June 5th, 2021

Материалы об антоновщине. Часть V

Взято отсюда.

Сведения выездных сессий Тамбовской губчека о селах, охваченных повстанческим движением
Рассказово-Инжавинский район
4 ноября 1920 г.
Бандой Антонова занимались следующие волости: Нижне-Спасское, с численностью населения 21316 человек, Пичерская - 9235, Мало-Талинская - 10266, Бондарская - 7081 Тамбовского уезда и Курдюковская - 11995, Богословская - 4820, Паревская - 8486, Калугинская - 9410, Инжавинская - 16529, Трескинская - 13914, Золотовская 14823, Карай Салтыковская - 4524, Чернавская - 7118 Кирсановского уезда.
Занятие их преимущественно, вернее целиком, - хлебопашество, а лишь Инжавинская и Бондарская волости не принадлежат к этому числу, и большинство населения их принадлежит к торговопромышленному слою.
В общем объеме материальное состояние перечисленных селений среднее, за исключением Инжавинской и Бондарской волостей, которые являются весьма зажиточными, как бывшие торговые центры своих районов...
Число добровольно примкнувших точно указать трудно, но приблизительно не превышает 1000 человек. Мобилизацию в свои ряды бандиты не производили, а лишь мобилизовывали для работ, как-то: рытья окопов, подачи и подвоза отрядов и тому подобное.
[Читать далее]Большинство из добровольно примкнувших относятся к среде крестьянства и почти все поголовно дезертиры. И очень малый процент интеллигенции.
Открытой агитации до занятия какой-либо местности бандой никем не велось. Лишь при занятии местности бандитами такая агитация велась безусловно открыто. Главным агитатором всегда и всюду является некий бандит Ишин из с. Калугино Кирсановского уезда.
Главная агитация бандитов сводилась к тому, чтобы не выполнять государственные продуктовые разверстки и повинности и призывали к разгрому всех советских учреждений и убийству коммунистов и советских работников. Определенного лозунга у бандитов нет, но приблизительно - "Смерть коммунистам!", "Да здравствует трудовое крестьянство!". И главный призыв сводится к свержению Советской власти, и в особенности господства коммунистов, как они выражаются, и необходимость проводить террор по отношению к последним...
При входе банды в какую-либо местность преимущественно начинались аресты коммунистов и советработников. Временно организованный бандитский штаб решал судьбу этих арестованных, большинство из них, безусловно, казнились. Были случаи и простых самосудов, как, например, в с. Калугино арестованного предволкомпарта т. Голомазова зверски казнили: раскаливали докрасна проволоку и протягивали ее в ноздри, уши и рот. Затем отрезали члены тела и изуродованный труп привязали к хвосту лошади, возили или, вернее, таскали по селу. Таких случаев было не один, а много...
Население вообще не относилось к бандитам сочувственно, большинство относилось к их движению пассивно, и лишь очень малая часть активно содействовала восстанию. Некоторые селения и даже волости целиком присоединились к восстанию...
Таких сел, которые самостоятельно бы дали отпор бандитам, не оказалось. Но отказавшиеся принимать участие в восстании есть... Большинство населения при вторичном появлении банды относится к ней гораздо враждебнее, чем в первый раз.

Доклад командующего войсками ВНУС - В.С. Корнева о результатах обследования обстановки в Тамбовской губернии
31 декабря 1920 г.
Антоновское восстание есть партизанское восстание, охватившее всплошную три уезда Тамбовской губернии и хорошо сорганизованное, продуманное и руководимое эсерами восстание это приняло затяжной характер (партизанского пошиба наподобие махновского)...
В этих уездах можно считать работу советской власти за три года совершенно сорванной и количество вырезанных деревенских и других коммунистов достигает до 800 товарищей...

Из оперативной сводки 1-й партизанской армии Тамбовского края
Не ранее 11 января 1921 г.
11-го января… задержан поезд, взято 62 человека в плен, захвачено 100 винтовок, много патрон и разных продуктов.
Того же числа Битюговским полком был произведен набег на Воронковский совхоз, где забран скот: лошади, коровы и свиньи, хлеб и много других предметов, зарублено 3 коммуниста, отобрано 10 винтовок и небольшое количество патрон, этого же числа в ночь под 10-е Сукманской организацией на ст. Есипово произведена порча ж. дороги и телеграфного сообщения между Жердевкой и ст. Терновкой.
В то же время 2-м Тамбовским полком была остановлена у Танковского моста летучка, которую подвергли сильному ружейному обстрелу, захватив у охранника железнодорожного моста ящик патрон.

Из заявления крестьянина А.С. Потапова в полковой суд о недостойном поведении партизана М. Уварова
Не ранее 19 января 1921 г.
19/1-21 г. сего числа некий партизан… Михаил Яковлев Уваров заявляется к командиру села Мордвиновка Василию Михайловичу Яковлеву в пьяном виде, заходя в дом, вынимая наган, со словами выражения "Зачем собралась банда", и сделал выстрел и ранил моего сына Ивана Афанасьевича Потапова: они были собравшись, как праздничное дело, играли в карты. Прошу такового привлечь [к] революционному суду…

Предписание командира 8-го Токайского полка сельским комитетам Союза трудового крестьянства о их действиях на текущий момент
Январь 1921 г.
Всем сельским комитетам
С получением сего вменяется в обязанность всем комитетам нижеследующее:
1. Каждый комитет должен разбить все село или деревню по сотням, из каждой сотни выбрать по 2 человека представителей, последние будут находиться на местах, только обязаны являться на все районные съезды, время о явке и в какое место - об этом будет сообщено дополнительно.
2. Составить список на весь имеющийся скот, как-то: коров, телят, лошадей, овец, свиней.
3. Составить список на всех граждан возраста от 19-ти до 40 лет, как постоянно, так и временно проживающих в селе или деревне. Все списки как на граждан, так и на скот будут находиться на местах впредь до распоряжения. За неисполнение сего виновные будут подвергаться военно-революционному суду.

Листовки и воззвания Союза трудового крестьянства
Январь - февраль 1921 г.
Мобилизованным красноармейцам
Товарищи мобилизованные! Пусть ваш и наш голос негодования сольются в один общий клич: "Смерть коммунистам, да здравствует общее вооруженное восстание трудового крестьянства и всех угнетенных против коммунистов-насильников!"
Мы, крестьяне, сделали это и взялись за оружие. Лицемеры-коммунисты назвали нас бандитами, надеясь этим опозорить нас в глазах наших братьев и поднять на борьбу с нами трудовой же народ.
Не верьте им, прохвостам, ибо они нагло и бессовестно лгут, как жид за копейку барыша.

Воззвание к красноармейцам
Не позднее 10 февраля 1921 г.
Сочинение Молодого Льва
Братья красноармейцы!..
Коммунисты-жиды нас стравили. Мы друг друга убивать стали. Эх! Сколько крови они нашей напрасно пролили, и мы им это прощаем!..
К вам с почтением. Молодой Лев

Протокол заседания президиума губчека о размещении арестованных повстанцев и о создании комиссии по фильтрации пленных
10 января 1921 г.
Постановили: …По отношению к пассивным арестованным применять также методы освобождения, которые действовали [бы] разлагающе на армию противника.
Комиссии представляется право освобождения, лиц же, уличенных в тех или других преступлениях, передавать по распоряжению коллегии губчека.

Рапорт командвойск Тамбовской губернии А.В. Павлова командованию Орловского военного округа о состоянии дел в борьбе с повстанцами
10 января 1921 г.
Бандитское движение в районе Тамбовской губернии, возглавляемое Антоновым, приняло широкие размеры и должно быть рассматриваемо не как действия отдельных бандитских шаек, а как восстание, захватившее широкие массы местного крестьянства, руководимые эсерами, которые от партизанских бессистемных действий перешли к попыткам создания организованной вооруженной массы, управляемой центром, именующим себя Главным Штабом Народной Армии Тамбовского края. Последние данные… указывают на то, что дело организации ставится на военную ногу и, без сомнения, в рядах бандитов имеет место присутствие военных специалистов, знающих военное дело. Прекрасное знакомство с краем, полная осведомленность руководящего центра через широкую сеть осведомителей и богатые ресурсы края являются условиями, способствующими некоторым успехам бандитов, и движение с каждым днем расширяется, принимая угрожающие размеры.

Из доклада губкома РКП(б) в Центр о причинах и ходе борьбы с крестьянским повстанческим движением
15 января 1921 г.
У этого восстания два основных корня: 1) прошлогодняя продовольственная вакханалия, летний голод на почве безобразного выкачивания продуктов до последнего фунта, невзирая на полное разорение; 2) эсеровщина.
Ядром восстания явились дезертиры, с которыми летом велась резкая борьба, небольшая часть чисто бандитского уголовного элемента с примесью бывших царских офицеров.
Идейным и организационным руководителем восстания является партия с-р, участвуют оба крыла. Была установлена некоторая связь и с южной контрреволюцией, с махновцами, с Врангелем. Восстание длится с 20 августа - 5 месяцев.
До самого последнего времени Центр не обращал почти никакого внимания и не давал почти никакого содействия, там не отнеслись серьезно к заявлениям губкома, губисполкома. Присылали на помощь части, вчера сформированные из пойманных дезертиров, присылали нестреляющие берданки и сломанные бронемашины, не усиливали нас военными и гражданскими работниками, даже продолжали беспощадно выкачивать от нас, в результате - с восстанием пришлось бороться исключительно местными ничтожными силами. Несколько недель было, когда против десятков тысяч восставших у нас имелось 600 сабель и 600 штыков.

Циркулярное письмо члена Реввоентрибунала Республики В.В. Ульриха председателю Реввоентрибунала Тамбовской губернии о порядке вынесения приговоров
Не ранее 22 января 1921 г.
…предлагаю при вынесении приговоров принять к сведению и руководству следующие основные положения:
1. Все военнослужащие, уличенные в мародерстве, бандитизме во время боевых операций, подлежат суровой ответственности, вплоть до расстрела, как злостные враги Советской власти, своей преступной деятельностью озлобляющие честное население и усиливающие тем самым банды Антонова.
2. Все лица командного, комиссарского и административно-хозяйственного состава, уличенные в злоупотреблениях с корыстной целью личной наживы предметами снаряжения, обмундирования и продовольствия, предназначенными для красноармейцев, должны нести самую строгую ответственность и в случае крупных злоупотреблений или их повторяемости подлежат расстрелу.
3. Из участников банд Антонова подлежат расстрелу: а) руководители, инициаторы и вдохновители, 6) командный состав, в) все непосредственные виновники гибели коммунистов и советских работников, г) все уличенные в порче и уничтожении государственного имущества, имеющего важное значение для Республики в военном, транспортом, продовольственном отношениях, и средств народной связи, д) злостные дезертиры, захваченные с оружием в руках, е) коммунисты и советработники, а равно и комсостав Красной Армии, примкнувшие к бандам Антонова или активно им содействовали и тем самым изменили рабоче-крестьянскому правительству, ж) все хранившие оружие и боевые припасы без надлежащего разрешения, з) шпионы и доносчики.
4. По всем остальным участкам банд Антонова расстрел применять лишь с большой осторожностью, учитывая каждый раз классовое происхождение, степень развития подсудного и степень опасности его для Советвласти.
5. К участникам антоновских банд, захваченных без оружия в руках и не перечисленных в ст. 3-й, а равно и полевым участникам, их пособникам и укрывателям применять заключение в лагерь принудительных работ на сроки от 6-ти месяцев до 5-ти лет вне Тамбовской и смежных с ней губерний.

Из информационных сводок Тамбовской губчека
25 января 1921 г.
В Карай-Салтыковской волости организована банда... Производится добровольная запись в банду от 14 до 50 лет... У жителей селений, не подчиняющихся мобилизации, имущество конфискуется как персонально, так и поселково. В с. Балыклей ночью пять бандитов обокрали пять граждан, там же ездила антоновская разведка в числе 12 человек.

Выступление председателя губчека Громова на VII губернском съезде Советов
2 февраля 1921 г.
Товарищи великолепно знают, с каким аппаратом приходилось губчека приступить к своей работе - с аппаратом полнейшего развала, с пьянствующими, негодными элементами, которых приходилось выбрасывать и чистить. Что же делал президиум губисполкома, чтобы раньше пресечь то, что было хуже? Президиум губисполкома сделал в данном случае много и очень много. Это он первый совместно с губкомом поставил вопрос об очистке ЧК, он первый стремился уничтожить головку, которая мешала работать. Мещеряков в своем докладе говорил о том, что вместо того, чтобы присылать соответствующие части, центр присылал дезертиров, несколоченные части, с ними приходилось вести работу. Если вы взвесите силы, которыми располагала Тамбовская губ., взвесите общую объективную обстановку, в которой приходилось работать, бороться, вы должны сказать прямо: нужно было сделать больше, но это было невозможно по объективным причинам...
Приходилось ликвидировать восстание в наитяжелейших материальных условиях. Не было винтовок, были только дезертирские части, присылали дрянь. Все меры принимались, но они были недостаточны, потому что не присылали соответствующих товарищей. Выездные сессии не удовлетворяли, и мы были принуждены заняться созданием особых пунктов, которые в районе восстания занимались бы очищением от бандитского элемента. Эту работу приходилось вести при самых напряженных условиях полнейшего отсутствия власти на местах. В этой борьбе, может быть, ЧК и должна была проявить больше усилий, но это было невозможно. ЧК понесла в этой неравной борьбе неисчислимые жертвы, когда гибли десятки лучших товарищей. Работа по ликвидации повстанческого движения была серьезной, тяжелой, атмосфера была такова, что в ней почти невозможно было работать, но было сделано возможное, и президиум губисполкома принимал меры, соответствующие для ликвидации повстанческого движения.

Протокол общего собрания командного состава 9-го Семеновского полка повстанческой армии
22 февраля 1921 г.
Слушали: О караульной службе командир полка докладывает, что им не раз замечалось слабое несение караульной службы как дежурными начальниками, так и рядовыми партизанами, находящимися в разведках, и на постах дежурные начальники редко проверяют посты, а партизаны, стоящие на наружных частях, забегают в ...
Постановили: Караульную службу поставить на должную высоту, командиры данных эскадронов должны чаще проверять посты. Партизан, самовольно ушедших с постов, представлять в суд полка для привлечения к ответственности, назначая на место других. За первую отлучку с поста давать в наказание 25 розог, а за вторую отлучку подвергнуть к высшему наказанию - расстрелу.
Слушали: Личное заявление помощника командира полка Макеева о похищении председателем суда Дьячковым 2 мешков кожевенного товара, взятого из обоза, захваченного в бою...
Слушали: Заявление партизана Леденева И.Е. о скрытии партизаном Ситорминым Василием Ивановичем восьми пар сапог, взятых тоже из обоза, отбитого у 2-го Сибирского полка.

Рапорт командующего войсками Орловского военного округа О.А. Скудре в Реввоенсовет Республики о положении в Тамбовской губернии
27 февраля 1921 г.
Беспорядки и волнения среди населения округа по существу представляют два разнородных явления: чистый бандитизм и частичное восстание населения на почве продовольственной кампании. Обе эти причины в совокупности вызвали те восстания в Воронежской и в особенности Тамбовской губернии, на борьбу с которыми приходится привлекать крупные войсковые силы.
Почва, на которой бандитизм вырос в восстания в Тамбовской губернии, - некультурность населения, малоопытность административных органов и недостаток политической работы среди местного населения. Выполнение же государственной разверстки, неумелое и зачастую пристрастное действие продовольственных агентов облегчили подпольную работу различного рода агитаторов, будирующих население.
Дезертирство, безнаказанность за неподчинение властям, шатание грабительских шаек, воспоминание о хозяйничании в помещичьих усадьбах, а наряду с этим непонимание строительства коммунальных советских хозяйств представляли благополучную почву для подпольной агитации.
При таких условиях началось брожение среди населения, и в конце июля месяца прошлого года в Тамбовской губернии образовалось несколько мелких шаек, носивших характер бандитизма. Во главе движения стала организация эсеров в лице Антонова и Козакова. Оба эти бандита сумели повлиять на темные массы населения привлекательными лозунгами, воздействуя на жизненные интересы населения. Пропаганда Антонова имела успех, который, развиваясь все более и более, вылился в форму вооруженного восстания.
Ход восстания, а также организацию по подавлению восстания можно разделить на три периода: первый - с начала августа по 29 декабря - командование вооруженными силами, брошенными на подавление восстания, находилось в руках органов войск внутренней службы. Второй - с 29 декабря 1920 года по 3 февраля 1921 года, со дня моего вступления в непосредственное командование и по день перехода Тамбовской губернии в непосредственное подчинение Главкому и третий период - с 3 февраля по настоящее время.
В первый период образовавшиеся шайки начали с нападения на советские хозяйства, различные склады и железную дорогу. Военные операции сводились к мелким стычкам и преследованию бандитов. Приходилось вести боевые операции с частями весьма разнообразного состава, мало подготовленными к боевым действиям и мало дисциплинированными (войска ВОХРа, продовольственные, караульные и другие наспех созданные отряды). Не было правильно организованных частей, а были разнокалиберные части, к объединению которых никаких мер не принималось. Территория губернии не была разбита на участки, и губернскому командованию приходилось иметь дело с бесконечным числом самостоятельных начальников мелких отрядов. Части действовали порознь, полное отсутствие разведки как войсковой, так и агентурной, самочинство частей, а отсюда, как следствие, вытекал малый успех достигнутых результатов. Главари восстания, пользуясь нашими неудачами, раздували восстание все больше и больше. Недисциплинированность наших войск, выразившаяся в мародерстве среди местного населения, ряд слишком крутых и жестоких репрессий, направленных не только против отдельных бандитов, но и против крестьян в массе, - все это увеличивало отрицательное отношение местного населения к Советской власти в целом и к отдельным ее представителям в частности.
Все увеличивающийся район, охваченный восстанием, естественно, требовал увеличения сил, действующих против восставших, что было совершенно невозможно, так как все боеспособное из пределов Орловского округа направлялось против Врангеля и Польши. Цифра восставших, которых в сентябре месяце насчитывалось 4-5 тысяч, к декабрю разрослась до 10 тысяч...
Разведка и связь между действующими частями были в зачаточном состоянии...
Войска, действующие против бандитов, не всегда проявляли должную устойчивость, что можно было объяснить отчасти недостатком агитационно-политической работы и несостоятельностью командного состава…
В заключение изложенного должен отметить, что основа восстания лежит в чрезвычайной слабости советских органов на местах, безнаказанности за неисполнение распоряжений Советской власти, в противоречивости тех же распоряжений, а в особенности - случайная работа местных советских органов, что лишает возможности обывателя деревни чувствовать, что ожидает его завтра.

Информационная сводка губчека о политическом настроении населения за период с 15 февраля по 1 марта 1921 г.
Не ранее 1 марта 1921 г.
Настроение населения в общем масштабе вследствие продовольственного и топливного кризиса крайне возбужденное. Отмена продразверстки с крестьянского населения губернии не дала желаемых результатов. Правда, первые строки в губернских и уездных "Известиях" об отмене продразверстки произвели на крестьян хорошее впечатление, и в большинстве (за исключением Лебедянского, Темниковского уездов, где население и до отмены продразверстки голодало по причине выполнения всего проднаряда) крестьянство встретило это известие с большой радостью, но фактически отмена продразверстки, как подсказали дальнейшие факты, не оставила крестьянство в покое, по той причине, что работа восставших, превратившихся в последнее время в орду головорезов, громил, и к ним примкнувшее целиком деревенское кулачество, создавшие из себя целые полки, исключительно содержится на продовольствии крестьян, точно так же красноармейские части, за недостатком снабжения их из госфонда, содержатся 80% на крестьянский счет, так что крестьянство Кирсановского, Борисоглебского, Тамбовского и часть Усманского и Моршанского уездов находятся в плачевном продовольственном состоянии, с одной стороны, по причине работы там восставших, результат чего привел к систематической варке самогона и спекуляции хлебом, с другой стороны, выполнения большого процента продразверстки последними двумя уездами наряду со скудностью урожая 1920 года. На состоявшихся в целом ряде районных и уездных конференциях беспартийного крестьянства горячо обсуждались вопросы о бандитизме и посевкампании. Крестьянство, временно поддавшееся агитации эсеров, в большинстве сознавало свою громадную ошибку, причина восстания в большинстве крестьянством - участниками конференции приписывались в вину продотрядов, действия коих местами сводились к терроризированию населения, систематически применяемые незаконные конфискации, реквизиции и т.д. - все это до некоторой степени, по их мнению, послужило обострению [взгляда] крестьянства на совправительство. Кроме того, конферентами указывалось на непосильную местами продразверстку, определенную губ. и упродкомами, вместе с тем конференты в большинстве настаивали на предоставлении крестьянству вообще, не разделяя степень зажиточности, широкого участия в деле выборов и перевыборов волсоветов и участия в строительстве сельского комитета без всякого принуждения со стороны Соввласти на этот счет к обобществлению, отсюда их вывод о недопущении раздоров теперь в уездах восстания, и определенно в большинстве конференты, требуя вышеизложенного, с уверенностью говорят о скорейшем подавлении восстания.
По вопросу о посевкампаниях конференты жаловались на острый недостаток семян, с.х. орудий, а главным образом… на недостаток лошадей, которые отобраны восставшими, а местами и красноармейскими частями. В большинстве конференты высказывались против ссыпки семян в общественные амбары, соглашаются дать от себя подписку Соввласти о нерасходовании семян, забронированных посевкомами, впредь до распоряжения последних. В общем, нужно сказать, что политическое состояние крестьянства не улучшилось, а, наоборот, ухудшилось, ибо наступающий весенний сев заставляет основательно призадуматься о необходимости засева полей наряду с громадным недостатком с.х. орудий, скота, а самое главное - семян, на оказание помощи в этом деле крестьянство в большинстве не рассчитывает, несмотря на их горячее участие в обсуждении вопросов посевкампании на конференциях. Нужно отметить, что агитация эсеров и деревенского кулачества на этой почве общественного засева полей до некоторой степени разбивает крестьян; обыкновенно как кулаки, так и эсеры в особенности, среди крестьян говорят так: "Что, мол, не нужно, засевать все поле, ибо чем больше вы засеете, тем больше у вас следует брать и т.д." Однако, несмотря на разного рода нашептывания кулаков, крестьянство при достаточном снабжении их с.х. орудием, семенами все же утвердительно говорит за засев всего ярового клина. Систематически применяемая гужповинность также недоброжелательно отзывается на крестьянстве.
За последнее время среди крестьян начинает наблюдаться громадный перелом в отношениях к работе Антонова. По имеющимся целого ряда сведениям, наблюдается добровольная явка из рядов восставших целого ряда сел и деревень, главным образом Кирсановского уезда, южные части его выносят общественные приговоры об отказе способствования Антонову. Изданный губисполкомом совместно с комвойсками приказ о незамедлительной явке и сдаче оружия восставшими в целом ряде сел отозвался хорошо; имеются несколько сел, крестьяне в которых, вооружившись вилами, топорами, искали и тут же убивали или приводили организаторов и главарей банд. Это одно говорит за то, что крестьянство участвует в рядах Антонова постольку, поскольку со стороны последнего угрожает опасность, доходя иногда до убийства и разграбления имущества у непримкнувших к банде. И постольку, поскольку правильно растолковывается приказ и проводится в жизнь, постольку он дает хорошие результаты добровольной явки восставших, наблюдаются и такие случаи, что добровольно явившиеся подвергаются разного рода побоям и издевательств над ними со стороны некоторых красноармейских частей, к устранению чего принимаются должные меры.
В данной сводке еще раз приходится подтвердить, что систематическое мародерство применяется красными частями к крестьянству. В большинстве случаев наблюдается со стороны красных частей вместо атаки на противника атака по крестьянским сундукам, чердакам и т.п., откуда забираются последние тряпки крестьян. Во избежание этого крестьяне имеющиеся у них разного рода обувь, одежду и так далее зарывают в снег на 2 - 3 месяца, откуда вытаскивают уже гнилое. Кроме того, красноармейские части в большинстве своем, зайдя в ту или другую деревню, требуют от крестьян лучшего угощения: яиц, кур, масла и т.д., тогда как в этом и большинство крестьян имеет также острую нужду. Все это до некоторой степени отзывается на настроении крестьян.
Правда, крестьянство умеет ценить доброкачественность некоторых красноармейских частей в отношении последних к крестьянству, как, например, хорошо, как о сознательных красноармейцах, они отзываются о московских частях, видя хорошее товарищеское отношение красных к себе, они рассуждают так: "Что, мол, если бы все красноармейские части так хорошо относились к нам, то они всегда бы получали от нас активное содействие в подавлении банд". Точно так же хорошего мнения о тех красноармейских частях, которые наряду с корректностью к населению ведут агитацию среди крестьян, растолковывают им вред бандитизма и т.д., но таких частей, к великому сожалению, минимальное количество. В некоторых частях командный состав зачастую преступными действиями обостряет на себя настолько крестьян, настолько и красноармейцев. По имеющимся агентурным сведениям, в целом ряде красноармейских частей среди красноармейцев наблюдаются разговоры, носящие систематический характер: "Что, мол, расчистивши Антонова, мы также должны расчистить и наших командиров, комиссаров и работников ревкомов".
Кстати, несколько слов о ревкомах, созданных в районах мест, очищенных от банд, здесь дело также обстоит не совсем так ладно. Как видно из поступивших сведений агентурного характера, что и в ревкомах имеется немало мусора или, вернее, лиц, определенно подрывающих авторитет крестьянства к Советской власти, в большинстве в ревкомах состоят местные работники, часть из них пострадавшие от банд, которые систематически пускают в ход мщения, личные счеты и т.д. и зачастую производят незаконные конфискации и т.п., не развивая в то же время широкой агитации среди крестьянского населения. Если местами и ведется агитация, то не дает желаемых результатов по той причине, что крестьянство как таковое перестало верить давно уже во всякую агитацию, из уст чьих она бы ни исходила, если таковая не осуществляется делом.
В основу таких выводов ложатся следующие обстоятельства, в первой половине 1920 г. крестьянство окончательно верило в нашу агитацию, как устную, так и печатанную, ибо таковая самой жизнью не осуществлялась, на деле и крестьянин, видя это, готов был поверить каждой агитации, откуда бы она ни исходила, лишь была бы направлена против Советской власти и т.п., что и подтвердилось фактами, когда с первых дней восстания ю[го]-з[ападной] части губернии крестьянство почти целиком пошло на агитацию эсеров, которые натравливали их на Советскую власть, вместе с тем обещали крестьянству лучшую жизнь и т.д., но поработавши среди крестьянства 2-3 с половиной месяца и втянувши их в свои предательские ряды, эсеры заметно начали терять свое доверие к крестьянству, тому крестьянству, которое они враньем и обманом (своей агитацией) 3-3,5 месяца тому назад затянули в свои ряды обещанием им многого хорошего, а фактически до сих пор не давши им никаких совершенно практических выходов из тяжелого положения, а, наоборот, среди крестьянских деревень полное опустошение крестьянского хозяйства и массовое пролитие невинной крови и т.п. Поэтому крестьянство, слыша "добрую" агитацию эсеров и также видя каково дело этих эсеров, окончательно перестало верить в их агитацию, которую они теперь почти не ведут, а вместо агитации, убедившись, что в нее крестьяне не верят, они применяют к этому крестьянству полнейшее бесшаблонное насилие, чем, безусловно, значительно поколебали крестьянские массы и оттолкнули их в большинстве от себя, но, однако, не считаясь с их желанием, они приводят насильную мобилизацию мужского пола населения. Местами ими мобилизованы 13-15-летние деревенские ребятишки, а добровольно явившимся угрожают сжиганием их сел и расхищением их домашнего имущества, что местами и проделывают.


Материалы об антоновщине. Часть VI

Взято отсюда.

Доклад председателя Полномочной комиссии ВЦИК В.А. Антонова-Овсеенко в Реввоенсовет Республики о положении дел в Тамбовской губернии и деятельности комиссии за период с 16 февраля по 3 марта 1921 г.
3 марта 1921 г.
1. Состояние партийной организации. По болезням, отзыве ЦК и отпускам в губкоме только трое... К 17 февраля и Шестакова выбыла на 2 мес. по болезни. Информационно-инструкторский отдел губкома отсутствует, отчеты в ЦК не посылались 2 месяца, никакой руководящей работы со времени 10-й партийной конференции. Агитпропотдел с января месяца почти бездействует, в нем один беспомощный секретарь, губкомом предоставлен сам себе. Связь с местами случайна, никакого руководства со стороны губкома. Обильные факты свидетельствуют о разложении местных организаций, начавшемся с января, особенно усилившимся со времени 10-й партконференции (начало февраля). Укомпарты (вплоть до обычно дисциплинированного Моршанского) упорно не выполняют распоряжения губкома о переводе различных работников. Расцвела отчаянная склока, подрывающая всякую работу (Усмань, Козлов, отчасти Темников и др.). Крайний упадок партдисциплины, откровенное пьянство, беспардонная травля ответственных работников, беспринципная демагогия со стороны коммунистов не только на общих собраниях, но и на беспартийных конференциях... Массовый выход из партии - организация ослабела численно с ноября месяца почти вдвое. Всякое проявление недисциплинированности, весь разнобой в работе и само отсутствие работы прикрывается торжественным именем "рабочей демократии". Причины ясны - помимо причин общего порядка и эсеровского восстания, отсутствие твердой линии ЦК, отказ от военных методов управления партии, заигрывания с "рабочей оппозицией"...
[Читать далее]2. Состояние советских органов. Крайняя качественная слабость губисполкома. Отсутствие планомерности в работе, отсутствие руководства экономическими органами. Несогласованность между ними, обостренность жилищного и топливного вопроса в связи с немощью уисполкомов. Топливный кризис, вывозка слаба, на железных дорогах и ж.д. мастерских запасов на несколько часов. Суконные фабрики в Рассказове едва дышат, мыловаренные, маслодельные - стоят. Без всякой подготовки объявлен топливный месячник, о ходе его никаких известий, никакой агитации, курсы лесозаготовителей не состоялись. Продработа отсутствует. Полное снятие хлебной продразверстки доведено местами (в Козлове) до снятия всякой (и мясной, и фуражной) и до отказа от внутреннего перераспределения. Гражданское население ничего не получает, а дороговизна страшная. Рабочие снабжаются совершенно нерегулярно, а местами не снабжаются месяцами (Рассказово). В еду пущен семенной овес (в Грязях). Партийные школы местами (в Лебедяни и др.) не работают из-за отсутствия питания. Посевная кампания едва началась. Важнейшие инструкции (по учету семян, по их распределению и т.д.) отсутствуют. Центр, совершенно не считаясь с бандитским движением, со слабостью организации, с громадным неурожаем, настоял на увеличении посевной площади более чем на 100 тыс. дес[ятин], дав всего наряд на 500 тыс. пудов семян. Этот план был разверстан по уездам, несмотря на заявки уездов (особенно Темников) о невозможности его выполнения и вполовину. Совхозы на добрую 1/3 (до 50) разгромлены бандитами. Погибло много скота, лошадей, инвентаря, семян, 200 тыс. пудов сена. Плана для них нет. Колхозов нет. План огородный не разработан. Словом - беспомощность и мертвая спячка.
Губполитпросвет отсутствует. Никакого руководства внешкольной работой, никакого руководства политкампаниями, взаимоотношения с партией не установлены. Производственной пропаганды почти нет. Коммунистические ун[иверсите]ты только открываются.
Чека насыщена развращенными и подозрительными лицами и совершенно парализована. Особый отдел никуда не годен.
3. Военная работа. Политработа в Красной Армии без руководства.
Никакого учета и попыток перераспределения партийных школ. Комиссарский состав слаб. Поарм неработоспособен. Агитация против эсеров, бандитов эпизодична. В штабе - засилие местных, ненадежных людей, коммунистов почти нет, связь слаба, разведка - бессистемна, контрразведка отсутствует. Никакой систематизации и изучения данных о восстании ни в чека, ни в штабе, ни в губкоме.
Реввоентрибунал работает над мелочами, совершенно не ведется политических кампаний.
В частях - мародерство, подножный корм, ненадежность комсостава, боеспособность крайне низка, отсутствие простейшего понимания обстановки, умения применяться к ней. Эти части - чудовищная мозаика всяких войсковых отбросов (за небольшими исключениями), в одном Тамбове до 16 мелких частей. Некоторые определенно связаны с бандитами...
Повсеместная болтливость, игнорирование простейших правил конспирации, неосведомленность - мать паники (ряд ложных тревог в Тамбове - "противник 20-го занял Пушкари в 5 верстах от Тамбова" и т.п. сведения от частей, от разведки, прибывающие в штаб и будоражащие весь гарнизон).
Комвойсками одинок в штабе, без опоры в пустом губкоме. Начинает несколько нервничать. Комучастками - особенно нач. 15-й дивизии, слабы, не понимают особенностей обстановки.
4. Боевая обстановка в самых общих чертах такова. Восстание подготовлено вполне систематически и опирается на прочную, корневую организацию соц[иалистов]-революц[ионеров] в Тамбовском, Кирсановском и Борисоглебском уездах. Уезды разбиты на районы, в которые входят несколько волостей, иногда сел, во главе стоят комитеты эсеров и штабы. Волостные тайные (и явные, где свергнута власть Советов) правления имеют волостной военный отдел, производящий районные и открытые мобилизации по приказу штабов. В месте пребывания штабов организованы и комендатуры, ведающие обысками, арестами, внутренней охраной. Сторожевая служба, связь и разведка поставлены своеобразно, но вполне надежно. В каждом селе сформирована воинская часть (от взвода до рот), собирающаяся по первому приказу штаба и расходящаяся немедленно по домам в случае неудачи и т.п.. Действия военных частей точно инструктированы. Высшие штабы довольно энергично борются с недисциплинированностью частей - об этом свидетельствуют приказы, устанавливающие шкалу наказаний от 20 до 2-х розог в дисциплинарном порядке. Не имея печатного станка, эсеры ведут агитации листовками, отбитыми на машинках или гектографе. Эсеры работают под вывеской "Союз трудового крестьянства", программу его они выразили в 17 пунктах. Она значительно отступает от официальной, разработанной в центре. В ней открытый призыв к восстановлению учредилки; денационализация промышленности, кроме жел. дорог, рудников и шахт. В ней требование всяких свобод и мира с заграничными капиталистами. В ней требование твердых цен на изделия промышленности и умолчание о твердых ценах на хлеб, снабжение продовольствием через кооперативы, свобода преподавания в школах - следы работы учащейся интеллигенции и деревенского кулачья. Программа имеет успех среди крестьян. На беспартийной конференции крестьяне дали понять, что учредилка им представляется "ближе и проще" Советской власти - выборы прямые и кажется им, что это будет постоянная, законно стоящая и управляющая власть.
Снятие хлебной продразверстки крестьянство истолковывает во вред нам, как следствие победы "своих" войск, признание полной "ограбленности" крестьян и совсем не ощущает признательности в ряде уездов, выполнивших разверстку почти полностью.
В агитации нередки выражения - "жиды-коммунисты" наряду с обычными эсеровскими выкриками - помесь эсера с "черной сотней". Агитация напирает на злоупотребления и насилия агентов Советской власти, непомерную продразверстку, затягивание войны; она особенно усиленно обращена к красноармейцам. Несомненно наличие хороших связей среди жел[езно]дор[ожников], прод[работник]ов, кооперативов. Осведомление быстрое и точное. Планомерность в действиях отдельных шаек также налицо. Несмотря на усилия эсеровских дружин обособиться от разбойных элементов, взаимопроникновение этих двух начал совершенно неразрывно, и под влиянием военных неудач бандитское начало решительно преобладает, влияние эсеровского командования теряется, дисциплина падает. В настоящее время главные военные силы повстанцев, сгруппировавшиеся в смежных волостях Кирсановского и Тамбовского уездов, оказались разбитыми. Лучшие полки Антонова почти уничтожены, большая часть их остатков перешла в своих селах на мирное положение, часть (до 600 конных с Антоновым во главе) прорвалась в Моршанский уезд...
Таково положение. Мы, опирающиеся почти исключительно на города с рабочим и совслужащим населением и на воинские части, мы, потерявшие почти целиком все свои связи с деревней в трех уездах, охваченных восстанием. И крестьянство, объединенное корневой партией, выделившее несколько тысяч активных борцов - кулацкая армия. Насколько мы слабо связаны с крестьянством, показывает хотя бы то, что лучшим источником нашего осведомления является воздушная разведка. Остальная ничего путного не дает.

Доклад Я.А. Левина в ЦК РКП(б) о состоянии борьбы с повстанцами и поведении красноармейских частей
8 марта 1921 г.
Прибыв в Тамбовскую губернию для ликвидации банд Антонова… [узнал, что] бандитов всего существовало около 2000. Существовавшие банды были скверно вооружены, [испытывали] большой недостаток в патронах и [имели] мало пулеметов. В данное же время можно определенно сказать, что все население тех уездов, в которых находятся антоновцы, поголовно симпатизируют Антонову и его сообщникам и количество банд увеличилось в данное время раз в 25. Хотя в отрядах приходилось встречать приблизительно по 10000. Произошло усиление банд вот по каким причинам: полное отсутствие политической тактики, а также военной. Части, участвовавшие в подавлении восстания, ввиду быстрых переходов, были лишены возможности систематически снабжаться, т.к. в среднем двигались по 65 верст в сутки, то вполне понятно, что никакой аппарат не в состоянии был снабжать соответственно части. Остановки для отдыха на 1,5 - 2 часа также не давали возможности выдавать хотя бы расписки или разбираться, у кого можно брать фураж, продукты и у кого нельзя. Политическая работа в частях также почти не велась, т.к. физически усталые люди не в состоянии за отсутствием времени бывать на собраниях и собеседованиях. Среди населения работа совершенно не велась, за исключением тех плакатов и воззваний, и то в очень ограниченном количестве, которые иногда расклеивались нашими частями. Быстрые переходы вызывали также необходимость замены лошадей, т.к. конский состав, сырой и невтянутый, а также кавалеристы - в большинстве случаев пехотинцы, посаженные на лошадей, то вполне понятно, что было очень много набивок, и часто уставших лошадей бросали в поле и в первом же селе приходилось брать для пополнения других лошадей. Очень часто села приходилось проходить не останавливаясь. Лошади брались по инициативе самих красноармейцев и записок выдавать было некогда. Ко всему этому еще добавилось то, что красноармейцы в высшей степени элемент несознательный, это касается также и комсостава, при арестах мужского населения производили самочинные обыски и мародерствовали вовсю. Оправданием служило всегда то, что в некоторых опальных селах приказывалось сжигать и брать все, что кому нужно, были также и случаи насилия. Факты установлены. Во время боев приходится обратить внимание на то, что, согласно сводкам, банды разбиты и бегут, а это далеко не так. Совершенно правильно указывают сводки, что много убитых бандитов, но это не бандиты, а, вернее всего, темные крестьяне, которые благодаря агитации Антонова, с одной стороны, нашему террору - с другой (если его можно так назвать, жандармскому способу подавления), отступали вместе с Антоновым, и так как у крестьян конский состав гораздо хуже нашего, то они были жертвами той перестрелки, которую при отступлении завязал Антонов. Примером того, что это не банды, может служить и то, что если убитых было 500 человек, то где же трофейное оружие? Самое большое при таком количестве убитых было 10 - 20 винтовок. Вообще расстрелы в большинстве случаев велись без всякого разбора. Стоило только при каком-либо вопросе крестьянину замяться, как моментально его обзывали бандитом и в большинстве случаев расстреливали. Что касается военной тактики, то до 10 января все время старались держаться у противника на хвосте, что совершенно недопустимо, т.к. противника догнать не представлялось возможным ввиду того, что он имел свободу действий и очень хорошо налаженную связь и разведку; и если удавалось его после долгой погони настигнуть, то лошади были настолько усталыми, что двигаться в атаку не имели никакой возможности, а так, двигались по какому-то волшебному кругу, как указал выше до 10 января.
О том, что контрразведка совершенно не работала, доказательством может служить то, что все время Антонов неизвестно куда девает своих раненых, я касаюсь вопроса по 1 февраля. Что касается сводок, что [якобы] банды разбегаются, то это не вполне правильно, т.к. Антонов отступает в большинстве случаев в порядке, хотя и рассеивается мелкими группами, но в данном случае он лишает возможности преследовать себя и собирается в условном месте, а такое отступление противника не может называться поражением.
В общем, произвол в частях был полный, мародерство, поджоги, расстрелы и насилия. [Все это] усилило банды Антонова...
…то, что проделали некоторые части Красной Армии, это сплошной ужас. В данном случае это касается 1-й конной группы и отряда Альтова. Связи между частями тоже почти не существовало, благодаря чему иногда бывали перестрелки между своими частями.

Письмо землемера Кирсановского уземотдела Насонова председателю Полномочной комиссии ВЦИК В.А. Антонову-Овсеенко
11 марта 1921 г.
В сентябре 1920 г., когда в Кирсанове был организован оперативный штаб по борьбе с бандитизмом, меня пригласили выполнять должность секретаря. В штаб приводили бандитов. Здесь мне пришлось сталкиваться не с помещиками и банкирами, а я воочию встретился с крестьянами-бедняками, которые возмутились "тиранами коммунистами" и стали уничтожать их без пощады. Пойманные бандиты были одеты в рубища, часто босые, истощенные. Я едва сдерживал себя, сгорая от стыда, что до этого довели, быть может, все здесь сидящие ответственные работники...
Мне тяжело и горько слышать, как эти темные и несознательные крестьяне сами себе роют могилу на радость российской и европейской буржуазии. Я пришел к глубокому убеждению, что не пушками, не пулеметами, не расстрелами можно остановить нападение крестьян на Соввласти, а решительным и быстрым проведением в жизнь декрета о земле...
На основании фактов я утверждаю, что уничтожить бандитизм, поднять сельское хозяйство можно только земельною политикою по проекту расселения крестьян в добровольном и срочном порядке, для чего необходимо безотлагательно повести агитацию, выпустить листовки, брошюры и т.д. и тогда крестьянская масса почувствует, что земля действительно принадлежит им, и они все потянутся к земле, на новые места, а бомбы и винтовки побросают в мусорные ямы как ненужный хлам.

Письмо командира 14-го Архангельского полка командиру 5-й Токайской бригады т. Чумичеву
19 марта 1921 г.
Тов. Чумичев! Вот уже 6 месяцев Вы занимаетесь строительством партизанских отрядов для борьбы с "отбросами", как Вы говорили, общества, примазавшихся к коммунистической партии. Около двух месяцев существовал и наш 14-й Архангельский полк. Но что мы вместе сделали за это время? Разве только разорили крестьян, отбирая последних лошадей, поедая последний хлеб, лишили жизни несколько случайно попавшихся людей, представителей местной Соввласти. Лишили жизней без всякого суда, анархическим порядком. Надо подумать, можно ли таким путем придти к чему хорошему, можно ли сказать, что они достойны такого наказания? Каждая капля братской крови говорит о мести самой жизнью. Каждая капля братской крови говорит о неправоте нашего дела. Сколько скитаний, сколько волнений перенесено нами за это время? Сколько слез и страданий перенесено от нас населением?
Находясь в полку, я, как и все мои партизаны, болели душой за братскую кровь, за преступное дело. Хотели искать выхода, искали его, и после переговоров с тов. Качаловым выход нами найден: ныне мы уже не преступники против Советской власти, мы получили полное прощение и составляем отдельный полк по борьбе с бандитами. Ни одного волоса не упало с наших партизанов, а даже была оказана братская встреча нам, недостойным, без нарекания о прошлом.
При первой же встрече нам стало ясно, что цели нашей борьбы одинаковы с идейным коммунистом. Средство же борьбы нашей преступно, Советская власть не потерпит подрывающих ее, не потерпит и жестоко накажет примазавшихся к партии, но только путем следствия, путем правосудия.
Тов. Чумичев! Советская власть крепка, и борьба Ваша преступна, бесцельна. Бросьте свое ремесло, приходите к нам. И вам будет гарантирована полная безопасность и прощение. Советская власть сильна и милостива. Приходите и искупите позор в борьбе с бандитами, агентами буржуазии, дабы дать возможность трудовому крестьянству заниматься хлебопашеством, рабочим стать к станкам и общими усилиями бороться с экономической разрухой, наследием империалистической бойни и трехлетней гражданской войны. Итак, т. Чумичев, обращаемся к Вам, а в лице Вас к партизанам бригады, с горячим призывом: подумайте, не теряя дорогого времени, бросьте пролитие братской крови, приходите и общими усилиями смоем позор в борьбе с бандитизмом.

Обращения и воззвания Полномочной комиссии ВЦИК "Ко всем участникам бандитских шаек о добровольной явке с повинной"
20 марта 1921 г.
Полномочная комиссия Всероссийского Центрального Исполнительного Комитета заявляет:
1. Советская власть строго карает подстрекателей и вожаков бандитских шаек, но она милостива к трудовым крестьянам, втянутым по неразумению или обманом в это разбойное дело.
2. Рядовые участники бандитских шаек, которые явятся добровольно и с оружием в штаб красных войск, получат полное прощение, те из них, кто являются дезертирами, будут отправлены в Красную Армию без всякого наказания, остальные будут отпущены по домам на честное крестьянское слово.
3. Вожаки и подстрекатели, если явятся добровольно и принесут чистосердечное раскаяние, будут преданы гласному суду, но без применения высшей меры наказания, причем суду предложено применять в самых широких размерах условное осуждение, т.е. отпускать на свободу с указанием, что если совершит новый проступок, то будет взыскано вдвое.
4. Разграбленное в советских хозяйствах и кооперативах народное имущество должно быть возвращено.

Обращения и воззвания Полномочной комиссии ВЦИК "К крестьянам, втянутым в бандитские шайки"
20 марта 1921 г.
Советская власть готова вас простить. Она назначает с 21 марта до 5 апреля двухнедельник добровольной явки участников белых шаек. Кто явится к этому сроку добровольно с оружием в штаб какой-либо красной части, тот будет прощен и отпущен домой, если он не является дезертиром. Дезертир пойдет в Красную Армию, но не подвергнется никакому наказанию.
Вожаки и подстрекатели, если явятся добровольно, будут избавлены от высшей меры наказания, от расстрела. К ним будет широко применено условное осуждение - суд может их отпустить с тем, чтобы в случае повторного проступка взыскать с них вдвойне...
Крестьяне! Честные пахари! Все, кто по недоразумению, обманом или силой был втянут в постыдное дело борьбы с Советской властью, двухнедельник кончается 5 апреля. Торопитесь примириться с Советской властью! Следуйте смело примеру инжавинцев, курдюковцев, горельцев. Следуйте примеру Архангельского белого полка (из села Архангельское Борисоглебского уезда), который в полном составе и вооружении принес повинную Советской власти.
Помните, близок посев, земля зовет. Помните, ваши списки большей частью уже в руках чека. Явитесь добровольно с оружием и будете прощены. Не явитесь, не сдадите оружия и награбленного народного добра - пеняйте на себя. Помните, раньше или позже расплата будет.

Приказ губисполкома и командующего войсками в Тамбовской губернии местным органам власти об отношении к населению сел, принимавших участие в повстанческом движении
Март 1921 г.
Материалы о действиях бандитов и крестьянских бунтах в Тамбовском, Кирсановском и Борисоглебском уездах документально доказывают, что все эти выступления организованы продажными наймитами европейских буржуев - социалистами-революционерами, завербовавшими шайки уголовных бандитов.
Тщательное расследование участия крестьян в бунтах против Советской власти показало, что крестьяне делали это по своей большой темноте, обманутые искусными интригами и ложью. И сейчас, после нескольких месяцев тяжелых испытаний, крестьяне убедились на деле, что социалисты-революционеры оторвали их от мирного труда, втянули в преступнейшую авантюру братоубийственной войны, расхитили в деревнях множество крестьянского имущества и не дают возможности начать подготовку к весенней посевной кампании.
Крестьяне убедились на деле, что все обещания социалистов-революционеров скверная ложь и они начинают избивать социалистов-революционеров и бандитов, и селение за селением, волость за волостью начинают составлять приговоры о своей верности Советской власти. С обманутыми темными крестьянами Советская власть, власть крестьянская и рабочая, не воюет и воевать не должна. Поэтому губернский исполнительный комитет и командующий войсками Тамбовской губернии приказывают:
1. Бандитские шайки и боевые дружины социалистов-революционеров ловить и уничтожать, как хищных зверей, как тяжких преступников перед трудовым народом.
2. Восставшим крестьянам перед битвой предлагать сдать оружие и всех сдавшихся не трогать и охранять их жизнь и имущество от преступной мести агентов социалистов-революционеров и их подручных бандитов.
3. Всех, кто откажется сложить оружие и будет сопротивляться, расстреливать на месте.
4. При занятии частями Красной Армии селений предлагать населению немедленно через сходы и письменные приказы немедленно сдать оружие и выдавать руководителей восстания.
5. При выполнении этого приказа всех остальных участников восстания, которые имеются в селении, помиловать и само селение избавить от всяких мер наказания.
6. В случае невыполнения приказа о выдаче оружия и руководителей восстания произвести тщательные обыски и дознание, по результатам которых уличенных руководителей восстания расстрелять на месте, остальных участников подвергнуть другим тяжким карам по законам военного времени, а их имущество конфисковать.
7. В случае повторных вспышек восстания все здоровое мужское население от 17 до 50 лет арестовывать и заключать в концентрационные лагеря.
8. Призывать честное крестьянское население всемерно помочь в деле очистки земли губернии от злостного бандитского и эсеровского чертополоха.