June 3rd, 2021

Материалы об антоновщине. Часть I

Наткнулся на прекрасную подборку документов, касающихся Тамбовского восстания: http://www.tstu.ru/win/kultur/other/antonov/titul.htm
Оная подборка, на мой взгляд, даёт достаточно объёмную картину событий. Взял оттуда наиболее, как мне кажется, существенное.


Сообщение председателя Кирсановской уездной ЧК в уездный отдел управления и губчека о крестьянских восстаниях в Моршанском и Кирсановском уездах 16 января 1919 г.
…в Вышенской волости самостоятельных контрреволюционных выступлений не было, и вообще граждане Вышенской волости до сего времени держали себя в революционном настроении, что и показало во время Моршанского мятежа. Когда банда контрреволюционеров двинулась на с. Вышенку и требовала присоединения к ним, то граждане с. Вышенки собрали сход и категорически отказались присоединиться, отвечая банде, что мы не нуждаемся вашею властью, для нас только Советская власть, которую мы будем поддерживать и из своих мозолистых рук не выпустим. Но когда контрреволюционная банда Моршанского уезда насильно начала принуждать граждан с. Вышенки присоединиться, выгоняя из домов и угрожая расстрелом, то граждане с. Вышенки, смотря на зверское поведение банд, все-таки присоединились и вышли с детьми в поле, в глубь Кирсановского уезда, где пробыли под открытым небом целую ночь. Некоторые же граждане с. Вышенки присоединились к кирсановским отрядам и совместно с ними пошли на подавление банд, надвигающихся со стороны Моршанского уезда.
[Читать далее]…по донесению некоторых граждан, будто бы восстание в с. Пичаеве Моршанского уезда вспыхнуло на почве: отчасти недовольствия каким-то революционным штабом в с. Пичаеве, а также на экономической почве, т.е. нехватки соли и керосина. Восстание также имело политическое значение, ввиду довольно организованного восстания и участия в нем довольно опытных лиц, как то бывших офицеров...
Первый мятеж в Рудовской волости вспыхнул отчасти из-за недовольствия некоторыми советскими работниками в упомянутой волости и на почве мобилизации скота. Второй - в Чернавской волости - на почве непонятия предписания священникам о сдаче церковных метрических книг Совету. Первый мятеж был ликвидирован силами из уезда, а второй - местными силами волости.

Сообщение Некрасовского волостного Совета Тамбовского уезда в уездный Совет о политическом настроении населения 18 января 1919 г.
Недовольство в массе особенно отражается по чрезвычайному налогу ввиду непосильного налога, который падает на крестьянство небогатого класса, т.к. особенных выдающихся богатеев в здешней волости малое количество, большей частью волость состоит из трудового населения.
Настроение населения надутое, меньшинство благожелательно, население относится в массе, указывая, что распоряжения издаются не свободно на местах, а свыше, без свободы; отделение церкви от государства, по мнению массы населения, является будто убийством религии в корне, является со стороны еврейской нации. К распоряжению о мобилизации [отношение] большинства нежелательное, со стороны большинства желающих собственности и буржуазного управления. К хлебной монополии большинство желающих, но неудовольство является в том, что недостатки первой необходимости, самое главное керосина, соли, лесных материалов и прочих [сельскохозяйственных] необходимых материалов.
К платежу налога местных и общегосударственных прошлых [население] относилось спокойно, т.к. считает это необходимым и равномерным по землепользованию доходности посевной площади.
К всеобщему военному обучению масса относилась спокойно. К организации [сельскохозяйственных] коммун масса относится слепо и нежелательно.
К продовольственному положению население относится спокойно, и желательно помочь в деле продовольствия, но не подрывать их производительность чрезмерной реквизицией, как то в деле животноводства и достаточного питания таковому.
Дело распределения и взыскания государственного чрезвычайного налога обстоит в тяжелых условиях, подается масса жалоб о несостоятельности уплатить налог хотя бы в небольшой ставке...
Слои населения привлекаются к уплате без исключения, почти все земледельцы большей частью выше среднего, и зажиточное население к этому относится в недовольном уклонном виде.

Из протокола съезда уездных продовольственных комиссаров губернии о состоянии работы уездных продовольственных комитетов 25 января 1919 г.
Доклад Козловского упродкомиссара Цильдермана.
Работа упродкома идет не так успешно, как бы следовало. Например, недавно обнаружено, что есть хлеб необмолоченный, это объясняется, с одной стороны, тем, что происходила частая смена упродкомиссаров... В уезде наблюдается выработка самогонки.
Что касается распределения питания, то население шесть месяцев не получает мяса...
Доклад Лебедянского уезда.
Тов. Третьяков объясняет, что у них в упродкоме происходила картина, аналогичная обрисованной Цильдерманом.
Самогон в уезде свирепствует. Способствуют этому отчасти комбеды, отчасти разные представители военкомов и проч. Существует даже нелегальный учет самогонки на местах и своеобразное обложение этого продукта. На ссыпные пункты в последнее время поступает очень мало хлеба. Необходима реквизиция, т.к. у крестьян хлеб есть, но они его не вывозят...
На учет берется все, но результаты учета плачевны. При учете натыкаешься, например, на такое явление, что все зажиточные крестьяне предоставляют удостоверения от агрономов, что скот их племенной, у бедняков же, которые не могут сговориться с агрономами, племенного скота не оказывается...
Доклад Моршанского упродкомиссара Дмитриева.
С 1 сентября, до восстания, заготовка производилась средствами упродкома более или менее успешно. После восстания ссыпка налаживается плохо.
Заготовка мяса в ненормальном положении, т.к. во время восстания скот был разогнан, и крестьяне теперь ссылаются на это обстоятельство.
Мешочничество с отозванием заградительных отрядов усилилось, но теперь, с постановкой новых отрядов, стало уменьшаться. Самогон процветает.
Неуспешность и неналаженность продовольственной работы после мятежа объясняется тем, что часть опытных работников убита, селения многие разрушены, посылаемых неопытных работников часто приходится менять.

Докладная записка уполномоченного Совета Обороны по чрезвычайной ревизии продовольственных отделов Рязанской, Тульской и Тамбовской губерний Озеровского о положении в Козловском уезде 22 апреля 1919 г.
При ревизии козловских продорганов и остальных учреждений, имеющих ту или иную связь с продовольственным делом в г. Козлове и уезде, выяснились причины разрухи, грозящие правильному налаживанию, как продовольствию, [так] и вообще новому государственному устройству города и уезда. Первое - это неумелое прежнее строительство жизни, зависящее от различных внешних и внутренних причин, а второе - это в настоящее время преступное желание группы лиц, тормозящих как продовольствие, так и другие дела по управлению в городе и уезде, ставящих свои личные интересы на первое место, нисколько не интересующихся новым устройством жизни.
В октябре 1917 г., когда власть перешла к рабочекрестьянским советам, в городе Козлове был образован военно-революционный комитет, просуществовавший три с половиной недели, после чего был создан рабоче-крестьянский совет, председателем коего был избран т. Лавров, а членами Петров, Рябов, Мебель, Артемов и др.
Тов. Лавров был опытный работник в общественном строительстве, остальные его сотрудники малограмотные, совершенно не способные к новым задачам и ни в каких государственных вопросах они не могли разобраться. Почему волею судьбы Лаврову пришлось приучить их к самодеятельности...
Необходимость принятия мер по борьбе с бандитизмом, как, например, в Козлове был полк распущенный, явно бандитский (в 1200 человек), борьбе с мешочничеством, - все это диктовало необходимость организовать уездную чрезвычайную комиссию, председателем коей был избран Петров, человек малограмотный, но демагог, что и требовалось в данный момент. В то же время состав партии стал увеличиваться, в нее стал вливаться новый элемент. Какое этот элемент был, узнать было трудно, но старались принимать всех, полагая, что революция все сгладила. Действия УЧК послужили мотивом выступления против местной Советской власти, и Лаврову пришлось одному идти к взбунтовавшемуся вооруженному гарнизону и убедить их быть спокойными. Петров и все остальные сбежали в лес и три дня сидели там и даже после успокоения еще дня три не являлись в совет.
Бывшее восстание левых эсеров в Центре послужило сигналом для УЧК для проведения террора в Козлове, с чем Лавров, как председатель исполкома, не мог согласиться, доказывая, что многие левые эсеры только по недоразумению, а что они обыкновенные честные работники, скорее обыватели. Это послужило сигналом для отдельных лиц во главе с Петровым, Чиркиным, Меликовым и др. повести самую отчаянную борьбу, чтобы избавиться от Лаврова. Особенно эта борьба увеличилась с образованием комбедов, куда, к сожалению, вошли далеко не честные и не лучшие элементы. Правда, на устроенном Петровым в Иловай-Дмитровской волости празднике бедноты были выкинуты плакаты-девизы "Смерть кулакам-буржуям", были произнесены буквально погромные речи: "Бей, громи, отбирай все!" Ревизия Иванова из Наркомвнудела, установленная документами, что результатом всего этого в деревнях началась полная анархия, власть советов была аннулирована и созданы ячейки из отбросов общества, бывших конокрадов, хулиганов, спекулянтов. Они стали творить суд и расправу. Председатель ЧК Петров облек неограниченными правами коменданта Брюхина и не принимал никаких мер против преступных действий Брюхина, как избиение коммунистов, необоснованных с его действиями. Такие же неограниченные полномочия были даны и уголовному преступнику, спекулянту Пузикову, Кондратьеву - начальнику Богоявленского отряда. Все эти лица грабили, расстреливали и наводили террор на население. Для примера можно указать на следующий эпизод: арестовав 17 человек за невнесение налогов в Иловай-Дмитровской волости, Пузиков спрашивал: "Кто Казюлин", - и когда тот выступил из ряда арестованных, последовал револьверный выстрел. Казюлин с пробитым черепом повалился на пол.
В Никольской волости на общем собрании крестьян на вопрос, за что арестованы бедняки и коммунисты, вызванный отряд по команде Попова открыл по собранию стрельбу, результатом которой были раненые и убитые, а уцелевшие в панике разбежались по домам... В подкрепление своих хулиганских и несправедливых поступков комиссары Тверитнев и Попов затребовали еще отряд с пулеметом во главе с Пузиковым, каковой арестовал и посадил в холодные амбары несколько крестьян, наложил на них денежные штрафы, дал полчаса времени на размышление, по истечении которого неуплатчик должен [был] быть расстрелян. Одна женщина, не имея денег, спешила продать последнюю лошадь, чтобы выручить из-под ареста невинного мужа, и не успела явиться к назначенному часу, за что муж ее был расстрелян...
К сожалению, когда острый период, кажется, миновал, жизнь должна бы вступить в правильное русло, и страсти утихли, но борьба продолжается как в Козлове, так и на местах в уезде. Правда, огня и меча больше нет, но лица, оставшиеся от прежней закваски и состоящие по-прежнему в партии, даже в исполкоме, несмотря ни на какие постановления комиссии от губкомболя, мешают правильной работе как в городе, так и в уезде. Тов. Щербаков - в СНХ - членом коллегии, Копко - член коллегии президиума Козловского табачного комитета, а Иванов проник в продовольственное дело, так и в другие отделы правления Козлова. Назначаемые ими свои работники только увеличивают разруху и, видя свое бессилие создать какую-нибудь организационную работу, отказываются, и их приходится заменять специалистами. Над израненным телом продовольствия производятся только неудачные опыты.
Примеров тому масса, в короткий срок меняются один за другим комиссары продовольствия - Черных, Назаров, Пузиков. Назаров заявляет, что он малограмотный, дело совершенно не знает, и все-таки три месяца он стоит во главе продовольственного отдела. Назначается для постановки продовольственного дела новый комиссар т. Цильдерман, присланный Центром как опытный работник. Против него тотчас же поднимается целая кампания. И наконец, 15 марта отношением за №1557 исполкомом он был отстранен от заведования упродкомом, на его место назначен т. Меликов. И только телеграмма губкомболя и губпродком дала возможность продолжать работу по продовольствию Цильдерману.
Произведенная ревизия упродкома, ЧК, [Совета] Обороны страны вполне выяснила, насколько хаотично было поставлено все продовольственное дело, когда бухгалтерия велась на записной книжке. Она выяснила заслугу, которую нужно поставить т. Цильдерману, наладившему продовольственное дело...
Доклад зав. отделом управления еще ярче оттеняет эту сторону дела, указывая на полную невозможность работы управления в преступном мире, среди так называемых лжекоммунистов. Из прилагаемой при сем докладе копии за №4 еще ярче усматриваются особые привилегии, созданные президиумом местного исполкома и укомболя, что вносит беспорядок в административную работу, обессиливает борьбу с преступным элементом в Советах, и благодаря таким распоряжениям и властям находится целый ряд лиц, которых нельзя допускать к управлению государственной машиной. Иллюстрацией к этому можно указать на копию по делу Моисеева, когда отдел управления лишен возможности не только производить обыски и аресты в случае надобности в них, но даже должен получить необходимую санкцию от укомболя на производство дознания. Укомболь не отвечает неделями, а преступник успевает скрыться.
Установлена преступная деятельность Фролова, заведующего культурным имением Федоровка. Но благодаря тем же распоряжениям его нельзя допрашивать, хотя он самовластно увольнял председателя волсовдепа, устраивал ночью пьянство с девицами в отделе социального обеспечения - о чем было дано заявление в укомболь, но Фролов теперь ответственный сотрудник в губернском городе. Характерен случай с Волковысским, уволенным президиумом совнархоза за кражу ста ведер спирта, допустившего публичную ругань в театре и угрозу оружием председателю совнархоза Федоровскому. Вышеуказанные распоряжения не дали возможности УЧК арестовать Волковысского.
Несмотря на разъяснения ЦК РКП(б) от 10 декабря 1918 г. о том, что принадлежность к партии никаких привилегий не дает и что члены партии могут быть арестованы и содержимы на общем основании, Козловский исполком 4 марта с.г. №1199, отвечая в отдел управления на запрос: на каком основании запрещены обыски и аресты с шести часов утра и по отношению к кому это должно быть применимо, сообщает, что по распоряжению исполкома за №1017 аресты и обыски не производятся только у коммунистов, на всех же остальных жителей это распоряжение не распространяется, согласно постановления укомболя. Безответственность назначаемых работников, каковые уверены в защите партии, что их проступки, даже криминального характера, партия как заботливая мать прикроет и не даст хода делу, ставит присоединившихся к партии лиц в незаконно привилегированное положение. Из копии по делу членов Устьинского комбеда видно, что партия вмешивается в дела совершенно ее не касающиеся, даже тогда, когда производится дознание и не о членах партии.
Чрезвычайной ревизией в настоящее время выяснено, что в деле о хищении спирта в совнархозе Волковысским и Матусевичем не принято никаких мер. Несмотря на предписание об аресте, преступники бежали. В деле Фролова доказаны избиение и хулиганство - аресты не произведены. Не имеется санкции от укомболя на арест Моисеева, обвиняемого во взяточничестве, и Моисеев на свободе. Вопреки постановлению губкомболя, Щербаков, Копко, Иванов, Мебель, Петров участвуют в управлении городом. При ревизии хозяйственного инвентарного подотдела совнархоза была допущена незаконная выдача целого ряда вещей: одежды, мебели лицам, стоявшим у власти - Павловой, Миханощевой, Меликову, Рябову, Смирнову, Языкову и др. Меликовым и Рябовым незаконно получены 170 и 200 рублей оклада жалования за февраль, но, несмотря на незаконную выдачу, не приняты меры к удержанию - Козловским отделением контроля поставлен начет.
Быть ответственным работником в Козлове при таких условиях выгодно, ибо с этим связаны существенные и материальные выгоды и преимущества, и удобства, а главное чувство ответственности при полном отсутствии контроля и недостатка для населения юридической помощи. Все жалобы крестьян, горожан остаются напрасными, защиты искать негде. В жилищном отделе, где был заведующим т. Иванов, где работа была совершенно не налажена, где руководствовались сведениями, собранными еще в мае о наличности свободных помещений, в присутствии членов ревизионной комиссии и председателя исполкома представителю штаба Южного фронта вместо делового разговора пришлось выслушать простую ругань со стороны т. Иванова. При обращении к председателю Щербакову (каковой согласно постановлению губкомболя должен быть изъят из Козлова) гражданки Новиковой, у которой были незаконно отобраны вещи, пришлось продежурить часа три у кабинета и безрезультатно: она была не принята.
Как только распространился слух по Козлову о ревизии из Центра, то представители этой ревизии были буквально засыпаны жалобами, в большинстве случаев основательными, на незаконные действия козловской администрации. Напрасно крестьяне и рабочие стали бы искать в Козлове человека, который мог бы выслушать его дело, объяснить нужный декрет, оказать нравственную юридическую поддержку - такого человека в Козлове не найдется...
Из имеющихся в отделе управления сведений от граждан почти всех волостей выясняется, что лица, входящие и входившие в состав местных советов и местных ячеек, относились к имуществу граждан как к имуществу завоеванных врагов, отбирая все без всяких оснований и без выдачи квитанций все нужное и ненужное, собирая штрафы без основания и не выдавая расписок. Общая сумма отобранного у граждан, в огромной своей части середняков, превышает по некоторым волостям цифру с шестью нулями. В большинстве случаев такие дела сходят благополучно с рук. Из доклада представителя партии Кузьмина Козловскому уездному комитету партии усматривается, что местные власти - сельские члены ячеек, комиссары по борьбе с контрреволюцией брали взятки, пили самогон, допускали игру в карты, реквизировали для себя, продавали лошадей, взятых на хранение, и допускали другие злоупотребления. Чрезвычайный налог неправильно распределялся на население, бесчинства реквизотряда, реквизирующего припасы и делящих их между собой, - вот в настоящее время положение на местах в деревне. Список поступивших жалоб и результаты обследования на местах, копии протоколов отдела реквизиции упродкома и отдела управления - это богатый материал о той преступной разрухе как в Козлове, так и уезде.
По заявлению граждан Изосимовской волости д. Александровки на насилие коммунаров "Искра" дело передано в Тамбовский революционный трибунал (19), арестовано восемь человек по сношении моем с ГЧК. По ревизии волостного совдепа Хмелевской волости, произведенной помощником контролера Мусатовым, постановлен начет 8000 руб. Протокол реквизотряда о спекуляции в Епанчевской волости направлен в отдел управления, где находится также и дело о денежном штрафе на Никольскую волость в 111 032 руб., взятых комиссаром ЧК Тверитневым без квитанции и расписок, указанных декретами. В укомболе не дано никакого хода протоколам допроса зав. земельным отделом Новикова по обвинению его и председателя волсовета Протасова в распитии самогона и спекуляции. Из всего вышеизложенного ясно видно, что пока вмешательство в дела управления и продорганов Козлова будет допускаться группою лиц, преследующих только личные цели и ведущих борьбу за власть, дело продовольствия и административной машины не двинется ни на шаг. Все попытки правильно поставить продовольственное дело, борьба с бандитами, лжекоммунистами, поддерживающими отдельную группу лиц, стоящих в исполкоме, и группу лиц в укомболе, вершащих единолично все дела, устраняющих полезных сотрудников и преданных Советской власти специалистов, все эти попытки будут напрасны.

Из письма жителя г.Борисоглебска в губисполком о причинах недовольства населения 2 мая 1919 г.
Есть основания предполагать, что центральная власть получает из провинции доклады, донесения и т.п. совершенно в ином виде, как это совершается на месте. Мне, пишущему эти строки, известен один такой факт, случившийся с нашим городом Борисоглебском зимой с.г. Читая центральную газету "Известия", я заметил, что Борисоглебск был взят советскими войсками с боем и, прогнав казаков, [они] отбили у них хорошую добычу. Как же было мне стыдно читать эту заметку, я и представить не могу. На самом деле все выглядело таким образом: казаки обошли город стороной и в 12 верстах на сахарном заводе обделывали свои гадкие делишки, а власть в Борисоглебске только бегала по городу, кричала и ругала друг друга, но плана к эвакуации не было, а был полный хаос. А все это от того, что представители власти этой местности не на своих местах и у каждого [из них] не было разумного соображения даже в тихое время распоряжаться своим домом, а к нашему общему горю, тут как раз [они] попал[и] в комиссары. Есть здесь такие правители, которые пекли ситники, а теперь залезли в комиссары. Надо быть глупцом, чтобы ставить в комиссары таких людей и возможно, что благодаря этим глупцам пропадет вся революция...
Из Центра поступают бумаги, циркуляры, декреты, и их должен приводить в исполнение этот самый комиссар. Но это не беда, если бы этот комиссар мог разбираться в печати, а беда в том, что он читать может, а понимать - или совсем не понимает, или понимает совершенно по-иному, и вот тут-то и идет, как говорится, "ковордань", а бывает еще так: получил декрет, прочитал и не знает, что в нем написано. Тогда зовет делопроизводителя, писца или еще кого и спрашивает, что тут написано. И вот после этого, как же может работать государственная машина, как же не погибнуть революции?
Хочется повторить еще раз, что провинция дает Вам не такие сведения, как надо, а большей частью пишет "все благополучно", на самом же деле дела очень гадкие. Мне кажется, полезно было бы послать властей [из] Центра в села, хотя бы изредка агентов для того, чтобы прислушаться, что говорит деревня в данное время и чем она недовольна.
Крестьяне сейчас недовольны властью совершенно все. Почему же это, ведь это их власть? Но нельзя быть довольными, когда нет соли, дегтя, керосина, обуви, одежды. Правда, у него есть только что покушать.
Крестьяне совершенно все говорят так: за Советскую власть умрем все и пойдем бить врагов как на западе, так и на юге и на все другие стороны. Но они не хотят коммуны, а ведь если не хотят этого крестьяне, то насильно им этого не навяжешь...
Из политики центральных вождей видно, что они хотят добиться, чтобы пролетариат жил свободно и так, если он будет править страной и освободится от гнета, а если нужна будет коммуна, то он к ней подойдет постепенно, и тем самым прекратится борьба, так как я слышу тысячи голосов: голоса крестьян, голоса интеллигентного пролетариата и даже слышал голоса некоторых буржуев, что все было бы хорошо, если бы не коммуна. Тогда нас признали бы и иностранные государства и разбит был бы Колчак, так как тогда все поднялись бы на защиту крестьянской власти, а за коммуну идти класть голову никто не желает... Жаль и очень жаль, что если погибнет революция, то помешает этому коммуна...
Вы подумайте, может ли занимать место Троцкого какой-нибудь малограмотный кузнец или т. Ленина - какой-нибудь столяр, или может ли занять место Крестинского - комиссара финансов - такое лицо, которое и денег-то считать не умеет. А сейчас у нас в провинции как раз делается так и вся работа идет, как говорится, кувырком. А ведь без хороших работников в провинции ничего сделать нельзя...
Революция тянется почти 2 года (я говорю про Октябрьскую), и что же?
Порядок нисколько не улучшается, идет одна бестолковщина, надоело слушать и смотреть на все. Иногда даже разочаруешься и в Советской власти. Крестьянину, например, нужно выяснить какое-нибудь дело, и он едет в город спросить у начальства, но никто не может дать правильного ответа, и поэтому один комиссар посылает к другому со словами, что этот комиссар тебе все расскажет, думая, что его товарищ поопытнее его, а этот последний "пирожник" и тоже ничего не может объяснить и посылает еще к одному комиссару или в исполком. И так бедный крестьянин проходит дня два-три и, ничего не добившись, уезжает домой, где, конечно, соседи интересуются и спрашивают, как дела, а он отвечает, какая там власть, там одно горе, там никто ничего не знает и начинают ругать власть...
Говорят много о канцелярской волоките. Так могут ли ее устранить такие люди, которые совершенно не понимают канцелярской работы, и благодаря таким людям канцелярщина все больше разрастается, а не уменьшается, так как каждый комиссар делает такие распоряжения, что курам смешно. Но интересно то, что они почему-то, как бы подражая прежнему бюрократическому начальству, делают эти свои глупые, именно глупые пометки на бумагах красными чернилами или синим карандашом. Хорошо знаю, что во всех отделах есть много подотделов и тов. комиссар делает пометку "такой-то стол" и т.д., и что же, он даже не знает по содержанию бумаги, на какой стол передать бумагу для исполнения, а спрашивает у какого-нибудь писца, на какой стол это передавать. Разве это дело? Да, волокиту можно устранить, но только пусть будут опытные работники, от старшего до младшего. Еще много мешают несчастные девки, они только знают подвиваться, вот их дело, от этого их уже никак не отучишь, и на них не действует никакой декрет, хотя бы его написал сам Вильгельм. Они только получают деньги напрасно. Все передать, конечно, трудно.
Я хотя беспартийный, но мне жаль, если погибнет революция, если свалят власть Советов.


Материалы об антоновщине. Часть II

Взято отсюда.

Жалоба И.Ф. Белова из с. Мердуши Темниковского уезда В.И. Ленину на применение насилия местными органами власти к его семье
3 мая 1919 г.
К Вам обращается простой рабочий Воронежских мастерских Юго-Восточных сов[етских] ж. дор[ог], загнанный судьбой из родной деревни к станку только потому, что не было земли, которую было бы возможно обрабатывать и кормиться. Ушли из родного угла искать работы и хлеба также и мои братья - Василий, 40 лет, Алексей, 35 лет, Степан, 32 лет, и Семен, 23 лет. Первый, Василий, по объявлении бойни мировой, был мобилизован и, сражаясь, что называется, голыми руками, попал в германский плен, где пробыл 4 года, потерял значительную часть своего здоровья, и последний, Семен, в настоящее время состоит в рядах Красной Армии, защищающей революцию.
[Читать далее]Возвратившийся из плена Василий тайным голосованием был избран членом сельского совета и, как честный человек, на совещании сельского совета по вопросу о распределении хлеба для голодающих крестьян села Мердуши и Спасско-Рамени требовал справедливого и пропорционального распределения между обоими селами, благодаря чего произошел спор с председателем Рожковым и его товарищем Павлом Барсовым. Первый, вместо того чтобы спокойно высказывать свой взгляд, решил применить начальнический тон к брату и грубую силу, но этого ему осуществить не дали другие члены совета, и предложение брата было принято большинством голосов. Тогда Рожков, затаив в душе злобу на брата, решил ее осуществить в местном совете, где заранее, до общего собрания были готовы местные коммунисты с винтовками и, идя на собрание с местным коммунистом Алексеем Барсовым, [они] рассуждали, каким способом лучше привести это зверское дело в исполнение. Последний предлагал лучше прийти с винтовками ночью в дом и спящего заколоть, но благодаря счастливой случайности, за ними следом шел сын брата, 11 лет, и слышал этот разговор, и, прибежав домой, обо всем услышанном рассказал отцу. Тогда брат, придя на собрание, обратился с просьбой дать объяснения при общем собрании, за что они его приговорили к смерти. Рожков на просьбу брата заявил, что не находит нужным давать отчеты в своих действиях и это дело лично его интереса. Присутствуя при этом, отец также стал требовать объяснения. Он схватил отца за рубашку и стал тащить к коммунистам в отдельную комнату, где они ждали с винтовками в руках. Видя все это, брат не дал отца, и в это время поднялся шум. Тогда Рожков схватил брата за ворот рубашки и стал наносить удары по голове и потащил его к коммунистам, заявив собранию, чтобы все разошлись, так как Беловых будут здесь расстреливать. В то же время послышалась команда Алексея Барсова "В ружье!" и в один миг на брата были обращены дула винтовок. Василий Воронин приставил револьвер к груди брата. Народ, видя все это зверство, бросился спасать брата во главе с председателем этого собрания Кобловым, и только благодаря вмешательству всех граждан намеченные без вины жертвы были вырваны из рук палачей.
После всего этого собрание предложило брату сделать подписку и подать жалобу на Рожкова, Воронина и Алексея Барсова и других. Подписка была собрана и отослана в Темниково в совет, откуда и был прислан агент, который виновным не признал никого, но перед тем, как отсылать эту подписку, Рожков заявил, что ничего вам не поможет, я здесь царь и бог, в Темниковском совете все мои друзья. Так оно и получилось, и в настоящее время [он] грозит отцу и брату, и давшим подписку. В настоящее время мною, живущему вместе с братьями, получено письмо о том, что отцу и брату не дают покоя и держат под страхом смерти...
Обращаясь к Вам, товарищ Ленин, как к защитнику высшей справедливости, я от себя и от имени своих братьев прошу Вас оградить отца и брата от нападок и оскорблений, которые они не заслуживают, и обратить внимание на то, что в ячейке коммунистов засели и командуют трудовым крестьянином люди с настоящим и прошлым темным, бывшие убийцы, хулиганы, пьяницы, картежники и лодыри, которым неизвестно, что такое честный труд, как в виде Алексея Барсова, который еще при Н[иколае] II отбывал тюремное заключение - 3 года за убийство в Орехово-Зуево, где им и было совершено убийство. И эти лица, прикрываясь великим именем коммуны, держат в страхе все трудовое крестьянство.

Из доклада уполномоченного по Тамбовскому уезду И. Гаврилова о ходе мобилизации в Красную Армию
Не ранее 30 мая 1919 г.
По распоряжению губмобильбюро 13 мая с.г. приступил к исполнению своих обязанностей... За время с 13 по 30 мая мною сделано следующее:
Через посредство объявления в газете и телефонограммы по волостям и сельским советам население уезда извещено о том, что уездным уполномоченным принимаются всякого рода заявления и жалобы на деятельность советских, партийных и других общественных организаций, а равно и на отдельных лиц, кто бы они ни были. Заявления принимаются районными уездными уполномоченными, которые выехали на места в волости. …в среднем на одного товарища приходится почти пять волостей. Чтобы ускорить дело, необходимо увеличить число районных уполномоченных минимум хотя бы до 28 человек, чтобы на каждого было не более двух волостей, это работу значительно ускорило бы и сделало бы ее более продуктивной. По данным, имеющимся у меня из волостей, отчасти уже от моих уполномоченных, а главным образом от товарищей, которые были посланы комитетом партии в уезд на предмет проведения мобилизации, сообщено следующее:
Мобилизация… проходит очень вяло, добровольцев не находится, жребий тащить не хотят и вопрос оставляют открытым; предлагаю единогласно проводить мобилизацию очередных годов...
Такой способ мобилизации вызывает сильный ропот среди крестьян.
Мобилизация коммунистов идет успешно, с мест присылают даже больше того, сколько требуется... …в деревнях дезертиров очень много и местные советы к искоренению этого зла совершенно не принимают никаких мер, боясь расправы дезертиров. Попытки искоренить это путем посылки отрядов успех имеют очень малый; как только прибывает отряд в ту или иную деревню, они сейчас же скрываются в лес или еще куда до тех пор, пока не уйдет отряд из их деревни. И лишь немногие или уходят добровольно в свою часть, или попадаются в руки отрядов. В деревне почти по всему уезду поголовная варка самогона, занимаются нередко этим и даже члены исполкома волостных и сельских советов, хлеб уничтожается по волостям тысячами пудов. Настроение крестьян неважное в большинстве случаев по отношению к Советской власти, особенно к партии коммунистов - враждебное. Объясняется это, во-первых, деятельностью прошлогоднего состава советских ячеек и чрезвычайных комиссий, которые чинили всякие безобразия, во-вторых, недостатком продуктов первой необходимости, в-третьих, отсутствием помощи семьям призванных красноармейцев, в-четвертых, совершенной бездеятельностью земотделов вообще и, в частности, его лесного подотдела, в-пятых, массовым наплывом в деревню разного рода спецов от тех или иных советских органов, которые в большинстве случаев ведут себя возмутительно, по выражению тов[арищей], делающих доклады, "по-диктаторски", и крестьяне их принимают за коммунистов, т.к. они от советов, в-шестых, полнейшее бездействие органов просвещения, отсутствие всякой литературы, в-седьмых, отсутствие какой бы-то ни было партийной работы почти всюду, за исключением самого города, где кое-что делается, в-восьмых, часто несправедливое распределение на местах того немногого количества продуктов первой необходимости, какое попадает в местные органы распределения для деревни.
Вышеизложенные причины создают атмосферу чрезвычайно сгущенную, а местами даже угрожающую восстанием. Есть попытки в некоторых местах организованных выступлений со стороны дезертиров, которые открыто собираются и решают не идти на Тамбов, а объединиться с другими волостями и свергнуть Советскую власть, которая чинит им все вышесказанное.
Безусловно, этим случаем пользуются кулаки деревни, делают свое дело.
Как в доказательство могу привести случай в Верхоценской волости, где дезертиры на своем собрании представителю комболя заявили, что они не пойдут, а будут заниматься работой дома. Находящийся в том районе отряд в 10 человек был бессилен что-либо сделать с полутысячной толпой. Есть основания думать, что у них есть оружие. По борьбе с дезертирством сейчас по уезду работает отряд в 130 человек, разделенный на 5 групп: по тому делу, какое им надлежит сделать, это капля в море...
Необходимо:
1. Дать возможность крестьянину получить дрова из советского леса, хотя бы сучьями, но только не на себе таскать из леса, а чтобы он мог привезти на лошади.
2. Надо дать возможность к получению леса на перестройку развалившегося дома.
3. Вменить в обязанность народному просвещению заниматься не только с детьми на местах, а и со взрослыми, для чего до сих пор ничего не сделано.
4. Усилить работу органов снабжения литературой.
5. Вменить в обязанность губернским отделам, чтобы знали они, кого посылают в деревню.
6. Беспощадная борьба с самогонщиками под ответственность волисполкомов.
7. Открытый народный суд уличенных в преступлении за свою работу в тех или иных органах.
8. Немедленное рассмотрение данных отсрочек в учреждениях и предприятиях, работающих на оборону, где имеются отсрочки у людей, не имеющих ничего общего со специалистами, т.к. это тоже вызывает страшный ропот среди крестьян.
9. Надо пересмотреть нормы питания для скота, которые возмущают крестьян, больше того, прямо-таки создают контрреволюцию. Установленные нормы рассматриваются как насмешки, они могут служить причиной недосева и других серьезных упущений в сельском хозяйстве.
10. Необходимо реквизицию скота производить разумно, чтобы она не задевала интересов бедноты и середняков, а также и других предметов, чтобы на месте знали, кто отбирает, куда направляется отобранное.
11. Надо дать возможность крестьянам продолжать пользоваться [землей], если это возможно, хотя бы так, как раньше они пользовались для своей работы на земле, принадлежащей советским экономиям, как пользовались раньше у помещика, беря в аренду, если не для обработки, то по крайней мере для пастбища скота. А сейчас есть случаи, где и это не позволяется крестьянам. Выходит, что им сейчас хуже, чем когда был на этом месте помещик. Великие идеи социальной революции по причине, указанной выше, для них пока что чужды. Им надо на деле доказать хорошие стороны рабоче-крестьянской власти.

Циркуляр председателя губисполкома М.Д. Чичканова волостным советам о реквизиции хлебных излишков
2 июля 1919 г.
Острая нужда в хлебе, прекращение сдачи хлебных излишков крестьянами добровольно заставляет Советскую власть принять самые строгие меры против держателей хлеба. Сейчас губпродком приступает к реквизиции хлебных излишков. Предписывается всем совдепам, исполкомам оказывать реквизотрядам, агентам всяческое содействие в деле реквизиции, обнаружении скрытых хлебных излишков. Всякое должностное лицо, бездействием своим тормозящее дело реквизиции, будет рассматриваться как противник Советской власти, будет предан суду революционного трибунала. Граждане, уничтожающие хлебные излишки на самогон, объявляются врагами революции. Предписывается с ними вести самую беспощадную борьбу, арестовать, сопровождать в Тамбов для предания суду.

Приказ-обращение губисполкома и губчека к населению губернии в связи с объявлением ее на военном положении
Не ранее 3 июля 1919 г.
…объявляется для сведения всех граждан Тамбовской губернии, что губернской чрезвычайной комиссии по борьбе с контрреволюцией принадлежит право непосредственной расправы (вплоть до расстрела) за нижеследующее:
1. Принадлежность к контрреволюционной организации и участие в заговоре против Советской власти.
2. Государственную измену, шпионаж, укрывательство изменников, шпионов.
3. Сокрытие в контрреволюционных целях боевого оружия.
4. Подделку денежных знаков, подлог в контрреволюционных целях документов.
5. Участие в контрреволюционных целях, в поджогах и взрывах.
6. Умышленное истребление или повреждение железнодорожных путей, мостов и других сооружений, телеграфного и телефонного сообщения, складов воинского вооружения, снаряжения, продовольственных и фуражных запасов.
7. (Бандитизм) участие в шайке, составившейся для убийств, разбоя и грабежей, пособничестве им и укрывательстве.
8. Разбой и вооруженный грабеж.
9. Взлом советских и общественных складов и магазинов с целью незаконного хищения.
10. Незаконную торговлю кокаином.

Из протокола объединенного заседания губернских и уездных советских, партийных и профсоюзных организаций с участием уполномоченного ВЦИК Подбельского В.Н. о продовольственном кризисе в стране
21 июля 1919 г.
Губпродкомиссар т.Гольдин приводит некоторые цифры, говорящие о том, что сделано Тамбовской губ. для облегчения продовольственного кризиса. При среднем урожае за пределы губернии вывозилось 30-35 миллионов пудов хлеба. За этот же год до 1 июля ссыпано 12 миллионов 853 тысячи п[удов] всех хлебов... Больше всего дали Тамбовский и Кирсановский уезды, а меньше всего Козловский уезд, давший 14% своих хлебных излишков. Из 12 милл. пудов 4 милл. пудов оставлено для потребления губернии, таким образом, губерния дала лишь 22% нормальной ссыпки.
Если бы мы имели в своем распоряжении хлеб Сибири, Дона и Украины, нам не нужно было бы брать последний фунт хлеба у крестьянина. Тамбовский крестьянин отдал бы все свои излишки, так как тогда не было бы спекуляции и ему было бы выгодно отдать свой хлеб. Мы не может дать деревне необходимого товара, и вот этими-то причинами обусловлена задержка хлеба нашим крестьянством.
В голодающих губерниях взято на учет каждое зерно, в Тамбовской же губернии непроизводительно тратились хлебные запасы, и это объясняется преступной расхлябанностью советских и продовольственных органов. В Тамбове по карточкам хлеб получают "мертвые души", т.е. хлеб выдается по карточкам граждан, уехавших из города; лица, призванные в Красную Армию, получают и красноармейский паек, и общегражданский... Московские рабочие падают от истощения, жизнь их, по сравнению с жизнью тамбовских рабочих, представляет что-то ужасное. Во что бы то ни стало мы должны помочь им.
Тов. Подбельский предлагает следующую резолюцию:
"Приветствовать красных рабочих Москвы, Петрограда и всего голодающего севера...
2. В целях облегчения условий их борьбы и ускорения окончательной победы революции братски поделиться с ними нашим хлебным пайком, отчисляя ежедневно от каждого пайка 1/4 ф[унта] впредь до реализации нового урожая".

Приказ Кирсановского уездного ревкома от 25 июля 1919 г. о борьбе с дезертирством и бандитизмом
25 июля 1919 г.
В минуту надвигающейся опасности со стороны фронта контрреволюция внутри поднимает голову и отдельными выступлениями терроризирует местное население...
Невероятное развитие дезертирства служит поддержкой контрреволюции.
С объявлением уезда на военном положении и принятии уревкомом мер, в связи с успехом Красной Армии на фронте, контрреволюционные замыслы потерпели крах. Надежды их не оправдались и на этот раз.
Дружными усилиями мы сумели также ликвидировать и дезертирство, тысячи их явились добровольно и отправлены в ряды Красной Армии.
Часть злостных дезертиров, бандитов и контрреволюционеров была поймана и понесла заслуженное наказание.
В настоящее время в уезде остались немногие дезертиры и бандиты наиболее преступного элемента, глухие ко всем призывам и распоряжениям уревкома.
Не останавливаясь в преследовании преступного контрреволюционного элемента до тех пор, пока в пределах уезда не останется ни одного бандита, ни одного дезертира, уревком… приказывает: всем волисполкомам, независимо от конфискации имущества семей, укрывающих дезертиров, по истечении окончательного срока для их добровольной явки брать заложников, которых препровождать в укомдезертир для зачисления их в тыловое ополчение. Независимо от этого на волости, села и деревни, укрывающие дезертиров, будет накладываться контрибуция в пользу Красной Армии от 5000 до 500 000 рублей.
Для искоренения бандитизма и преступного элемента, терроризирующего местное население, уревком приказывает селам, скрывающим бандитов, в 10-дневный срок по опубликовании сего выдать главарей преступных контрреволюционных банд и участников всех контрреволюционных выступлений для немедленной расправы с ними по всей строгости законов военно-революционного времени...
Волости, села и деревни, уличенные в укрывательстве преступного элемента, будут обкладываться контрибуцией в неограниченном размере.
Невыплата же контрибуции повлечет к взятию заложников от зажиточного слоя населения, которые и понесут за укрывательство дезертиров, бандитов и контрреволюционеров заслуживающую кару.

Из информации губкома РКП(б) в Центр о проведении хлебной монополии в деревне и борьбе с Антоновым
Не позднее 15 февраля 1920 г.
Изъятие излишков проходит не совсем гладко... Продовольственные агенты и отряды иногда отбирают норму не только у кулаков и спекулянтов, но и красноармейцев, крестьян-бедняков. Бывают злоупотребления. В Липецком и Борисоглебском уездах и некоторых волостях злостные дезертиры и эсеры воспользовались, чтобы поднять восстание. Восстания широкого и затяжного характера не носили - быстро ликвидировались. Губком принимает меры, чтобы такого повального отбора нормы не происходило. Борьба идет и с злоупотреблениями продработников...
В Кирсановском уезде еще с движения "зеленых" оперировала банда Антонова (правого эсера). В последнее время стала появляться частью в Тамбовском и Борисоглебском уездах. Она представляла большую опасность, тормозила всю работу, задалась целью истребления коммунистов. Ею было убито уже 100 человек ответственных товарищей...
Директивы Антоновская банда получала от членов Учредительного собрания - правых эсеров Немтинова и Архангельского, находившихся в пределах Тамбовской губернии. Планы этой банды были широкие, даже предполагалось наступление ее на Тамбов. Банда скрывалась в лесах и у кулаков.

Ответ выездной коллегии губчека на письмо А.С.Антонова
Не ранее 18 февраля 1920 г.
На днях нами получено письмо бывшего начальника Кирсановской милиции Антонова, каковое написано им от имени "боевой дружины", начальником которой называет себя Антонов. В этом письме гражданин "свободомыслящей России" оправдывает себя и свою дружину перед Коммунистической партией, отмежевываясь от банд, с которыми позорно работал летом и осенью прошедшего года, убивая граждан свободной Советской России. "Свободомыслящий социалист" отрицает причастность "его дружины" к грабежам и говорит, что обвинение в этом "Антонова и ко[мпании] со стороны Коммунистической партии есть наглость, достойная позора бюрократии старого времени". По словам этого "знаменитого Кирсановского социалиста", партия коммунистов-большевиков запятнала себя "кровью трудящихся". Написано с чувством, но глупо. Неужели социалист Антонов и его "боевая дружина" думает, что трудящиеся массы России тяготеют к ним? Неужели трудящиеся массы за полуторагодичный период времени не успели разгадать Антонова и его "боевую дружину", судя по поступкам? В чем же проявилась работа этой дружины на пользу "трудящихся масс"? В разбое, убийствах, грабежах и терроре... Ведь с начала своей деятельности "отважный Кирсановский социалист" собрал вокруг себя подонков общественности в лице уголовного элемента и бессознательных дезертиров и занялся убийствами безвредных деревенских идеалистов в лице членов Коммунистической партии. О составе его боевой дружины говорить не приходится, ибо она известна всему уезду своими поступками. Дальше мы скажем, что же сделала "боевая дружина" полезного: ограбила Дашковскую детскую колонию, где взяла 110 тысяч рублей, приготовленных "кровавыми коммунистами", по словам Антонова, для детей голодных питерских рабочих. Руководил и правая рука начальника "боевой дружины" Токмаков. Что же может быть позорнее? Может быть, "чистейший социалист" думает, что оставляя голодных детей питерских рабочих, он творит полезное для трудящихся масс "Сознательной России". А разве это одно. А ограбление Утиного, Золотовского советов - не работа "боевой дружины"? Разве эти взятые суммы не принадлежат трудовому народу? Если перечислить прекрасные поступки "дружины", то нужно заполнить ими все "Кирсановские известия". А крови идейных работников, истинных борцов за право трудящихся разве мало пролила "боевая дружина"? Убийство лучшего человека т. Чичканова, стойких борцов рабочего пролетариата тт. Полатова, бр[атьев] Коневых, Пьяных, Ломакина и др., среди которых есть женщины крестьянские и число которых считается десятками, разве это не работа "гуманной дружины" и их боевого начальника? Вот приблизительно в чем состояла деятельность Кирсановского идеалиста Антонова и его дружины. И этот чудовищно кровожадный человек и превосходящая его в этом дружина имеют наглость оправдывать свои поступки перед лицом трудящихся. Хотелось бы спросить, каких же трудящихся имеет в виду господин Антонов. Уж, вероятно, не т. Ленина и ему подобных, а Деникина - "свободного гражданина свободомыслящей России", к которому посылал гонцов. "Смотрите, трудящиеся, я не виновен в грабежах и сам убиваю грабителей. Караваинский бандит, известный Беребешкин, убит мною за свою преступную деятельность", - говорил Антонов в своем письме. Какой веский аргумент для оправдания. А кто же летом 19-го года с "дружиною" в шестьдесят человек шел освобождать арестованного Бербешкина? Все тот же Антонов. Хорошо оправдался. Товарищи рабочие и крестьяне, изложенное есть сотая доля всей полезной работы "сознательного гражданина и его дружины" на пользу рабочих и крестьян. Неужели после этого Антонов может называть себя социалистом? Какое же имя, как не "бандит", можно ему дать? Только бандит, другого имени нет. Ни один из людей, именующих себя социалистом, не способен на поступки, подобные "начальнику боевой дружины и его дружинникам"... Антонов не социалист, а, вернее, авантюрист, человек с абсолютной преступной наклонностью и таковой еще имеет наглость называть себя борцом за право трудящихся. Антонов и его дружинники вместо того, чтобы своим посильным трудом укреплять завоеванное в Октябре право пролетариата, скрылись в кирсановские леса, превратились в питающихся кровью волков и из глухих лесных дебрей стали нападать на беззащитных сельских коммунистов и крестьян и пить их кровь.

Рапорт Лебедянского уездного военкома в губвоенкомиссариат о восстании крестьян Больше-Хомутецкой волости
17 марта 1920 г.
Доношу подробности о восстании в Больше-Хомутецкой волости Лебедянского уезда.
9 марта в село Борисовку, Липовку и Лебяжье Б-Хомутецкой волости прибыли агенты упродкома с продотрядом для хлебной реквизиции. Агенты собрали сходы, на которых читали приказ упродкома о выполнении хлебной разверстки.
Село Борисовка, после некоторого обмена словами, наотрез отказалось вывезти хлеб. Агент Караваев, работающий в этом селе с отрядом в 40 человек, приступил к аресту заложников. Когда арестованных везли под конвоем красноармейцев к волисполкому, толпа крестьян кинулась на них и освободила.
Между тем часть крестьян завладела церковью и стала бить в набат, на что ответили соседние деревни: Липовка, Кривец, Преображенское и Лебяжье. Вскоре в селе Борисовке собралась огромная толпа, вооруженная кольями, вилами и несколькими винтовками.
Продотряд, рассыпавшись на улице в цепь, принял оборонительное положение, и начальник отряда предложил толпе разойтись. Когда после повторенного несколько раз приказа разойтись толпа все-таки не расходилась и только посмеивалась, говоря: "Что вы с нами сделаете?", отряд дал несколько залпов вверх и также несколько очередей из пулемета, причем кто-то из красноармейцев выстрелил в толпу и убил двух крестьян. После этого толпа нахлынула на отряд, смяла его и разоружила 15 красноармейцев. Отряд собрался только за селом. Тем временем наступила ночь, и при каждой попытке отряда войти в село крестьяне начинали бить в набат и зажигали огни на церкви, такие же огни виделись в селах, упомянутых выше.
Реквизиционный штаб, находя свои силы недостаточными для подавления беспорядков, отошел в село Доброе, откуда донес о событиях уисполкому и мне. Мною немедленно были поставлены в известность Липецкий и Козловский военкомы, которые выслали отряды по 200 человек. На месте был образован штаб для ликвидации восстания... Появление сильных отрядов, с одной стороны, и высланные агитаторы в восставшие села оказали влияние на граждан этих сел, и они в настоящее время сдают имеющееся у них огнестрельное оружие. Арестовано 30 человек главарей.
…в районе восстания в большинстве преобладает кулацкий элемент и поэтому восстание для местных властей не было неожиданным.

Доклад уполномоченного Усманского уездного исполкома Я. Воронских о незаконных действиях продотрядов в Демчинской волости
27 апреля 1920 г.
Получив полномочия для контакта работы при продотряде Демчинской волости, я совместно с волисполкомом немедленно приступил к осмотру разверстки и незаконных действий продотряда в некоторых сельсоветах. 23 апреля продотряд ловил всех граждан, шедших в совет и просто проходивших мимо исполкома. Пойманных сажали в амбар и отправляли в Усмань без всяких причин к аресту. Много случаев избиения женщин плетками (закрыто и открыто), били и членов совета. Был даже и такой случай. Красноармейцы стали бить женщин прикладами, сельский учитель Алексеев и председатель пролеткульта Ярцев стали говорить, что так делать нельзя. А их арестовали и посадили в амбар. На вопрос председателя уисполкома Шишкина "Имеете ли вы право сечь плетками?" комендант Светлов ответил - декрета о запрещении бить плеткой нет. И эти слова были произнесены в большой массе присутствующих.
Много случаев, когда врывались в дома без представителей местной власти, делали обыски, забирали вещи, которые им нравятся. Копии с акта о конфискации вещи и расписки неразборчивы. Запугав население всякими угрозами, такие незаконные действия со стороны продотряда дискредитируют продполитику, а не утверждают ее. Население политически и морально убито. Сельские советы слабо идут навстречу продполитике благодаря такому поведению продармейцев. Разверстка проводилась не по классовому принципу, ни с чем не считаясь, продотряд угнал стадо коров, среди которых много пропало у бедняков и семей красноармейцев, хотя многие семьи красноармейцев выполнили продразверстку, им коров не возвращают. Населением волости продразверстка выполняется не очень охотно. Семенной картофель весь отбирают, были случаи - вырывали и резаный картофель... 21 апреля особоуполномоченным упродкома Зыбиным было отдано распоряжение, запрещающее пахать в поле, ехавших в поле - арестовывать, отбирать лошадей и сажать в амбар. Отмены данного распоряжения до сих пор не последовало. Арестованного бандита Костылева сначала посадили в амбар, а затем расстреляли. Необходимо расследовать законность расстрела, хоть он и был бандит, но надо поступать по закону. К коммунистам со стороны продотряда отношение хулиганское и деспотическое, есть такие продармейцы, каких не было жандармов при царизме, есть такие опричники, которые продолжают свои подлые действия. Нам не будут симпатизировать крестьяне, а честные работники, которые энергично с нами работают, откажутся от нас. Я прошу уисполком принять меры и выгнать всю сволочь из продотряда, которая дискредитирует Советскую власть.