Владимир Александрович Кухаришин (kibalchish75) wrote,
Владимир Александрович Кухаришин
kibalchish75

Category:

Дзержинский и Кронштадтский мятеж

Из книги Ильи Ратьковского "Дзержинский. От «Астронома» до «Железного Феликса»".

Кронштадтские события для Дзержинского стали неожиданными, более того, трагичными. Имеется свидетельство о том, что в марте 1921 г., уже после подавления Кронштадтского мятежа, на фракционном совещании во время X съезда РКП (б) Дзержинский заявил об отказе войти в состав ЦК партии и о намерении уйти с поста руководителя ВЧК в связи с тем, что он больше не может применять террор по отношению к рабочим и крестьянам, а не «классовым врагам». По свидетельству единственно дожившего до перестройки бывшего троцкиста И. Врачева, во время работы Х съезда РКП (б) на квартире А. Серебрякова состоялось единственное фракционное заседание сторонников Л. Д. Троцкого, на котором присутствовали Андреев, Дзержинский, Смилга, Яковлева и другие. Все участники собрания были давними товарищами и друзьями Дзержинского. Самого Троцкого в Москве не было, он находился в Петрограде, руководя подавлением кронштадтского восстания. Совещание было созвано для обсуждения кандидатур в члены ЦК партии, которых потом можно было бы рекомендовать съезду. Сам Дзержинский возражал против подобной фракционной практики, поскольку считал необходимым в порядке партийной дисциплины подчиниться мнению большинства съезда, принявшего резолюцию «О единстве партии», запрещающей фракции и группировки в партии.
После того, как собравшимися на совещание кандидатом в члены ЦК был выдвинут Дзержинский, он взял слово: «Товарищи, вы называете мою кандидатуру в члены ЦК, вероятно, имея в виду, что я буду продолжать работать в качестве председателя ВЧК. А я не хочу, а главное — не могу там больше работать. Вы знаете, моя рука никогда не дрожала, когда я направлял карающий меч на головы наших классовых врагов. Но теперь наша революция вступает в трагический период, во время которого приходится карать не только классовых врагов, а и трудящихся — рабочих и крестьян — в Кронштадте, в Тамбовской губернии и в других местах. Вы знаете, товарищи, что я не щадил своей жизни в революционной борьбе, боролся за лучшую долю рабочих и крестьян. А теперь их приходится репрессировать…».
Тем не менее он остался на своем посту и выполнял свои функции руководителя ВЧК, принимая в т. ч. решения по репрессиям к задержанным матросам и кронштадтским рабочим. Так, позднее, 6 мая 1921 г. он напишет письмо на Украину руководителю Украинской ЧК В. Н. Манцеву относительно предполагаемой высылки кронштадтских матросов на юг. Согласно этому письму, Дзержинский велел уничтожать на месте «творящих бесчинства» и контрреволюционную агитацию матросов: «хулиганствующих, агитирующих, вывешивающих плакаты и других активных контрреволюционеров немедленно арестовывать и беспощадно расстреливать». Вместе с тем следует отметить, что Дзержинский переживал кронштадтские события достаточно остро, и это сказалось на его здоровье. Это было заметно окружавшим его лицам. 31 марта 1921 г. Г. Г. Ягода напишет записку Дзержинскому, в которой предлагал ему организовать совместный отдых:
«Тов. Дорогой Феликс Эдмундович!
Мне пришла идея: хочу предложить Вам — давайте хотя бы на неделю поедем куда-нибудь отдохнуть. Правда тяжело и Вам и мне. Без Вас никуда не поеду.
С комм. приветом
ЯГОДА».
На записку последовал незамедлительный ответ Дзержинского: «Ну, ну, идея блестящая! Первым должны выполнить Вы, а за Вами и я. Ф.Д.». На ответе значилась и авторская резолюция: «Т. Ягоде. К исполнению. Ф.Д. 31. 3.21».


Tags: Дзержинский, Кронштадтский мятеж
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Comments allowed for friends only

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments