламентаризма и буржуазной демократии сводится на нет. Вместо прикрытой, замаскированной формы диктатуры буржуазия применяет систему открытого насильственного господства. Буржуазия прибегает к фашистской форме диктатуры, действуя открытым насилием, террором против революционного движения. Такая фашистская диктатура буржуазии существует сейчас в Германии, Италии, Польше, Венгрии, Болгарии, Австрии, Латвии.
При фашизме крупный капитал осуществляет свое господство главным образом при помощи военно-полицейской силы. Тюрьма, концентрационные лагери, расстрелы — вот средства фашизма в борьбе с революционными силами рабочего класса. Разгон рабочих организаций, насильственное насаждение фашистских организаций, деорганизация и расстройство рядов рабочих разными способами и особенно националистической пропагандой, зверское преследование лучших, наиболее стойких и передовых людей рабочего класса — вот какими путями идет фашизм в борьбе против организаций пролетариата.
Партии фашизма являются партиями финансового капитала. Но они черпают свои людские силы также среди разорившейся мелкой буржуазии, среди отчаявшегося, изголодавшегося мелкого люда, Фашисты обманывают городскую и деревенскую мелкую буржуазию, отсталые слои трудящихся жульническими обещаниями спасти страну от кризиса, нужды и безработицы. Фашисты запугивают крестьян, городских мелких лавочников и других мелких собственников, а также чиновников и несознательные элементы трудящихся «ужасами» революции. Фашисты обещают мелкой буржуазии спасти ее собственность от разорения и развала и этим увлекают ее на путь поддержки крупного капитала и утверждения его диктатуры. Фашисты организуют людей из мелкой буржуазии в контрреволюционные отряды, отравляют их враждой и ненавистью к другим народам (шовинизм), в частности враждой к евреям (антисемитизм), военным угаром. Фашизм натравливает контрреволюционные отряды на рабочие организации, громит коммунистические партии, убивает коммунистов, сажает передовых рабочих в тюрьмы и концентрационные лагери.
ПРОЛЕТАРСКАЯ ДИКТАТУРА
ПЕРЕХОДНЫЙ ПЕРИОД ОТ КАПИТАЛИЗМА К КОММУНИЗМУ
Между капитализмом и коммунизмом лежит переходный период, когда рабочий класс, захватив в свои руки власть, использует ее для того, чтобы смести остатки капиталистического общества и построить социалистическое. Этот период есть период пролетарской диктатуры. Наша страна вступила в этот переходный период со времени великой Октябрьской революции в 1917 г.
Переход к коммунизму нелегок. Он совершается в обстановке непрерывного и упорного сопротивления всех сил капитализма, в обстановке жесточайшей классовой борьбы. Борьбу за удержание власти рабочему классу приходится вести но только с внутренней контрреволюцией, а со всем миром капиталистических хищников.
«Буржуазия, свергнутая в одной стране, — говорит товарищ Стадии, — надолго еще остается, в силу многих причин, сильнее свергнувшего ее пролетариата».
Для того, следовательно, чтобы устоять против этого более сильного классового врага, пролетариат должен, как это сделал пролетариат нашей страны, организовать свою вооруженную силу, создать свой мощный аппарат подавления классового врага и оборону, иначе говоря, он должен создать свое крепкое пролетарское государство.
«Диктатура пролетариата, — сказал Ленин, — есть упорная борьба, кровавая и бескровная, насильственная и мирная, военная и хозяйственная, педагогическая и администраторская, против сил и традиций старого общества»…
Во всякой революции класс, приходящий к власти, создает свой государственный аппарат так, чтобы лучше обеспечить свои классовые интересы. Буржуазная полиция, армия, парламенты, суды, тюрьмы, министерства и т. п. составляют государственную машину буржуазной диктатуры — машину подавления трудящихся в интересах буржуазии.
При переходе власти от класса помещиков к классу буржуазии бюрократическая и военная машина помещичьего государства в основном сохраняется буржуазией, так как эта машина приспособлена к порядкам, основанным на эксплуатации. Совсем иное дело, когда власть буржуазии свергается пролетариатом, который устанавливает свою диктатуру.
Пролетарская диктатура ставит себе задачей уничтожить всякую эксплуатацию человека человеком. Для этой цели ни армия, ни полиция, ни суды, ни законы буржуазного строя не годятся. Вся эта система создавалась и воспитывалась на охране частной собственности капиталистов и помещиков и на укреплении строя эксплуатации трудящихся масс. Ясно, что охрану отобранной у буржуазии и помещиков собственности, ставшей общественной, а также защиту власти рабочего класса и подавление эксплуататоров ни старой армии, ни старой полиции, ни буржуазным судам и законам доверить нельзя. Вся старая государственная машина должна быть сдана на слом. Вместо нее должна быть создана новая государственная машина, при помощи которой рабочий класс осуществляет свою диктатуру, укрепляет свое господство, подавляет и полностью уничтожает эксплуататорские классы, уничтожает вообще классы и эксплуатацию.
Вот почему после того, как рабочий класс в России под руководством большевистской партии захватил власть, он первым делом разрушил старую государственную машину и создал свою. Власть перешла к советам рабочих и крестьянских депутатов. Все учреждения буржуазного государства — министерства, суды, полиция, армия, банки были заменены другими учреждениями, иначе построенными, которые должны были обеспечить господство рабочего класса. Рабочий класс, отобрав у капиталистов банки, создал свой государственный банк. Советская власть разогнала старых царских судей и прокуроров и поставила во главе советского суда рабочих и крестьян. Рабочий класс создал свою Красную армию, свою Рабоче-крестьянскую милицию, свои органы охраны революции. Революция передала трудящимся крестьянам в бесплатное пользование все царские, частные и церковные земли. Управление промышленностью, железными дорогами, водным транспортом, почтой и телеграфом перешло в руки советской власти. Пролетарское государство взяло в свои руки также школы, библиотеки, театры, музеи, газеты, книгоиздательства, университеты и превратило их из орудия буржуазной пропаганды в орудие борьбы с буржуазией и средство воспитания строителей социализма. Вся власть и в городе и в деревне была сосредоточена в руках советов.
Таким образом, революционный приход к власти рабочего класса не означает простую «смену правительства». Он означает создание государства совершенно нового образца взамен уничтоженного буржуазного.
СОВЕТСКАЯ ДЕМОКРАТИЯ
Пролетарское государство — это советское государство. В чем заключаются основные черты советской государственной системы? Раньше всего в том, что эта система построена на привлечении к управлению государством миллионных масс трудящихся.
Через советы осуществляется господство трудящегося большинства, подавляющего эксплуататорское меньшинство населения…
Советы являются органами самодеятельности масс. Они дают возможность десяткам миллионов рабочих и крестьян проявить свою инициативу, ставить и решать вопросы, участвовать в выработке новых законов, выдвигать сотни тысяч новых организаторов, администраторов и руководителей хозяйства из рабочих и крестьян, из тех классов, которые при капитализме не допускаются к управлению государством.
В нашей стране во главе заводов, совхозов, трестов, советов и наркоматов стоят десятки тысяч бывших слесарей, кузнецов, забойщиков, литейщиков, маляров, машинистов, столяров, наборщиков, ткачих, хлебопеков, кухарок, прачек, батраков, пастухов, колхозников и т. д. Этих людей выдвинули, подняли и воспитали советы под руководством партии. Эти люди никогда не участвовали бы в управлении государством и хозяйством, если бы в нашей стране не было пролетарской диктатуры.
В этом главная особенность советов. Они привлекают к участию в государственном строительстве те массы, которые при капитализме являются самыми забитыми, самыми задавленными эксплуатацией и бесправием.
В этом главное различие между пролетарской демократией, существующей в Стране советов, и буржуазной демократией.
Буржуазная демократия — это демократия для небольшой кучки богатеев, для большинства же народа — это полиция, тюрьмы и угнетение.
К тому же в обстановке роста революционной активности масс буржуазия отказывается и от этой видимости демократии и в поисках спасения прибегает к фашизму с его системой открытого военно-полицейского насилия и террора.
Советская демократия — это самая широкая демократия в мире, она ость демократия большинства народа против кучки эксплуататоров, угнетателей и их приказчиков. Сила буржуазной демократии — в отстранении большинства от участия в делах государства. Сила советов, наоборот, в привлечении большинства трудящихся к управлению государством.




Б. Волин и С. Ингулов об индустриализации и коллективизации. Часть I

Из изданной в 1935 году книги Б. Волина и С. Ингулова «Политграмота».

В чем состояла главная задача партии после восстановления народного хозяйства? В том, чтобы создать прочную материальную основу для построения социализма. Такой основой не могло быть мелкое хозяйство: базой социализма может быть только крупная промышленность. Перед партией и пролетарским государством таким образом встала задача сделать нашу страну промышленной, индустриальной, а для этого создать мощную промышленность, в первую очередь тяжелую.
Задачу индустриализации страны во всей полноте поставил перед партией и страной товарищ Сталин в своем докладе на XIV съезде партии (декабрь 1925 г.).
[Читать далее]Разъясняя сущность политики индустриализации, товарищ Сталин подчеркнул, что она означает прежде всего развитие тяжелой промышленности и ее сердцевины — тяжелого машиностроения, ибо без этого нечего и думать об экономической самостоятельности СССР.
Товарищ Сталин при этом ставил перед партией задачу наиболее ускоренных темпов развития нашей индустрии, так как Россия в хозяйственном и техническом отношении сильно отстала от передовых капиталистических стран.
«Для того чтобы добиться окончательной победы социализма, — сказал товарищ Сталин, — нужно еще догнать и перегнать эти страны также в технико-экономическом отношении. Либо мы этого добьемся, либо нас затрут. Это верно не только с точки зрения построения социализма. Это верно также с точки зрения отстаивания независимости нашей страны в обстановке капиталистического окружения»…
К концу 1925 г. наше народное хозяйство в своих основных отраслях подошло к довоенному уровню. Таким образом 1925 год был последним годом восстановительного периода…
Преодолевая огромные трудности, партия под руководством своего ленинского Центрального комитета во главе с товарищем Сталиным готовилась к дальнейшей борьбе за построение социализма в нашей стране. Но она в своей борьбе наталкивалась на бесконечные атаки и выступления троцкистов против партии.
Главным во взглядах троцкистской оппозиции было то, что она отвергала социалистический характер нашего строительства, доказывая невозможность построения социализма в одной стране.
В этом вопросе к Троцкому присоединились Зиновьев и Каменев. Как и в октябре 1917 г., они выступили против партии, на стороне врагов и противников большевизма в самый ответственный и трудный для партии момент. Страна закончила период восстановления хозяйства. Партия переходила к новым, очень трудным задачам — к социалистической перестройке, реконструкции всего народного хозяйства: промышленности, транспорта, сельского хозяйства. Сделать технически отсталую страну передовой страной социализма, вооружить ее мощными машинами, тракторами, автомобилями, самолетами, электричеством, превратить мелкие и мельчайшие крестьянские хозяйства в крупные коллективные хозяйства, покончить с частным капиталом, с эксплуатацией, разгромить кулачество, злейшего врага социализма, — вот какие задачи стояли перед партией.
Зиновьев и Каменев образовали враждебную партии группу, которая выступила против политики партии, против ее ЦК и лично против товарища Сталина, В своих гнусных нападках на партию и на товарища Сталина Зиновьев и Каменев во всем уподоблялись троцкистам. Недаром они вскоре сомкнулись с троцкистами и образовали с ними единый оппозиционный блок против партии. Это было для них тем легче, что их объединяла общность взглядов на основной вопрос борьбы партии с ее противниками — вопрос о возможности победы социализма в нашей стране. Зиновьевцы, как и троцкисты, вообще отрицали возможность построения социализма в одной стране, отрицали и возможность построения социализма в одной нашей стране, мотивируя это ее отсталостью. Они отрицали возможность создания крепкого союза рабочего класса с трудящимся крестьянством (под руководством пролетариата) для социалистического переустройства деревни и ликвидации кулачества как класса. Троцкисты и зиновьевцы требовали невозможных, неосуществимых, гибельных для советской власти темпов индустриализации. Эту политику «сверхиндустриализации» троцкистско-зиновьевский блок предлагал осуществлять за счет среднего крестьянства — путем увеличения налогов на деревню, повышения цен на промышленные товары и т. п. Это была политика, направленная против среднего крестьянства. Она вела к разрыву союза рабочего класса с крестьянством, к подрыву диктатуры пролетариата. Звонкая фраза троцкистов о «сверхиндустриализации» была на самом деле прикрытием их борьбы против индустриализации, проводимой партией под руководством товарища Сталина.
Объединенная оппозиция вела ожесточенные атаки на политическую линию, организационное единство партии, Центральный комитет и особенно на товарища Сталина. Она подрывала партийную дисциплину, пыталась расколоть ряды партии и создать другую партию.
Троцкистско-зиновьевская оппозиция образовала нелегальные комитеты со своей фракционной дисциплиной, членскими взносами и т. п. Она создала свою подпольную типографию. 7 ноября 1927 г., в день 10-летия Октябрьской социалистической революции, троцкисты и зиновьевцы попытались организовать контрреволюционную демонстрацию, которая была разогнана рабочими…
Когда зиновьевцы были разбиты, они стали выступать с покаянными речами, с заявлениями о признании своей неправоты и просили о восстановлении их в рядах партии.
Однако зиновьевцы и после возвращения в партию не прекратили своих враждебных, антипартийных действий. Они только изменили тактику: вместо открытых выступлений против партии они действовали скрыто, двурушничали, заговорщически скрывали свои взгляды от партии, подготовляясь нанести ей удар в спину.
Ведя беспощадную борьбу с троцкистами и зиновьевцами в 1925—1927 гг., партия в то же время ясно видела наличие правооппортунистических шатаний в своих рядах. Партия осудила лозунг «обогащайтесь», выдвинутый в это время т. Бухариным, так как этот лозунг означал призыв к беспрепятственному развитию капитализма в деревне. Партия также осудила выдвинутую последователями и учениками т. Бухарина — Слепковым и др. теорию «расширения нэпа», которая означала на деле политику уступок кулаку и отступления на путь капиталистического развития хозяйства.
ПОЛИТИКА КОЛЛЕКТИВИЗАЦИИ ДЕРЕВНИ
Партия поставила себе целью в короткий срок создать такую мощную промышленность, которая позволит снабдить деревню тракторами, комбайнами, автомобилями. Политика индустриализации должна была послужить основой социалистической переделки деревни, создания крупных коллективных хозяйств вместо 25 млн. мелких крестьянских хозяйств.
К концу 1927 г. благосостояние деревни значительно поднялось. Количество сельскохозяйственных машин превзошло довоенный уровень, улучшилось землеустройство, выросло многополье, увеличились посевы сортового зерна и технических культур. Шире стали применяться минеральные удобрения под технические культуры. Партия развернула строительство совхозов — крупных государственных сельскохозяйственных предприятий, вооруженных машинами и лучшим инвентарем. Появились купленные в Америке тракторы, которых никогда раньше не бывало на крестьянских полях; накануне первого года пятилетки, в 1927/28 г., на полях уже работало 26 тыс. 733 трактора.
Но пока в деревне преобладали мелкие единоличные хозяйства (число которых с 16 млн. до войны увеличилось до 25 млн.), даже с помощью государства сельское хозяйство и трудящееся крестьянство не могли быть выведены на широкий путь хозяйственного и культурного развития.
Пока деревня представляла собой сплошное море единоличных мелкособственнических хозяйств, она могла еще рождать капитализм, эксплуатацию бедноты богатеями. Поэтому надо было перестроить деревню так, чтобы и она пошла по пути крупного производства. Благодаря успехам социалистической индустрии (в частности сельскохозяйственного машиностроения) значительно выросли возможности производственной помощи сельскому хозяйству.
Но мелкое индивидуальное хозяйство не было в состоянии правильно и с пользой применить тракторы и другие сложные машины. Назрела возможность и необходимость повернуть сельское хозяйство на новый путь, на путь крупного коллективного земледелия, которое одно только способно было дать трудящимся крестьянам выход из нужды к обеспечить хозяйственный и культурный расцвет деревни.
«Выход, — указал товарищ Сталин, — в переходе мелких и распыленных крестьянских хозяйств в крупные и объединенные хозяйства на основе общественной обработки земли, в переходе на коллективную обработку земли на базе новой, высшей техники».
XV съезд партии разработал подробные указания о путях социалистической перестройки деревни и потому известен как съезд коллективизации. Курс на коллективизацию вместе с тем означал дальнейшее решительное наступление на капиталистические элементы в деревне. Советская власть разными средствами ограничивала доходы и эксплуататорские замашки кулачества: увеличила налоги, затруднила условия найма работников, лишила кулаков кредита и т. п.
В ответ на эту политику усиленного наступления на капиталистические элементы кулачество предприняло свое контрнаступление. Оно устроило в 1928 г. «хлебную забастовку», надеясь этим запугать большевиков и заставить их отказаться от антикулацкой политики, политики коллективизации…
Успехи индустриализации, рост технической вооруженности сельского хозяйства, развитие кооперации в деревне, твердое проведение политики наступления на кулачество, осознание трудящимися массами крестьянства на опыте совхозов преимуществ крупного общественного производства — все это привело к тому, что бедняцкие и середняцкие массы круто повернули в сторону коллективизации, пошли по пути строительства колхозов. Этот поворот произошел через год-полтора после XV съезда партии. Это был год (1929 г.), который товарищ Сталин назвал «годом великого перелома». Крестьянство массами пошло в колхозы.
БОРЬБА С ПРАВЫМ УКЛОНОМ
Реконструкция всего народного хозяйства происходила в обстановке обостреннейшей классовой борьбы. Капиталистические элементы, обреченные на гибель, оказывали упорнейшее сопротивление строительству социализма.
В своей звериной ненависти к советскому строю кулаки жгли колхозы, убивали советских работников, срывали государственные задания. В разных отраслях народного хозяйства тайно орудовали вредители. Это сопротивление классовых врагов нашло отражение в выступлениях правых уклонистов против политики партии.
Если троцкисты и зиновьевцы боролись против партии, делая вид, что они являются сторонниками чрезмерных, бешеных темпов индустриализации, то правые уклонисты требовали черепашьих темпов и по существу, так же как и троцкисты, выступали против индустриализации вообще. Вождями правого уклона были тт. Бухарин, Рыков и Томский.
Правый уклон в своих взглядах отражал сопротивление кулачества политике наступления на капиталистические элементы. Вожди правого уклона испугались трудностей индустриализации страны и коллективизации деревни.
Выступая против политики индустриализации страны, правые уклонисты требовали развития в первую очередь промышленности, производящей предметы потребления, предлагали начать индустриализацию «с ситцевого конца». А это означало усиление экономической зависимости СССР от капиталистического мира, так как за машинами, за химическими удобрениями, за тракторами, за самолетами и т. п. нам пришлось бы обращаться к буржуазным странам. Правые уклонисты выступали против быстрых темпов индустриализации, предлагая равняться на «узкие места», т. е. призывая сдаться там, где встречаются трудности, вместо того чтобы по-большевистски бороться за их преодоление.
Партия проводила политику усиления наступления на капиталистические элементы, а правые уклонисты требовали отказа от наступления на кулака, проповедовали классовый мир, утверждая, что кулак-де сам «врастет в социализм».
Партия проводила политику строительства мощных совхозов — государственных фабрик зерна и мяса, а правые уклонисты выступали против этой политики. Партия держала курс на объединение крестьянских хозяйств в колхозы, а правые уклонисты были против строительства колхозов. Они фактически тянули партию и страну на путь развития кулацкой эксплуатации в деревне. Партия боролась за развертывание крупного обобществленного хозяйства, а правые уклонисты были за развертывание крупного кулацкого хозяйства. Партия боролась за социалистическую перестройку деревни, а правые уклонисты — за свободу развития капиталистических элементов деревни.
Правый уклон пытался образовать особую фракцию внутри партии... Вожди правого уклона выработали свою платформу, в которой они повторяли троцкистскую клевету на партию. Подобно троцкистам, они пытались расколоть партию, сорвать ее дисциплину и т. п.
В условиях ожесточенного сопротивления кулачества и всех капиталистических элементов наступлению социализма правый уклон выражал это сопротивление внутри нашей партии, выступая в качестве прямого защитника интересов кулачества и отмирающих эксплуататорских классов.
Партия беспощадно разгромила правых уклонистов — эту агентуру кулачества. Но борясь против правого оппортунизма, партия в то же время не прекращала борьбы и с пережитками троцкизма в своих рядах. Так, например, в 1930 г. партии большевиков дала решительный отпор антисередняцким выступлениям «левых» загибщиков. Товарищ Сталин, резко выступив против этих подверженных «левому» головокружению людей, отметил, что их административные загибы являются «попыткой возродить у нас традиции троцкизма на практике, возродить троцкистское отношение к среднему крестьянству».
Партия быстро выправила допущенные при коллективизации ошибки и искажения партийной политики и повела дальнейшую борьбу за социалистическое переустройство деревни.
СОЦИАЛИСТИЧЕСКОЕ НАСТУПЛЕНИЕ ПО ВСЕМУ ФРОНТУ. ПОСТРОЕНИЕ ФУНДАМЕНТА СОЦИАЛИСТИЧЕСКОЙ ЭКОНОМИКИ
Политика партии была с энтузиазмом подхвачена рабочим классом и трудящимися массами. В ответ на жалкие причитания правых оппортунистов о нежизненности нашей программы индустриализации и о невыполнимости намеченных темпов сама рабочая масса выдвинула лозунг «пятилетка в четыре года» и блестяще его осуществила.
На основе первых успехов реконструктивного периода партия развернула общее наступление по всему фронту социалистического строительства.
Собравшийся в июне 1930 г. XVI съезд партии провозгласил это общее наступление социализма по всему фронту. К этому съезду партия пришла уже с крупными победами в области промышленности и сельского хозяйства. Быстро подвигалась вперед индустриализация страны. «Валовая продукция по обобществленному сектору промышленности выросла за три года более чем вдвое (206,2%)», — отметил товарищ Сталин в политотчете ЦК на XVI съезде партии. Частный капитал из промышленности был почти полностью вытеснен. Бурно росла крупная индустрия.
Гигантские перемены произошли и в сельском хозяйстве. Главным источником сельскохозяйственной продукции стали колхозы и совхозы. На основе сплошной коллективизации в деревне развернулась борьба за полную ликвидацию кулачества как класса. Если раньше, до «великого перелома», главной опорой советской власти в деревне была беднота, то начиная с 1930 г. главной опорой стало колхозное крестьянство, составлявшее уже большинство в деревне.
В результате всех этих успехов и в городе и в деревне быстро поднимался материальный и культурный уровень масс. Из года в год росла заработная плата рабочих. Страна быстро шла к полной ликвидации безработицы. Заводы и фабрики переходили на 7-часовой рабочий день. В колхозах быстро росла доходность крестьян. Государство оказывало колхозам громадную помощь кредитом, машинами, семенами…
Но борьба за выполнение обширной строительной программы первой пятилетки протекала в обстановке ожесточенного сопротивления классового врага. И в промышленности и в сельском хозяйстве действовали вредительские организации, связанные с европейскими империалистами. Эти организации ставили себе задачей сорвать выполнение пятилетки: они разрушали промышленность, совхозы, колхозы, поджигали и взрывали электростанции, жгли и уничтожали посевы, хищническими способами травили и убивали скот. Кроме того вредительские организации занимались шпионажем дня враждебных нам стран…
С огромным подъемом боролись массы рабочих и колхозников за осуществление первой пятилетки. За эти годы партия построила гигантские промышленные сооружения — Магнитогорск, Кузнецк, Днепрогэс, Березняки, Турксиб и десятки других мощных заводов, фабрик, электростанций, железнодорожных линий. Коренным образом были перестроены старые заводы. Преобразились города и деревни. Из технически отсталой, аграрной страны Советский Союз превратился в индустриальную, экономически самостоятельную страну с крупным социалистическим земледелием.
Исчезли безработица и нищета в городе и деревне. Были подорваны корни эксплуатации. Самый хищный враг трудящихся — кулачество было ликвидировано как класс. В пользу социализма был разрешен исторический вопрос «кто кого», поставленный Лениным при переходе к нэпу.
ПАРТИЯ В БОРЬБЕ ЗА ПОСТРОЕНИЕ БЕСКЛАССОВОГО СОЦИАЛИСТИЧЕСКОГО ОБЩЕСТВА
В январе 1934 г. состоялся XVII съезд партии. К этому времени страна далеко продвинулась по пути социалистического переустройства всего народного хозяйства. Было создано много новых отраслей промышленности, которых раньше никогда не было в России. Промышленность так далеко шагнула вперед, что это изменило весь экономический облик страны: она из земледельческой превратилась в промышленную, индустриальную. Частный капитал почти полностью был вытеснен из промышленности и торговли. Разгромлено было кулачество в деревне. Господствующей силой в деревне стали колхозы. И во всем народном хозяйстве господствующим укладом стал социалистический.