Владимир Александрович Кухаришин (kibalchish75) wrote,
Владимир Александрович Кухаришин
kibalchish75

Category:

Клим Жуков о Мюнхенском сговоре

Взято отсюда.

Начиная с перестройки, журнала «Огонёк» и трудов Суворова-Резуна принято говорить о том, что начало Второй мировой войны якобы было обусловлено пактом Молотова-Риббентропа 23 августа 1939 года. Конечно, сразу же всплывают и пресловутые «секретные протоколы» к оному договору, но о них стоит поговорить отдельно. Пока же остановимся на подлинной дороге к Второй мировой бойне и тех людях, которые лично ответственны за то, что Европа на эту дорогу встала.

Любой, кто не прогуливал историю в школе, вспомнит о печально известном четырёхстороннем Мюнхенском соглашении 29-30 сентября 1938 года... Но, если говорить языком медицины, это была «терминальная стадия», которой предшествовали менее заметные, но грозные симптомы.

1935 год, когда всё началось. Адольф Гитлер у власти в Германии уже второй год. Его страна разоружена и не имеет реальных шансов прямого выступления против мировых гегемонов: Англии (сильнейшей морской державы), Франции (наиболее мощная сухопутная армия в мире) и США. Но правительство Стэнли Болдуина, пятьдесят девятого премьер-министра Британии, внезапно совершает шаг по «умиротворению» Германии (как будто она и так не была «умиротворена» после Версаля).

Ещё с 1933 года Гитлер добивался англо-германского соглашения по военно-морским силам. 18 марта 1935 года желаемое свершилось. Министр иностранных дел Британии Сэмюэль Хор и специальный уполномоченный Иоахим фон Риббентроп подписывают морское соглашение, которое напрямую порывало с Версальской системой. Отныне Германия имела право построить флот в пропорции 35 к 100 по отношению к британскому, встав в один ряд со странами-победительницами Первой мировой: Францией и Италией. Что, кстати, в одночасье нарушило баланс военно-морских сил, установленный Вашингтонским трактатом 1922 года, где Германия попросту не предусматривалась. Так открылось окно возможностей для нарастания гонки вооружений.

[Читать далее]

Но этого оказалось мало. Гитлеру как воздух нужны были ресурсы, заводы и квалифицированные трудовые кадры. Запад нуждался в средстве взлома мировой политики для нового перераспределения мировых рынков. Поэтому в 1936 году новый министр иностранных дел Британии сэр Энтони Иден начал прорабатывать план «общего примирения». Результатом стала ремилитаризация Рейнской области.

Окончательные похороны Версальской системы начались 7 марта 1936 года, когда 19 батальонов Вермахта вторглись в демилитаризованную зону Рейна. Причём даже Гитлер признавал: «Если бы французы вошли в Рейнскую область, нам пришлось бы ретироваться с поджатыми хвостами. Военные ресурсы, находившиеся в нашем распоряжении, были неадекватны даже для оказания умеренного сопротивления». Рост военной мощи нацистской Германии происходил при полном попустительстве ведущих западных правительств.

А ведь тогда уже были приняты бесчеловечные Нюрнбергские законы (с 15 сентября 1935 года) и давным-давно была опубликована программная книга германского нацизма «Майн кампф». Каждому осведомлённому человеку было кристально ясно, к чему готовится Гитлер.

Политику Болдуина подхватил новый премьер Невилл Чемберлен и его французский коллега Эдуард Даладье.

С 1937 года в русле «общего примирения» велись тайные переговоры о присоединении Австрии к Германии. В ноябре Гитлер получил гарантии невмешательства от нового министра иностранных дел Эдуарда Линдли Вуда, 1-го графа Галифакса. Чемберлен недвусмысленно поддержал сотрудника, выступив 22 февраля в парламенте. В речи говорилось: «Мы не должны обманывать, а тем более не должны обнадёживать малые слабые государства, обещая им защиту со стороны Лиги Наций и соответствующие шаги с нашей стороны, поскольку мы знаем, что ничего подобного нельзя будет предпринять».

12 февраля 1938 года федерального канцлера Австрии Курта фон Шушнига вызвали (вдумайтесь: вызвали!) в Германию. Там его под угрозой немедленного вторжения германских войск заставили подписать ультиматум, который фактически легализовывал австрийских нацистов, вводя их в состав правительства и правящей партии «Отечественный фронт». Проведённый под давлением Германии референдум дал предсказуемый итог. 11-13 марта в Австрию вошли немецкие войска.

Третий рейх в одночасье получил «в подарок» 6,7 миллиона человек, 6 дивизий, источники сырья и плацдарм для действий на востоке, без которого немыслима была сама концепция «Дранг нах остен».

Не прошло и года, как политика «общего примирения» достигла кульминации. 29-30 сентября Англия, союзник Чехословакии и гарант её территориальной целостности, договорилась с Гитлером и Муссолини о решении демагогического вопроса о защите судетских немцев. Фактически, Гитлеру дали карт-бланш на аннексию самого экономически развитого региона Чехословакии. Что характерно, на встречу представителей этой страны, равно как и представителей ещё одного участника англо-франко-чехословацких соглашений, — СССР — не пригласили. По сути, союзники поставили чешского президента Эдуарда Бенеша перед фактом. Франция — ещё один гарант — присоединилась к договору 5 декабря на парижской встрече министров иностранных дел Жоржа Бонне и Иоахима фон Риббентропа.

При «одобрительном молчании» Англии и Франции Гитлер получил Судеты, богатейшую территорию с наиболее развитой военной промышленностью в Восточной Европе. 1-10 октября 1938 Германия оккупировала Судеты. К 15 марта 1939 Рейх занял оставшиеся чешские земли, превратив их в Протекторат Богемии и Моравии. Польша со своей стороны «подсуетилась», захватив Тешинскую область. Закарпатскую Украину захватила Венгрия.

Для чего это было сделано?

Реальные политики своего времени не сомневались в оценке причин происходящего. Робер Кулор, посол Франции в СССР: «... (Мюнхенский мир) особенно сильно угрожает Советскому Союзу. После нейтрализации Чехословакии Германии открыт путь на юго-восток».

Заместитель министра иностранных дел Британии Александр Кадоган: «Премьер-министр (Чемберлен) заявил, что он скорее подаст в отставку, чем подпишет союз с Советами. <...> Чтобы жила Британия, большевизм должен умереть».

Советник премьер-министра по политике сэр Горацио Уилсон: «Германия и Англия являются двумя столпами, поддерживающими мир порядка против разрушительного напора большевизма».

После возвращения из Мюнхена Чемберлен гордо заявил: «Я принёс вам мир». На что прозорливый Уинстон Черчилль отреагировал так: «У Чемберлена был выбор между войной и позором. Сейчас он выбрал позор, войну он получит позже». И Черчилль был абсолютно прав.

Гитлер получил ресурсы, промышленность, кадры и опыт логистики дальних походов для вермахта. Кроме того, Рейх вышел на оперативный простор на Востоке. Для завоевания «лебенсраум» («жизненное пространство») в России оставалось захватить последний плацдарм: Польшу. Война стала неизбежностью.

Поэтому не будем забывать: договору о ненападении между СССР и Германией предшествовал договор о ненападении в Мюнхене, который советская историография совершенно справедливо называла «Мюнхенским сговором».



Tags: Вторая мировая война, Мюнхенский сговор, Пакт Молотова-Риббентропа, Предвоенная ситуация, Фашистский меч
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Comments allowed for friends only

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments