June 4th, 2021

Материалы об антоновщине. Часть III

Взято отсюда.

Доклад сотрудника политбюро при Борисоглебской милиции Богомолова о бесчинствах агентов упродкома и продотрядов
30 апреля 1920 г.
Действия агентов с отрядами были таковые: назначили на более зажиточных крестьян Бурнакской волости для вывоза хлеба по 500 пудов, по 400, по 300 и меньше. За неисполнение такого вывоза хлеба производили обыски, но во время обысков хлеба не оказывалось, только находилось в малом количестве, который оставался для пропитания своей семьи, а весь излишек хлеба, по заявлению граждан, был вывезен заранее, [до] обысков. После всех трех обысков забирался весь скот, лошади, коровы, овцы, свиньи, а также последний хлеб, который был оставлен для прокормления семьи. На отобранный скот, хлеб и имущество где были составлены акты, в которых значилась конфискация скота, а где совершенно не составляли никаких актов и не давали никаких расписок на отобранный скот... Весь конфискованный скот стоит бездельно, на пахоту для обсеменения полей скот не использовался, а только раскатываются агенты и красноармейцы продотряда...
[Читать далее]…в Туголуковской волости находился отряд по борьбе с дезертирством, под руководством начальника отряда Василия Михайловича Плещеева, который действовал, согласно заявлений гр[аждан] Туголуковской волости, незаконно и преступно. Во время обысков этим отрядом забирались вещи, не составлялось никаких протоколов и не давалось никаких расписок на отобранное имущество, а где составляли, то не вписывали все вещи, которые забирались. Граждане избивались плетками красноармейцами этого отряда, кроме всего этого, над женщинами безобразничали, по заявлению одной женщины, которая была изнасилована. Все конфискованные и отобранные лошади, вместо того чтобы использовать их для обработки обсеменения полей, на лошадях этих только что раскатываются галопом красноармейцы этого отряда и загоняют лошадей. В общем масштабе Туголуковской волости население, граждане так напуганы этим отрядом, что жители боятся входить в разговор с незнакомым человеком. Из слов граждан, местная власть для принятия мер была бессильна.
30 дня апреля с.г. вечером поздно я прибыл в деревню Протасово Кабань-Никольской волости по вызову государственной хлебной разверстки. Действия агентов с отрядами таковы: накладывали на крестьян выработанную разверстку, с посевной площади приходилось по 150 пудов, по 100 пудов и меньше, за невывоз такового хлеба производили обыски. За время обыска хлеба оказалось в малом количестве, который агентами брался на учет, после обыска у этих граждан забирался скот, лошади, коровы, овцы и прочее, и кое-что из предметов. На весь отобранный скот расписок и актов не давалось… во время обыска была бита плеткой жена Сушкова агентом Абрамовым, а также… по распоряжению агента Суписа, за невыполнение государственной разверстки граждане подвергались пыткам, весь отобранный скот находится в плохих условиях, вместо того чтобы его использовать для обработки [и] осеменения полей. На лошадях раскатываются все агенты и красноармейцы продотрядов. По заявлению нескольких граждан, на потеху один из агентов Рожков был арестован исполкомом Кабань-Никольской волости за пьянство, но был освобожден, местная власть была бессильна.

Из доклада уполномоченного губчека Ф.А. Шарова об организации "зеленой армии" из повстанцев и дезертиров
Не ранее 9 мая 1920 г.
…начальник отряда по борьбе с дезертирством т. Виноградов передал, что сорганизовавшаяся "зеленая армия" находится в лесу близ села Подоскляй и что когда он послал на разведку двух красноармейцев своего отряда, то они были ранены "зелеными бандами". Поэтому мы сгруппировали свои силы и вместе отправились в с. Подоскляй, где мною было установлено, что 7 мая после ранения красноармейцев остальными отрядами было захвачено на опушке леса 25 дезертиров...
Дезертиры сообщили, что "зеленая банда" находится в глуби... Как только выехали из леса, то заметили на "Лугах" вроде стадо скота, спросили у подошедшего мальчика, что это за стадо виднеется. Последний ответил - это дезертиры. Начали присматриваться, выезжая на вершину горки, и заметили массу суетившихся людей, направились к ним, но тут нашим глазам представилась невероятная картина. Дезертиры бросились бежать в глубь леса... Видя бесцельность погони, мы оцепили их шалаши, при которых оказалось 53 повозки с порядочным количеством продуктов, по-видимому подвезенных для "зеленой армии", и 5-7 мальчишек, 5-6 стариков и 4 женщины. Путем опроса было установлено, что в лес убежали дезертиры, человек 200-250, бросив свои повозки и пасущихся лошадей. По моему распоряжению лошади были запряжены в повозки и переведены в село, где было приступлено к выяснению, причем оказалось: из 53 подвод у 21 не оказалось хозяина, которые тут же были отправлены в губкомдезертир вместе с собранными сельсовдепом и частью задержанными в лесу дезертирами - всего 43 человека (за исключением одного дезертира, сознавшегося в совершенном убийстве, который был направлен в губчека как бандит и давший ценные сведения о "зеленой армии"…), а остальные подводы были отпущены по вызову председателя.
Утром 9 мая… двинулись в наступление на местность, где были расположены "зеленые банды", от 3 до 5 тысяч по достоверным источникам. Прошли более 20 верст, но наткнуться на "зеленые банды" так и не удалось, как равно и не встретили отдельных кучек дезертиров, за исключением одного бандита, ехавшего на телеге, у которого оказалась винтовка заряженная и кинжал. Бандит дать какие-либо объяснения по поводу банд отказался, поэтому он также доставлен в губчека вместе с лошадью и телегой.
…при беседе со мной секретарь Кобылинского сельского совета проявил такие действия, что он является не только укрывателем дезертиров, но даже организатором "зеленых банд".

Из протокола заседания Усманского уисполкома о бесчинствах продотряда по отношению к населению
23 мая 1920 г.
Слушали: Доклад т. Дурманова и материалы следствия о безобразиях продотряда №4.
Постановили:
1. Предать суду губвоенревтрибунала зам. Упродкомиссара Колбаско за отдание приказа об аресте уполномоченного уисполкома т. Дурманова, производившего следствие по поводу безобразий продотрядов и попустительства этим безобразиям.
2. Предать суду губвоенревтрибунала особоуполномоченного упродкома комиссара продтряда №4 т. Карпова за распоряжения о прекращении следствия т. Дурманова, [за] отказ о предоставлении права снимать следствие с обвиняемых лиц, за отказ от арестов виновных, объявлении военного положения без согласия уисполкома, нераспорядительность и попустительство грабежам и насилиям продотряда.
3. Старшего к[оманди]ра продотряда Линду привлечь к ответственности за уничтожение официального акта о конфискации вещей и присвоении таковых.
4. Политкома продотряда №4 Астафьева предать суду губвоенревтрибунала за допущение битья населения шомполами, плетками, прикладами, штыками и стрельбы без всяких на то оснований.
5. Весь продотряд №4, ввиду бесчинств, производимых последним, выражающихся в пьянстве, игре в карты, битье прикладами, шомполами, плетками ни в чем неповинных, ничем не вызванных выстрелах, предложении крестьянским женщинам о вступлении в половые сношения, отборе у местного населения белья и платья - признать неблагонадежным, вызывающим контрреволюцию и подлежащим расформированию, о чем и просить губисполком и губвоенком. Ввиду того что данные безобразия творились большинством отряда, предать отряд в целом суду губвоенревтрибунала.
6. Просить губвоенревтрибунал выслать 3-х следователей для производства следствия над деятельностью всех продотрядов уезда.
7. Предложить увоенкому отдать о настоящем приказ по всем войскам и воинским частям уезда.
8. Укомпарт просит назначить 3-х следователей для производства следствия в срочном порядке.
9. Увоенкому и уполитбюро предложить в срочном порядке проведение в жизнь настоящего постановления и произвести надлежащие аресты виновных.

Приказ Моршанского уездного комиссара продовольствия уполномоченному Земетчинского района о пресечении преступных действий продработников
18 июня 1920 г.
Ввиду упорно циркулирующих слухов о творящихся в уезде преступных действиях со стороны некоторых продработников, в особенности агентуры и мельничных контролеров, приказываю: обратить ваше серьезное внимание на поведение продагентуры. Самым беспощадным образом пресекайте взяточничество, пьянство и т.п. контрреволюционные выходки продагентуры, и если вами по каким-либо соображениям пропущены без внимания, то ответственность будет лежать всецело на вас как на руководителе района. Всех же замеченных немедленно арестовывать и препровождать упродкому на предмет предания суду для суровых мер наказания в условиях военного времени.
Работа должна вестись энергичным способом и методами репрессивных законных действий с применением реквизиции и конфискации.
А раз применяются такие способы, то не должно быть и места в рядах продработников всем тем, кто тормозит работу и еще своим недостойным поведением подрывает власть Советов и всю продовольственную политику. Поставьте об этом в известность всю агентуру и требуйте полного исполнения боевых заданий, в противном случае все будут привлекаться к строгому взысканию.

Из информационных сводок уездных политбюро о политическом положении и настроениях населения за период июнь - июль 1920 г.
Борисоглебский уезд
Настроение населения: рабочих, крестьян, служащих - неудовлетворительное в связи с переживанием тяжелого момента, разрухой, длившейся войной, с предстоящим неурожаем хлеба. Видимый урожай действительно плох. В некоторых местах нельзя даже собрать высеянных семян. Между рабочими и служащими растет недовольство ввиду получаемого малого оклада, недостающего для существования. Недовольство все является на почве получения малого количества пайка и др. продуктов.
Отношение к Советской власти со стороны кулаков и буржуазии враждебное. Отношение к Коммунистической партии пассивное ввиду неразъяснения темной массе значения коммунистической программы и к чему она стремится.
Моршанский уезд
Из-за слишком репрессивных мер упродкома по последней разверстке хлеба настроение крестьян убитое. В ближайшем будущем можно ожидать серьезных осложнений, ибо положение бедноты в продовольственном смысле стало весьма плачевно, что способствует слиянию их с кулачеством.
Одним словом, общее настроение крестьян в уезде по отношению к Соввласти обостряется. Отношение к совет[ским] хозяйствам враждебное, при удобном случае крестьянами совершаются погромы таковых; отношение к земельной политике и коммунам отрицательное.
Тамбовский уезд
Отношение к Коммунистической партии крестьянства довольно печальное. Перед глазами этого сословия партия почти потеряла весь авторитет, который она имела раньше. Объяснить это можно лишь тем, что работа партии среди крестьянства проходит очень слабо и отсутствует всякое развитие понятия о Коммунистической партии.
Усманский уезд
Отношение к Коммунистической партии пассивное, ввиду неразъяснения темной массе значения Коммунистической партии и к чему она стремится. Темная масса поголовно забита поповскими беседами и сказками так, что зачастую среди крестьян приходится слышать: "Коммунисты - это есть предшествие антихристов". Также наблюдается, что когда коммунист совершит преступление по должности, то после этого с презрением смотрят на коммунистов.
Сознательных граждан весьма малое количество...
…попы среди крестьян распускают слухи о том, что Соввласть существовать будет только 42 месяца, а потом наступит монархическое правление. 5 месяцев будет производиться поголовная вырезка коммунистов, а после этого наступит хорошая райская жизнь. Политбюро со своей стороны приняты меры к изловлению попов…

Выступление председателя губисполкома А.Г. Шлихтера на губернском продовольственном совещании о состоянии продовольственной работы
8 августа 1920 г.
…Тамбовский губпродком сумел дать советской республике если не все 100% наложенной на Тамбовскую губернию разверстки, то около 50...

Письмо жительницы с. Темяшево Моршанского уезда Е.В. Юркиной мужу - военнослужащему
Здравствуй, милый и дорогой супруг Даниил Васильевич, от супруги Вашей Елены Васильевны. Прежде всего, низко я Вам кланяюсь, при том желаю от господа бога доброго здоровья, заочно крепко целую Вас несчетно раз, еще кланяется дочка Лизочка, заочно крепко целует Вас несчетно раз. Дорогой супруг, получила я от Вас три письма, из них я вижу, что жив, здоров, чему я очень рада. Я тебе писала три письма и телеграмму и еще посылаю Вам письмо и удостоверение от своего совета. Дорогой муж, Даниил Васильевич, получаешь ты или нет мои письма, и почему ты не сочувствуешь моему положению, бросил ты меня, как в грязную яму. Я как приехала к Вам и никто меня Ваши братья не принимают и не пускают близко к дому, и также я ходила в ваш сельский совет насчет земли, просила - мне тоже отказ, не дают и что же мне теперь делать? Дорогой мой супруг, Даниил Васильевич, как же я буду, которое я письмо пишу и все прошу, а ты не обращаешь внимания. Или ты не получаешь мои письма. Еще я пишу, дорогие мои товарищи, пожалейте мое безвыходное положение, отпустите моего мужа хоть на три дня, совсем мое положение очень плохое. Поверьте мне, что я на чужой стороне, приехала, у меня не свои родные, никто меня не принимает жить, что у меня было - я все проела с ребенком. Главное дело, я по-деревенски не могу работать и к своим родным я теперь не попаду, мне не на что ехать. Дорогой мой супруг, приезжай хоть на три дня, иначе я должна здесь пропасть. Еще я тебе пишу, твои братья разделились и меня не приняли, и ничего мне не дали, а пойдешь куда-либо к соседям, что да либо скажешь, только и слышишь "твой муж красноармеец, грабитель", также и в совет придешь, в совете сидят деревенские мужики, дезертиры все, что у них станешь просить, они на меня ругаются, выгоняют и ничего не дают, не обращают никакого внимания. Красноармейцам ноль внимания, красноармеец - это грабитель, они нашу кровь пьют. В нашем селе шестьсот домов, а служат только тридцать человек в Красной Армии. На семьи красноармейцев не смотрят здесь и считают нашего брата хуже собаки, потому что наши мужья служат.
Дорогой мой супруг, Даниил Васильевич, я еще раз прошу, как-нибудь приезжай. Люди скоро будут рожь сеять, а нам земли не дают, надо нам когда-нибудь выхлопотать земли. Я пойду ежели в совет просить - они мне только и скажут, твой муж где-нибудь грабит, а мы тебе земли дадим.
Еще раз прошу Вас, товарищи, ради бога, пустите моего мужа хоть на три дня. Приезжай как-нибудь, выручи меня от таких врагов-дезертиров.

Из информационной сводки Тамбовского уполитбюро об отношении населения к продовольственной политике Советской власти
Не ранее 15 августа 1920 г.
Настроение крестьян по уезду разнохарактерное, в большинстве слышится ропот на то или иное постановление Советской власти. Злобою дня было закрытие мельниц. В большинстве крестьяне говорили, что Советская власть хочет уморить их с голоду, нисколько не думая о том, что сколько им полагалось по норме - они смололи и съели, а это уже просят сверх нормы. Затем повсюду ропот на массовую гужевую повинность, где, надо заметить, в большинстве виновато само население, ибо беднота, как имеющая право управлять, ни во что не вмешивается, а кулачье делает, что хочет. Сельсоветы, где в большинстве сидят из класса выше среднего или бедняков, который тянет руку за богачей, так как беднота, ни к чему не касаясь, дает повод богачу управлять, который, в свою очередь, заставляет сидящего у власти бедняка делать по-своему. Так сельсоветы в большинстве не ведут правильно наряда на подводы, а гонят в наряд того, кто попал на глаза, поэтому более хитрые уйдут всегда от наряда, и большинство ропщет, открыто не указывая, что почему не гонят в наряд Ивана Сидорова или Сидора Иванова, а просто сваливают все на власть. А в это время тот, который увертывается от наряда, кричит громче всех, что их замучили наряды, а потому власть нехороша. Бедняк, несколько раз съездивший за крикуна, в свою очередь тоже недоволен властью.
Настроение рабочих нисколько не изменилось. В общем, они настроены к власти очень сочувственно, но к отдельным ее органам, как, например, к продовольственным, очень враждебно. Все материалы, данные о рабочих только и характерны тем, что рабочие настроены тогда хорошо, когда получают продовольственный паек более или менее исправно. Несвоевременная выдача продовольствия частенько их наталкивает на забастовку. Между рабочими и крестьянами контакта нет, это два противоположных лагеря. Рабочий недоволен крестьянином, тем, что тот не дает хлеба государству, а поэтому не может получить хлеба сам, крестьянин же недоволен тем, что рабочие работают 8 часов.

Приказ оперативного штаба при губчека о карательных мерах по отношению к селениям, примкнувшим к восстанию
31 августа 1920 г.
Борьба с бандитами, разрушающими совхозяйства, убивающими совработников и коммунистов, натыкается на противодействие кулацкого населения, укрывающего бандитов и контрреволюционеров. Для скорейшего и решительного подавления бандитского движения оперативный штаб при губернской чрезвычайной комиссии по борьбе с контрреволюцией приказывает начальникам войсковых частей, действующих против бандитов, по отношению к селениям, в которых граждане будут замечены в участии в бандитских выступлениях или укрывательстве бандитов, провести беспощадный красный террор.
Приказывается в таких селениях брать заложников - членов семейства из тех семей, члены которых примкнули к бандитам или им способствовали, заложниками брать граждан от 18 лет, не считаясь с их полом. Объявить населению, что в случае, если бандитские выступления будут продолжаться, заложники будут расстреливаться.
Имущество таких граждан конфисковать полностью.
Здания, занимаемые ими, сносить, а в случае невозможности - сжигать.
Бандитов, застигнутых на месте преступления, расстреливать.
Объявить также, что, согласно решения президиума губисполкома, селения, замеченные в участии в бандитских движениях, будут обложены чрезвычайными продовольственными контрибуциями, за неисполнение которых будут конфисковываться все земли и все имущество всех граждан.
Последние в принудительном порядке будут выселяться: взрослые мужчины и женщины - в лагерь принудительных работ, малолетние - в детские дома до конца гражданской войны.

Запись разговора по прямому проводу оперативного штаба при губчека с Кирсанским уисполкомом об активизации действий повстанческих формирований
1 сентября 1920 г.
[Тамбов]: …каково у вас положение...
[Кирсанов]: Банда в уезде есть, которая оставила Иноковку, перешла на остров Черпецк при селе Рамзе Рамзинской волости, всего ее до 100 человек, оттуда, [по] последним сведениям, направляется в Карай Салтыкова, вооружена бомбами, винтовками и револьверами. В Иноковке ими сделано: казнено 17 человек, в исполкоме уничтожены все книги. [В] Рамзе убито четыре человека и производили грабежи... оперирующие банды в нашем уезде состоят из Антонова, Токмакова, Германа и других самых отъявленных бандитов и с.р. и злостных дезертиров… отряды, ведущие борьбу с бандами, только вооружены, т.е. почти нет патронов, не хватает винтовок и нет ни одного пулемета, и отряд за отсутствием винтовок увеличить нельзя, а последнее необходимо, ибо наш отряд, состоящий из 75 винтовок и 20 кавалеристов [с] шашками без винтовок, конечно, для ликвидации банды недостаточен, поэтому надо прислать хотя бы 100 винтовок, патроны и, если можно, один пулемет, а иначе банда уйдет в леса и тогда вообще с ней нельзя [будет] бороться, а уничтожить ее необходимо и поэтому-то в ней самые главари.

Доклад начальника штаба войск ВОХР В.В. Пермякова заместителю председателя Реввоенсовета Республики Э.М. Склянскому о начале и причинах крестьянского восстания в Тамбовской губернии
6 сентября 1920 г.
Основной причиной восстания является прежде всего наличность в Тамбовской губернии остатков эсеровской организации достаточно известной и популярной среди местного, преимущественно кулацкого, населения. Эта организация, поддерживающая связь между собою, населением и, видимо, с общей российской контрреволюцией, учитывая настроение крестьян и общее положение Республики в связи с положением на продовольственном и внешнем фронтах, имея в своей среде боевые партийные элементы и кое-какие военные силы и средства на первую организацию восстания, конец августа, видимо, нашла временем, подходящим для поднятия повстанческого движения. Поднятию восстания предшествовали съезды губкома эсеров и 24 августа уездного крестьянского съезда. Последний был организован эсерами совместно с Союзом трудового крестьянства, состоящего преимущественно также из эсеров. На уездном крестьянском съезде решался вопрос о моменте и способах поднятия восстания, было упомянуто об организованном уже в южной части Тамбовской губернии Военном штабе, с включением в него лиц, принимавших участие в украинской партизанщине, о наличии кавалерии, были предложения захватить Тамбов, Моршанск, артсклады и т.д. Губкомом эсеров был выделен особый оперативный штаб. Таким образом, организующим звеном и руководящим органом оказалась эсеровская организация, вступившая в связь с военспецами неизвестной политической физиономии и связанными, видимо, с южной контрреволюцией.
Проделав предварительную организационную работу, указанные выше руководители при помощи агитации и, отчасти, принуждением приняли меры к тому, чтоб имеющиеся в губернии мелкие банды и скопления дезертиров сгруппировать около известного в губернии эсера боевика Антонова, давно уже имевшего связь с этими бандами. Так сорганизовалась основная тамбовская банда, имевшая во главе руководящую группу эсеров (из них главный - Антонов) и Военный штаб, возглавляемый полковником Богуславским, бывшим пом. коменданта гор. Тамбова и скрывающимся после тамбовского восстания офицеров. Эта основная банда состоит из 700-800 человек пехоты, до 200 человек кавалерии и 4-5 пулеметов…
Когда банда Антонова выступила открыто, то она сейчас же была поддержана местным населением, вооружившимся холодным орудием, которое оказалось под руками.
Местной властью тотчас же был организован Военный совет и брошены силы на подавление восстания. Но восстание перебрасывалось с одной группы деревень на другую, легко уходя от наших сил и все больше и больше увеличивая силы восставших...
К моему приезду в Тамбов 26 сентября т. Аплоком повстанческое движение, кроме основной банды Антонова, было уже частью разбито, частью взято в плен и частью рассеяно, вся же остальная восставшая масса успокоилась и занялась обычным трудом...
Причиной, вследствие которой при наличных силах Тамбовской губернии восстание до сих пор не ликвидировано окончательно (собственная банда Антонова цела в большей своей части и может в каждую минуту обрасти новым повстанческим движением), является то обстоятельство, что губерния слишком мало организована и мало использовала свои силы и средства, имея перед собой такого дерзкого, организованного, связанного с населением и великолепно знающего местность противника.


Материалы об антоновщине. Часть IV

Взято отсюда.

Запись разговора по прямому проводу председателя губчека Ф.К. Трасковича и члена Военного совета Н.Я. Райвида
8 сентября 1920 г.
Траскович: Эсеры прислали в президиум губисполкома анонимку, в которой требуют снять красный террор, на что дают три дня сроку. В случае неисполнения объявляют свой террор по отношению к коммунистам, жидам, в частности Шлихтеру, мне, тебе, Збруеву, Шикунову и всем остальным товарищам, уверяют, что нам не помогут никакие курсанты, присланные войска, ни машины с пулеметами. А на это что ты скажешь?
Райвид: Волков бояться - [в] лес не ходить.

[Читать далее]Из протокола заседания Всероссийской конференции партии социалистов-революционеров о положении дел в Тамбовской губернии
8 сентября 1920 г.
…в Тамбовском уезде вспыхнуло большое восстание крестьян, подпавшее под руководство называющего себя "независимым с-р" Антонова. В распоряжении Антонова - около 3 тысяч вооруженных крестьян, из которых 1/3 - конница. "Антоновцы" ведут партизанскую борьбу с советскими отрядами, избегая с ними столкновений, всю свою энергию направляя на уничтожение коммунистов, продовольственников и охраняющих их лиц и на разгром советских хозяйств. У "антоновцев" - красные флаги с надписями "Да здравствует трудовое крестьянство!". Иногда "антоновцы" устраивают публичные судилища над коммунистами, по большей части кончающиеся смертными приговорами...
Оба тамбовских делегата настаивают на необходимости пойти навстречу нарастающему в массе трудового крестьянства стихийному протесту против большевистского режима и дать ему свои испытанные в борьбе лозунги. Необходимо уже теперь, в процессе повседневной революционной работы, не то что не скрывать от народа неизбежности насильственной ликвидации большевистской диктатуры, но и к этой цели приспособить всю работу, не отвлекая свои силы на приговорное движение и проч...
Один из тамбовских делегатов считает своевременным выдвинуть как средство борьбы с крайностями большевистской диктатуры ответный террор...
Из резолюции конференции
Большевистский режим самым фактом своего существования неизбежно порождает внутренние контрреволюционные движения и посягательства международного империализма, что возрождение народовластия уже само по себе явилось бы действительным средством вырвать почву из-под антисоветской интервенции и, констатируя наличность широкого повстанческого движения народных масс для ниспровержения коммунистической диктатуры и установления власти народа, а вместе с тем... видя неизбежность в будущем возобновления партией вооруженной борьбы с большевиками и учитывая вместе с тем распыленность масс, конференция п[артии] с-р полагает, что очередной задачей партии является работа по организации активных сил, необходимых для достижения указанных целей. Одновременно партия считает необходимым вести самую решительную борьбу со всякими попытками контрреволюции, каким бы именем она ни прикрывалась, резолюция п[артии] с-р полагает, что очередной задачей партии является предварительная работа по организации масс, без чего невозможно осуществление намеченных целей.

Доклад командующего войсками Тамбовской губернии Ю.Ю. Аплока командующему войсками ВНУС В.С. Корневу о положении и боевых действиях в районе восстания
Не ранее 12 сентября 1920 г.
В районе железной дороги Тамбов - Кирсанов (20 августа 1920 г.) началось усиленное движение мелких вооруженных банд, к которым примыкали крестьяне указанного района.
Банды, объединившиеся в группы численностью в несколько тысяч человек, меняя постоянно свое местопребывание, убивали советских работников, особенно жестоко расправлялись с членами РКП. Общая численность банд достигла к моменту моего вступления в командование вооруженными силами Тамбгуб от 15 до 20 тысяч человек, причем вооруженных огнестрельным оружием насчитывалось 2500 - 3000 человек, остальные были вооружены холодным оружием (вилы, колья, пики и т.п.).
Причиной восстания послужила эсеровская агитация на почве политики Советской власти и недовольства местного населения, преимущественно кулацкого, и развитого бандитизма в Тамбовской губ. еще с 1905 года. Во главе восставших стал Тамбовский эсеровский комитет… который и использовал существующие мелкие бандитские шайки для организации настоящего восстания, поставив во главе банд руководителем бандита эсера Антонова, популярного среди местного кулацкого населения.
Усиление банд за счет местного населения производилось путем агитации кулацкого элемента, который примкнул добровольно, и насильственной мобилизации среди средняка и бедняка...
Контрибуция лично мной не накладывалась, а произведена конфискация имущества в д. Золотое за предательское убийство двух красноармейцев, означенная деревня по окончании конфискации подлежит сожжению.
В губернии в данное время и в районе восстания никаких антисоветских движений по агентурным сведениям не замечается. О развитии бандитизма, который в губернии начался еще с 1905 года и почти не прекращался, но только присутствие войск заставляет его временно замирать, могу сказать с уверенностью, что, как только будут уведены войска из уездов, бандитизм вновь разрастется и будет представлять постоянную угрозу.

Обращение командующего войсками Тамбовской губернии к рабочим и крестьянам с призывом о добровольной сдаче оружия и борьбе с повстанцами
16 сентября 1920 г.
Местным бандитом эсером Антоновым из дезертиров была сорганизована шайка бандитов, которая путем агитации и распространения ложных слухов о том, [что] якобы Петербург, Москва и Тамбов заняты белогвардейцами и Советская власть держится только на южной окраине Тамбовской губернии, привлекла в свою среду темную крестьянскую массу.
Усилившись таким образом, бандиты начали проводить насильную мобилизацию крестьян и лошадей на увеличение своих рядов.
Сорганизованные в шайки бандиты начали творить массовые преступления. Так, например, разрушали линию железной дороги, советские хозяйства, разграбляли имущество. Отказавшихся идти вместе с ними честных крестьян они, подстрекаемые вожаками, заставляли идти насильно, иногда поджигая жилище непослушавшихся крестьян. Жестокими пытками, выкалывая глаза, отрезая уши, нос, руки и ноги, бандиты замучивали советских работников, красноармейцев и граждан.
В настоящий момент банды Антонова ликвидируются окончательно самым беспощадным образом, вследствие чего крестьянам, поддавшимся влиянию гнусных бандитов, придется жестоко отвечать за сделанные преступления и понести суровую кару.
Призываю население Тамбовской губернии спокойно относиться к ликвидируемым волнениям и ни в коем случае не поддаваться влиянию провокационных слухов и контрреволюционной агитации.
Предупреждаю, что в случае повторения подобных выступлений, таковые будут немедленно ликвидироваться самым беспощадным образом.
Захваченные с оружием в руках будут расстреляны на месте, села, оказывающие сопротивление, революционными советскими войсками будут немедленно сожжены дотла, замеченные в укрывательстве бандитов будут арестованы и преданы суду трибунала. Из сел, замеченных в сочувствии бандитам, будут взяты заложники из семей, ушедших с бандитами.
Приказываю всем, имеющим на руках оружие и боевые припасы, немедленно сдать таковые надлежащим воинским и местным властям. К лицам, у которых будет найдено оружие, будет применена самая строгая мера наказания, вплоть до расстрела. Добровольно сдавшим таковое никакие меры наказания применяться не будут.

Записка по прямому проводу представителя ВЧК Громова и членов губвоенсовета Ф.К. Трасковича и Н.Я. Райвида в ВЧК
1 октября 1920 г.
Восстание белоэсеровских банд в Тамбовском, Кирсановском и Борисоглебском уездах продолжается, имея тенденцию захватить новые эсеровские районы губернии. Направленные на подавление банд войска имели ряд упорных столкновений с бандами, часть коих разбита, в некоторых случаях наши войска отступали, будучи разбиты. В боях расстреляно много патронов, часть из них оказалась негодной, ибо патроны набиты более чем наполовину ватой, об этом начато следствие. В настоящее время все запасы патронов иссякли, так что в случае возникновения восстания в других районах стрелять нечем. Сообщаем, что в некоторых местах наши войска отступали из-за отсутствия патронов. Орловский сектор, окрвоенком патронов не дают.

Доклад уполномоченного Тамбовского уисполкома Т.И. Якушина о положении дел и настроениях крестьян в Куньевской волости
9 октября 1920 г.
Настроение крестьян к коммунистам враждебное. Причина - масса злоупотреблений, исходящих от местных коммунистов и агентов, посылаемых в деревню по гужевой, трудовой и хлебной повинности, вместо разъяснения и убеждения прибегают только к насилию и бесчинству, выражаясь в присутствии женщин и детей самым некорректным образом. Были случаи - даже избивали и пороли хлыстами и именовали себя коммунистами.
Во время моего пребывания был издан приказ мобилизовать от волости 360 подвод для подвозки дров к узкоколейке и к плату в то время, когда хлеб с поля надобно было возить и сеять, что надо бы выполнить в первую очередь, а для подвозки дров достаточно было бы мобилизовать 30 подвод, что дало бы возможность свезти хлеб с поля и засеять вовремя поля, а поэтому хлеб до настоящего времени в поле, и земля вовремя не засеяна...
Середняк, который при царизме работал на кулака, помещиков и на семью пролетариев, которые работали в городе на буржуев (те же самые середняки и в настоящее время работают на кулака и пролетария), вернувшийся вовремя в деревню, которому дали лошадей, коров и овец, лошадей продал во избежание гужевой повинности и чтобы не обрабатывать самим землю. Скотину не разводят лишнюю ввиду того, что ее реквизируют, а имеют только для себя. Обработанную землю середняк не считает нужным [возделывать и] выполнять остальную работу, как-то: прополоть, выполоть траву, чтобы урожая было больше, [они] говорят: "Лишнее зерно отберут, а трава годится на корм". Кулаки, умники, организовались в артели, освобождены от гужевой, трудовой повинности, а землю, которую взяли для обработки, обрабатывать сами не в состоянии, прибегают к вольному найму, что, понятно, представляется невозможным, обращаются в советы за помощью. Советы принудительно заставляют середняков обрабатывать землю и за кулака. Середняк выполняет всю гужевую повинность и хлебную разверстку как за себя, так и за лодырей, именующих себя пролетариями, а также и хлебную разверстку за себя и за лодырей, ввиду чего отпадает всякая охота обрабатывать лишнюю землю и разводить скот, работать за людей, а поэтому больше половины посевной площади не засеяно и разводят мало скота…

Доклад коменданта Моршанского концлагеря в губисполком о численности заключенных в лагере и условиях их содержания
25 октября 1920 г.
На 16 октября 1920 г. по списку в лагере заключенных состоит: мужчин 113 человек, женщин 8 человек, из них осужденных на 1 месяц - 12, на два месяца - 5, на три месяца - 1, на шесть месяцев - 6, на один год - 8, на два с половиной года - 2, от трех до пяти лет - 5, от пяти до десяти лет - 3, заложников - 3, числящихся за комиссией красного террора, за следкомом - 61 и до особого распоряжения - 15 человек...
По личным докладам отделу управления о переполнении лагеря заключенными президиумом уисполкома был отведен второй дом под лагерь, но впоследствии выяснилось, что этот дом предназначен под занятие другой организации. При повторных моих личных докладах о том же отделу управления последним мне было предложено подыскать помещение для расширения лагеря, в смысле разгрузки скученности заключенных. Дом мною подыскан и для лагеря вполне подходящий, который в скором времени будет занят.
…в лагере оборудована школа по ликвидации безграмотности и функционирует передвижная библиотека-читальня, последняя снабжена необходимым материалом в достаточном количестве. Для пополнения школы учебными принадлежностями требуются ручки, перья, чернила и карандаши по количеству человек на 30. Причем управление лагеря вместе с сим считает необходимым приступить к чтению лекций сельскохозяйственного характера, т.к. большинство заключенных в лагере - крестьяне.

Доклад Кирсановского политбюро в губчека о развитии повстанческого движения в уезде
29 октября 1920 г.
Местность южной части уезда по своим естественным природным условиям является удобным пунктом бандитского пребывания. Острова на озерах Чернец и Ильмень, лежащие от Вяжлы до Инжавино леса, села Рамза, Терновое, Криволучья, Трескино и др. уже давно служили убежищем и районом бандитских операций. До 24 августа, дня открытого, массового выступления бандиты представляли из себя небольшую, хорошо организованную и вооруженную шайку, во главе которой стояли: Антонов, Токмаков, Ишин, Михалев и Герман. Организатор шайки Антонов, как правый эсер, с момента падения эсеровской власти начал подпольно подготавливать выступление.
Продолжая после Октябрьской революции служить начальником милиции, он тайно переправлял на острова Чернец, Ильмень и др. пункты всевозможное оружие, как винтовки, шашки, револьверы и проч. В те времена через станцию Кирсанов проходили направляющиеся в Сибирь чехословацкие отряды. Антонову, как начальнику милиции, много оружия сдавалось ими добровольно и много им было отобрано. Контроль за ним был слаб, и в силу этого он долго заполнял свои арсеналы. Когда же его преступная деятельность начала выплывать наружу, то он, видя возможность наказания, взял месячный отпуск и в течение его скрылся. Имея запасы оружия, он приступил к вербовке шайки. Преимущественно вербовались злостные дезертиры, уголовники-преступники, а частью и крестьяне. Численность шайки всегда колебалась в цифрах 50-100 человек. Деятельность ее выражалась в убийствах ответственных советских работников, экспроприации и подготовлении крестьянской массы к восстанию. Активность ее то затихала, то возрастала - смотря по обстоятельствам. После работы в южном районе уезда губчека деятельность их на некоторое время затихла, но потом снова вспыхнула и выразилась в Рамзинском восстании 8 апреля с.г. После подавления этого восстания бандитское движение утихло, но, как показало настоящее, среди них шла усиленная подготовительная работа к новому, данному выступлению. Имея в своем распоряжении помощников из крестьян южных волостей, как Токмакова, Ишина и др., Антонов с их помощью проводил агитацию за выступление. Эти агитаторы везде встречали сочувствие населения, охотно принимались и укрывались от глаз местных коммунистических ячеек. Особенно сочувственно к антоновскому выступлению отнеслось население волостей: Паревской, Курдюковской, Калугинской, Трескинской, Золотовской и Рамзинской.
Население этих волостей по социальному положению составляется из середняков и бедняков крестьян и небольшой группы кулаков, сорганизованных между собой, влияние которых на население было огромным. Бандитское выступление организовано почти из крестьян этих сел. Тяготение их к бандитам и активное участие в выступлении объясняется тем, что в этих волостях еще во времена керенщины были организованы эсеровские ячейки, которые долго вели агитационную работу и вполне подчинили своему влиянию массы. С провалом эсеров ячейки распались, но отдельные члены продолжали существовать и поддерживать это влияние. Противодействующей агитации население почти не видело, т.к. в силу непосредственной близости бандитских гнезд к данным волостям никакой советской агитации там не велось, а сочувствие к бандитам объясняется тем, что они всегда выступали якобы защитниками крестьянства. Если, например, являлся представитель власти для проведения разверстки или еще за чем-либо, то он неизбежно погибал от руки бандитов. Таким образом, за все время в южном районе убито около 200 человек коммунистов. Вот почему, когда Антоновым было сделано выступление, они примкнули к нему. Для них заманчив был лозунг "Да здравствует Учредительное собрание!", который выставлялся восставшими в селе Степановке и Березовке Борисоглебского уезда. Бандиты выставили флаг с надписью: "Да здравствует Учредительное собрание, бей коммунистов!". Само восстание, вернее бандитское движение, разделяется на три налета.
Первый налет, продолжавшийся до 25 сентября, был сделан 25 августа. Этого числа на границе уезда со стороны Тамбова появились человек 300 пехоты и человек 200 кавалерии, вооруженных винтовками, револьверами, шашками, при 2-х пулеметах. Разведкой выяснилось, что это бандиты, вышедшие из Тамбовского уезда, где они оперировали на ст. Сампур и Чакино. Банда, нигде не задерживаясь, прошла село Ржаксу и направилась в с. Степановку, Березовку и Каменку Борисоглебского уезда. 28 августа неизвестно откуда в с. Иноковку явилось 90 человек всадников с красными повязками на фуражках, они назвались продотрядом из Тамбова, но потом выяснилось, что это бандиты во главе с Антоновым. Находящиеся там милиционеры 3-го района и местная власть были ими обезоружены и казнены самым зверским образом. На трупах убитых обнаружено по 30 и более колотых ран. Расправившись с милицией, шайка наутро, 29 августа, покинула Иноковку и ушла по направлению села Рамзы. Население Иноковки, узнав о зверствах бандитов, пришло в ужас и негодование. Почти никто из 3000 населения не присоединился к нему, за исключением 20-30 человек, которые и раньше работали в его шайке. После дикой расправы в Иноковке бандиты осели на некоторое время на острове Чернец в районе Рамзы... Не встречая надлежащего сопротивления, выступление быстро распространилось. Их разъезды появлялись по всему южному району. Село Шаболовка, Курдюки, Трескино, Калугино, Паревка, Рамза держались в их руках 3-4 дня. Продовольствие бандитам доставлялось самим населением добровольно, да они сами же являлись и повстанцами. С Тамбовского уезда на занятые бандитами села двигались войска тамбовского гарнизона. Бандиты, избегая сражений, стали перебрасываться в Борисоглебский уезд. По пути движения ими были заняты Инжавино, Золотовка и Чернавка. Находившийся в Инжавине отряд Маслакова отступил в Балашовский уезд. Бандиты, дойдя до границы Борисоглебского уезда, повернули обратно и направились в Тамбовский. Для переброски своей пехоты Антонов пользовался крестьянскими лошадьми и повозками. Там, где не давали подводу добровольно, он брал силой, что случалось почти в каждой волости, за исключением указанных выше сел. Возвращаясь от границ Борисоглебского уезда, шайка остановилась в д. Шаболовке и Осиновке Курдюковской волости, Лазовке и Грачевке Тамбовского уезда. В Шаболовке разместился их штаб, откуда во все ближайшие районы рассылались их разъезды, которые доставали для банды продукты и фураж. Переброска и остановки в Шаболовке продолжались до 26 сентября. 29 сентября наши войска, составленные из Тамбовских пехкурсов кавалеристов и частью из кирсановского гарнизона, всего приблизительно 800 человек, настигли бандитов, которые, выйдя 26 сентября из Шаболовки, направились на Калугино и Земляное. При селе Козмодемьянское произошел бой, в котором было убито около 600 бандитов, отбито около 150 подвод с фуражом и продовольствием, взято 130 винтовок и 2000 штук патронов. С нашей стороны выбыло из строя убитыми и ранеными около 30 человек. После нанесенного им поражения 30 сентября банда, в количестве 300 человек пехотинцев и 200 кавалеристов при 2-х пулеметах направилась через Лукино на Чубаровку и Верхоценье. При Верхоценье бандиты вторично были разбиты и повернули на Кензарь. Значит, ко 2 октября главные силы бандитов с боем были выброшены из пределов Кирсановского уезда, и в уезде остались отдельные маленькие шайки численностью в 20-30 человек, которые скрылись по лесам. После поражения при Козмодемьянском отступающие банды разделились на две части: меньшая, состоящая из обоза с ранеными под прикрытием отряда Богуславского, направилась в Каменку, большая часть, потерпев поражение при Верхоценье, направилась через Куличевку, Балакирево и скрылась в рамзинских лесах. 3 октября наши части, преследуя банду, около Рамзинского озера разбили ее, отняли кухню и несколько повозок с фуражом. Остатки банды в количестве 400 человек направились на Вяжлу и часть отколовшихся - на Афанасьевку и Протасово. 5 октября банда скрылась в районе сел Дашкова и Карай Салтыкова. Население этих сел сочувственно к банде не отнеслось, но под угрозой оружия вынуждено было снабжать ее продовольствием и фуражом. Пользуясь условиями местности… банда временно укрылась от преследования наших войск.
8 октября банда снова перекинулась в Тамбовский уезд. Первый налет бандитов был гораздо губительней, чем второй. Передвигаясь и отступая под натиском наших войск, бандиты отбирали у крестьян самых лучших лошадей, грабили совхозы, отбирали фураж и повозки; второй раз, почти не останавливаясь, за исключением кормежек, банда прошла все села юго-восточного и юго-западного районов и успела уничтожить только дела волсоветов, и только в селе Калаис сожгла и само здание совета.
Третий налет совершен бандитами на северную сторону уезда.
Выброшенная из пределов уезда 8 октября, банда до 18 октября кочевала по Тамбовскому уезду. 18 октября банда, сосредоточившаяся в районе с. Пахотный Угол и Бондари, прошла через Нащекино на Подвигаловку Кирсановского уезда. В Подвигаловке банда делала ночевку, причем ею у всех местных коммунистов имущество было разграблено, захваченных там 3-х коммунистов зверски убили. 19 октября банда, по сообщению разведчиков, численностью в 300 всадников и 500 пехотинцев, направилась в Куровщино и Зеленовку. В Зеленовке банда, расположившись на ночлег, была настигнута нашей кавалерией в 100 сабель. В результате было отбито несколько повозок, и банда спешным порядком направилась через Гавриловку на Пересыпкино и Васильевку. Пересыпкинские граждане, несмотря на требование выдать коммунистов, сказали, что они скрылись, тогда как ячейка укрыться не успела. В Васильевской волости бандитами было убито 5 коммунистов. С Васильевки 21 октября банда двинулась по направлению Богдановки и Глуховки. В районе Лохматовки и Скобельцовки Глуховской волости банда потерпела поражение и отступила на Чутановку, оставив в наших руках 3 пулемета. С Чутановки они отступили на Градский Умет, причем при отступлении было отбито 35 подвод, кухня и убито 46 человек. Разбежавшаяся после этого банда 23 октября сгруппировалась в Рамзинском лесу и вновь, приблизительно в количестве 150 человек, двинулась на Иноковку и Шаболовку, но, не заходя в них, направилась в Тамбовский уезд. Часть банды, разбившись на группы по 10 - 20 человек, осталась в лесах Рамзы и частью распылилась по южным районам. Эти группы, скрываясь от наших отрядов, делают внезапные налеты, что, например, было в Рамзе, где ими 27 октября убиты 3 коммуниста: один паревский предволисполкома, другие - предсельсовста и милиционер, а по дороге в Инжавино отбит обоз с взятыми у бандитов вещами и увезен неизвестно куда.
Вообще банда окончательно не ликвидирована и ликвидировать ее довольно трудно. Не имея определенного местопребывания, они то появляются, то исчезают бесследно... В данное время положение в уезде очень скверное. Волсоветы и сельсоветы в северных районах напуганы дикой расправой с коммунистами. День еще кое-как работают, а ночью все прячутся, кто куда может. В южном районе не существует более 20 волсоветов, они разбежались еще при первом налете. Организовать там советы пока невозможно, а можно лишь тогда, когда этот район будет окончательно очищен от всех бандитских групп, иначе все равно работать им не удастся, а будут только лишние жертвы. Вообще работа в деревне замерла. Разверстка не выполнена, и выполнить [ее] пока невозможно в связи с бандитскими налетами. Крестьяне запуганы и частью разграблены.
В северном районе население к антоновскому налету отнеслось враждебно. Совершая третий налет, Антонов, очевидно, рассчитывал на поддержку крестьян, но ошибся. При его приближении граждане поголовно все хоронились куда попало. Их поддержка ему выразилась, пожалуй, лишь в том, что они под угрозой смерти вынуждены были отдавать ему лошадей, продовольствие и пр., что, например, было в Куровщино, где Антонов силой взял 50 лошадей и много хлеба. Такие случаи не единичны, они происходили почти в каждом селе.
Крестьяне южного района в начале бандитского движения настроены были к нему сочувственно, по мере развития движения, столкнувшись воочию с действиями бандитов, мнение их постепенно изменялось, и к концу третьего налета населению стало понятно, что Антонов только разоряет их, что движение никакой лучшей, чем есть, жизни не даст, и, поняв это, оно резко изменило свое к нему отношение. Это, конечно, не распространяется на всех в целом: волости Курдюковская, Паревская и др., которые указывались в начале, не могут изменить свое отношение к движению уже потому, что являлись сами участниками его. Кадры бандитов составлялись из крестьян этих сел и дезертиров, которых было там много, так как леса и пребывание в них банд способствовало их развитию и затрудняло борьбу с ними. Медленность борьбы с бандой и ее численный рост заключались в том, что в момент открытого их выступления с нашей стороны, за неимением под руками надлежащего числа сил и вооружения, не было принято решительных мер, которыми можно было бы задушить восстание в самом начале... Не встречая решительного отпора, в 2-3 дня банда разрослась и окрепла, ее численность все время колебалась между 500-2500 человек. Вначале она насчитывала человек 500, к 30 августа цифра поднялась до 2500 человек, потом медленно стала спадать, и к 23 октября осталось только человек 250. Вооружение заключалось в винтовках, шашках, револьверах, бомбах и 3-4-х пулеметах. Хорошо были вооружены 500 человек кавалерии и человек 200-300 пехоты, остальные вооружены чем попало: кольями, вилами, топорами и т.д.
Банда организовалась исключительно из добровольцев, по принуждению в ней находились только подводчики, пребывание в банде которых продолжалось лишь до тех пор, пока лошади были свежи, как, например, в Иноковке было мобилизовано 50 человек с повозками и лошадьми, которые ездили с бандой около недели, а потом были отпущены.
Подводя итоги борьбы с бандой, можно сказать, что она обошлась нам приблизительно в 150 жертв, из какового числа 50 коммунистов. Бандитам она стоила человек 900 убитых да 100 арестованных, отправленных кирсановской военно-следственной комиссией в губчека и тамбовский опер[ативный] штаб. Отпущено за недоказанностью 200 человек и 20 человек убиты при попытке к бегству. 23 человека отправлено в губчека - политбюро. 37 человек освобождены за недоказанностью. Из главарей восстания никто не арестован.