Владимир Александрович Кухаришин (kibalchish75) wrote,
Владимир Александрович Кухаришин
kibalchish75

Categories:

М. А. Гудошников о разгроме Колчака и белом терроре

Из книги Моисея Андреевича Гудошникова "Очерки по истории гражданской войны в Сибири".

Разгрому режима Колчака способствовал ряд причин. Главнейшим и решающим фактором было наступление Красной Армии с запада. Не будь этого наступления, Колчак сумел бы справиться с внутренним враждебным ему фронтом. Крупнейшим внутренним обстоятельством при разгроме колчаковщины явилось могучее партизанское движение. Если живую силу для партизанского движения давала сибирская деревня, то руководство здесь принадлежало городу, рабочему классу, партийному подполью. Структуру и стиль работы партизанские отряды перенимали у Красной Армии такой, какой она была весной 1918 г. То, что партизаны в районе действий своих отрядов устанавливали Советскую власть, имело величайшее политическое значение. В. И. Ленин расспрашивал одного из перешедших колчаковский фронт сибирских подпольщиков и был очень доволен, когда узнал, что партизаны в освобожденных от Колчака местностях устанавливают не земские управы, а Советы. Наконец, забастовки, рабочие восстания, бунты призывников в казармах немало способствовали развалу колчаковского режима, постоянной нервозности этой власти. С осени 1919 г. для колчаковского режима наступил смертный час.
...
Незадолго до сдачи города правительство Колчака проявило суетливую деятельность. За подписью самого верховного правителя выпускается воззвание о призыве добровольцев в дружины «святого креста» и «полумесяца». Но эти воззвания не получили у населения никакого отклика. Колчак объявляет поголовную мобилизацию жителей Омска до 60 лет, но она также не удалась. Любопытно, что в момент занятия Омска в городе находился 30-тысячный гарнизон, который под предлогом, что его обучение не закончено, не отправлялся на фронт. На самом же деле боялись, что солдаты перейдут к красным.
[Читать далее]...
У рабочих настроение большевистское, они это доказали на деле рядом восстаний во второй половине декабря. Что же касается крестьян, то они почти целыми деревнями уходили к партизанам. В это время колчаковская власть держалась только по линии железной дороги, и то больше юридически, нежели на самом деле. Настоящими хозяевами на дороге были чехи. Даже та часть крестьянства, кото¬рая до этого времени поддерживала Колчака и боролась с партизанами, то есть кулачество, — и она теперь вынуждена была покинуть Колчака и до поры до времени прятаться, выжидать.
Начальник ачинской контрразведки доносил: «Стремление крестьян к формированию добровольческих дружин было большим до падения Омска (эти добровольческие дружины формировались кулачеством для борьбы с партизанами — М. Г.). После свободного продвижения красных стремление к формированию дружин сменилось нежеланием, боязнью, что красные потом будут избивать дружинников. Также порка крестьян правительственными отрядами и незаконные реквизиции иногда переходят в грабежи и служат тормозом формирования дружин».
...
На станциях происходила настоящая зоологическая борьба за место в вагоне, на тормозной площадке, за теплушку, за право пустить свой поезд первым, борьба жестокая, часто кровавая. Страницы январских газет (во времена колчаковской власти об этом писать было нельзя) пестрят фактами, похожими на бандитскую хронику. Генерал Семенов, комендант штаба 2-й армии, застрелил двух офицеров за то, что они вскочили на подножку его вагона во время хода. Барнаульские купцы при эвакуации из г. Барнаула захватили силой служебный вагон начальника Алтайской железной дороги, прицепили его к проходящему поезду и уехали. На одной из станций, около Боготола, между генералами Метковским и Голициным произошло столкновение из-за того, чей поезд пустить первым. Генерал Метковский захватил станцию, а генерал Голицин выставил пулеметы на стрелке. Так поезда обоих генералов простояли 12 часов, остановив все движение. «Сесть в один поезд, — добавляет газетный хроникер, — и ехать вместе генералы не могли, так как у каждого поезд был нагружен товарами. У генерала Метковского было 16 вагонов с маслом». Больше всего, конечно, от таких порядков страдали больные и раненые солдаты, эвакуируемые в тыл. Все газеты того времени обошли следующий кошмарный случай: «На ст. Чулымской несколько вагонов, забитых трупами солдат, отвели в тупик и там забыли (это был санитарный поезд). Трупы занесло снегом. Разыскивая топливо, рабочие приняли занесенные вагоны за вагоны с углем и ввели их в депо, здесь с ужасом увидели, что вместо угля в вагонах были трупы». Поезда с ранеными не передвигались совсем. Спасая себя, санитарное начальство забывало топить теплушки, раненым и больным не давали не только пищи, но и воды. Тифозные, пока еще были силы, передвигались самостоятельно, садясь на тормозные площадки; бывали случаи, что во время хода поезда они замерзали. Правы были те скептики, которые не доверяли колчаковскому транспорту еще тогда, когда он работал. Известно, что 28 декабря в Красноярск прибыл на лошадях санитарный отряд, эвакуированный из Петропавловска в конце октября. Следовательно, за два месяца он все-таки доехал до Красноярска, в то время, как ранее выехавшие по железной дороге отряды так и не достигли Красноярска.
Неменьший страх испытывали перед наступающей Красной Армией и чехословацкие легионы. С приходом к власти Колчака в ноябре 1918 г. они были сняты с фронта и оставлены для охраны железной дороги, эту же охрану несли и сформированные из военнопленных в период контрреволюции польские и румынские части.
Когда же крах колчаковщины стал фактом, чехословацкие легионеры постарались отмежеваться от Колчака. В ноябре 1919 г. они обнародовали особый меморандум, в котором о колчаковской политике говорилось следующее: «Под защитой чехословацких штыков местные русские военные органы позволяют себе действия, перед которыми ужаснется весь цивилизованный мир. Выжигание деревень, избиение русских мирных граждан целыми сотнями, расстрел без суда представителей демократии по простому подозрению в политической неблагонадежности, составляют обычное явление, и ответственность за все перед судом народов всего мира ложится на нас: почему мы, имея военную силу, не воспротивились этому беззаконию».
...
Воспоминания политического заключённого М. Багаева очень хорошо рисуют настроения политических в эти тревожные дни: «Террор администрации усилился - расстреляли группу партизан отряда Каландарашвили - двадцать семь человек, повесили несколько пленных красноармейцев, повесили двух женщинн, одна была беременной, отправили партию пленных комиссаров в Читу к Семёнову. Ужас смерти охватил всех заключённых».
...
Событием, которое всех волновало в первые дни новой власти, было сообщение о судьбе 31 заложника, которые были увезены генералом Сычёвым вечером 4 января. Оказалось, что белогвардейцы их убили самым зверским образом. Направленная по свежим следам следственная комиссия выяснила обстоятельства убийства и имена убийц. Арестованных 6 января привезли на ст. Байкал и сдали семёновской контрразведке. Их поместили в каюту ледокола «Ангара». Вечером ледокол пошёл в село Лиственичное. Во время пути арестованных, одного за другим в одном нижнем белье, выводили на палубу, подводили к краю кормы, били по голове колотушкой и сбрасывали в воду.
На запрос генерала Жанена о судьбе арестованных и увезённых семёновцами из Иркутска сторонников Политцентра начальник штаба Семёнова ответил, что ни один из сторонников Политцентра не расстрелян. Начальник штаба был прав. Никто из заложников не был расстрелян: они были брошены живыми под лёд.
...
Каппелевцы, подступавшие к Иркутску, в прибрежных селениях творили невероятные жестокости. Так, деревня Усть-Куда после отступления каппелевцев представляла страшное зрелище. Люди, попавшие в плен, лежали на снегу раздетыми и связанными, с проломленными головами. Скот валялся по дворам и по улицам, частью он был убит во время ночного боя, но большую часть скота каппелевцы забили для провианта. Деревня пуста. Крестьяне бежали. Дома разорены. Полы в домах выворочены. Там каппелевцы искали самогон. Потребилка разграблена. В школе все книги порваны, школьный инвентарь разбит. В избах иконы тоже разбросаны и разбиты. По словам очевидцев, здесь свирепствовали уфимские стрелки.
Вот другая картина. В районе Олонок на льду Ангары после боя бойцы находили много обезображенных трупов. Каппелевцы выкалывали глаза раненым партизанам, вырезали языки, отрезали уши и носы, а затем убивали. Был и такой случай, когда у раненых партизан вырезали сердце и зажимали это сердце ему в кулак. Замороженные трупы с зажатым в руке сердцем находили не раз.
...
Хотя белые «правительства» демагогически заявляли, что они борются за «единую и неделимую Россию», в действительности же именно интересы России они продавали направо и налевло. Так, Колчак в первые месяцы своей власти опирался на Антанту и США, но затем, когда ни Франция, ни Англия, ни США не могли уже ему помочь, он меняет ориентацию на японцев, и японский ставленник атаман Семёнов, которого он долго не признавал, становится его фактическим заместителем...
Таким образом, победа Советской власти в годы гражданской войны означала торжество национальной независимости народов нашей страны, завоевание под руководством большевистской партии необходимых условий для мирного социалистического строительства.



Tags: Белые, Белый террор, Гражданская война, Колчак, Крестьяне, Кулаки, Рабочие, Чехи
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Comments allowed for friends only

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments