Владимир Александрович Кухаришин (kibalchish75) wrote,
Владимир Александрович Кухаришин
kibalchish75

Category:

К. Дымов о капитализме. Часть II: основной экономический закон капитализма (начало)

Из книги К. Дымова "Капитализм — система без будущего. Критический анализ современного капитализма и тенденций его развития".

Зачем капиталисты организуют производство? С какой целью? Может показаться, что производство организуется ими для удовлетворения потребностей людей в тех или иных продуктах и услугах. Иными словами: производство организуется капиталистами ради нашего общего блага, для поддержания и развития всего общества. Доброхоты-капиталисты день и ночь радеют о страждущем человечестве, о том, как бы наилучшим образом удовлетворить его бесчисленные нужды и сделать всех людей сытыми и счастливыми. Пекарни они открывают исключительно для того, чтобы насытить население хлебом насущным, телевизоры выпускают, чтобы приобщить всех землян к непреходящим ценностям массовой культуры, а презервативы – дабы спасти цивилизацию от СПИДа, и т.д., и т.п. Выходит, стало быть, что человечество нуждается в капиталистах – своих кормильцах и опекунах, а без них оно попросту пропадёт. А поскольку в процессе удовлетворения потребностей всего общества капиталисты ещё и создают рабочие места (О! Разумеется, единственно ради того, чтобы дать рабочим возможность заработать и прокормить свои семьи!), то они и вовсе предстают как филантропы-благодетели. В общем, полная «гармония интересов», тишь и благодать…
Но представление о том, что целью капиталистического производства является удовлетворение нужд общества, – иллюзорное представление. Людей, разделяющих его, вводит в заблуждение то, что при любом способе производства продукты труда, будучи потребительными стоимостями, удовлетворяют человеческие потребности; и что труд, носящий при товарном производстве скрыто общественный характер, удовлетворяет своими продуктами потребности всего общества. Вообще, капиталист должен реализовать свой товар как продукт, нужный обществу, – иначе же нарушается кругооборот его капитала. Это создаёт видимость, будто капиталисты изначально ориентируются на удовлетворение потребностей общества, подобно тому, как видимое движение Солнца по небу создавало у древних людей превратное представление, будто бы Солнце вращается вокруг Земли, а не наоборот. Однако из того факта, что производство создаёт материал для общественного потребления, вовсе не следует, что удовлетворение потребностей непременно является целью производства.
На самом деле капиталисты менее всего заботятся о нуждах человечества. Частная собственность расчленяет общество, «атомизирует» его, противополагает людей и делает их эгоистами, думающими только о себе. Как говорится, никто не позаботится о тебе, если ты не позаботишься о себе сам. Каждый индивидуум занят только (или преимущественно) своим собственным выживанием в джунглях капиталистического Эдема – выживанием обычно за счёт других и в ущерб другим. Это не есть следствие имманентной испорченности людей, проявление эгоистической «природы человека». Эгоистическое поведение людей детерминируется исключительно природой существующего строя, при котором судьба индивидуума и сама его жизнь зависят от того, продаст он свой товар по приемлемой цене или нет.
[Читать далее]
Человек, создающий производство товаров, – будь-то капиталист-эксплуататор или мелкий собственник, живущий своим личным трудом, – руководствуется лишь своими эгоистическими интересами, своим естественным желанием выжить в нашем «лучшем из миров» и жить по возможности более комфортно. Короче говоря, он организует производство, руководясь желанием скушать кусок хлеба с толстым слоем масла и, если дело пойдёт успешно, чёрной икры. При этом – обратите внимание! – он производит не просто продукты, потребительные стоимости, но товары, представляющие собой противоречивое единство потребительной стоимости и стоимости. «Товар есть потребительная стоимость, или предмет потребления, и “стоимость”» [К. Маркс. «Капитал», книга первая, глава 1].
Конечно, товар вообще не может быть товаром, если он не способен удовлетворить какую-нибудь потребность, если он не является потребительной стоимостью – иначе его никто и не купит. Но частный товаропроизводитель – субъект, создающий производство в своих интересах, – свой товар вырабатывает единственно для присвоения его стоимости посредством обмена, а не для удовлетворения чьих-то потребностей. Первый момент жизненно важен для товаровладельца – от этого зависит его собственное благополучие, второй момент для него подчинён первому, является условием достижения цели. Товаропроизводителю надо сбыть товар, реализовать и присвоить его стоимость, а как он будет потреблён покупателем, как будет реализована потребительная стоимость, – его это мало заботит. Пусть хоть товар после продажи сгорит ярким пламенем – лишь бы это не случилось до продажи!
Удовлетворение потребностей общества не может быть целью капиталистического производства как раз потому, что присвоение его продуктов носит частнособственнический характер, и продукты его являются товарами, т.е. продуктами частных работ. Товар, будучи потребительной стоимостью, служит удовлетворению потребностей, но, будучи при этом стоимостью, производится всецело в интересах частника, которому совершенно чужды интересы общества, – в этом-то и заключено противоречие! Короче, производство товаров организуется частником для удовлетворения своих собственных интересов, а не общественных потребностей.
Только выгода, личная выгода, выгода для себя, любимого, и ничего, кроме выгоды, движет людьми, организующими товарное производство. Бизнес не ставит цели удовлетворить чьи-то потребности; он лишь вынужденно приспосабливается к ним (или же навязывает потребности путём рекламы и прочего), чтобы реализовать товар. «Ориентация на потребности», изучение их, «забота» о потребителях – всего лишь средства для достижения всамделишной цели – присвоения товарной стоимости и «собственной выгоды». /Очень хорошо высказались на этот счёт авторы книги "Вы купили компьютер": «К сожалению, и компьютеры, и программы развиваются по законам рынка. На первом месте всегда стоит извлечение прибыли за наш счёт, и лишь на втором – удовлетворение наших потребностей, причём ровно настолько, чтобы это способствовало, а не препятствовало достижению первой цели»./ Для мелкого производителя это – денежный доход, из которого он удовлетворяет свои жизненные потребности. «Собственная выгода» капиталиста – это прибыль, приращение к капиталу. Как бы то ни было, ПРИ КАПИТАЛИЗМЕ ПРОИЗВОДСТВО ОРГАНИЗУЕТСЯ И ФУНКЦИОНИРУЕТ ЕДИНСТВЕННО С ЦЕЛЬЮ ПОЛУЧЕНИЯ ПРИБЫЛИ. Капиталистическое производство – это производство прибыли. Вернее: это – производство прибавочной стоимости, которая в своём движении принимает ряд превращённых форм, и, прежде всего, форму прибыли – дохода капиталиста на вложенный капитал.
Прибыль – единственный движущий мотив деятельности капиталиста. «Забота о потребителях», «создание рабочих мест», «работа во благо народа и отчизны» – всё это в устах буржуа лишь «пиар», красивое словоблудие, рассчитанное на легковерную публику. Не дайте им обмануть вас! Производство хлеба, телевизоров, презервативов и прочего добра создаётся ради прибыли и только ради неё. Капиталисту, в общем-то, всё равно, чтó производить. /«…Капиталист знает, что всякие товары, какими бы оборвышами они ни выглядели, как бы скверно они ни пахли, суть деньги в духе и истине… и к тому же чудотворное средство из денег делать большее количество денег» [К. Маркс. «Капитал», книга первая, глава 4]. Деньги как капитал, точно так же, как и деньги как деньги, не пахнут! «Грязная» прибыль, извлечённая при производстве презервативов или порнографических картинок, или даже наркотиков, ничем не отличается от «благородной» прибыли, созданной при производстве, скажем, книг или ювелирных украшений./ Главное – прибыль, а где и как её добывать – вопрос второстепенный. Как заметил Маркс: «Процесс производства является для делания денег лишь неизбежным посредствующим звеном, необходимым злом. {Поэтому все нации с капиталистическим способом производства периодически переживают спекулятивную лихорадку, во время которой они стремятся осуществлять делание денег без посредства процесса производства.}» [К. Маркс. «Капитал», книга вторая, глава 1; в фигурных скобках – дополнение Энгельса].
Совершенно верно! Для капиталиста производство – это всего лишь «необходимое зло», незаменимая и такая капризная, доставляющая немало хлопот и головной боли, деталь в машине для «делания денег». И если вдруг капиталисту предоставляется возможность «делать деньги» «из ничего», «из воздуха», не обременяя себя производством и занимаясь одними только спекуляциями и махинациями, он никогда не упустит её. Вспомните хотя бы наше «пирамидостроительство» начала девяностых, все эти «МММ», «Тибеты» и прочие, которые собрали и умыкнули капитальцы простодушно-жадных обывателей, позарившихся на обещанные заоблачные проценты. Господа Мавроди и подобные им – а они тоже особого, криминального, покроя предприниматели – неплохо тогда «подняли воздух», «наварили» деньги «из ничего»! Но поскольку общество не может существовать без материальных благ, и «воздух» быстро иссякает, то рано или поздно капиталу всё равно приходится, скрепя сердце, возвращаться к распроклятому производству.
Однако капиталист влечётся не просто к получению денежной выгоды в каких-нибудь определённых размерах. В отличие от мелкого товаропроизводителя, живущего своим трудом, он создаёт производство не для удовлетворения своих личных потребностей, не ради личного присвоения потребительных стоимостей. Его целью не является «продажа ради купли». Целью капитала является именно самовозрастание его стоимости, и притом самовозрастание безграничное; его цель – беспрестанная «купля ради продажи с прибылью» во всё нарастающих масштабах. «…движение капитала не знает границ» [К. Маркс. «Капитал», книга первая, глава 4]. «Сознательным носителем этого движения» [там же] выступает капиталист. Объективные условия капиталистического бытия с его безжалостной конкуренцией заставляют капиталиста стремиться к максимальной, как можно большей прибыли, к безграничному увеличению размеров своего капитала – путём присвоения прибавочной стоимости и постоянного присоединения большей её части к капиталу.
Бесспорно: шансы выжить в беспощадной конкурентной борьбе тем выше, чем крупнее капитал. Чем больше масштабы производства и, вообще, бизнеса, тем меньше издержки производства и обращения, а это позволяет снизить цены и «убрать» конкурентов. В общем, чем крупнее фирма, тем легче ей завоевать и удержать рынок, а значит, выжить и победить в не утихающей борьбе «за место под солнцем».
Наконец, чем бóльшим богатством обладает тот или иной капиталист, тем бóльшие он имеет возможности воздействовать на власть и самому быть во власти. Только крупный капитал даёт его владельцу реальное, а не фиктивно-декларативное, право избираться самому или «всенародно и свободно избирать» своих подручных в парламент и другие законодательные органы, назначать угодных министров, мэров и даже президентов. «Власть» – отнюдь не есть, как думают некоторые, вопрос честолюбия, не есть вопрос удовлетворения гипертрофированных амбиций. Это есть, снова-таки, чисто экономический вопрос, вопрос выживания и победы в конкурентной борьбе, так как посредством «вхождения во власть» капиталист получает возможность лоббировать свои бизнес-интересы, проталкивать нужные себе законы, получать выгодные госзаказы, льготы, субсидии и т.д. Ради обладания этими политическими инструментами ведения конкурентной борьбы капиталисты и рвутся во власть, затрачивая миллионы долларов на ведение предвыборных кампаний. Но для этого капиталист, опять же, должен обладать как можно бóльшим состоянием.
Итак, чтобы выстоять в конкурентной борьбе, все капиталисты, от самых микроскопически-мельчайших и до самых исполински-гигантских, стремятся максимально приумножить свой капитал, превзойти своих конкурентов, будь-то сосед из лавки напротив или корпорация из далёкой заокеанской страны. Накопление капитала является условием его воспроизводства, т.е. самого его существования. «Накоплять, чтобы существовать; существовать, чтобы накоплять!» – таково «жизненное кредо» капитала. Капитал «живёт» только в движении, в движении «по нарастающей», по спирали; и само это движение есть, по сути, его цель, есть его жизнь!
Накопление капитала есть для капиталиста вопрос выживания. Именно так – выживания, ибо банкротство для капиталиста – это как бы смерть; не случайно разорившиеся капиталисты часто пускают себе пулю в лоб: жизнь вне бизнеса теряет для них всякий смысл… Расслабиться, почить на лаврах буржуа не может ни на секунду: Дамоклов меч, висящий над ним, заставляет его «в поте лица своего» взращивать капитал. Короче говоря, для того чтобы выжить, капиталист должен накоплять, накоплять, накоплять… грести, грести и ещё раз грести, а для этого он должен получать как можно бóльшую, максимальную прибыль.
/«…конкуренция навязывает каждому индивидуальному капиталисту имманентные законы капиталистического способа производства как внешние принудительные законы. Она заставляет его постоянно расширять свой капитал для того, чтобы его сохранить, а расширять свой капитал он может лишь посредством прогрессирующего накопления» [К. Маркс. «Капитал», книга первая, глава 22]. «…в искусстве наживать состояние… никогда не бывает предела в достижении цели, так как целью-то здесь оказывается беспредельное богатство и обладание деньгами… Все, занимающиеся денежными оборотами, стремятся увеличить свои капиталы до бесконечности» [Аристотель. Политика]. Теперь вам понятен феномен людей типа Билла Гейтса, которые не могут успокоиться, даже нажив состояния в десятки миллиардов долларов? Выхода иного у них нет: Остановишься – затопчут!/
Каждый капиталист в отдельности и весь класс капиталистов в целом стремятся, в силу объективной необходимости, к получению максимальной прибыли. В этом и состоит основной экономический закон капитализма: Целью капиталистического производства является извлечение максимальной прибыли путём эксплуатации пролетариата и других трудящихся.
/«Производство прибавочной стоимости или нажива – таков абсолютный закон этого способа производства» [К. Маркс. «Капитал», книга первая, глава 22]. «Цель капиталистического производства всегда состоит в создании максимума прибавочной стоимости или максимума прибавочного продукта с минимумом авансированного капитала» [К. Маркс. Теории прибавочной стоимости, т.2, ч.2]. «…капитал и самовозрастание его стоимости является исходным и конечным пунктом, мотивом и целью производства; производство есть только производство для капитала, а не наоборот» [К. Маркс. «Капитал», книга третья, глава 15]. «…никогда нельзя изображать капиталистическое производство тем, чем оно не является на самом деле, именно таким производством, которое имеет своей непосредственной целью потребление или изготовление предметов потребления для капиталистов. При этом был бы совершенно забыт его специфический характер, который выражается всем его внутренним существом» [там же].
Присвоение максимума прибавочной стоимости является целью всего капиталистического производства, производства в масштабах целого общества; целью же отдельно взятого капиталиста является получение максимальной прибыли как превращённой формы прибавочной стоимости – даже если какой-нибудь конкретный капиталист не осознаёт этого и искренне верит, будто «работает для людей»./
Этот фундаментальный закон выражает единственный движущий мотив деятельности капиталистов, а значит, выражает движущий мотив всей капиталистической экономики. Этот закон полностью определяет «экономическое поведение» каждого отдельно взятого капиталиста: вся его деятельность подчинена необходимости получать как можно бóльшую прибыль, накоплять капитал и за счёт этого выживать. Именно основной экономический закон капитализма заставляет «эффективных собственников» любыми путями и методами выжимать как можно больше труда из рабочих, изыскивать любые законные и незаконные способы урезать их зарплату, экономить на охране труда и окружающей среды. Именно основной экономический закон капитализма понуждает капиталистов внедрять у себя на производстве технические новинки, если только они сулят ему бóльшую прибыль.
И, наконец, стремление к максимальной прибыли, диктуемое животными законами капиталистического выживания, неизбежно влечёт капиталистов к преступлениям, к соблазну нарушить общепринятую мораль и буржуазный же закон ради наивысшей ценности – Прибыли. «Самая гнусная цель в жизни» требует соответствующих методов её достижения: «Нет такого преступления, на которое не пошла бы буржуазия ради 300% годовых».
/Вопиющий, из ряда вон выходящий случай такого рода произошёл несколько лет назад в Польше. Врачи из больницы вошли в сговор с бюро похоронных услуг и исправно поставляли ему клиентов, ускоряя всеми доступными современной медицине средствами их переход в мир иной. Этот жизненный (а, вернее, извините за чёрный юмор, – безжизненный) пример не только ярко демонстрирует несовместимость «бизнеса» с нормальной человеческой моралью, а также и с религиозной моралью (наверняка, и врачи, и гробовщики – благопристойные польские католики), но и показывает, что в погоне за наживой буржуи теряют даже чувство здравого смысла. Ведь, как говорится, все мы там будем и все мы рано или поздно окажемся клиентами гробовщиков либо, во всяком случае, их детей – наследников бизнеса. Зачем же торопиться? Ан нет, мастера похоронных дел хотят иметь больше клиентов здесь и сейчас! Для них наше пребывание в посюстороннем мире сопряжено с бо-о-ольшими финансовыми потерями!
Или как вам нравится другой случай, произошедший в рыночном Китае? Хозяин кафе подсыпал в котёл на кухне своего конкурента крысиного яду, от чего отравилась сотня людей. Воистину, жажда прибылей не знает моральных преград! И при этом в среде буржуазии стало вдруг модно демонстрировать свою набожность, прилюдно молиться и ставить свечечки. Видимо, много грехов замаливать приходится! Впрочем, эта порода людей и на том свете не пропадёт – они и с богом, и с чёртом коммерческую сделку заключат!/
Неутолимая, как голод Эрисихтона, жажда прибыли в большинстве случаев оказывается сильнее страха перед правосудием, которое, впрочем, тоже подконтрольно буржуазии.
/Согласно древнегреческому мифу, фессалийский царь Эрисихтон срубил дерево, в котором жила дриада – любимица Деметры. В наказание богиня наслала на Эрисихтона неугасимый голод. Чтобы утолить его, он распродал всё своё имущество, затем продал в рабство собственную дочь и, в конце концов, принялся пожирать самого себя. Точно так же «голод накопительства», бесконечная погоня за барышом, переходящая порой в настоящую манию, приводит к самопожиранию некоторых бизнесменов-«трудоголиков»./
Прибыль является для буржуа самодовлеющей ценностью: «…обращение денег в качестве капитала есть самоцель…» [К. Маркс. «Капитал», книга первая, глава 4]. Капиталист создаёт производство ради прибыли, а прибыль нужна ему не столько даже «для комфортной и “крутой” жизни» – для удовлетворения своих человеческих потребностей, – сколько для умножения капитала, а значит, для увеличения будущих прибылей. Повторюсь: целью капиталиста является не извлечение единичной прибыли, но её бесконечное, неустанное движение. Получается так: прибыль ради прибыли; бóльшая, максимальная прибыль ради ещё большей, сверхмаксимальной прибыли; самовозрастание капитала ради нужд самовозрастания капитала; стало быть – процесс делания денег ради самого этого процесса. Порочный круг, в котором не остаётся места «гармоническому развитию личности» и прочей гуманистической чепухе. Вообще, не остаётся места ничему подлинно человеческому: КАПИТАЛ – ВСЁ, ЛИЧНОСТЬ – НИЧТО!
Капиталисты втягиваются в этот процесс бесконечного умножения капитала; круг замыкается, и выскочить из него уже невозможно. Отныне вся жизнь и деятельность буржуа подчинена одной единственной цели – получению максимальной прибыли и накоплению капитала. Капиталист обезличивается, дегуманизируется и превращается в придаток своего капитала, подобно тому, как рабочий при капитализме превращается в придаток той машины, на которой он работает; «…он функционирует как капиталист, то есть как олицетворённый, одарённый волей и сознанием капитал» [К. Маркс. «Капитал», книга первая, глава 4].
Если рабочий несвободен, поскольку подчинён капиталу, то и капиталист, подчиняющий рабочих, обладает лишь иллюзорной экономической свободой – на деле он подвластен своему капиталу, становится его рабом. Не случайно во всех книгах по психологии бизнеса подчёркивается, что бизнесмен обязан беспрестанно – 24 часа в сутки – думать о том, где и как «делать деньги»; иначе в бизнесе ему нет места, иначе его «съедят»! Вся жизнь без остатка подчиняется «делу»; а отсюда: духовное вырождение, семейные неурядицы, нервные и половые расстройства и ещё целый букет «профессиональных заболеваний». Всякая «свобода» при капитализме есть, таким образом, всеобщая рабская зависимость от капитала, зависимость, в которой пребывают не только «маленькие людишки», но и «сильные мира сего».
Подчеркнём особо, что алчное поведение буржуа обусловливается объективной жизненной необходимостью, определяется действием объективных экономических законов капиталистического строя. Капиталисты не являются жадными по природе своей! Это свойство вовсе не заложено у них в генах. Более того, многие представители этого класса пытаются быть «по жизни» хорошими, щедрыми, добрыми людьми. Но сама жизнь, само капиталистическое бытие с его звериными законами, сама необходимость выжить в мире, где кругом враги – конкуренты, где «либо ты, либо тебя», заставляет представителей их класса быть алчными, принуждает их выжимать пот и кровь из рабочих, разрушать природу и творить самые гнусные злодеяния. В мире, живущем по волчьим законам, выжить могут только волки. Более деликатные и благородные «звери» обречены если и не на гибель, то уж точно на бедность и прозябание. И в этом – вся мерзость и гнусность капиталистического строя.
Поскольку класс капиталистов представляет собой совокупность всех индивидуальных капиталистов, живущих в данном обществе, то и вся их совокупная деятельность так же подчинена закону максимизации прибавочной стоимости. С той лишь поправкой, что стремление каждого индивидуального капиталиста к максимальной прибыли наталкивается на такое же устремление конкурентов, а это приводит к жестокой борьбе между капиталистами и их группировками.А так как при капитализме государство является политическим органом буржуазии – является буржуазным государством, – то деятельность государства тоже определяется основным экономическим законом капитализма. Государство выражает и защищает интересы капиталистов. Поэтому большинство законов, принимаемых в любой капиталистической стране, направлено, в конечном итоге, на то, чтобы обеспечить её капиталистам получение максимальных прибылей, либо на то, чтоб защитить их священное право на присвоение прибыли от посягательств иных классов и буржуазии других стран. Кроме того, в наше время буржуазия интернационализируется и создаёт различные наднациональные структуры типа ЕС, НАТО, ВТО и т.д.; их задача – опять же, обеспечить Мировому Капиталу максимум прибылей и защитить эти прибыли от посягательств со стороны неимущей части человечества.Естественно, ни один буржуазный политик никогда не признается в этом. Свои истинные интересы и намерения они тщательно маскируют пышными словесами о «национальных интересах», «демократических свободах и ценностях», «благосостоянии народа» и прочих малосодержательных абстракциях. Всё это, однако, – сказки Венского леса и Тысячи и одной ночи, верить в которые позволительно только детям дошкольного и младшего школьного возраста. Ну, ещё, кроме того, воспитанникам специальных заведений для умственно отсталых… Потому что только о-очень наивные и, простите за грубость, тупые граждане могут верить, будто буржуазные политики рвутся во власть и затрачивают ради этого огромные деньги, руководствуясь высокими альтруистическими и патриотическими порывами! Будто они и впрямь живут и трудятся во имя и на благо горячо любимого ими «народа»! Но мы-то – не наивные дурачки, которых могут так просто заманить в ловушку сладкоголосые «демократические» сирены. Мы-то знаем, что они руководствуются только конкретными грубо-материальными интересами – своими и тех людей, кто помог им прийти к власти, кто поставил их «у руля» или «подле парламентского микрофона». Интересами лично-эгоистическими, корпоративно-групповыми и общеклассовыми – в пропорции, зависящей от чистоплотности и политической дальновидности того или иного буржуазного политика. От его способности поставить общие интересы всех буржуа над интересами личными и корпоративными. В наши дни, надо полагать, бескорыстных буржуазных политиков уже не осталось, и все они не упускают случая решить свои личные материальные проблемы, пользуясь «положением». Но когда какой-нибудь политикан заходит в этом деле слишком далеко, когда он начинает мешать каким-то влиятельным кланам или просто-напросто компрометировать буржуазное государство, то его собратья по классу обязательно поставят его на место. А ежели он и после этого не угомонится, то его и вовсе уберут – из «эшелонов власти» или… из жизни.Так что, все они – буржуазные политики и действуют в интересах буржуазии. Только исходя из этого фундаментального методологического принципа, можно анализировать политику и постигать смысл происходящего, только на такой основе можно придти к пониманию того, почему и в чьих интересах принимаются те или иные законы и политические решения. Раскрытие закономерной связи между словами и делами политических деятелей, партий и правительств, с одной стороны, и их классовыми интересами и устремлениями, с другой стороны, – есть основополагающий принцип подлинно научной политологии.  Так называемые «национальные интересы», про которые так любят разглагольствовать буржуазные и псевдолевые политики, – это всегда интересы национальной буржуазии данной страны, выдаваемые ею за интересы всего народа. А в наше время – это, как правило, вообще интересы всемирного космополитического, не помнящего родства, Капитала, выдаваемые за интересы той нации, к которой оный капитал в данный момент обращается. Из всех демократических прав и свобод на первом месте при капитализме всегда стоят право «священной частной собственности» и свобода эксплуатации, затмевающие все остальные, а про «благосостояние народа» буржуазия печётся лишь в той мере, чтобы не допустить «социального взрыва», грозящего смести буржуазию и лишить её «священной» свободы делать прибыли. Всё вышесказанное одинаково относится и к внутренней политике, и к внешней политике, продолжающей внутреннюю. Высокие слова о «миротворчестве», «борьбе с тиранией и терроризмом», об установлении демократии в «недемократических» странах – не более чем камуфляж, скрывающий корыстные интересы буржуазии в том или ином регионе Земли. Ради этих интересов – ради нефти, алмазов и прочих минералов, ради изменения курса валют или котировок акций – они устраивают «миротворческие» операции, не останавливаясь ни перед чем. Могут, например, убить сотню-другую женщин и детей, применив кассетные авиабомбы и «умные» ракеты, – и всё во имя демократии и свободы! Капитал необходимо стремится к мировому господству, и в этом стремлении он готов даже уничтожить весь мир!К счастью, в мире становится всё меньше наивных и зашоренных людей, и всё больше людей начинают помаленьку соображать, что к чему. Не случайно во время манифестаций против войны в Ираке самым популярным лозунгом был: “No War For Oil!” [«Нет – войне ради нефти!»]. Такое стихийное осознание массами несправедливого характера империалистической войны, конечно, не может не радовать, но этого мало. Это только первая ступенька понимания, и отсюда ещё надо сделать решающий и самый трудный шаг: к пониманию того, что все гнусные деяния власть имущих, все ужасы цивилизованно-империалистического варварства есть всего лишь проявления основного экономического закона капитализма, химерические порождения необоримого стремления капиталистов к максимальной наживе.

Tags: Демократия, Капитализм
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Comments allowed for friends only

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 12 comments