September 11th, 2020

Б. Волин и С. Ингулов о национальной политике

Из изданной в 1935 году книги Б. Волина и С. Ингулова «Политграмота».

ИМПЕРИАЛИЗМ И КОЛОНИАЛЬНЫЕ НАРОДЫ
ЦАРСКАЯ РОССИЯ - ТЮРЬМА НАРОДОВ
Царская Россия была известна во всем мире как тюрьма народов.
В этой тюрьме народов около половины всего населения было нерусских. Около 200 национальностей подвергалось жестокой эксплуатации и национальному угнетению. Особенно силен был национальный, гнет на окраинах…
Царское правительство и господствовавшие классы систематически грабили населявшие эти окраины народы. У киргизских, башкирских, татарских и других крестьян правительство отнимало лучшие земли и передавало русским помещикам. Ограбленные народы обрекались на голод, нищету, вымирание. Национальные окраины стали источниками дешевого сырья для русской промышленности. Из Туркестана русские купцы и фабриканты вывозили за бесценок хлопок, с Кавказа — руду, нефть, из Сибири — лес, пушнину, золото. Вместе с тем русские капиталисты превращали эти окраины в рынок для сбыта своих товаров.
[Читать далее]Чтобы сохранить зависимость угнетенных народов от русских помещиков и капиталистов, царское правительство не допускало развития местной промышленности, сознательно задерживало хозяйственное развитие народов окраин России.
Для того чтобы грабительски хозяйничать в завоеванных областях и районах, царским правительством был установлен особенно жесткий полицейский режим, опиравшийся на произвол чиновников, на политическое бесправие и гнет. Трудящееся население национальных районов было лишено всяких прав. Царские чиновники совместно с православными попами осуществляли политику «обрусения» живших в России пародов, подавляя их культуру, насильственно внедряя русский язык и «православную веру».
Чтобы удержать свою власть над порабощенными народами необъятной страны и отвлечь внимание масс от борьбы против гнета и произвола царизма, господствующие классы России натравливали одну нацию на другую, сеяли вражду и раздор между трудящимися разных национальностей. Они устраивали кровавую резню армян татарами, узбеков — туркменами, поляков — украинцами.
Особо ненавистническую политику проводил царизм по отношению к евреям. Царское правительство стремилось всю вину за разорение и обнищание трудящихся свалить на евреев. Большинство еврейского населения было загнано в так называемую «черту оседлости» — десять губерний Украины, Белоруссии и Польши. Еврейским трудящимся не разрешалось заниматься земледелием. Евреи были ограничены в правах, им было запрещено занимать государственные должности. При приеме евреев в казенные учебные заведения была установлена специальная процентная норма (от 3 до 10% к общему числу поступавших).
Царские чиновники и полиция разжигали в среде забитых и темных масс трудящихся и мелкой буржуазии вражду к евреям (антисемитизм). Царское правительство устраивало и поощряло еврейские погромы: евреев избивали, убивали, грабили их имущество.
Но эти преследования, понятно, касались только трудящихся; еврейские купцы и фабриканты пользовались правами, не чувствовали гнета, не страдали от погромов; они совместно со своими собратьями по классу — русскими капиталистами — грабили и эксплуатировали трудящиеся массы.
ГОРСТКА ИМПЕРИАЛИСТОВ И МИЛЛИОННЫЕ МАССЫ УГНЕТЕННЫХ НАРОДОВ
Национальная политика современных капиталистических государств мало отличается от национальной политики, которую проводили русское самодержавие и русские капиталисты.
В колониальных и зависимых странах империалисты устанавливают режим не только угнетения и бесправия, но и невиданно жестокой эксплуатации.
Для того чтобы можно было туже затянуть узду на шее рабочих и крестьян колоний, империалистическая буржуазия держит там свои армии и своих чиновников, которые и хозяйничают в этих странах. Кроме того, империалисты заселяют угнетенные страны специально подбираемыми элементами из европейцев. Английская буржуазия, например, посылает всякого рода политических авантюристов и проходимцев в Индию и Египет, ставит их там в хорошие материальные условия, наделяет их хорошими земельными участками, отнятыми у местных крестьян, предоставляет им неограниченное право эксплуатировать, избивать и даже убивать местных крестьян и рабочих.
Эта политика называется колонизаторской политикой. Ее проводят все империалистические страны, ее проводило и царское правительство в Туркестане, на Кавказе и т. д. Выращивая «своих» кулаков и противопоставляя их местным крестьянам, империалисты создают из них опору для борьбы с революционным движением в этих странах.
Под видом «насаждения европейской культуры» империалисты посылают в колонии своих попов для проповеди «христианского смирения» и своих кабатчиков, которые спаивают трудящихся колониальных стран, распространяют сифилис, проституцию и разлагают население колоний.
Все это создает в колониях двойной гнет трудящихся. С одной стороны, их эксплуатируют местные торговцы, кулаки, ростовщики, помещики и промышленники. А с другой — на их плечи ложится бремя сверхэксплуатации империалистов.
Для того чтобы скрыть хищнический, грабительский характер эксплуатации колониальных народов, капиталисты изображают свою разбойничью политику в колониях как «благодеяние» по отношению к отсталым народам Азии, Африки и Южной Америки, как насаждение передовой европейской «цивилизации» в отсталых колониальных странах.
В чем состоят эти «благодеяния» империалистов?
Империалисты прокладывают железные дороги в колониальных странах. Но для чего строят капиталисты эти дороги? Они строят их для того, чтобы удобнее было вывозить нефть, хлопок, шерсть, руду и другие богатства, чтобы легче было грабить колонии. Железная дорога и сама по себе вообще очень доходное дело для ее владельцев, к тому же строительство железных дорог в колониях обходится особенно дешево, потому что лес, разные материалы и рабочие руки империалисты получают в колониях за бесценок. Железные дороги нужны им также для охраны своей власти, для быстрой переброски войск при подавлении революционно-национальных восстаний. Эти пути сообщения им нужны, наконец, для того, чтобы лучше вести войны за новые колонии. Эти дороги, как говорят, имеют военно-стратегическое значение.
Империалисты владеют в колониях крупными плантациями. Они выращивают на них чай, кофе, рис, хлопок и т. п. Но труд на этих плантациях рабский. Здесь работают, не разгибая спины, от зари до зари. Взрослые рабочие и дети, мужчины и женщины — все одинаково за гроши работают до изнеможения, до полной потери сил, до упаду. «Цивилизованные» надсмотрщики имеют право по своему усмотрению не только увеличивать рабочий день, сбавлять плату и как угодно издеваться над рабочим плантации, но и избивать его плетью, как вьючное животное. Смерть рабочего от истощения или побоев не считается убийством и не подлежит уголовному наказанию.
Империалистическая буржуазия, конечно, молчит об этих своих преступлениях. Зато во всех своих газетах и парламентских речах она изображает империалистов как носителей европейского «прогресса» среди отсталых народов Востока. Капиталисты называют эти народы «дикими». Они стараются сызмальства навязывать «своим» рабочим массам в школах и в книжках представление, будто с неграми, индусами и другими колониальными народами можно и нужно разговаривать только языком насилия, языком плети и бомб. Капиталисты умышленно ставят «белых» рабочих в колониях в преимущественное положение по сравнению с «цветными» — и по зарплате, и по политическим правам.
Буржуазия старается воспитать в рабочих массах своей страны сознание, что они по своему происхождению стоят выше туземцев что они достойнее, чище, лучше трудящихся колониальных народов, которые, наоборот, являются «черной костью», дикарями, с которыми можно обращаться, как со скотом.
В Америке, например, негры не имеют права ездить в обыкновенных пассажирских поездах, а только в товарных и товаро-пассажирских или особых вагонах для «чернокожих». Во многих театрах не допускают «цветных» в качестве зрителей или пускают только на галерею, за специально отведенную загородку.
В Англии в большинстве крупных центров не только не сдают квартир «цветным», но даже специальными договорами запрещают квартирантам приглашать в гости индусов, китайцев, негров, арабов и др. Большинство школ в Лондоне не принимает «цветных» детей для обучения.
В Южной Африке негры прикреплены к определенным маленьким районам и лишены права передвигаться из одного района в другой. В этом заинтересованы владельцы золотых копей: благодаря этому прикреплению они имеют возможность особенно жестоко эксплуатировать черных рабочих на золотых разработках.
В Индии белые рабочие получают во много раз большую зарплату, нежели индусы. Так, например, паровозный машинист индус получает в месяц 26 шилл. 6 пенсов (приблизительно 8 руб.). За эту же работу машинист смешанного англо-индусского происхождения получает 24 ф. ст. (приблизительно 144 руб.), а машинист англичанин, делающий ту же работу, получает 49 ф. ст. (приблизительно 300 руб.) и кроме того разные наградные и дополнительные суммы.
В результате зверской эксплуатации население в колониях вымирает. Империалисты держат эти страны в ужасных условиях нищеты, бескультурья и эпидемий. Если в Англии и Америке умирает в год в среднем 11 человек на тысячу населения, то в Индии из каждой тысячи умирает в год 34 человека. Только половина всех детей в Индии доживает до 16 лет.
Плантаторы, концессионеры, владельцы золотых копей и многие другие искатели больших барышей в колониях Африки и Азии вербуют на кабальных условиях десятки тысяч «цветных» рабочих и перебрасывают их на тяжелые работы в местности, в которых они страдают и погибают от непривычного климата, мучаются и умирают от болезней.
Строительство шоссейных и железных дорог в Африке и Южной Америке обычно сопровождается гибелью тысяч человеческих жизней. Империалистам невыгодно применять там машины, и все эти работы ведутся только путем использования мускульной рабочей силы негров. Многие из этих работ совершенно не под силу человеку, и массы негров надрывают свои силы и умирают в болотах и джунглях. На постройке лишь одной железной дороги во Французским Конго (Африка) длиной в 140 километров погибло 47 тыс. рабочих негров…
Но не в лучшем положении находятся различные национальные меньшинства, проживающие внутри империалистических государств; капиталисты самым жестоким образом угнетают национальные меньшинства. Так поляки угнетают белорусов и украинцев, румыны — бессарабских молдаван и т. д. Особыми зверствами отличаются немецкие фашисты. Они сочинили реакционную, опровергнутую наукой расовую теорию, по которой якобы немцы (арийцы) являются пародом, призванным господствовать над всем миром. Этой теорией германские фашисты стремятся разжечь у немецких трудящихся вражду к другим национальностям, втравить их в борьбу против других национальностей. Фашистская расовая теория служит целям подготовки новой грабительской войны. Германские фашисты ведут дикую, разнузданную травлю евреев, увольняют их с работы, запрещают их браки с немцами, бросают их в тюрьмы и выселяют из Германии.
ОСНОВЫ БОЛЬШЕВИСТСКОЙ НАЦИОНАЛЬНОЙ ПОЛИТИКИ
НАЦИОНАЛЬНАЯ БОРЬБА — КЛАССОВАЯ БОРЬБА
Само собой понятно, что если угнетательницей выступает господствующая национальность, то это вовсе не означает, что вся нация — и буржуазия, и рабочий класс, и крестьянство — заинтересована в угнетении колониальных народов.
Рабочий класс империалистических держав не заинтересован в угнетении колоний. В этом заинтересованы только буржуазия и продавшаяся ей развращенная верхушка рабочего класса, так называемая «Рабочая аристократия».
Гнет, осуществляемый господствующей нацией по отношению к подчиненным нациям и колониям, — это гнет, проводимый только буржуазией данной империалистической державы по отношению к трудящимся колониальных и полуколониальных стран и малых наций.
Пролетариату чужда национальная вражда. Рабочий класс заинтересован в объединении революционных усилий рабочих, крестьян и всех угнетенных трудящихся для свержения господства капиталистов во всем мире.
Интересы рабочих Англии совпадают с интересами рабочих Индии, интересы рабочих масс Франции совпадают с интересами рабочих Индокитая. Интересы рабочих всех стран мира едины. Отсюда рождаются братство, солидарность рабочих всего мира.
Политика буржуазии направлена против объединения пролетариев и трудящихся. Вот почему она пытается заразить рабочие и крестьянские массы духом национализма, т. е. представлением, будто интересы нации выше всего, выше классовых интересов. Вот почему сейчас, в период острейшего кризиса буржуазного господства, класс капиталистов прибегает к фашизму, являющемуся строем не только военно-террористической диктатуры буржуазии, но и оголтелого национализма. Национализм и его крайняя форма — шовинизм (т. е. воинственная активная вражда по отношению к другим нациям) являются могучим оружием буржуазии для расстройства единого фронта рабочих. Национализм раскалывает, обессиливает рабочий класс. Национализм стремится объединить буржуазию с рабочими одной нации против трудящихся масс другой нации.
Таким образом, буржуазные партии проповедуют национализм, а коммунистические партии рабочего класса проповедуют пролетарский интернационализм, т. е. международное единство и сотрудничество рабочих всего мира для свержения господства буржуазии, для пролетарской революции, для победы пролетарской диктатуры.
Мировому пролетариату не по дороге ни с какой буржуазией — ни с, чуженациональной, ни со своей, отечественной. Национализм, национальная вражда идут вразрез с классовыми интересами пролетариата.
Основными массами угнетенных народов в колониальных и полуколониальных странах являются массы крестьянские. Поэтому национальный вопрос является в основном вопросом крестьянским.
Но разрешение крестьянского вопроса — освобождение крестьян от помещичьей и кулацкой кабалы — невозможно иначе, как только при помощи победившей диктатуры пролетариата. Следовательно, национальный вопрос является частью общего вопроса о пролетарской революции…
Социал-демократические партии на словах также признают право народов на самоопределение. Но на деле социал-демократы не только противники права угнетенных народов на полное отделение, т. е. на освобождение от ига империалистов, по и открыто помогают империалистам укреплять и утверждать свое господство в колониальных и полуколониальных странах. Стоявшая в 1924 году у власти Рабочая партия Англии разгромила национально-освободительное движение трудящихся масс Индии самым жестоким образом — бомбами, расстрелами, артиллерийским и пулеметным огнем.
НАЦИОНАЛЬНАЯ ПОЛИТИКА СТРАНЫ ПРОЛЕТАРСКОЙ ДИКТАТУРЫ
ОКТЯБРЬСКАЯ СОЦИАЛИСТИЧЕСКАЯ РЕВОЛЮЦИЯ УНИЧТОЖИЛА НАЦИОНАЛЬНОЕ НЕРАВЕНСТВО
Только после победы рабочего класса и уничтожения национального неравенства многие народы впервые получили возможность создавать свои школы, свои клубы, свою печать, свою культуру. Некоторым народностям советская власть создала впервые письменность, т. е. азбуку, так как при царизме их национальная культура была совершенно задушена.
На месте подавленной, угнетенной Украины (которую самодержавный режим назвал «Малороссией» и «Новороссией») возникла и развилась цветущая Украинская советская социалистическая республика. Народы Белоруссии, Закавказья, Туркестана, далекого Севера, Центральной России — все получили возможность подняться на высокую ступень хозяйственного и культурного развития.
Даже самые маленькие народности, в прошлом забитые и задавленные, получили возможность создавать свои органы управления и свои культурные учреждения.
Для буржуазных стран вопрос о границах, о внутреннем устройстве государства и управлении народов решается войнами и восстаниями. При советской системе этот вопрос решается в зависимости от преобладающего количества местного населения в соответствии с сознательной волей национальных трудящихся масс.
Так, например, в 1924 г. было проведено переустройство Туркестана, Хорезма и Бухары. Были образованы две самостоятельные советские республики — Узбекистан и Туркменистан, вошедшие в союз со всеми другими республиками, образующими СССР. А в 1929 г. из Узбекистана выделилась и вошла в СССР Таджикская республика. Такое устройство и размежевание в капиталистическом мире было бы возможно только после длительной кровопролитной войны. У нас же сами народные массы Средней Азии подняли этот вопрос и разрешили его на своих съездах.
Евреи, как мы знаем, были народом наиболее угнетенным и бесправным в царской России. В 1934 г. на Дальнем Востоке образована Еврейская автономная область.
СССР — ДЕТИЩЕ ЛЕНИНСКОЙ НАЦИОНАЛЬНОЙ ПОЛИТИКИ
Советские республики… представляют собой союз экономический. Для построения социализма, для проведения единого хозяйственного плана РСФСР нуждается в донецком угле, Украина — в ивановском текстиле, ивановская текстильная промышленность — в узбекистанском хлопке, Узбекистан — в сталинградских тракторах и ивановских тканях и т. д. и т. п…
Русский империализм избегал строить заводы и фабрики на национальных окраинах, хотя экономически это было очень выгодно. В Средней Азии есть хлопок; возить его на текстильные предприятия Москвы и Иванова далеко и невыгодно. Но строить текстильные фабрики в Средней Азии значило поднимать хозяйство угнетенных народов Туркестана, значило создать здесь местный пролетариат. А это был опасный враг для колониального господства царизма. Поэтому царское правительство предпочитало, чтобы хлопок сначала возили через всю Россию с полей Средней Азии на фабрики под Москвой, а потом в виде готовых тканей снова перевозили бы через всю Россию в Среднюю Азию. Такой политикой царская Россия держала национальные окраины в полной экономической зависимости: окраины были только поставщиками сырья для промышленности, которая вся была сосредоточена в Центральной России.
Советское же правительство всемерно поднимает экономическое благосостояние окраин, вкладывая в строительство фабрик, заводов, совхозов, железных дорог, машинно-тракторных станций огромные суммы.
За годы первой пятилетки по старым промышленным районам СССР объем промышленного производства вырос в 2 раза, а по национальным областям и республикам — более чем в 3½ раза.
Через степи Казахстана проложена железная дорога — Турксиб. Сейчас идут работы по прокладке новых железнодорожных линий через Среднюю Азию, Казахстан и другие национальные республики. Строятся и частично уже построены: огромный текстильный комбинат в Средней Азии, громадный гигант цветной металлургии на озере Балхаш в Казахстане, новая угольная база в Караганде (тоже Казахстан), нефтяные разработки в Башкирии, в Казахстане (Эмба-нефть) и в Туркменистане (Нефтедаг), мощные автомобильные заводы в Башкирии и Татарии и многие другие крупные индустриальные предприятия…
В Башкирии наряду с двумя мощными металлургическими заводами развивается цветная металлургия; строятся: завод электровозов, моторный завод, котлотурбинный завод и ряд предприятий пищевой промышленности.
В Закавказье в ряде новых районов развертывается добыча нефти и угля, развивается цветная металлургия (медь, алюминий и др.), строится металлургический завод с крупным цехом по производству труб для нефтяной промышленности и кроме того ряд химических, цементных, хлопчатобумажных, шелкопрядильных, пищевых и иных предприятий.
В Татарии ставится производство синтетического (искусственного) каучука, разных строительных материалов, химической продукции, лесных материалов и т. п.
Во всех национальных республиках строится сеть шоссейных дорог. Ряд железных дорог будет электрифицирован. В Узбекистане, Туркменистане и Таджикистане строится широкая оросительная система, которая поднимет производство хлопка до небывалых размеров.
К концу второй пятилетки национальные республики покроются обширной сетью электростанций.
Сейчас создаются и будут созданы в больших масштабах огромные садоводческие, животноводческие и зерновые совхозы, построенные на применении лучших машин, ирригационных (оросительных) каналов и электрификации.
Быстрое развитие промышленности сопровождается созданием национальных кадров рабочих, мастеров и специалистов.
Огромные массы кочевников и полукочевников осели на землю и зажили жизнью колхозников. Коллективизацией в хлопковых районах охвачено свыше 50% хозяйств. Доходность колхозов за последние три года быстро растет, и национальное колхозное крестьянство движется к культурной, зажиточной жизни. Велико уже число колхозов, ставших зажиточными и благоустроенными.
РАСЦВЕТ НАЦИОНАЛЬНЫХ КУЛЬТУР
Национальная политика советской власти в области культурного строительства состоит в том, чтобы создать культуру национальную по форме, социалистическую по содержанию. Предоставляя народам широчайшие возможности развивать свою культуру на их родном языке, коммунистическая партия и советская власть вместе с тем помогают этим народам создавать культуру передовую... На родном языке, силами и творчеством трудящихся масс под руководством большевистской партии строится новая замечательная культура, культура социализма.
Ассигнования, которые советская власть выделяет на нужды просвещения отсталых народов, растут из года в год.
О культурном росте национальных республик можно судить по тому, что в Узбекистане например до революции на народное образование расходовалось всего 25 коп. в год на душу населения, а сейчас — свыше 30 руб.; в Туркменистане раньше на душу населения приходилось в год 50 коп., а теперь — свыше 40 руб.
В Узбекистане до революции почти не было грамотного населения: грамотных было всего полтора процента, и то из зажиточной верхушки. Сейчас свыше 70% населения грамотно. В школах учится свыше 90% детей. А до революции в школах училось всего 3% детей, да и то главным образом дети кулаков и помещиков.
По грамотности народы Средней Азии стояли до революции на одном из самых низких мест. Решительная борьба с неграмотностью привела к тому, что в этих районах население вскоре будет в такой же мере грамотным, как в самых передовых районах СССР.
Благодаря национальной политике партии и советской власти свет знания проникает и к тем отсталым пародам, которые никогда не имели школ и никакой письменности, туда, где властителями умов были шаманы и разные жрецы. Это относится к народам Севера, которые хищнически эксплуатировались русским капитализмом и были обречены на вымирание. Такие народы, как самогиры, гольды, ненцы, манегры, солоны и др., только при советской власти получили возможность приобщиться к культуре. На Дальнем Севере появились школы, появилась письменность, появились учителя, врачи, кооператоры. В Ленинграде создан Институт народов Севера, который готовит преподавательские и другие кадры для этих народов.
Огромное количество молодежи из национальных республик и областей учится в вузах и втузах в Москве, Ленинграде и других центрах. Десятки вузов и втузов построены в национальных республиках и областях.
Во всех школах Азербайджана — начальной, средней и высшей — обучается 1,5 млн. человек, а всего населения в этой республике — 2,6 млн. В Азербайджане имеется 17 вузов, а до революции был только один. В Армении 9 вузов, а до революции был всего один вуз. В республиках Средней Азии до революции тоже не было вузов. В средней школе здесь обучались только дети русских царских чиновников-колонизаторов и местной буржуазии. Сейчас здесь имеются десятки вузов, втузов и сотни техникумов.
В широких размерах выросла национальная печать. Царское правительство не разрешало газет, журналов и книг на национальных языках. Исключение оно делало только для религиозных книг. Сейчас нет ни одной национальной республики и области, где не было бы своей национальной печати. В Армении, например, выходит 56 газет, из них 51 на армянском языке; в Белоруссии выходит 92 газеты, в подавляющем большинстве на белорусском языке.
Широко разрослась сеть национальных театров, клубов, библиотек, красных уголков и т. п.
В национальных республиках и областях быстро растут кадры литераторов, художников, научных работников, техников, учителей и т. д. Мощно растут партийные и комсомольские организации.
Равноправное положение трудящихся женщин завоевано прочно и навсегда.
Рушилась старая власть патриарха-отца над детьми, в область истории отошла вражда родов, кровавая месть и другие пережитки старой патриархальщины.
Так во всех республиках и областях огромными темпами идет рост культуры — национальной по форме, социалистической по содержанию.
БОРЬБА С ИЗВРАЩЕНИЯМИ НАЦИОНАЛЬНОЙ ПОЛИТИКИ ПАРТИИ
В национальном вопросе наша партия ведет непримиримую борьбу на два фронта — против двух уклонов. Один из них — уклон в сторону великодержавного шовинизма — отражает настроения осколков буржуазии господствовавшей прежде великорусской нации. Другой уклон — уклон в сторону местного национализма — отражает сопротивление режиму пролетарской диктатуры со стороны отмирающих классов (капиталистов, купцов, кулаков, помещиков, баев) тех наций, которые раньше были угнетены царизмом…
Каждый коммунист обязан бороться против обоих уклонов в национальном вопросе. Долг коммуниста — быть членом международной семьи рабочих, быть солдатом мировой армии пролетариата, борющегося за свержение мирового капитализма, за завоевание социализма во всем мире.





Б. Волин и С. Ингулов об империализме

Из изданной в 1935 году книги Б. Волина и С. Ингулова «Политграмота».

В результате роста промышленности и поглощения мелких предприятий крупными в руках небольшой кучки наиболее мощных заводчиков и фабрикантов в начале XX столетия скопились огромнейшие капиталы.
Для наилучшего извлечения прибылей и для наилучшего ведения конкуренции с другими группами предпринимателей капиталисты, владеющие крупнейшими предприятиями одной или нескольких родственных отраслей промышленности, создают свои союзы — тресты, концерны, синдикаты и т. п. Образовывая такие объединения, капиталисты получают возможность почти без помех диктовать рыночные цены и таким образом успешнее бороться с конкурентами, не вошедшими в объединение и действующими порознь, или с более слабыми объединениями.
Такие большие объединения капиталов, которые охватывают значительную часть какой-нибудь отрасли промышленности, называются монополиями. К концу XIX столетия половина всех капиталов мира была уже в руках различных монополий.
[Читать далее]Монополии заменили собой свободную конкуренцию раздробленных, отдельных капиталистических хозяйств. Но монополии не ликвидировали, а еще более усилили конкурентную борьбу.
Эта конкуренция могущественных монополий между собой и внутри самих монополий, а также борьба трестов и синдикатов против «диких», т. е. фирм, не входящих в монополии, приводят к еще большей анархии производства, к резкому обострению противоречий капитализма, к еще более глубоким и длительным кризисам.
Монополии являются основной чертой новой стадии капитализма — империализма. «Империализм есть монополистический капитализм», — писал Ленин.
Деятельность монополистического капитала теснейшим образом связана с деятельностью банков. Конкурентная борьба монополий сильно задевает интересы и банков. Это вполне понятно: давая деньги взаймы, банк хочет быть уверенным, что фирма, получающая кредит, в состоянии будет ему вовремя уплатить долг. Поэтому банк начинает входить в дела фирмы, контролировать ее деятельность. Если эта фирма акционерная (паевая), он приобретает ее акции и таким путем влияет на ее деятельность уже внутри самой фирмы, вводя в ее правление своих представителей и т. п.
С другой стороны, и фирмы-вкладчики озабоченно следят за состоянием дел в банке, так как если банк не будет вовремя предоставлять им кредит или если банк прогорит, то пропадут и вложенные в него фирмами капиталы, а это может повлечь за собой крах предприятий. Поэтому и промышленные предприятия стараются влиять на дела банка. Они тоже продвигают в состав руководящих органов банков своих людей. Фирмы заинтересованы в этом и для того, чтобы охранить свои вклады, и для того, чтобы не было отказа в кредите, если он потребуется.
Конкуренция банков ведет к развитию мощных банковских объединений, к концентрации банкового дела. Здесь происходит то же, что и в промышленности. Банковские объединения превращаются во всесильных монополистов, распоряжаются почти всем денежным капиталом крупных и мелких хозяев, всеми средствами производства и источниками сырья. Они командуют всей промышленностью, всем хозяйством страны, а то и нескольких стран. Одна и та же небольшая группа капиталистов владеет и промышленными предприятиями, и банками, и транспортом. Происходит, как говорит Ленин, «личная уния банков с крупнейшими предприятиями промышленности и торговли».
Таким путем происходит сращивание, слияние промышленного и банковского капитала, образование так называемого финансового капитала.
«Концентрация производства; монополии, вырастающие из нее; слияние или сращивание банков с промышленностью — вот история возникновения финансового капитала», — писал Ленин.
Империализм есть период господства финансового капитала.
С ростом финансового капитала резко возрастает потребность крупных капиталистических держав в новых рынках сбыта и сырья. До конца XIX столетия капиталисты одной страны могли вывозить свои товары в отсталые страны, не встречая там капитала других стран. Но в годы империализма все крупнейшие капиталистические державы вышли на мировые рынки. Отгородившись внутри страны от иностранной конкуренции таможенными пошлинами (особыми налогами на ввозимые товары), крупные капиталистические страны получили возможность накопить у себя большие капиталы. Обнищание масс в этих странах делало невозможным использование на прежних условиях капиталов для производства и сбыта товаров на внутреннем рынке.
Таким образом возник избыток капиталов, который капиталисты этих стран и начали вывозить в колониальные и полуколониальные страны для организации там предприятий, постройки железных дорог и т. п. Следовательно с возникновением финансового капитала характерным становится вывоз капиталов в огромных размерах.
К 1900 г. весь мир оказался уже поделенным между крупнейшими капиталистическими странами, и в дальнейшем речь могла идти только о новом переделе мира.
Ленин писал об этом разделе мира следующее:
«Колониальная политика капиталистических стран закончила захват незанятых земель на нашей планете. Мир впервые оказался уже поделенным, так что дальше предстоят лишь переделы, т. е. переход от одного «владельца» к другому, а не от бесхозяйности к «хозяину».
А передел капиталистического мира, захваченного сильнейшими капиталистическими странами, возможен только посредством войны. Это означает, что господство финансового капитала неизбежно связано с возникновением империалистических войн. Мировая война 1914—1918 гг. и была войной за передел мира.
Итак развитие капитализма к концу XIX столетия привело к усиленной концентрации производства и капиталов, к широкому развитию мощных монополий, к сращиванию банковского и промышленного капитала, к возникновению финансового капитала, к развитию вывоза капиталов в другие страны, к разделу мира между крупнейшими монополистическими союзами капиталистов, к разделу между крупнейшими капиталистическими державами всей земли, к борьбе за новый передел мира, к войнам.
Вот эта новая (конец XIX — начало XX столетия) стадия капитализма и называется империалистической стадией капитализма, империализмом…
Ленин назвал империализм высшей ступенью капитализма. Но он в то же время является и последней стадией капитализма, загнивающим капитализмом. На этой ступени капитализм становится тормозом для дальнейшего развития промышленности, науки и техники.
В доимпериалистическое время, как мы видели, конкуренция была толкачом, двигателем технического прогресса (развития). Совсем другая картина в эпоху империализма. Развитие техники все больше наталкивается на капиталистические интересы монополий, что замедляет технический рост промышленности и сельского хозяйства. Монополии дают возможность предпринимателям договариваться между собой, устанавливать цены так, чтобы получить большие прибыли, не вводя новых машин и не покупая новых изобретений. Тресты часто покупают чертежи изобретений для того, чтобы их запрятать и не воплотить их в машины, в оборудование, в приборы, чтобы изобретения не попали в руки другого треста и чтобы не снижались таким образом цены. Монополии, стало быть, порождают застой, загнивание, искусственную (умышленную) задержку роста техники и развития хозяйства.
Вот почему в эпоху империализма нередки случаи, когда капиталисты выступают против техники, против машин, против новых усовершенствований и изобретений.
В то же время грабеж колоний способствует скоплению огромных капиталов в империалистических странах. Эти капиталы надо куда-то деть, использовать повыгодней. Одной из форм выгодного помещения капитала является покупка разных займов, облигаций и акций. Это создает класс людей, которые ничего не делают и живут на доходы от своих ценных бумаг.
Праздность, ничегонеделание, лень и разврат характерны для всей буржуазии. Но эти черты особенно усиливаются в условиях господства финансового капитала, когда капиталисты имеют возможность заниматься только «стрижкой купонов», т. е. имеют возможность жить на проценты от капиталов, вложенных в ценные бумаги. Миллионеры очень часто даже не знают, где находятся их предприятия, что их заводы производят, какое на предприятиях оборудование. Все денежные дела и все производство ведут специально нанятые для этого директора, управляющие, инженеры, бухгалтеры, а хозяева только получают свои барыши и тратят деньги на кутежи, азартные игры, на жизнь в роскоши и безделье.
ИМПЕРИАЛИЗМ — КАНУН СОЦИАЛИЗМА
«Неравномерность экономического и политического развития есть безусловный закон капитализма», — сказал Ленин.
Капиталистические страны всегда развивались неравномерно. Одни развивались быстрее, другие медленнее, одни обгоняли другие, и те, которые шли раньше впереди, оказывались позади. В эпоху империализма эта неравномерность, скачкообразность развития капиталистических стран особенно усилилась. До империалистической войны впереди всех стран шла Англия. Ее стала обгонять Германия, которая стремилась захватить часть английских рынков. Это главным образом и привело к империалистической войне 1914—1918 гг. А после войны впереди всех оказалась не Германия и не Англия, а Америка. Так после войны 1914—1918 гг. стали обостряться противоречия между Англией и Америкой. А Америку и Англию стремится догнать империалистическая Япония — возникают новые противоречия в лагере империалистов.
Это скачкообразное развитие капиталистических стран ведет к постоянной борьбе за передел мира, к войнам. Оно резко обостряет противоречия в капиталистических странах между капиталистами и рабочим классом, между странами угнетающими и угнетенными.
СОМКНУТЫМ СТРОЕМ ПРОТИВ ФАШИЗМА
Что мешало и до сих пор еще мешает рабочему классу в его борьбе за свержение капиталистического строя? Важнейшей помехой было то, что в рабочем классе не было внутреннего единства, что его ряды были расколоты социал-демократами. Этим умело пользовалась буржуазия. Она старалась через своих агентов в рабочем движении — через социал-демократов и разных оппортунистов — углубить этот раскол, чтобы расстроить ряды пролетариата и тем самым спастись от пролетарской революции…
Буржуазия уже не в состоянии методами буржуазной демократии держать трудящиеся массы в повиновении и вынуждена прибегать к новым приемам — к фашизму.
Монополистический капитал, мощные разбойничьи финансово-промышленные объединения, готовящие войны и пытающиеся выйти из кризиса путем дальнейшего ограбления и порабощения трудящихся, вводят свою открытую террористическую диктатуру. Фашизм старается завоевать крестьянство, ремесленников, служащих, разоренных кризисом, пытается проникнуть и к рабочим. Он организует их якобы для борьбы с капиталом, обещает всякие блага, которые, по уверениям капиталистов, якобы сами собой появятся, если будет «ликвидирована классовая борьба» и будут объединены в одно целое богачи и бедняки, капиталисты и пролетарии, помещики и бедные крестьяне. На самом же деле вооруженные банды фашистских головорезов громят рабочие организации, производят кровавую расправу над трудящимися, возрождают звериный антисемитизм и воспитывают в массах крайнюю ненависть к другим народам, готовя новые убийства и войны. Основной удар фашисты направляют против коммунистических партий, против революционного авангарда рабочего класса…
Социал-демократические вожди спасовали, отступили перед фашизмом. Некоторые деятели социал-демократии даже перешли на сторону фашизма.
На своих боевых постах остались только германские большевики. Они не только не сдались на милость Гитлера, но и ведут боевую работу, организуя рабочих и сплачивая их для борьбы. Несмотря на кровавый террор, на жестокие пытки, которым фашисты подвергают арестованных, германские коммунисты ведут большую революционную работу. Они организуют стачки, распространяют газеты и листовки, напечатанные в подпольных типографиях.