Владимир Александрович Кухаришин (kibalchish75) wrote,
Владимир Александрович Кухаришин
kibalchish75

Categories:

Дзержинский и беспризорники

Из книги Ильи Ратьковского "Дзержинский. От «Астронома» до «Железного Феликса»".

С окончанием острой фазы Гражданской войны коренным образом менялась обстановка в стране, что требовало новых форм и методов работы ВЧК. 8 января 1921 г. Ф. Э. Дзержинский издал приказ ВЧК, в котором он конкретизировал особенности переживаемого страной периода: «внешних фронтов нет, острый период гражданской войны закончился, но он оставил тяжелое наследие».
Окончание Гражданской войны в т. ч. делало возможным, по мнению Дзержинского, решение одной из важнейших проблем — детской беспризорности. Эта идея давно занимала его мысли, но первоначально борьбой с беспризорностью руководил созданный 4 февраля 1919 г. по инициативе В. И. Ленина Совет охраны детей при Наркомпросе. Это был орган, состоявший из представителей наркоматов здравоохранения, просвещения, социального обеспечения, внутренних дел. Согласно постановлению СНК «Об учреждении Совета защиты Детей» текст обозначал задачи и структуру органа:
«1) Принимая во внимание тяжелые условия жизни в стране и лежащую па революционной власти обязанность оберечь в опасное переходное время подрастающее поколение, Совет Народных Комиссаров настоящим декретом утверждает особый Совет Защиты Детей.
2) Совет Защиты Детей имеет своим Председателем Народного Комиссара по Просвещению. В состав его кроме Председателя (представителя от Народного Комиссариата по Просвещению) входят по одному представителю от следующих Народных Комиссариатов: Социального Обеспечения, Здравоохранения, Продовольствия и Труда.
3) Совету Защиты Детей предоставляется право налагать «вето» через соответствующие Народные Комиссариаты на распоряжения ведомств, не входящих в Совет, если таковые распоряжения ведут к явному ущербу для детей.
4) Считая дело снабжения детей пищей, одеждой, помещением, топливом, медицинской помощью, а равно эвакуацию детей в хлебородные губернии одной из важнейших государственных задач, Совет Народных Комиссаров поручает Совету Защиты Детей:
а) согласовывать деятельность входящих в него Комиссариатов по эвакуации детей в хлебородные губернии, а равно объединять их планы общественного детского питания и снабжения, в целях включения такового путем непосредственного сношения с подлежащими Народными Комиссариатами в общегосударственный план;
б) следить за точным выполнением той части установленного таким образом плана, которая касается питания и снабжения детей.
5) Совету Защиты Детей предоставляется право издавать обязательные постановления, касающиеся охраны здоровья детей, успешной организации их питания и снабжения, и вменяется в обязанность следить за неуклонным выполнением их.
Подписали:
Председатель Совета Народных Комиссаров
В. Ульянов (Ленин).
Народный Комиссар по Просвещению А. Луначарский.
Управляющий Делами Совета Народных Комиссаров
В. Бонч-Бруевич».
[Читать далее]
Созданный орган, согласно указанному постановлению, возглавил А. В. Луначарский, а не Ф. Э. Дзержинский, как это иногда указывают, практически цитируя воспоминания С. С. Дзержинской. Вместе с тем следует указать, что Дзержинский был причастен в этот период ко многим ключевым действиям советской власти в области охраны детства. Именно Феликс Эдмундович имел непосредственное отношение к выработке Декрета СНК 17 мая 1919 г. «О бесплатном детском питании». При обсуждении этого декрета Дзержинский настоял, чтобы бесплатно обеспечивать детей продуктами питания вне зависимости от их социального происхождения. Всех детей. Дзержинского поддержал Ленин, и декрет вышел с учетом замечания председателя ВЧК:
«В целях улучшения детского питания и облегчения материального положения трудящихся, в первую очередь, фабрично-заводских рабочих неземледельческих местностей, Совет Народных Комиссаров постановляет:
1. Все предметы питания, выдаваемые местными продовольственными органами детям в возрасте до 14 лет включительно, впредь выдавать бесплатно за счет государства.
Примечание. Постановление это касается предметов питания, выдаваемых детям продовольственными органами как из продовольственных лавок, так и из общественных столовых по карточкам.
2. Действие настоящего постановления распространить на крупнейшие фабрично-заводские центры (города, крупные поселки и пр.) следующих губерний: Архангельской, Владимирской, Вологодской, Ив. — Вознесенской, Костромской, Калужской, Московской, Нижегородской, Новгородской, Череповецкой, Олонецкой, Петроградской, Псковской, Тверской, Сев. — Двинской, Ярославской.
Примечание. Народному Комиссариату Продовольствия предоставляется право распространения настоящего постановления на отдельные города и фабрично-заводские центры других губерний.
3. Вменить всем продовольственным органам в обязанность продукты детского питания отпускать в первую очередь.
4. Право на бесплатное питание предоставить всем детям указанного выше возраста безотносительно к категории классового пайка их родителей.
5. Предложить Народному Комиссариату Продовольствия немедленно опубликовать список местностей, входящих в § 2, а Советским учреждениям этих местностей принять меры к немедленному проведению этого декрета в жизнь.
6. Все кредиты на осуществление детского питания по настоящему декрету отпускаются по Народному Комиссариату Продовольствия.
Подписали:
Председатель Совета Народных Комиссаров В. Ульянов (Ленин). Управляющий Делами Совета Народных Комиссаров В. Бонч-Бруевич. Секретарь Л. Фотиева».
По инициативе Дзержинского также водится детская карточка на получение обеда из двух блюд, кроме того — 30 хлебных и 30 продуктовых талонов в месяц.
В этот период произошла и знаменитая встреча Дзержинского и беспризорника Дубинина, будущего академика. Позднее Н. П. Дубинин вспоминал: «Отдавая дань глубокого уважения Феликсу Эдмундовичу Дзержинскому, я, без всякого преувеличения, должен сказать, что в моей собственной судьбе трудно переоценить роль, которую он сыграл. Я родился в Кронштадте, отец — начальник минного отряда в самом начале гражданской войны в 1918 году, был убит. На руках моей матери, Анны Герасимовны, осталось пятеро детей, один другого меньше; всех их надо было кормить, одевать… Мне шел одиннадцатый год. Не помню, с чего началось, но моя мысль стала работать в одном направлении — уехать в другие места, уехать с младшим братишкой. Правдами-неправдами мы оказались в Самаре. Бедствовали, попали в детский приемник, а спустя месяц — в детдом. Гражданская война была в разгаре — ее огонь полыхал и на севере, и на юге, и на востоке. В стране был голод; трудно жилось и мне с братишкой в детдоме. И снова я решил бежать, на сей раз из детского дома. Сели на поезд, направляющийся на Москву, благополучно добрались до столицы. … Москва встретила нас сурово. Какой она была в 1919 году, достаточно известно. Приходилось бедствовать, в буквальном смысле побираться, каждодневно выискивая места, где с большей вероятностью можно было поесть и обогреться. Вечерами нас немилосердно гоняли с московских вокзалов, на ночь мы устремлялись в город, где, в трепетном ожидании тепла, забирались в грязные котлы из-под асфальта. И тогда, суровой зимой 1919 года, произошла моя встреча с чекистами. Это произошло на бывшей Никольской улице (ныне улица 25 Октября). Сотрудники ВЧК — их было несколько человек — шли с Большой Лубянки в сторону Кремля и, проходя по Никольской улице, заглядывали в асфальтовые котлы. Неподалеку от Красной площади чекисты «выгребли» хилых, замызганных, перепуганных ребят, среди которых был и я».
Беспризорников привели на Лубянку, накормили чаем и бутербродами. Всех их расспросили о пожеланиях. С Дубининым беседовал один из нашедших его чекистов — Дзержинский. Он расспросил о пожеланиях, о намерении учиться. Позднее, переодев беспризорников в новую одежду, их отправили по детдомам. Встреча запомнилась беспризорнику. Его стихией стала наука. Профессором, доктором наук он стал в 28 лет. Позднее он станет известным генетиком, академиком.
Это не был единственный случай. Водитель Дзержинского вспоминал о похожем случае: «Он, как правило, очень поздно заканчивал работу, и я его отвозил сначала в ВЧК, а затем уже домой, в Кремль, часто совсем поздно ночью. Однажды мы ехали из НКПС по Мясницкой улице (ныне улица Кирова). На улице днем в специальных котлах варили асфальт, ночью же в этих котлах ютились беспризорные дети. Феликс Эдмундович велел мне остановиться около одного из котлов. Выйдя из машины и подойдя к котлу, он извлек оттуда ребятишек. Часть из них тут же разбежалась. Феликс Эдмундович взял оставшихся ребятишек к себе в машину, и мы поехали на Лубянскую площадь, в ВЧК. Ребята были в восторге от поездки на машине, но, когда сошли у подъезда ВЧК, несколько из них все же убежало. Остались трое. Они пошли с Феликсом Эдмундовичем в здание ВЧК. Потом, когда я отвозил Феликса Эдмундовича домой, он рассказал, что ребят отвел в свой кабинет, там их накормил, побеседовал с ними. Они согласились пойти в детский дом, а сейчас спокойно спят в одной из комнат ВЧК».
Были и другие события 1919 г., когда Дзержинский принимал участие в решении проблем детей. Так, 3 сентября 1919 г. на заседании Политбюро, в котором участвовал и Дзержинский, было принято решение через надежных людей оказать материальную помощь бедствующим детским колониям на захваченных белыми войсками А. И. Деникина территориях.
Во время советско-польской войны Дзержинский также не забывал о детях, более всего страдавших от Гражданской войны. Так, находясь в конце августа 1920 г. в Минске, он предложил открыть в городе детский дом-интернат для беспризорных и голодных детей. В открывшийся вскоре детдом поместили сразу несколько десятков детей-сирот.
...
10 февраля 1921 г., когда Дзержинский уже находился в Москве (в этот день на заседании Президиума ВЧК он сделал доклад о борьбе с топливным кризисом), Президиумом ВЦИК РСФСР было утверждено Положение о комиссии по улучшению жизни детей при ВЦИК и ее состав. Всего комиссия состояла из 7 человек, каждый из которых утверждался Президиумом ВЦИК. В комиссию, помимо председателя, входили представители народных комиссариатов продовольствия, здравоохранения и просвещения, рабоче-крестьянской инспекции, ВЦСПС и ВЧК. Позднее в комиссию с совещательным голосом были введены представители как отделов ЦК (железнодорожного, правовой защиты, просвещения), так и ВЛКСМ и СС физкультуры. На последнем настаивал Дзержинский, предлагая, например, комсомольцам проводить самостоятельные внезапные проверки детских учреждений.
Заседания комиссии происходили дважды в неделю. В распоряжении комиссии были созданы 14 профильных подкомиссий. На местах работали губуполномоченные по улучшению жизни детей. С самого начала был подключен к работе комиссии аппарат ВЧК.
От ВЧК в Деткомиссию в качестве заместителя Дзержинского в феврале 1921 г. вошел Василий Иванович Корнев. Выходец из крестьян, он окончил Московский учительский институт, получив диплом народного учителя. Во время войны дослужился до поручика, заслужив ордена Св. Станислава 3-й степени с мечами и бантом и Св. Анны 3-й степени с мечами и бантом. Большевик с апреля 1917 г. В дальнейшем на различных военных постах. В 1920 г. произошла его встреча с Дзержинским в Харькове, за которой вскоре последовал перевод в Москву. По предложению Дзержинского 17 февраля 1920 г. он был утвержден в должности его заместителя в Военном Совете ВОХР. Однако Дзержинскому пришлось преодолеть сопротивление Сталина и Раковского, не отпускавшего ценного работника. Только после нового подтверждения назначения Корнева решением Политбюро от 17 марта последний выехал в Москву. Позднее Корнев возглавил войска ВЧК. С февраля 1921 г. начав одновременно работать в комиссии, он взял на себя основную нагрузку по организации работы. Схожий приказ по содержанию с приказом Дзержинского от 27 января, только уже по войскам ВЧК, он издал 16 марта 1921 г.
Оба чекиста, Дзержинский и Корнев, выполняя свои основные обязанности (так, Дзержинский буквально через неделю с небольшим после образования комиссии вернулся на Донбасс, а затем в Харьков), фактически тянули и работу комиссии. Результатом комиссии было открытие новой сети детдомов и приютов. Организовывались школы-санатории, летние детские лагеря. При этом все местные ЧК обязывались помогать этому процессу, следить за снабжением новых и старых учреждений. Контролировал этот процесс и Дзержинский. Известен случай, когда Дзержинский, узнав, что Особый отдел Тамбовской ЧК занял отремонтированный дом, при том что в городе не было помещения для детской больницы, 14 апреля 1921 г. отправил телеграмму:
«Немедленно примите меры [к] полному оказанию содействия и изысканию средств для помощи губуполномоченному по улучшению жизни детей. Занятый особотделом отремонтированный дом передать под детскую больницу, а также отведенные огороды. Вопрос улучшения жизни детей один из важных вопросов республики, и губчека должна идти всемерно навстречу, а не ставить препятствий.
Предвечека ДЗЕРЖИНСКИЙ
14. IV.21 г.»
Подобные вопросы и в дальнейшем курировались Дзержинским и его замом по комиссии. Работая в ВЧК, на других ответственных постах, Дзержинский непосредственно сам отслеживал снабжение детей. Широко известны страницы его записной книги, посвященные этим вопросам.
«…Вобла, рыба — гнилые. Сливочное масло — испорчено. Жалоб в центр не имеют права (подавать). Хлеба и продуктов меньше (чем полагается) выделяют».
«Ясли Басманный район. Приют на Покровке. Не хватает кроватей. Холодно. 25 грудных детей — одна няня. На общем столе кухарка и заведующая».
«120 тысяч кружек, нужно сшить 32 тыс. ватных пальто, нужен материал на 40 тыс. детских платьев и костюмов, нет кожи для подошв к 10 тыс. пар обуви» и т. д.
Даже после ухода с поста председателя комиссии 19 ноября 1923 г. Дзержинский продолжал отслеживать ситуацию по охране детства.


Tags: Беспризорность, Дзержинский, Ужасы тоталитаризма
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Comments allowed for friends only

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments