Владимир Александрович Кухаришин (kibalchish75) wrote,
Владимир Александрович Кухаришин
kibalchish75

Categories:

Л. М. Спирин о колчаковщине и интервенции. Часть IV

Из книги Леонида Михайловича Спирина "Разгром армии Колчака".

Выступления рабочих н крестьян Урала, Сибири и Дальнего Востока против интервентов и белогвардейцев начались задолго до прихода к власти Колчака. С установлением открытой военной буржуазно-помещичьей диктатуры борьба трудящихся против своих врагов разгорелась с новой силой.
...
В ночь с 21 на 22 декабря 1918 г. восстали рабочие станции Куломзино, находившейся за Иртышом в 7 км от города. Выступила также часть рабочих Омска, к которым присоединилась группа солдат.
В подавлении рабочих белогвардейцам оказали помощь войска интервентов. Английский батальон полковника Уорда с самого начала восстания был приведен в боевую готовность и нес охрану штаба Колчака.
Белогвардейцы жестоко расправились с рабочими. 22 декабря Колчак издал приказ, по которому не только восставшие, но н все, кто каким-либо образом был причастен к «беспорядкам», предавались военно-полевому суду, т. е. подлежали расстрелу. Многих рабочих убивали без всякого суда, других пропускали через «тройку». Приговоренных к смерти партиями выводили на берег Иртыша и рубили шашками. Во время восстания и после него было убито более тысячи человек. Особенно большие потери понесли рабочие Куломзина. Грузчики этой станции были почти поголовно расстреляны. В одном из донесений говорилось, что после событий 22 декабря союз грузчиков станции Куломзино прекратил свое существование из-за отсутствия членов. Полковник Уорд, батальон которого во время восстания «поддерживал порядок» в Омске, цинично отмечал в своих записках: «Восстановление порядка стоило только тысячи жизней».
[Читать далее]
Свирепой расправой с рабочими Омска Колчак заслужил благодарность от империалистов Антанты и русских капиталистов и помещиков. Газета «Таймс» в конце декабря 1918 г. писала: «С удовлетворением можно отметить, что были быстро предприняты все необходимые военные меры...» Далее говорилось, что действия Колчака укрепили его позицию среди международных империалистов.
Свое восхищение Колчаком не замедлил выразить так называемый «омский общественный блок». Представители кадетской партии, эсеров, меньшевиков, кооперации. казачества и т. д., входившие в блок, не только одобрили террор колчаковцев, но и благословили их на жестокое подавление всякого недовольства со стороны рабочих и крестьян в будущем. Колчак оправдывал надежды, которые возлагались на него внешней и внутренней контрреволюцией.
...
Советские полки все ближе и ближе подступали к Уфе.
Белогвардейцы, чувствуя, что им не удержать города, усилили террор. Они мстили населению за неповиновение властям и за свои поражения на фронте. Вот что писал один из эсеров о положении в Уфе перед освобождением ее Красной Армией. «Поборы и реквизиции шли без конца. Грабеж населения солдатами шел день и ночь. По улицам вообще было ходить опасно, а вечером и ночью нельзя было и показываться из дому. Широко применялись, разумеется, и жестокие репрессии. Последние выпали, главным образом, на долю рабочих и заключенных в тюрьмах. Рабочие были поставлены под подозрение все, без изъятия. Особенно пострадали железнодорожники. Для расправы с ними за их якобы «саботажное» отношение к эвакуации был прислан в Уфу специальный карательный отряд. Этим отрядом совершались облавы помещений, занятых железнодорожниками, производилось сечение розгами «провинившихся», а также расстрелы, — производившиеся обыкновенно тут же, в депо или в мастерских, н при обязательном присутствии всех остальных рабочих, получавших таким образом «назидательный урок».
...
В феврале 1919 г. между империалистическими государствами было достигнуто соглашение о распределении обязательств по поставкам военных материалов белогвардейцам. В соглашении подчеркивалось, что без широкой помощи Америки вооружить противобольшевистские армии невозможно.
Основная роль в походе Антанты отводилась армиям Колчака. Это не было случайным. Белогвардейцы на востоке страны располагали большими людскими и материальными возможностями для борьбы с Советской республикой. Колчак был главой всей русской контрреволюции. В его руках было золото, многочисленная армия, ближе других продвинувшаяся к Москве. Все это заставило империалистов Антанты сделать основную ставку на Колчака и оказать ему максимальную военную и другую помощь. Она выражалась в охране интервентами тыла белогвардейских армий, подготовке командного состава колчаковцев и в вооружении и экипировании контрреволюционных войск. Интервенты, расположившись по линии железной дороги от Омска до Владивостока, своими штыками подпирали буржуазно-помещичий режим Колчака, помогали белогвардейцам вести борьбу против рабочих и крестьян Урала, Сибири и Дальнего Востока. К весне 1919 г. в тылу колчаковских армий находилось около 150 тыс. войск интервентов. Для подготовки офицеров н унтер-офицеров англичане еще в конце 1918 г. открыли на Русском острове близ Владивостока военную школу, в которой обучали английские инструкторы. 15 февраля 1919 г. школа выпустила первые 500 белогвардейских офицеров. С помощью английских и французских представителей такие школы и курсы были созданы в Екатеринбурге, Челябинске, Омске, Томске, Иркутске и в некоторых других городах.
Что касается вооружения и оснащения колчаковских войск, то в этом вопросе главная роль принадлежала Америке. Империалисты США старались всячески скрыть свое участие в интервенции против Советской России. Свою помощь белогвардейцам они преподносили под видом «помощи русскому народу». Правители Америки не стеснялись повторять слова «гуманность», «дружба к России», «невмешательство в русские дела» и т. д. Говоря это, они в то же время отдавали приказания об отправлении Колчаку новых партий оружия, которое несло смерть русским рабочим и крестьянам.
Американские империалисты вместе с другими государствами Антанты, начав военную интервенцию против Советской республики, обостряли гражданскую войну и всячески затягивали ее. Без помощи США, а также Англии и Франции Колчак был бы разбит в самое короткое время. О действиях американцев в Сибири и на Дальнем Востоке лучше всего говорят факты.
Американская газета «Трнбюн», обсуждая ответ президента Вудро Вильсона сенату о целях пребывания войск США в Сибири, писала 12 августа 1919 г., что присутствие этих войск «на сибирской территории и помощь, оказанная ими сибирякам, являются военными действиями, направленными против правительства Ленина». Газета предлагала, отбросив маскировку, усилить помощь Колчаку н открыто объявить войну Советской России.
Американский буржуазный историк Шуман писал: «Вопреки заявлениям о нейтральности и попыткам избегнуть видимости вмешательства во внутренние русские дела действительный результат проводимой политики был отнюдь не в помощи хозяйственному восстановлению Сибири, но помощь одной части русского народа в гражданской войне против другой части. Если бросить всякую маскировку и притворство, то конечная цель этого предприятия была свержение Советской власти».
США поставили Колчаку основную массу оружия, боеприпасов н обмундирования. В 1919 г. белогвардейцы на Востоке получили от Америки около 400 тыс. винтовок, 1000 пулеметов, много орудий, сотни миллионов патронов и миллионы снарядов, 2 млн. пар обуви и много другого военного имущества. Кроме того, американское правительство передало в 1918 г. белочехам и белогвардейцам 200 тыс. винтовок, около 5 млн. патронов, 220 тыс. снарядов и большое количество обуви.
Большую поддержку Колчаку оказывала Англия. 14 марта 1919 г. корреспондент газеты «Таймс» сообщал из Омска о помощи белогвардейцам при подготовке весеннего наступления: «Благодаря присутствию британских батальонов в Омске адмирал Колчак имел возможность укрепить свое положение от всевозможных интриг, направленных против него, и осуществить свои планы, а благодаря британским поставкам, которые в большом количестве поступали в Сибирь в течение последних трех месяцев, его армии получили амуницию, винтовки и одежду, без которых он вряд ли достиг бы успехов». Колчаковцы получили из Англии на 240 тыс. солдат полного обмундирования и снаряжения, 220 тыс. винтовок, около 100 орудий, более 350 пулеметов, около 240 млн. патронов и т. д. По заявлению военного министра Англии Уинстона Черчилля, общее количество военных грузов, доставленных в Сибирь, составило около 100 тыс. тонн. К сентябрю 1919 г. расходы Англии по оказанию помощи Колчаку составили 14 млн. ф. ст.
Активное участие в снабжении белогвардейских армий оружием оказала Франция. Она передала колчаковцам 400 орудий, 1700 пулеметов и 30 аэропланов. На содержании Франции находился весь белочешский корпус в Сибири. Французские империалисты израсходовали на белочехов и Колчака до октября 1919 г. около 700 млн. франков. Военное министерство Колчака, подчеркивая роль Англии и Франции в снабжении белогвардейских армий, писало в середине апреля 1919 г.: «В настоящее время благодаря установившимся непосредственным сношениям нашего правительства с представителями английского и французского правительств всякого рода снабжение н вооружение поступает к нам широким потоком».
Не мало оружия поставила белогвардейцам и Япония. По декабрь 1919 г. из Японии на Дальний Восток и в Сибирь было направлено 30 орудий, 50 тыс. снарядов, 100 пулеметов, 70 тыс. винтовок, 42 млн. патронов и 120 тыс. комплектов обмундирования. Кроме того, были посланы в большом количестве револьверы, сабли, конская сбруя.
Полученные военные материалы позволили Колчаку вооружить большую армию, которая с помощью интервентов была в основном создана к весне 1919 г. В ней имелось значительное число добровольцев из кулаков и зажиточных крестьян, которые придавали колчаковским дивизиям на первых порах известную крепость. В начале весны 1919 г. белогвардейские войска на Востоке насчитывали около 400 тыс. человек.
...
…в тылу армии в Сызранском и Сенгилейском уездах Симбирской губернии, Меликесском и Ставропольском уездах Самарской губернии вспыхнули кулацкие мятежи, во главе которых стояли «левые» эсеры. К кулакам примкнула и часть среднего крестьянства. Мятежи в тылу советских войск были приурочены к наступлению белогвардейцев и явились составной частью общего похода на Советскую республику. В ряде мест мятежникам удалось прервать железнодорожное сообщение с армией, занять важные населенные пункты, в том числе город Ставрополь. Основной причиной мятежей послужило извращение местными властями продовольственной политики Советской власти и неправильное отношение к середняку. Некоторые работники уездных и волостных Советов и чрезвычайных комиссий (ЧК) применяли репрессивные меры при выполнении продразверстки не только к кулакам, но и к среднему крестьянству. Как правило, в местах, где вспыхивали мятежи, партийные организации работали слабо. Всем этим воспользовался враг.
...
На занятых землях колчаковцы насаждали тот же режим и порядки, какие они установили на Урале и в Сибири. В село Ивановское, Белебейского уезда, вместе с войсками вернулся бывший владелец имения. Он потребовал возврата всего имущества. Крестьяне не могли этого сделать. Тогда колчаковцы начали арестовывать н расстреливать людей. Почти все село было сожжено. В бывшее имение помещиков Вороновых, этого же уезда, приехали офицеры из Каппелевского корпуса — сыновья владельца поместья. Увидя, что дом их занят под школу, белогвардейцы изнасиловали учительницу, выпороли нагайками ребят, а крестьян от 18 до 45 лет объявили «вне закона». Многие из них были расстреляны, остальные разбежались.
Страшные дела творили колчаковцы в Уфе. Даже люди, которые ждали прихода белых, и те скоро убедились, что жизни их угрожает опасность. В одной из прокламаций, составленной подпольными организациями Уфы, говорилось о таких обывателях:
«Что, дождались? Ждали Колчака, так вот он пришел, с орденами, погонами и нагайкой.
Теперь мороз по телу пробегает! Сколько человек расстреляно вчера у скотобоен? Сколько сегодня в 5 часов утра изрублено офицерами?
Пойдите, посмотрите на кровавые груды, что навалены за базаром! Посмотрите кто в этих кучах: разве только большевики? Сколько в них простых неграмотных рабочих н невинных горожан!
Вчера поручик Ганкевич застрелил в доме Морозова
двух гимназисток за то, что они были переписчицами в профессиональном союзе...
А посмотрите на эту сволочь, что понаехала к нам в Уфу! На чьи деньги их «благородия» пьют шампанское, а, напившись, порют мобилизованных. Пойдите в 3-й стрелковый полк! Спросите, как выпороли прапорщики мобилизованных 6-й роты?» Так вели себя колчаковцы и в других захваченных городах.



Tags: Белые, Белый террор, Гражданская война, Интервенция
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Comments allowed for friends only

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments