Владимир Александрович Кухаришин (kibalchish75) wrote,
Владимир Александрович Кухаришин
kibalchish75

Мифология «новгородской свободы» и реальность. Часть II

Взято отсюда.

Было ли новгородское общество обществом «свободных людей»? Если на счет восстаний 1255 и 1257 годов остается лишь строить предположения, то на счет восстания 1259 года можно уверенно заключить, что оно было вызвано произволом «вятших» бояр, пошедших на капитуляцию перед монголами и взваливших на простонародье все тяготы дани. Идеализация Новгородской «республики» неуместна – это была отнюдь не современная буржуазная демократия и даже не средневековая городская коммуна.

[Читать далее]

Современный историк Николай Кленов отмечает, что основными статьями новгородского экспорта были пушнина и воск, причем продажа пушнины осуществлялась средними и крупными партиями (сотнями и тысячами шкурок), что свидетельствует о том, что наиболее доходные сферы торговли были практически монополизированы крупным боярством. При этом торговцы Ганзейского союза, перекупавшие шкурки, строго следили за тем, чтобы они продавались в необработанном виде; по сути, Новгород в экономическом отношении был ганзейской колонией, экспортирующей необработанное сырье. При этом ткани Новгород был вынужден импортировать, причем до конца XVI века почти отсутствуют упоминания существования ремесленников-текстильщиков.

Новгородские улицы («концы») были четко привязаны к определенным боярским кланам, а ремесленники де-факто составляли клиентеллу того или иного боярина; ремесленные мастерские находились на боярских усадьбах, причем границы частоколов усадьб не менялись столетиями. При этом каждый из боярских кланов ориентировался на ту или иную княжескую группировку в «Низовской земле», о чем говорят и частые насильственные смены посадников, и мятежи, тогда как в полноценных средневековых республиках наподобие Венецианской такого рода перевороты происходили куда реже19.

А.М.Васнецов. Новгородское вече

А.М.Васнецов. Новгородское вече

Не было у Новгородской республики и собственного флота, а также приморских городов; рост городов вообще происходил сильно медленнее, чем в остальных русских землях, поскольку развитие уже существующих городов Новгородом подавлялось (см. ниже), а основание новых новгородская правящая элита не приветствовала, опасаясь, что они станут опорой княжеской власти. По сути, Новгород существовал как своего рода «страна-бензоколонка», не развивающая собственное производство, а лишь доставляющее на Запад сырье – в первую очередь, меха и воск. При этом должность посадника всё время «реформировалась» в сторону превращения его в чисто боярского назначенца20.

В XIV веке широко развивается процесс «обояривания» — бояре активно получают в раздачу новгородские земли, причем не пустующие, а с крестьянами, которые превращаются в крепостных. Управляющие бояр резко повышали повинности, вымогая всё больше и больше. Одновременно вследствие аграрного перенаселения стремительно шел процесс разорения крестьян; многие крестьяне сами шли в кабалу, чтобы как-то прокормиться. Таким образом, Новгородская земля едва ли не лидировала по темпам закрепощения населения ещё задолго до установления крепостного права в остальных русских землях21. Ещё новгородский договор с Михаилом Ярославичем Тверским, помимо прочих пунктов, содержит требование выдавать беглых холопов без суда22.

Ушкуйники. Новгородская вольница. Картина С. М. Зейденберга

Ушкуйники. Новгородская вольница. Картина С. М. Зейденберга

Не лучше было положение и подвластных Новгороду финно-угорских народов. Новгородцы использовали карелов и ижору для набегов на Швецию и Норвегию (см. статью про Александра Невского), однако за попытки неповиновения жестоко расправлялись. Так, в 1278 году против карелов была предпринята карательная акция:

«князь Дмитрии с новгородци и со всею Низовьскою землею казни Корѣлу и взя землю их на щитъ» (Новгородская I летопись младшего извода).

Именно путем ограбления или сбора дани с финно-угорских племен новгородцы добывали пушнину:

«Въ то же лЂто идоша из Новагорода въ Югру ратью съ воеводою Ядреемь; и придоша въ Югру и възяша городъ, и придоша къ другому граду, и затворишася въ градЂ, и стояша подъ городомь 5 недЂль; и высылаху къ нимъ Югра, льстьбою рекуще тако, яко «копимъ сребро и соболи и ина узорочья, а не губите своихъ смьрдъ и   своеи дани»…» [НПЛ, стр. 40].

Немногим лучше обращались новгородцы и с подвластными ими собственно русскими городами. В большинстве случаев они даже не могли присутствовать на вече (!) – в отличии, например, от купцов немецкого Ганзейского двора23. Сами эти города находились под властью назначающихся из Новгорода посадников или служилых князей; назначались посадники из числа новгородцев без согласования с местным населением, которое могло в крайнем случае лишь писать на них жалобы; любые решения, принятые новгородским вечем, для этих городов были обязательны к исполнению24.

Политика Новгорода по отношению к зависимым от него городам отличалась непоследовательностью и вероломством. Так, например, Новгород подавлял стремление к самостоятельности Пскова и местную пронемецкую партию, надеявшуюся в союзе с Тевтонским орденом и избавиться от новгородского владычества, и защититься от литовцев (см. статью про Александра Невского). Но при необходимости Новгород был готов сам пойти на союз с Тевтонским орденом против псковских сепаратистов25. Всё это привело к тому, что в XV веке псковитяне поддержали Ивана III против Новгорода.

Отношения Новгорода с условным «Западом» тоже трудно назвать особенно дружественными – его история полна пограничных конфликтов и со шведами, и с немцами. Утверждения о «партнерстве Новгорода с Ганзейским союзе» (или даже «членстве Новгорода в Ганзе», что совсем уж запредельное бесстыдство) в действительности означают высокую степень экономической зависимости Новгорода от неё – в каковой зависимости находились также, например, Скандинавия и Ливония. Но даже с учетом этого история взаимодействия новгородцев и ганзейцев представляет из себя историю непрерывных конфликтов и насилия. Как отмечает М. Бережков,

«В таких-то ссорах, крупных и мелких, то приводя друг друга к крестоцелованию, то вероломно нарушая его, то запрещая торговлю, то еще скорее спеша ее возобновить, торговали Новгород и Ганза до 1478 года, когда Новгород потерял свою самостоятельность».

Подведем итоги. Новгород вовсе не был «альтернативой Московии» — это было такое же боярское государство, только без лидера боярской корпорации в лице князя, а с фрагментацией и борьбой внутри этой корпорации, что в итоге и привело Новгород к гибели. В социальном отношении это было общество с величайшим расслоением и паразитированием кучки новгородцев на покоренных городах и народах; в экономическом плане – сырьевая колония Ганзейского союза, торговавшаяся и конфликтовавшая с ним за возможность выгоднее сбывать экспортируемое сырье. Гибель подобного политического образования была закономерна – удивительно лишь, что она наступила так поздно.

Новгородский торг. Е.Пергаментщик

Новгородский торг. Е.Пергаментщик

Напоследок нельзя не отметить, что история весьма злобно подшутила над апологетами новгородской «свободы» — по мнению большинства историков, именно Новгородская судная грамота 1471 года (то есть свод законов «вольного» Новгорода) стала одним из основных источников созданного в правление Ивана III в 1497 году общерусского Судебника, то есть законодательства «деспотической» Московии.

Марфа Посадница над разбитым вечевым колоколом. На Памятнике «1000-летие России» в Великом Новгороде

Марфа Посадница над разбитым вечевым колоколом.
На Памятнике «1000-летие России» в Великом Новгороде

Примечание

1 На роль которого «демократическая Россия» времен Ельцина не годится в силу как недолговечности своего существования, так и, будем честны, отвратительнейших воспоминаний о том времени у большинства населения. Тогда не все «совки» ещё вымерли на радость либеральной публике, а прочие были настолько унижены и бедствовали так сильно, что ужасы 90-х до сих пор пор — мощное средство пропаганды у путинского режима.

2 Между прочим, данный договор – одно из первых известных нам соглашений, в котором шла бы речь о ограничении полномочий великого князя в Новгороде, что уже говорит о значимости событий 1270 года.

3 См. текст договора.

4 Так, Новгородская I летопись старшего извода сообщает о приезде монгольских баскаков в Новгород в 1259 году:

«И нача оканьныи боятися смерти, рече Олександру: «даи намъ сторожи, ать не избьють нас». И повелѣ князь стеречи их сыну посадничю и всѣмъ дѣтемъ боярьскымъ по ночемъ».

6 «Андрѣи князь Александрович со Сменомъ Толигнѣвицемъ цесареви би чоломъ на брата своего на Дмитрия, и въздыну рать татарьскую, и взяша Переяславль на щитъ» (тот же источник).

7 См. статьи за 6767 и 6801 годы.

8 Cм. текст договора.

9 См. Н.С. Борисов. Политика московских князей. Конец XIII – первая половина XV века. М., 1999. С. 132-138.

10 См. Н. С. Борисов. Политика московских князей. Конец XIII – первая половина XV века. М., 1999. С. 145-146.

11 См. Н. С. Борисов. Политика московских князей. Конец XIII – первая половина XV века. М., 1999. С. 156-157.

12 См. Н. С. Борисов. Политика московских князей. Конец XIII – первая половина XV века. М., 1999. С. 173-174.

13 См. Н. С. Борисов. Политика московских князей. Конец XIII – первая половина XV века. М., 1999. С. 175.

14 См. Н. С. Борисов. Политика московских князей. Конец XIII – первая половина XV века. М., 1999. С. 179.

15 См. Н. С. Борисов. Политика московских князей. Конец XIII – первая половина XV века. М., 1999. С. 284-285.

16 См. Н. С. Борисов. Политика московских князей. Конец XIII – первая половина XV века. М., 1999. С. 295.

17 «и прииде князь Михаило ратью к Торжку, пожьже город всь, и бысть пагуба велика крестияномъ: овы огнемъ погорѣша въ дворѣх над животы, а друзин бѣжаша въ святыи Спасъ, и ту издъхошася, и огнемъ изгорѣша много множество, инѣи же от огня бѣжаци, в рѣцѣ во Тфѣрци истопоша» (Новгородская Iлетопись младшего извода).

18 См. материалы археологических раскопок в Торжке, свидетельствующих о масштабах резни.

19 См. выше.

20 См. здесь.

21 См. выше.

22 Текст договора см. здесь.

23 Мартышин О. В. Вольный Новгород. Общественно-политический строй и право феодальной республики. М.: Российское право, 1992, с. 186.

24 Мартышин О. В. Вольный Новгород. Общественно-политический строй и право феодальной республики. М.: Российское право, 1992, с. 255-256.

25 См. Н. С. Борисов. Политика московских князей. Конец XIII – первая половина XV века. М., 1999. С. 178.


mejdu

Николай Белов. Пожар Торжка в 1372 г.


Tags: История, Новгород, Россия
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Comments allowed for friends only

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments