April 19th, 2021

А. Н. Яременко: Партизанский дневник

Из сборника «Революция на Дальнем Востоке».

С 2 по 5 мая
С. Владимиро-Александровское на р. Сучане
В прошлом году здесь нас арестовали «братья чехи». Что произошло за время нашего тюремного и лагерного пленения?.. Село пережило колчаковские ужасы: расстрелы, порки, осаду, белый террор, объедание и хищения, производимые русскими офицерами... Спиртовая контрабанда процветает. Японцы подвозят спирт на шаландах; сулю варят вовсю. Партизаны борются с этим. Поля засеяли, но опийным маком занято не менее 3/4 полей... Шпионаж белых не пресечен — «Спасительная сопка» вся в траншеях и окопах с блиндажами. Их рыли покорные обыватели с. Владимиро-Александровского: колчаки платили им 10 рублей в день плюс нагайка и штык в пристрастку. Настроение крестьянской массы — выжидательное. Сознание молодежи закрепилось в сторону большевизма... Сельские дети разделяются на партии: большевики-партизаны и колчаки; вооружаются импровизированными ружьями, револьверами, пушками. Все норовят быть большевиками с красными ленточками. Дети берут «Спасительную сопку», расстреливают пленных...
[Читать далее]29 июля
В небольшой деревне Ново-Михайловке — свежие памятники колчаковского садизма. Под горкой при входе в село желтеет ряд новых крестов на свежих могилах. Здесь похоронены замученные колчаковцами крестьяне... В этом же селе колчаковцы изнасиловали 9 девушек и 1 замужнюю женщину, некоторых заразили поганой болезнью. Настроение крестьян — революционное, но в сути борьбы они плохо разбираются. Инстинктивно пылают местью к насильникам.
10 августа
Колчаковцы пробовали занимать д. Серафимовку, но были отбиты; отступая, они сожгли хутор Силиных под Ольгой и несколько домов в д. Серафимовке.
1-10 октября
Колчаковский гарнизон в г. Ольге… сжег хутор Силиных, где были партизанские мастерские. В д. Серафимовке колчаковцы сожгли 5 домов, забрали все: скот, хлеб, продукты; изнасиловали женщин и девушек. Имущество партизан вообще предавалось грабежу. Путеводителем колчаковцев был Пермский кулак Мякишев.
15-17 октября
Колчаковские солдаты переходят к нам...
Из Сучана сообщают, что 200 колчаковских солдат при 4-х пулеметах, ружьях, патронах перешли на сторону партизан. Насильно мобилизованные солдаты говорят: «нас теперь все бьют — уму разуму учат»...
Командир Маргаритовского партизанского отряда т. Аврелин передает по телефону из д. Васильково: «колчаковцы в Ольгинской пристани грузятся на 3 парохода уезжают во Владивосток. По дороге хотят завернуть в бухты Пхусун и Ванчин, чтобы пограбить села Маргаритово и Милоградово…» За последние дни к нам идет усиленная перебежка солдат ольгинского гарнизона. За Колчака яро держатся только пулеметчики и гардемарины, сынки буржуев...
7 января
В с. Шкотове перешел на нашу сторону весь гарнизон около 700 солдат с 7 пулеметами, 4 пушками. Офицеров притащили в партизанский штаб связанными. Переход колчаковских солдат усиливается после сообщения, что Иркутск и Благовещенск взяты партизанами и красноармейцами, а Колчак попал в плен... Колчаковцы: гардемарины, кадеты, офицера, прибывшие недавно на Ольгу, ограбили церковь, пожгли нежилые дома...
10-14 января
В Соколовке... колчаковцы… похозяйничали порядочно, ограбили соколовцев...
Проехали два хутора: Довбни и Торбеева. Последний совершенно разорен: торчат одни столбы, оставшиеся на местах построек.
11 февраля
Д. Промысловка... Промысловские женщины воинственны: на днях распознали почтово-телеграфного надсмотрщика Трофимова, который ходил с колчаковцами, тиранил крестьян и чуть было его не убили.
14-15 февраля
В Шкотове работает наша следственная комиссия... Я смотрел приходо-расходную книгу колчаковцев, т. е. обыкновенный продолговатый алфавит, на одной странице коего — приход, или список подлежащих уничтожению, а на другой странице — расход, или список расстрелянных. Интересны также и характеристики. Я прочел и свою. Оказывается, что колчаковцы имели в виду в одной только прибрежной полосе вывести в «расход» до 1000 красных!
10—25 марта.
В с. Шкотове открыли многочисленные ямы с зарытыми жертвами колчаковского террора. В одной из ям трупы прямо навалены кучей, видно, засыпаны живьем — торчат сверху пальцы... Сегодня, 13 марта, японские офицеры пригласили нас в свою казарму. Конечно, это были японские жандармы. «Мы у вас учимся, у нас тоже будет революция, мы не хотим крови»... говорил маленький плутоватый жандармик Рикизо, — но мы не повесили и на грош японскому унтеру.
1-5 апреля
Японцы предательски напали ночью на наши гарнизоны в Никольск-Уссурийске, Шкотове, Владивостоке, Раздольном, Имане и Хабаровске. Сотни товарищей красноармейцев и партизан умерли в этих боях героями... В японских газетах рисуются события очень умело: большевиков выставляют настоящими зверями, а японских солдат спасителями русских граждан от разбойников. Члены Областного Военного Совета, Лазо, Сибирцев, Луцкий исчезли, будучи арестованы японцами, вероятно, их нет уже и в живых. Особенно ценен тов. Лазо, как талантливый военный руководитель и замечательный товарищ.
10 апреля - 1 мая
Начинается японский террор: русско-подданные корейцы-революционеры вылавливаются и уничтожаются. Идет тайная охота японской жандармерии и на русских видных коммунистов... Японцы усиленно поддерживают своего агента Семенова, укрепляют его в Чите, стремятся задержать «Красный поток». Дороговизна растет. Доллар равен 2.000 колчаковских рублей, японская иена равна 1.000 тех же рублей. Набившаяся во Владивостоке буржуазия отливает в Китай и Японию. Японцы заняли владивостокские высоты, укрепляются в Посьете, лезут к Императорской гавани, словом — хозяйничают.
1 мая
Хоронили жертвы японского нападения в ночь с 4 на 5 апреля. Кладбище и улицы запружены народом. Говорили речи представители Р. К. П. (б.), делегаты учреждений и организаций...
Все ярко подчеркивали в своих речах об единении с Красной Москвой и необходимости жертв в борьбе...