Владимир Александрович Кухаришин (kibalchish75) wrote,
Владимир Александрович Кухаришин
kibalchish75

Categories:

К. Дымов о капитализме. Часть XII: империализм и глобализация (продолжение продолжения)

Из книги К. Дымова "Капитализм — система без будущего. Критический анализ современного капитализма и тенденций его развития".

Существующий экономический миропорядок есть система империалистического грабежа и угнетения. Развитые страны выкачивают из Третьего мира огромные материальные средства, что является одним из основных источников того «процветания» на Западе, которое постоянно ставят нам в пример разные там «рыночники» и «западники». «Обратной стороной медали» выступает, однако, обнищание большей части человечества, по поводу которого давно бьёт тревогу прогрессивная общественность. Специально для тех, кто по своей наивности или же забитости официальной пропагандой считает основой западного процветания только лишь исключительное трудолюбие американо-европейцев и их выдающиеся научно-технические достижения (мы их, однако, тоже не отрицаем!), а также совершенство западной модели «социально-ориентированной рыночной экономики», – для них мы подробно рассмотрим конкретные механизмы империалистического грабежа.
Механизм первый – неэквивалентный обмен, имеющий место в международной торговле. Дело всё в том, что основные отрасли специализации развитых стран сильно монополизированы, равно как и вся международная торговля, которая схвачена немногими западными компаниями. Это позволяет западным ТНК, с одной стороны, продавать свои товары по монопольно высоким ценам, превышающим цены производства (особенно это относится к высокотехнологичным товарам с высоким информационным содержанием – в этой области сверхприбыль приносит монополия на информацию), а закупать «колониальные» товары, напротив, по монопольно низким ценам. Западные торговцы-монополисты диктуют разрозненным мелким и средним производителям из стран Третьего мира свои закупочные цены на бананы, кофе, какао, каучук, копру и прочие тропические продукты, получая сверхприбыли за счёт «законного» и «справедливого» присвоения тяжкого труда туземцев.
[Читать далее]
Причём с течением времени – очевидно, в меру увеличения степени монополизации мировой экономики и повышения информационного содержания высокотехнологичных западных товаров – диспаритет цен возрастает. Снижение цен на некоторые виды сырья и продовольствия обусловлено ещё рядом причин, среди которых внедрение дешёвых синтетических материалов – заменителей и конкурентов материалов природных, – а также целенаправленная политика развитых держав, заинтересованных в поддержании низких цен на сырьё и энергоресурсы и диктующих свою волю слабым государствам. Исследования показали, что за 10-летний период после развала СССР мировые цены на сырьё в целом упали в 1,4 – 1,6 раза, а на услуги и высокотехнологичные товары, напротив, возросли в среднем в 1,5 раза.
Это и есть неэквивалентный обмен – диспаритет цен на мировом рынке, обусловленный объективными законами капиталистической экономики. Внешне всё справедливо и взаимовыгодно – «ты мне, я – тебе», всё «чин чинарём», но под этой внешней рыночной благопристойностью скрывается грабительский механизм, позволяющий развитым странам создавать один и тот же (в денежном выражении) объём национального дохода при меньших реальных затратах труда. Попросту говоря, «трудолюбивые» развитые нации присваивают часть труда, выполненного «ленивыми» жителями бедных стран, а те, соответственно, её недополучают. Запад «процветает» за счёт остального мира, получая дешёвое сырьё для своей индустрии, дешёвые продовольствие и предметы ширпотреба для своих граждан, а производители из отсталых стран еле-еле сводят концы с концами или вовсе разоряются. Вследствие этого в аграрно-сырьевых странах нарастает бедность, падает цена рабочей силы и ухудшаются условия труда, что как раз и нужно транснациональному капиталу, который закабаляет бедствующие страны и сосёт соки из трудящихся этих стран.
Всё большее значение приобретает также то обстоятельство, что западные корпорации, обладающие практически всем информационным капиталом человечества, взимают со стран Третьего мира ещё и интеллектуальную ренту за право пользования их технологиями, их “know-how”, – вообще, их производственной и управленческой информацией. Причём речь обычно идёт об изрядно устаревших технологиях, которые давно уже окупились с лихвой в самих развитых странах.
При капитализме экономические отношения между странами с разным уровнем хозяйственного и политического развития – это всегда отношения неравноправные, грабительские, отношения эксплуатации и угнетения менее развитых стран. Глобализаторы, используя ВТО, навязывают развивающимся странам «свободную торговлю», добиваются от них отмены всяких торговых ограничений, способных хоть как-то поддержать национальное «импортозамещающее» производство, – закрепляют и увековечивают, тем самым, неэквивалентный обмен. В то же самое время пылкие поборники фритредерства не гнушаются протекционистскими мерами для защиты рынков развитых (сильных!) стран от товаров, произведённых в слаборазвитых (слабых!) странах. Согласно статистике ООН, из-за одних только торговых барьеров, возведённых западными державами, развивающиеся страны ежегодно теряют на сто с лишним миллиардов долларов активной части своего внешнеторгового баланса.
Но и это ещё не всё! Некоторые развитые страны, в особенности США, дополнительно выигрывают на завышенном – относительно реального соотношения покупательных способностей – курсе их валют по отношению к валютам слабых государств. Так, высокий курс доллара позволяет ввозить в Америку множество дешёвых товаров и услуг, а также задёшево скупать в странах со слабой валютой их национальные богатства и рабочую силу. Произведённые же американскими монополиями товары и услуги сбываются втридорога за «дешёвые» туземные валюты.
И снова внешне всё выглядит абсолютно честно и справедливо, всё в рамках рыночной экономики, «самой лучшей из всех возможных экономик». Однако такой замаскированный грабёж по существу ничем не отличается от неприкрытого колониального грабежа – он отличается лишь формой. В XVI веке испанцы попросту силой отбирали у индейцев их добро и погружали его на галеоны. В XIX веке английские чиновники взимали с туземцев налоги и пошлины в пользу короны. Теперь же достаточно просто недоплачивать жителям слаборазвитых стран за их тяжкий труд. Причём, подчеркну, недоплата эта вовсе не возникает из злой воли глобализаторов, она проистекает из действия объективных экономических законов капитализма, и виноваты в этом не конкретные злые люди, но сам порочный строй. И покуда этот строй с его экономическими законами существует, всегда будет осуществляться «цивилизованное» ограбление отсталых стран, хоть бы даже буржуазные гуманисты собрали сотню саммитов и приняли тысячу деклараций в «поддержку» бедных!
Механизм второй – иностранные инвестиции в экономику слаборазвитых стран. Западные ТНК вкладывают капиталы в предприятия, расположенные на территории отсталых стран, чтобы присваивать прибавочный труд местных рабочих и получать сверхприбыли за счёт эксплуатации дешёвой рабочей силы. Эксплуатация труда заграничным капиталом (а капитал ТНК – это в основном капитал граждан и жителей империалистических государств) отличается от вообще эксплуатации труда капиталом только лишь тем, что это – эксплуатация, переведённая в плоскость международных отношений, в плоскость взаимоотношений между капиталом и рабочей силой разной национальной и государственной принадлежности.
Можно долго спорить о том, полезны или нет иностранные инвестиции развивающимся странам (всё же без инвестиций извне многие из них вообще, наверное, не развивались бы). Но бесспорным является тот факт, что, вкладывая капиталы в экономику слаборазвитых стран, ТНК откачивают оттуда огромную массу созданной трудом тамошних рабочих прибавочной стоимости – откачивают в империалистические метрополии, и далее эта стоимость распределяется среди определённых категорий жителей метрополий. Стало быть, в данном случае эксплуатация труда капиталом одновременно является и эксплуатацией одной нации другой; и в этом смысле друг другу противостоят, условно говоря, «страны-буржуа» (или «страны-рантье»), имеющие «избыток» капитала, и «страны-пролетарии» с избытком рабочих рук.
Но откуда, позвольте выяснить, взялись эти «избыточные» западные капиталы, находящие себе применение за морем-океаном; откуда взялось, вообще, экономическое превосходство развитых стран над Африкой, Азией и Латинской Америкой, используемое развитыми странами для своего обогащения за счёт бедных? Почему слаборазвитые страны – слаборазвитые, и почему сложилось такое положение, когда бедные страны экономически зависимы и вынуждены, чтобы как-то выжить, слёзно просить у транснациональной буржуазии пресловутые инвестиции?
Целых полтысячелетия Запад грабил весь ныне отсталый мир, грабил не замаскировано, как сейчас, но нагло и неприкрыто. Английские, французские, португальские, голландские и прочие колонизаторы захватывали в колониях несметные материальные ценности, увозили в рабство миллионы негров, присваивали себе земли и природные богатства. Европейские купцы скупали за бесценок, в обмен на стеклянные бусы и «огненную воду», золото и прочие ценные предметы. А ещё они завозили в Китай опиум, превращая местное население чуть ли не поголовно в наркоманов; попытки же китайцев воспрепятствовать этому подавляли военной силой (ныне славные борцы с «наркотрафиком» предпочитают об этом не вспоминать).
Установив своё господство над какой-либо территорией, превратив её в колонию, европейские захватчики облагали подчинённое население налогами, присваивая огромную массу труда туземцев. Одни только налоговые поступления в британскую казну из Индии чего стоили! Мало того, колонизаторы ещё и употребляли население покорённых земель как пушечное мясо – так, во время первой мировой войны одни только французы мобилизовали в армию миллион негров из Африки!
Колониальный грабёж сыграл далеко не последнюю роль в т.н. «первоначальном накоплении капитала» и является первостепенной причиной, обусловившей сегодняшнее деление мира на «Золотой миллиард» и «бедный Юг», на «страны-рантье» и «страны-пролетарии». Не будь его, ещё не известно, кто кого бы сейчас инвестировал – «трудолюбивые немцы и англосаксы», или «ленивые дикари»!
Путём колониального ограбления Юга Запад заполучил в своё время огромные материальные средства, пошедшие на его промышленный подъём, на осуществление капиталистической индустриализации. Во многом благодаря этому обстоятельству сложилось и колоссальное научно-технологическое превосходство Запада. Бывшим же колониям и полуколониям – если оставить в стороне привилегированные «белые», переселенческие колонии, такие как Австралия, Канада, Новая Зеландия, – досталось печальное «наследство» в виде примитивной аграрно-сырьевой экономики, нищеты, низкой культуры и поголовной безграмотности. Колониальный грабёж дал Западу, вернее – западной буржуазии, большущие деньги, превращённые в капитал, а угнетённые нации из-за него капиталов лишились, и потому теперь вынуждены привлекать недостающие капиталы из-за границы.
Но цикл межнациональной эксплуатации возобновляется снова и снова. Теперь на смену открытому колониальному грабежу пришло «цивилизованное» уворовывание туземного труда посредством монопольных и трансфертных цен. Благодаря ему гигантские западные корпорации быстрее накапливают капитал, чем небольшие предприятия слаборазвитых стран, побивая последних в конкурентной борьбе. Кроме того, западные ТНК, ТНБ и инвестиционные фонды распоряжаются значительной частью денежного капитала самой буржуазии Третьего мира, ищущей выгодное и надёжное применение своему капиталу, – и, к слову сказать, значительную часть этого капитала составляют средства, нажитые незаконным путём и вывезенные через «оффшоры». Ещё западные корпорации устанавливают контроль над фирмами слаборазвитых стран путём оказания последним различных «управленческих услуг». Таким образом, транснациональный капитал, основу которого составляет капитал жителей стран «Золотого миллиарда», берёт под свой контроль львиную долю мирового капитала. Вследствие всего этого «страны-пролетарии» становятся столь же экономически зависимыми от транснационального капитала, сколь являются зависимыми от капитала люди-пролетарии; и эта растущая зависимость – зависимость от инвестиций извне, без которых невозможен экономический рост, – составляет основу постоянно возобновляющейся межнациональной эксплуатации.
Вот и получается, что золото ацтеков и инков – а конквистадоры вывезли когда-то из Нового Света в Европу тысячи тонн золота – возвращается в Латинскую Америку в виде иностранных инвестиций и даёт возможность его сегодняшним владельцам эксплуатировать потомков тех самых индейцев, которых грабили, порабощали, гноили в рудниках, крестили «огнём и мечом» колонизаторы! Овеществлённый труд негров-рабов, когда-то вывезенных в Новый Свет работорговцами, возвращается в Африку и выжимает живой труд из потомков родственников тех несчастных негров, работающих в шахтах и на плантациях! Да и невыплаченные зарплаты русских и украинских рабочих тоже отчасти возвращаются на «историческую родину», чтобы снова и снова эксплуатировать этих же самых рабочих и их детей.
В эпоху глобализации эксплуатация наёмного труда капиталом приобретает, как показано выше, глобальный характер: теперь речь идёт об эксплуатации всемирного пролетариата всем Мировым Капиталом. Но Мировой Капитал – это по преимуществу капитал, принадлежащий буржуазии стран «Золотого миллиарда», которой всё в большей степени подконтролен и капитал буржуазии остального мира. Пролетариат же быстро растёт именно в развивающихся, индустриализующихся странах, там сосредоточивается основная армия всемирного пролетариата и там же он подвергается наиболее жёсткой эксплуатации. Поэтому капиталистическая глобализация, в ходе которой увеличивается вывоз капитала и нарастает экспансия западных транснациональных финансовых групп, усиливает межгосударственную эксплуатацию, всё больше противопоставляет «страны-рантье» и «страны-пролетарии». Увеличивается финансовая зависимость развивающихся стран от Мирового Капитала и иностранных инвестиций, усугубляемая технологической отсталостью и зависимостью; также растёт конкуренция между странами, привлекающими иностранные инвестиции, – значит, усиливается, в связи с этим, эксплуатация отсталых стран – возрастает масса прибавочной стоимости, вывозимая из этих стран, – накапливается и становится всё более могущественным и одновременно всё более ненасытным и агрессивным именно транснациональный капитал, подминающий под себя слабые национальные капиталы. Увеличивается вывоз капитала из «стран-рантье» – соответственно, увеличивается и ввоз туда (репатриация) прибыли, которая накапливается как капитал, снова и снова вывозимый за границу, в страны с дешёвой рабочей силой.
Вот почему капиталистическая глобализация не может не вести к углублению социально-экономического неравенства «Запада» и «Юга». Иностранные инвестиции могут, конечно, оживить экономику некоторых стран, поднять их ВВП, несколько сократить бедность, но они не способны принести слаборазвитому миру подлинного благополучия и финансовой независимости – именно потому, что это – вложения капитала с целью присвоения созданной трудом прибавочной стоимости.
Механизм третий – международный кредит. Выдача ссуд слаборазвитым государствам – одна из форм вывоза капитала из «стран-рантье», наряду с прямыми инвестициями в производство. Различие между этими двумя формами состоит в том, что прямые инвестиции используется в производственных целях, прямо способствуя, как-никак, экономическому росту в стране, а государственные займы направляются обычно на непроизводительные нужды – используются для покрытия дефицита государственного бюджета. Откуда ж берётся сей дефицит?
С одной стороны, его причиной являются непомерные для многих бедных стран военные расходы, а также расходы на содержание полицейских сил для подавления выступлений трудящихся (нужна «стабильность», инвесторы хотят чувствовать себя в полной безопасности!) и на содержание прожорливого бюрократического аппарата. Ещё правительства развивающихся стран должны, как-никак, принимать меры по развитию образования, по развитию транспорта и инфраструктуры бизнеса, они, кроме того, должны придавать презентабельный вид хотя бы столицам своих стран. Короче, власти должны принимать меры, призванные поднять привлекательность их страны в глазах иноземных инвесторов и усилить, тем самым, поток вожделенных инвестиций. Но всё это требует финансовых средств, которых всегда не хватает.
С другой стороны, доходная часть бюджета сильно ограничивается вследствие заниженных на радость бизнесу налогов на прибыль, всевозможных фискальных льгот для инвесторов, снижения или отмены ввозных пошлин, полного упразднения налогов и сборов в «свободных экономических зонах» и всяких других привлекательных для капитала «фишек». А что делать, если в мире существуют во множестве страны-конкуренты со столь же дешёвой рабочей силой, которые тоже из кожи вон лезут, дабы привлечь инвестиции к себе? Усиливающаяся конкуренция между государствами, привлекающими иностранный капитал, ведёт к росту прибылей ТНК в ущерб экономическим интересам этих государств, подобно тому, как конкуренция между рабочими на рынке труда ведёт к снижению цены их рабочей силы.
Образующуюся в бюджете «дыру» надо как-то латать. Это, в принципе, можно сделать путём дополнительной эмиссии денег, но инфляция, снова-таки, отпугнёт потенциальных инвесторов. Правительство страны, нуждающейся в притоке капиталов, наоборот, заинтересовано в устойчивости своей валюты, – однако для поддержания её стабильного курса, опять же, нужны определённые финансовые средства, валютные резервы. Вот и приходится зашедшему в тупик правительству брать ссуды у международных кредитных учреждений или же размещать в них свои облигации. А так как этих учреждений – раз, два, и обчёлся, поскольку международный кредит тоже сосредоточен в руках немногих транснациональных монополистических банков, то и проценты по кредитам – высокие, грабительские. Впрочем, кредит лишь временно латает «брешь» в бюджете, но не устраняет причины её постоянного появления. Оттого ссуды приходится брать вновь и вновь, в т.ч. для обслуживания и погашения ранее взятых долговых обязательств. Государство втягивается в этот порочный круг, делается зависимым от поступлений извне, становится похожим на наркомана, «севшего на иглу» и не способного жить без регулярных «вливаний».
Ввоз капитала в форме государственных займов служит необходимым «подкреплением» ввозу капитала в форме прямых инвестиций: второй не может осуществляться без первого. Все капиталистические страны, встающие в наше время на путь индустриализации, по необходимости должны прибегать к внешним займам, – и они неизбежно затягиваются в долговую трясину, превращаются в страны, полностью зависимые от мирового капитала и послушно выполняющие его волю.
Собственно говоря, в долгах, как в шелках, погрязли и многие империалистические державы, включая США – крупнейшего должника в мире. Но проценты по обслуживанию долга развитых стран достаются по большей части буржуазии развитых же стран, остаются, скажем так, «на месте». Происходит всего-навсего перераспределение части национального дохода в пользу финансовой олигархии и рантье. Проценты же по ссудам, взятым слаборазвитыми странами, утекают из них в развитые страны. Обслуживание внешнего долга, таким образом, является ещё одним механизмом прямой международной эксплуатации населения слаборазвитых стран, «высасывания из них соков» всемирной финансовой олигархией.
Помимо этого, международный кредит часто используется империалистами для поддержки и стимулирования производителей «их» стран, ибо «самая обычная вещь: условием займа становится расходование части его на покупку продуктов кредитующей страны…» [В. И. Ленин. «Империализм…», глава 4]. И этим не только обеспечивается получение дополнительных прибылей компаниями из развитых стран, но зачастую подрываются жизненно важные отрасли кредитуемой страны, усиливается её зависимость от внешнего рынка, её «привязка» к мировой капиталистической экономике, углубляется её «втянутость в глобализацию». Например, если США предоставляют какой-либо стране (как это частенько бывало с Россией в ельцинские времена) кредит на покупку продовольствия у американских фермеров, то благодаря этому не только обеспечивается сбыт избыточной сельхозпродукции, произведённой в Штатах. Из-за этого, кроме того, подрывается сельскохозяйственное производство в получившей ссуду стране, подрывается её продовольственная безопасность, возникает её зависимость от поставок сельхозпродуктов извне. Страна становится из-за этого всё более уязвимой и всё менее самостоятельной.
Неуклонное возрастание внешнего долга стран Третьего мира особенно усилилось в эпоху глобализации. И, что особенно печально, растёт соотношение между величиной долга и ВВП стран-должников, а это делает возвращение долгов и избавление от долгового бремени всё менее возможным. Объём государственного долга только лишь наименее развитых стран мира увеличился со 121,2 млрд. долл. в 1990 году до 150,4 млрд. долл. в 1998 году, превысив их валовой национальный продукт.
Однако возглавляют список должников Третьего мира всё же не самые отсталые и бедные, а как раз достаточно развитые «новые индустриальные страны», в особенности страны Латинской Америки – Бразилия, Мексика и Аргентина. В 2001 году долг Бразилии достиг $251 млрд.; вослед за страной кофе и Пеле располагалась Мексика – $191 млрд. В первую десятку стран с наибольшими размерами внешнего долга также входят: Аргентина ($155 млрд.), Китай ($149,4 млрд.), Индонезия ($135 млрд.), Южная Корея ($128,2 млрд.) и Турция ($118,3 млрд.). Как мы видим, в список крупнейших должников входят как раз быстро развивающиеся страны, пережившие и переживающие индустриальную революцию. И это закономерно, поскольку, повторюсь, активное проведение капиталистической индустриализации в наше время может осуществляться не иначе как путём привлечения иностранных капиталов в виде прямых инвестиций и «подкрепляющих» их займов, следовательно, может осуществляться лишь путём влезания в неоплатные долги.
Долговое иго означает практически полную утрату страной её государственной самостоятельности, превращение её в фактическую колонию, терзаемую ростовщиками, этими беспощадными финансовыми тираннозаврами. Правительство страны-должника, зависящее от получения новых кредитов и от реструктуризации старых долгов, становится фактически колониальной администрацией, покорно выполняющей волю своих кредиторов. Под «кредитным прессом» со стороны мирового финансового капитала, который отстаивает свои интересы при помощи МВФ, Всемирного Банка, ВТО и других организаций, находящихся под полным контролем США и других империалистических держав, оно и осуществляет ту политику дальнейшего втягивания своей страны в глобализацию, что выгодна мировому капиталу: открывает настежь границы для иностранных товаров и капиталов, разгосударствляет и акционирует ранее национализированные предприятия и т.д. и т.п.
По указке МВФ залезшее по уши в долги правительство проводит «оздоровление» бюджета – сокращение его расходной части и уменьшение бюджетного дефицита, – нет, не путём сокращения раздутых военно-полицейских и административных расходов, а обычно путём «урезания» социальных затрат, т.е. ценой дальнейшего обнищания массы трудящегося населения и усиления его эксплуатации. И снова народ – простые труженики, наиболее незащищённые и обездоленные их слои, – оплачивает своим благосостоянием вхождение «национальной элиты» в «цивилизованный мир». А ещё власть холуёв и политических банкротов принимает предательские решения об участии своих солдат-«миротворцев» в жандармских акциях империалистов, об участии в «международной борьбе против терроризма», и солдаты проливают свою и чужую кровь ради совершенно чуждых им и их странам интересов.
Также международная финансовая олигархия повсеместно использует кредиты для подкупа буржуазно-компрадорских правительств, закрывая глаза на наглое разворовывание ссуженных сумм, как это было на Филиппинах при Фердинанде Маркосе и в России в пору славного правления ельцинской «Семьи». Ведь, по сути, банкирам всё равно, куда пошли деньги, лишь бы их вернули с лихвой, а расплачиваются по кредитам не горе-правители, которые приходят и затем бесславно уходят, а трудовой народ. Расплачивается пóтом, а иногда и кровью…
Международные кредитные институты во главе с МВФ и Всемирным банком – это подлинные вурдалаки, сосущие кровь трудового человечества, угнетающие и душащие финансовой удавкой народы всех континентов. Борьба против них – святое дело всякого честного человека, но можно ли бороться против них, не борясь против капитализма вообще? Устранить грабёж и угнетение развивающихся стран, решить проблему их задолженности в рамках капитализма невозможно. Тот, кто мыслит иначе, кто полагает, будто можно найти «разумный» компромисс, не разрушая основ капиталистического миропорядка, – будь он хоть четырежды кристально честный человек, искренне желающий добра человечеству, – этот кто-то есть невольный (и безвольный) апологет капитализма и всех его отвратительнейших мерзостей. И с такими «гуманистами» нужно бороться даже ещё яростнее, чем с откровенными апологетами – учёными наймитами финансовой олигархии.
Механизм четвёртый – «утечка мозгов» из отсталых стран. Талантливые люди, имевшие несчастье родиться за пределами благополучно-сытого мира «Золотого миллиарда», не могут найти на родине достойного применения своим способностям, и вынуждены мигрировать в развитые страны в поисках лучшей жизни. Вследствие этого развитые страны ещё более увеличивают свой интеллектуальный потенциал и практически безвозмездно, – без компенсации странам, воспитавшим специалистов-эмигрантов, вложившим немалые средства в их подготовку, – заполучают дополнительный интеллектуальный капитал. Иммиграция специалистов умножает национальное богатство развитых стран, его информационную составляющую, едва ли не важнейшую в наше время; и за счёт этого на Западе ещё более концентрируется информационный капитал и в немалой степени обеспечивается более быстрый научно-технический прогресс.
Напротив, слаборазвитые страны из-за «утечки мозгов» утрачивают немалую часть своего и без того скудного людского потенциала. Технологический, научный и культурный разрыв между «Золотым миллиардом» и «мировой периферией» оттого ещё более возрастает; и с каждым специалистом, севшим в самолёт рейсом без обратного билета до Америки или Европы, исчезают надежды на его преодоление.
Но помимо «утечки мозгов» в наше время появляются и другие, весьма неординарные, способы «уворовывания информационного богатства» у стран Третьего мира. К ним относится, например, безвозмездное присвоение и использование западными ТНК, занятыми разработкой биотехнологий, генетического материала растений и животных, произрастающих и обитающих в тропических странах. А ведь этот материал зачастую является не просто «даром природы» (хотя и за пользование природными объектами, например недрами, принято платить ренту!), но продуктом труда, затраченного сотнями поколений туземцев. Платить ренту за использование этого генетического материала западные ТНК отказываются, зато они буквально «встают на уши», когда кто-то покушается на их «интеллектуальную собственность»! Воистину, хищничество капиталистов не знает пределов: они вознамерились присвоить себе, сделать своей «интеллектуальной собственностью», чтоб эксплуатировать для получения сверхприбылей, даже гены самих туземцев!

Tags: Глобализация, Капитализм, Колониализм, ТНК
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Comments allowed for friends only

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments