September 23rd, 2020

Геннадий Соболев о германских деньгах. Часть XVII

Из книги Геннадия Леонтьевича Соболева "Тайный союзник. Русская революция и Германия".

В декабре 2007 г. в солидном немецком еженедельнике «Шпигель» была напечатана большая коллективная статья «Революционер Его Величества», явно рассчитанная на сенсацию. Авторы этой статьи, среди которых оказался и представитель России — некто Владимир Пыляев, с самого начала сообщали, что «неизвестные до сих пор документы подтверждают теперь масштабы тайного сотрудничества в годы Первой мировой войны» между Лениным и Вильгельмом II, «сотрудничество идеологически смертельных врагов, полное вероломства и интриганской заурядности». Не предъявив еще читателю эти «неизвестные до сих пор документы», они здесь же заявляли, что «без помощи Вильгельма II не было бы Октябрьской революции», и «вероятно, не возник бы Советский Союз. Не было бы тогда такого распространения коммунизма и не нужно было бы оплакивать миллионы жертв Гулага».
[Читать далее]Какие же доказательства в пользу своего глобального заключения приводят авторы статьи? Отметив мимоходом, что только Министерство иностранных дел Германии до конца 1918 г. выплатило большевикам 26 млн марок, и даже переводя их в евро (75 млн по сегодняшним ценам!), они считают эту цифру явно заниженной и полагают, что «многое можно подтвердить только путем косвенных доказательств», поскольку квитанции по выплатам большевикам, по их мнению, были уничтожены. Здесь авторы недооценивают немецкую педантичность в сохранении отчетных финансовых документов: как известно, сохранилась даже сверхсекретная расписка Парвуса в получении 1 млн руб. «для поддержки революционного движения в России». Конечно, многие документы могли быть утрачены, и в этом случае даже косвенные доказательства приобретают существенное значение. Как сообщают далее авторы статьи, поисками этих косвенных доказательств занялся журнал «Шпигель», который при обследовании более дюжины архивов по всей Европе «наткнулся на до сих пор неизвестные или неоцененные материалы»: аналитические работы и документы разведывательных служб Швеции, Швейцарии и Великобритании, документы прусской полиции, различные материалы в архиве Министерства иностранных дел Германии и в российских архивах, выписки из счетов швейцарских банков. Если иметь в виду, что подобные разыскания проводились различными службами и частными лицами начиная с 1917 г., то просто не терпится узнать, что же смогли обнаружить существенно нового сегодня те, кто обследовал эти архивы по заказу журнала «Шпигель». Хотя авторы статьи и полагают, что «найденные при этом детали позволяют пролить свет на тот мир теней, в который отправились германские дипломаты, когда они поставили на революционизацию России», эти «детали», судя по тому, что авторы далее сообщают, вряд ли могут служить новым источником света, в лучах которого высветится глубоко запрятанное «немецкое золото» большевиков. Да, это правда, с началом Первой мировой войны германские разведчики и дипломаты были готовы щедро платить политическим авантюристам за организацию в России диверсий, беспорядков и восстаний... Не могу здесь не согласиться с авторами статьи в том, что «это был прибыльный гешефт и для возможных вралей». Оказывается, еще в сентябре 1914 г. МИД Германии заплатил двум авантюристам, будто бы обладавшим «большим влиянием», 50 тыс. марок золотом за организацию «всеобщей революции в России». Еще 2 млн марок, по сведениям авторов, должны были быть выплачены в случае начала восстания, но «до сегодняшнего дня никто не знает, кто получил эти деньги».
Что же касается главного героя статьи «Революционер его Величества» — Ленина, то приводимые авторами «детали» если и добавляют что-то новое, то скорее к характеристике тех политических авантюристов, которые стремились заработать на сотрудничестве с лидером большевиков в эмиграции в Швейцарии. Это относится в первую очередь к находившемуся на содержании немецких спецслужб эстонскому националисту Кескюле. Сообщая, что за свои услуги Кескюла получил в общей сложности 250 тыс. марок, авторы считают необходимым отметить, что «только их малая часть оказалась по достоверным источникам у большевиков». Кстати, сам Кескюла впоследствии признавался, что выданные ему под расписку «немецкие деньги» он рассматривал как заем, и в 1923 г., когда в Веймарской республике бушевала инфляция, он предложил выплатить всю сумму своего «займа». Но ответа из Берлина не последовало: в те дни отправить письмо из Германии в Швецию, где жил Кескюла, стоило несколько миллионов рейхсмарок!
Касаясь финансирования немецкой стороной Парвуса-Гельфанда, авторы статьи действительно приводят новые детали: из неизвестного ранее документа МИД Германии явствует, что он получал деньги от своих хозяев неоднократно, и это согласуется с фактом выделения имперским Министерством финансов миллионных сумм на революцию в России. При этом авторы статьи полагают, что «часть денег из Министерства иностранных дел Гельфанд, по всей вероятности, вложил в ценные бумаги, вместо того, чтобы использовать их на организацию революции»… Выделяя роль Парвуса в подрывной работе против России, авторы статьи одновременно подчеркивают, что «самый большой вклад в свержение Николая II внесли, однако, не агенты, а военные. Осенью 1916 года германские части были глубоко на территории царской империи. Сотни тысяч русских солдат погибли. И под тяжестью войны русская экономика развалилась». Непредубежденный читатель без труда заметит здесь существенное отличие от нашей современной публицистики в объяснении причин падения царской монархии в России.
Ну а что же нового сообщает статья «Революционер его Величества» о самом Ленине? По большему счету — ничего, и авторы, входя даже в явное противоречие с интригующим названием своей статьи, признают, что Вильгельм II узнал о поездке Ленина через Германию в Россию из прессы (!). Расценивая возвращение Ленина в Петроград в апреле 1917 г. как самую большую помощь Германии большевикам в их приходе к власти, они вместе с тем высказывают определенные сомнения в правдивости утверждения статс-секретаря МИД Германии Р. Кюльмана о том, что без немецкой помощи большевистское движение не получило бы такого размаха в 1917 г.
Говоря о победе Ленина в октябре 1917 г., авторы статьи высказывают мнение, что он «взял верх, может быть, даже по договоренности с немцами», и ссылаются в качестве доказательства на дневник одного из берлинских экспертов, который прервал свою командировку «из-за предстоящей большевистской революции». Других аргументов в данном случае, видимо, не нашлось.
Хотя по ознакомлении со статьей «Революционер его Величества» вряд ли можно согласиться с заявленным в ней тезисом о том, что неизвестные до сих пор документы подтверждают масштабы тайного сотрудничества между Лениным и Вильгельмом II, нельзя не отметить, что ее авторы в отличие от наших «новаторов-публицистов» не опускаются, как правило, до использования сомнительных источников — «Немецко-большевистской конспирации», «Документов русской контрразведки» и др.
…правящие круги Германии были готовы в целях выведения России из войны на стороне Антанты финансировать и действительно финансировали любых противников как царского, так и Временного правительства. Но степень вовлеченности политических партий и их лидеров в этот подрывной процесс была различной и может быть определена только на основе строго установленных фактов, а не на утверждениях «так могло быть». Опубликованные в конце 50-х годов немецкие документы дают возможность утверждать, что Германия сделала ставку в своей подрывной работе против России на русских радикальных социалистов, в первую очередь на большевиков во главе с Лениным. Однако интересы и цели той и другой стороны не только совпадали, но и существенно расходились...
В течение длительного времени западная историография отстаивала тезис о германском происхождении Октябрьской революции, располагая в качестве главного доказательства «Документами Сиссона». Только после публикации в конце 50-х — начале 60-х годов документов МИД Германии 1915-1918 гг. началось серьезное изучение проблемы финансирования Германией в годы Первой мировой войны большевиков и других политических партий России. …необходима кропотливая исследовательская работа по ликвидации «белых пятен» этой проблемы, и, конечно, требуется время, чтобы объективно оценить значение имеющейся в документах информации, а не искать в них только то, что очень хочется найти в соответствии со своими политическими пристрастиями. Пока же наши «правдоискатели» не ушли дальше обвинений большевиков в получении сотен миллионов и даже миллиардов марок, на которые якобы и был совершен Октябрьский переворот. Как выяснил еще в 1961 г. немецкий историк, профессор Фриц Фишер, из 382 млн марок, израсходованных Германией к началу 1918 г. на пропаганду и «специальные цели», на долю России приходится немногим более 40 млн марок, т. е. менее 10%. По его же оценке, общая сумма, полученная большевиками от Германии до и после прихода к власти, составляет 80 млн марок золотом. К сожалению, мы не знаем, на основе каких данных Фишер определил эту сумму, но, по крайней мере, можно с полным основанием считать, что большая часть этой суммы была получена после 25 октября 1917 г., когда Германия была крайне заинтересована в поддержке большевистского правительства и оказывала ему финансовую помощь, позволяя удержаться у власти.
Весьма вероятно, что на большевиков «записаны» и те финансовые средства, которые получали от Германии другие политические группы и лица как до Октябрьской революции, так и после.
Об  этом, в частности, свидетельствует и опубликованная переписка германского посла в Москве Мирбаха и его сотрудников с Берлином, выступавших за финансирование других политических сил в случае свержения большевистского правительства. Что же касается выделенных Министерством финансов Германии в июне 1918 г. на расходы в России 40 млн марок, занесенных некоторыми авторами без всяких оговорок на баланс большевиков, то, по мнению авторитетных исследователей, они вообще могли не дойти до Москвы в связи с убийством Мирбаха и последующим развитием событий. Таким образом, названная еще в 1919 г. членами рейхстага социал- демократами Э. Бернштейном и М. Эрцбергером сумма в 50-60 млн марок, полученных большевиками от Германии, остается до сих пор ни опровергнутой, ни подтвержденной документально…
Признавая сегодня факт финансовой поддержки большевиков Германией и опираясь только на документы, наиболее объективные историки как в России, так и на Западе не склонны придавать этому факту решающее для судьбы Русской революции значение. Если оставаться на позициях историзма, то эта революция имела глубокие внутренние причины, многократно усиленные Первой мировой войной. Большевики пришли к власти на волне народного протеста против социальной политики Временного правительства, разраставшейся в стране анархии и начавшегося распада государства. Но они не только выдвинули лозунги, отражавшие чаяния рабочих, солдат и крестьян, но и, придя к власти, приняли основополагающие для народа Декреты о мире и о земле, «Декларацию прав народов России». Именно поэтому Октябрьский переворот имел глубокий социальный смысл и стал неотъемлемым этапом Великой Российской революции. Не только объективные исследователи, но и многие представители оппозиционных большевикам сил, осмысливая впоследствии события того времени, были склонны видеть главную причину победы большевиков в октябре 1917 г. в их умении использовать развязанные революцией стихийные силы. «Только фантазеры могли думать, что находящаяся в таком состоянии страна способна воевать, что совершившая переворот армия покорно откажется от активного участия в последовавшей за ним жизни страны и послушно пойдет за вечно колеблющейся и нерешительной властью, — писал в своих воспоминаниях член Чрезвычайной комиссии для расследования дела о бывшем Верховном главнокомандующем генерале JI. Г. Корнилове фон Раупах. — Логика жизни терпит, однако, колебания недолго и в конце концов властно требует поворота на определенную дорогу, производя этот поворот тем круче, чем длительнее были колебания и нерешительность. Поворот этот совершил В. Ленин. Из всех политических деятелей он один здравым умом своим сразу учел революцию как результат стихийного движения масс, явившегося следствием поражения. Дух народа он уловил много вернее Милюкова и Керенского и поняв, что с волей его, какова бы она ни была, необходимо считаться как с фактором неизбежным — стал гением русской революции». Если принять во внимание, что это признание сделано активным участником белого движения, не примирившимся с большевизмом и в эмиграции, то над ним стоит задуматься даже и тем, кто главным виновником Русской революции считает Германию.




Объективные и субъективные факторы религиозности

Из «Настольной книги атеиста», вышедшей в 1987 году под общей редакцией академика С. Д. Сказкина.

В социалистическом обществе подорваны социальные корни религии. Уничтожена социальная база, на которую опиралась церковь. Но это отнюдь не означает, что в условиях социализма не существует причин религиозности. Хотя в структуре социалистических производственных отношений нет причин для массовой религиозности, как это имеет место в классово–антагонистических формациях, тем не менее сохраняются факторы индивидуальной религиозности.
Среди объективных факторов религиозности следует, в частности, учитывать действие закона отставания общественного сознания от общественного бытия. С изменением условий жизни людей их сознание меняется гораздо медленнее. Продолжают жить старые обычаи, традиции, привычки. Их не случайно называют пережитками прошлого.
Фактором религиозности являются сохраняющиеся существенные различия между физическим и умственным трудом, между городом и деревней. Не секрет, что чаще всего религиозность проявляется среди людей, имеющих невысокий общеобразовательный уровень. Конечно, по мере его повышения действие этого объективного фактора ослабевает. В последнее время в религиозных общинах возросло число верующих со средним и неполным средним образованием. Удивительного здесь ничего нет: в стране введено всеобщее среднее образование, и удельный вес лиц, окончивших среднюю школу, в религиозных объединениях будет возрастать. Вместе с тем по мере роста общеобразовательного уровня населения будут расширяться и условия для преодоления религиозности.
[Читать далее]Хорошо известно, что в сельской местности религиозность населения выше, чем в городе. Это связано, в частности, с тем, что сельскохозяйственное производство отстает по уровню механизации от промышленного производства. Соответственно ниже и квалификация сельского населения. Между тем конкретные социологические исследования, проводившиеся в последние годы, свидетельствуют о том, что среди верующих наиболее высок удельный вес лиц, имеющих низкую производственную квалификацию, занимающихся малоквалифицированным трудом. И это нетрудно понять. Крупное машинное производство, механизированные и автоматизированные системы требуют от тружеников постоянного пополнения знаний, профессионального совершенствования. Знания являются важным фактором формирования атеистических взглядов и представлений. Так сама логика жизни говорит о том, что утверждение атеистического миропонимания идет более интенсивно среди трудящихся, занимающихся высококвалифицированным трудом.
Нельзя не учитывать, что в сельской местности уровень культурно–бытового обслуживания пока отстает от городского. А это значит, что имеется меньше возможностей для целенаправленной атеистической работы. Несомненно, улучшение культурного обслуживания сельского населения, быта колхозного крестьянства будет способствовать повышению эффективности атеистического воспитания.
Надо иметь в виду и то, что на селе гораздо сильнее, чем в городе, влияние микросреды на человека. В силу самих условий проживания в сельской местности люди крепче привязаны друг к другу, их жизнь, как говорится, у всех на глазах. Поэтому в деревнях и селах крепче держатся установившиеся обычаи и традиции. Многие из них давно потеряли свой смысл, но продолжают сохраняться. Достаточно упомянуть, например, о престольных праздниках, в которых подчас принимают участие и неверующие. По традиции на селе держат в домах иконы, по традиции совершают обряды, в смысл которых подчас даже не вникают…
Конкретные социологические исследования свидетельствуют о том, что подавляющее большинство верующих составляют женщины. Связано это с тем, что чаще всего женщинам в жизни приходится тяжелее, чем мужчинам, на их плечи ложатся заботы о доме, семье, детях. В среднем на домашние дела женщины тратят до сорока часов в неделю. А ведь многие работают на производстве. Вот и получается, что у них сплошь и рядом не остается времени на то, чтобы участвовать в общественной жизни, посещать Дома культуры, клубы, библиотеки. Не всегда удается им повышать свой профессиональный уровень. Поиск живого человеческого общения, в котором они испытывают потребность, порой приводит их в религиозные общины. В храмах и молитвенных домах они получают эмоционально–психологическую разрядку, в которой нуждаются…
Среди факторов, которые способствуют сохранению религии, следует назвать личные неурядицы в жизни людей. Не у каждого жизненный путь складывается гладко. Серьезные переживания вызывают потеря родных и близких, ненормальные отношения в семье, неприятности по работе. Не все находят в себе силы мужественно встретить и преодолеть возникшие трудности. В таких сложных жизненных ситуациях особенно важна поддержка товарищей, участие коллектива, в котором трудится человек. Но, к сожалению, такое участие проявляется не всегда. И порой обстоятельства складываются так, что утешение люди начинают искать в церковных храмах и молитвенных домах.
Питательной средой для религиозных предрассудков является невнимание к человеку. Выступая за утверждение коммунистической морали, партия подчеркивает, что она включает в себя подлинно человеческие отношения между людьми — отношения товарищеского сотрудничества и взаимопомощи, доброжелательность, честность, простоту и скромность в личной и общественной жизни. Она несовместима с эгоизмом, себялюбием и своекорыстием.
К сожалению, у нас еще проявляются равнодушие к людям, черствость, бюрократизм, нарушение принципов демократии. Все это противоречит устоям социалистического общества. Но когда человек сталкивается с бездушием и черствостью, он может разувериться в людях. В таких критических ситуациях возникает возможность его обращения к религии, к богу. Кстати, религиозные, особенно сектантские, миссионеры, которые сами себя именуют «ловцами душ человеческих», чаще всего используют те или иные трудности в жизни людей для вовлечения их в религиозные общины…
В этой связи важное значение приобретает нравственная атмосфера в трудовых коллективах. Практика показывает, что там, где есть забота о людях, где каждый человек встречает чуткое, внимательное к себе отношение, проявления религиозности довольно редки. Вот почему создание хорошего морального климата в коллективе неразрывно связано с повышением эффективности атеистического воспитания.
Однако имеется немало людей, оторванных от трудовых коллективов. Это пенсионеры, домашние хозяйки, кустари, работающие на дому, и т. п. Подчас, испытывая чувство одиночества, потребность в общении, они находят выход для себя в религиозных общинах…
Нельзя исключить из числа факторов религиозности страх перед угрозой новой войны. Такой страх испытывают некоторые люди, особенно те, кто знаком с войной не понаслышке, а пережил все ее ужасы. …сложная международная обстановка, нагнетание международной напряженности агрессивными силами капиталистических стран порой порождают у людей пессимистические настроения, веру в фатальную неизбежность ядерной войны, сулящей гибель всему человечеству. И это тоже, случается, приводит их к поискам утешения в религиозных общинах.
Активное участие многих церквей и религиозных деятелей в миротворческом движении порой порождает у людей веру в то, что именно в религии следует искать выход из положения. Религиозные проповедники призывают верующих уповать на бога, ибо творец и управитель вселенной в состоянии предотвратить мировую войну, обеспечить прочный мир на земле. Но сама миротворческая деятельность церквей говорит о том, что значительная часть духовенства понимает важность борьбы за мир и участвует в ней, не полагаясь на молитвы.
Религиозные пережитки тесно связаны с пережитками националистическими. Духовенство ищет в последних опору для укрепления своих позиций. Богословы и проповедники исходят из неразрывной связи религиозного и национального. Жителям Средней Азии, Казахстана, республик Северного Кавказа, Татарии и Башкирии внушается, что их исконной верой является ислам, что они рождены мусульманами. По этой схеме русские оказываются православными, а литовцы католиками, хотя совершенно очевидно, что нет никакой исконной веры того или иного народа. Навязывая подобные взгляды верующим, духовенство стремится под видом национальных протаскивать в жизнь религиозные традиции и обычаи. К сожалению, далеко не все в этом разбираются, идя на поводу у тех, кто любой ценой стремится сохранить и укрепить религиозные взгляды и представления.
Нельзя не учитывать и активности служителей религии, стремящихся пополнить ряды верующих. В настоящее время религиозность чаще всего проявляется в бытовой сфере. Церковь привлекает внимание людей своими праздниками, обрядами, торжественными богослужениями, оказывающими на них немалое эмоционально–психологическое воздействие. В протестантских объединениях проповедуется принцип всеобщего священства — требование, чтобы каждый верующий вел миссионерскую работу, «охотился за душами».
Особое внимание уделяется религиозному воспитанию подрастающего поколения. Во многих сектантских объединениях родителям прямо вменяется в обязанность воспитывать детей «в вере». В наставлениях руководителей сект говорится о том, что верующие будут держать ответ перед господом, на какой путь они направили своих детей. Православное духовенство все настойчивее ставит вопрос о превращении каждой семьи верующих в «домашнюю церковь». Церковники и сектанты понимают, что будущее религиозных общин зависит во многом от притока в них «свежих сил». Этим и определяется их стремление дать религиозное воспитание детям верующих. Кстати, как показывают конкретно–социологические исследования, подавляющее большинство верующих, пополняющих состав религиозных общин, обратились к богу именно в силу религиозного воспитания в семье.
Как известно, советским законодательством запрещено организованное обучение детей религии. Поэтому ставка делается на то, чтобы именно в семье приобщать их с самого раннего возраста к «вере». Учитывается и то, что в юном возрасте легче воспринимается все то, что говорят взрослые, пользующиеся авторитетом у детей и подростков…
Наконец, следует отметить, что на отдельных людей оказывает влияние религиозная пропаганда из–за рубежа. И в первую очередь это радиопропаганда. Исследования говорят о том, что в семьях некоторых верующих регулярно слушают передачи религиозных радиоцентров, которые постоянно расширяют объем своего вещания на СССР и другие социалистические страны. Религиозно–пропагандистские центры западных стран по разным каналам забрасывают в нашу страну литературу, которая призвана стимулировать и гальванизировать религиозность людей…
Уровень общественной сознательности трудящихся нашей страны неизмеримо вырос. Однако есть еще люди, которые окончательно не освободились от пережитков прошлого. У таких людей отсутствует глубокое понимание места и роли трудящегося в социалистическом обществе, им неясна взаимосвязь общественного и личного. Человек, жизнь которого ограничена узким кругом личных интересов, равнодушный к интересам общества, может легко подпасть под влияние религии. Факты говорят о том, что именно среди людей, которые замкнулись в узком кругу сугубо личных интересов, имеется значительное количество верующих. Это и понятно. Для такого человека весь мир делится на «мое», куда входит забота о личном благополучии, и «не мое», «чужое», куда попадают все общественные явления, все, что происходит в стране. Когда подобный человек, противопоставивший свои личные интересы общественным и отделивший в своем сознании себя от общества, сталкивается с теми или иными трудностями или невзгодами, он может не найти правильного решения и вступить на неверный путь. Да и в обычной повседневной жизни такие люди рассматривают еще всю сферу общественных отношений не как сферу активного творческого приложения своих сил, а как некую противостоящую им силу, так или иначе определяющую их личную жизнь…
Фактором, оказывающим влияние на религиозность людей, является активность служителей религии, церковных и сектантских проповедников. Религиозные организации за время своего существования накопили солидный опыт идеологического воздействия на верующих. Они умело модернизируют свое вероучение и культ, приспосабливая их к «духу времени», перелагая на современный язык религиозные догмы. А тщательно разработанная система эмоционального влияния помогает им создавать у верующих особый психологический настрой, способствующий закреплению религиозных взглядов и представлений. Свою роль играют в этом церковные праздники и обряды, ритуалы богослужений и т. п.
Открывает путь к возникновению и распространению религиозных предрассудков, особенно среди молодежи, проявившийся в последние годы интерес некоторой ее части к религиозной атрибутике. Казалось бы, ношение крестиков, разного рода талисманов и амулетов, коллекционирование икон представляют собой просто невинное увлечение, обусловленное погоней за модой. Но с этого увлечения порой начинается путь к религии…
Следует признать, что зачастую нездоровый интерес к церкви, ее атрибутике подогревается некоторыми непродуманными публикациями, кинофильмами, спектаклями…
Нельзя забывать о том, что пристальное внимание к молодому поколению проявляют антисоветские клерикальные центры, которые грезят о «религиозном возрождении» в Советском Союзе и других социалистических странах. «Религиозное возрождение» они рассматривают как надежный путь к «грядущим переменам» в социалистическом обществе. Связывают же они свои надежды с молодежью, прибегая к самым разнообразным средствам, для того чтобы распространить на нее свое влияние.
Молодые люди всегда любознательны. Они пытаются найти ответы на жизненно важные для них вопросы. Это вопросы о смысле жизни, о цели человеческого существования, о жизни и смерти и т. п. И тогда, когда они не получают на них ответа от нас, случается, находят его у религиозных философов, богословов, проповедников, естественно, в соответствующей интерпретации. Это говорит о том, что надо глубже изучать запросы подрастающего поколения, находить четкие и понятные, аргументированные ответы на те вопросы, которые волнуют молодых людей. Тем самым мы преградим путь для ответов, дающих молодежи неверные жизненные ориентиры, уводящих их на ложный путь.