Владимир Александрович Кухаришин (kibalchish75) wrote,
Владимир Александрович Кухаришин
kibalchish75

Categories:

Немцы и поляки

Из материалов Нюрнбергского процесса.

Из дневника Ганса Франка

Из выступления Франка на заседании руководителей отделов от 12 апреля 1940 г. в Кракове
...Под нажимом империи отныне сделано распоряжение о том, что так как на работу в Германскую империю добровольно поступает недостаточное количество рабочей силы, то должны быть приняты меры принуждения.
Это принуждение означает возможность ареста поляков как мужчин, так и женщин. К тому же возникли определенные волнения, которые, как явствует из отдельных отчетов, очень сильно распространяются и могут привести к трудностям во всех областях.
Господин фельдмаршал Геринг в свое время указал на необходимость послать миллион рабочих в империю. До сих пор доставлено 160 000.
Арест молодых поляков при выходе из церкви, кино или театра может привести ко все возрастающей нервозности среди поляков...
Лучшим путем была бы организация облавы, и вполне законно задержать поляка на улице и спросить его, что он делает, где он работает и т.д.
Из записи беседы Франка с Заукелем от 18 августа 1942 г.
Франк... Очень рад, что могу официально сообщить вам, что по сей день мы отправили в Германию свыше 800 тысяч рабочих. Недавно вы ходатайствовали о посылке 140 тысяч рабочих. Счастлив официально сообщить вам, что в соответствии с нашим вчерашним соглашением 60% этих новых поляков мы дадим до конца октября, а остальные 40% — до конца года...
Из выступления Франка на совещании польских руководителей трудового фронта генерал-губернаторства от 14 декабря 1942 г.
...Вы знаете, что мы отправили в Германию свыше 940 тысяч польских рабочих. В этом отношении генерал-губернаторство абсолютно и относительно стоит впереди всех европейских стран. Это исключительное усилие, и гаулейтер Заукель признает это...
...
а) Из записи совещания губернаторов 7 декабря 1942 г. в Кракове
...Если будет осуществлен новый продовольственный план, то это означает, что только в Варшаве и ее окрестностях не будут больше получать продовольствия 500 тыс. человек...
б) Из записи рабочего совещания политических руководителей «трудового фронта» генерал-губернаторства 14 декабря 1942 г.
...Это ставит перед нами следующую проблему: сможем ли мы, уже начиная с февраля, лишить проживающих в этой области два миллиона человек негерманской национальности общего снабжения продовольствием...
[Читать далее]
Из официального доклада правительства Польской республики
Угон населения на принудительные работы
а) Уже 2 октября 1939 г. был издан Франком декрет относительно введения принудительных работ для польского населения в «генерал-губернаторстве».
На основании упомянутого декрета польское население было обязано работать в земледельческих предприятиях, при охране общественных зданий, постройке дорог, регуляции рек, шоссе и железнодорожных линий.
b) Следующий декрет от 12 декабря 1939 г. расширил круг обязанных к работе, включая в него детей от 14 лет. А декрет от 13 мая 1942 г. разрешил лагерям применять принудительную работу и за границами «генерал-губернаторства».
с) На основании этих декретов возникла практика, состоявшая в массовом увозе населения из Польши в Германию. Во всем «генерал-губернаторстве», в городах и деревнях плакаты постоянно приглашали поляков отправляться «добровольно» работать в Германию. Однако в то же время каждому городу и деревне объявлялось, сколько рабочих следует доставить.
Результаты «добровольного призыва» приносили обыкновенно весьма сильное разочарование. В результате этого германские власти призывали людей лично или устраивали облавы на улицах, в ресторанах и других местах и высылали схваченных таким образом людей прямо в Германию.
Устраивались особые облавы на молодых рабочих обоего пола. В течение целых месяцев семьи не получали никаких известий от вывезенных таким образом, — и лишь по истечении известного времени приходили открытые письма, описывающие скудные условия, в которых они были принуждены жить. Часто после многих месяцев рабочие возвращались домой в состоянии полной духовной депрессии и физического истощения.
Имеются конкретные доказательства, что во время этих принудительных работ тысячи мужчин были стерилизованы, в то время как молодые девушки отправлялись в публичные дома.
d) Таким образом, рабочих отправляли обрабатывать земли немецких крестьян и работать на заводах (или — на специальных работах — в лагерях принудительных работ). Условия в этих лагерях были ужасны.
e) По оценкам, которые до сих пор удалось сделать, в одном только 1940 году 100 000 женщин и мужчин было отправлено в Германию в качестве рабочих.
f) К этой огромной армии рабочих рабов следует причислить также тысячи поляков, увезенных из присоединенных территорий, а также 200 000 польских военнопленных, которые, согласно декрету Гитлера от августа 1940 года, были «освобождены» из лагерей только для того, чтобы затем отправить их на принудительные работы в разных частях Германии.
g) Эти депортации продолжались в течение всех лет войны. Общее число таких рабочих дошло одно время до 2 000 000.
Точные цифры, очевидно, недоступны. Но если принять во внимание, что, несмотря на весьма высокую смертность среди этих людей, ныне около 835 000 поляков зарегистрировано в Западной Германии, оценка покажется преуменьшенной...

Из работы Верхне-Силезского института по исследованию хозяйственной жизни «Значение польского вопроса для военной промышленности Верхней Силезии»
...Исследованию чужда какая бы то ни было гуманная тенденция (стр. 39).
...Мы поднимаем наш голос не для защиты поляков, но чтобы воспрепятствовать падению военной продукции, которая должна снабжать вооруженные силы... (стр. 145).
Сообщения, касающиеся положения польского населения, и взгляды, какие меры в связи с этим надо считать наиболее целесообразными, расходятся во многом. Однако все мнения согласны в одном пункте, который сводится к краткой формуле: «Поляки голодают». Уже немногие, иногда беглые наблюдения подтверждают эти выводы: один из информаторов посетил Военно-промышленный завод во время обеденного перерыва. Рабочие апатически стоят или сидят, греясь на солнышке, некоторые курят папиросы. Наблюдатель насчитал 80 человек. Только один из них имеет кусок хлеба на завтрак; у остальных нет с собой никакой еды, хотя рабочий день продолжается 10—12 часов (стр. 38).
...Наблюдения, сделанные на заводах, доказывают, что порции, получаемые польскими рабочими, так ничтожны, что у них недостает еды, чтобы захватить с собой завтрак на работу. У рабочих нет с собой даже куска хлеба, чтобы позавтракать во время полуденного перерыва на заводе. Если некоторые приносят с собой завтрак, то он состоит из тощего кофе и одного или двух кусков сухого хлеба или сырого картофеля, а в более трудные времена у них не хватает даже скудной пищи, и они довольствуются сырой морковью, которую во время работы подогревают на печке (стр. 72).
...При посещении рудников оказалось, что около 10% польских рабочих, отправляющихся на смены в копи, не имело с собой никакой пищи, а около 50% из них отправлялось на работу под землей, захватывая с собой только сухой хлеб или разрезанный на куски сырой картофель, который они подогревали потом на плите (стр. 150).
Еще ярче выступает это недоедание польских детей в возрасте от 10 до 14 лет в сравнении с тем, что получают немецкие дети. Здесь разница составляет не менее 65%. Об этом и свидетельствует уже внешний вид этой молодежи.
...Из всех категорий потребителей польское юношество по сравнению с немецким находится в самом худшем положении. Разница в получаемых продуктах достигает 60% и даже больше (стр. 178).
...Закон не дает лицам, принадлежащим к польскому народу, в какой бы то ни было области права требовать чего-нибудь. Все, что предоставлено полякам, — это добровольный дар немецких господ. Самое яркое выражение находит это юридическое положение в обездоленности поляков перед законом (стр. 127).

Из официального доклада польского правительства
Ясные указания относительно программы в этом отношении найдены в публикации, распространяемой среди членов национал-социалистской партии Германии в 1940 году. Она содержала принципы немецкой политики на Востоке. Вот несколько цитат из нее... «В военном смысле-польский вопрос решен, но с точки зрения национальной политики он теперь только начинается для Германии. Национальный политический конфликт между немцами и поляками должен быть доведен до степени, невиданной до сих пор в истории».
«Цель, перед которой стоит немецкая политика на территории бывшего польского государства, двоякая: 1) стремиться, чтобы известная часть этого пространства была очищена от чужого населения и населена немецким населением, и 2) навязать немецкое руководство с целью обеспечить, чтобы на этой территории не вспыхнул новый пожар против Германии. Ясно, что такой цели нельзя никогда достичь с поляками, но только против них»...
Политика в этом отношении ясно выражена официальными немецкими властями. В «Остдейтчер беобахтер» от 7 мая 1941 г. напечатано нижеследующее воззвание: «Впервые в истории Германии мы используем наши военные победы в политическом отношении. Никогда больше даже сантиметра земли, которую мы покорили, не будет принадлежать поляку»...
Местность за местностью, деревня за деревней, местечки и города на присоединенных территориях были очищены от польских жителей. Это началось в октябре 1939 года, когда местность Орлове была очищена от всех поляков, живших и работавших в ней. Потом пришла очередь порта Гдыни. В феврале 1940 года около 40 000 человек были изгнаны из города Познани. Их места были заняты 36 000 балтийских немцев, членов семейств военных и немецких чиновников.
Польское население было изгнано из следующих городов: Гнезно, Хелмно, Постян, Ношива, Иновроцлав и многих других городов.
Немецкая газета «Гренццейтунг» уведомляла, что в феврале 1940 года весь центр города Лодзи был очищен от поляков и предназначен для будущих немецких поселенцев. В сентябре 1940 года общее число поляков, вывезенных из Лодзи, определилось в 150 000.
Но не только был дан приказ, чтобы люди, живущие в этих местностях, ушли: им было запрещено взять с собой свою собственность — все следовало оставить. Место этих поляков, депортированных из своих жилищ, предприятий и хозяйств, было занято немецкими пришельцами. В январе 1941 года более 450 000 немцев было таким образом поселено...
Тысячи польских детей (от 7 до 14 лет) были безжалостно уведены от родителей и семейств и увезены в Германию. Сами немцы объяснили цель этой жесточайшей меры в №1584 газеты «Кельнише цейтунг» за 1940 год:
«Их будут учить немецкому языку, им будут прививать немецкий дух затем, чтобы воспитать их как образцовых юношей и девушек».

Из доклада польского правительства об обращении гитлеровцев с польскими военнопленными
10 октября 1939 г. комендант лагеря созвал всех заключенных и приказал тем, которые боролись в польской армии в качестве добровольцев, поднять руку. Трое военнопленных сделали так. Их немедленно вывели из шеренги, поставили на расстояние 25 метров от группы немецких солдат, вооруженных пулеметом. Комендант приказал стрелять. Затем комендант обратился к оставшимся в живых и сказал, что три добровольца были казнены для примера...
Осенью 1939 года лагерь «Шталаг-VIII-C» был устроен в Кунау вблизи Сагана, у реки Бобера, притока Одера. Свидетельские показания из этого лагеря следующие:
«Лагерь в Кунау представлял открытое пространство, огороженное колючей проволокой, с большими палатками для 180—200 человек, каждая. Несмотря на сильный холод (минус 25 градусов по Цельсию» в декабре 1939 года, там не было вовсе отопительных приспособлений. Вследствие этого пленные отмораживали себе руки, ноги и уши. Так как у пленных не было одеял и их изношенные мундиры не защищали от холода, возникали болезни, а плохое питание вызывало полное изнурение. Вдобавок смотрители третировали беспрестанно заключенных. Их били по любому поводу. Были известны своей грубостью двое: лейтенант Шимке и старший сержант Грау. Они наносили пленным удары по лицу и били их, ломая ребра и руки и выбивая глаза.
Это нечеловеческое обращение было поводом нескольких случаев самоубийства и помешательства среди солдат»...
Обращаясь с польскими военнопленными описанным способом, отдельные лица, как и военные власти Германии, самым явным образом нарушили постановления Женевской конвенции от 1929 года, ст. ст. 2, 3, 9, 10, 11, 29, 30, 50 и 54. Упомянутая конвенция была ратифицирована Германией 21 февраля 1934 г.

/От себя: может, это тоже связано с тем, что поляки что-то там не подписали?/


Tags: Вторая мировая война, Немцы, Польша, Фашизм
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Comments allowed for friends only

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments