Владимир Александрович Кухаришин (kibalchish75) wrote,
Владимир Александрович Кухаришин
kibalchish75

Categories:

П. С. Парфёнов о мятеже Чехословацкого корпуса

Из книги Петра Семёновича Парфёнова "Гражданская война в Сибири, 1918-1920".

В апреле центральному штабу стало известно, что в Москве, в связи с прибытием из Парижа представителя французского генерального штаба, полковника Корбейль, начальником французской военной миссии генералом Лаверне и английской — генералом Локкарт, с участием представителей русской академии генерального штаба, полковника Сыромятникова и генерала Иностранцева, разрабатывается план низвержения Советской власти и возобновления противо-германского фронта на территории России.
Для координирования действий и информации о положении дела в Сибири 14 апреля в Москву был послан представитель центрального штаба, капитан Коншин, который, с документами представителя союза сибирских кооперативных союзов «Закупсбыт», совершенно свободно доехал до Москвы, принимал участие в контрреволюционном совещании в стенах французской военной миссии и так же свободно возвратился в Ново-Николаевск.
На этом московском совещании решено было, что чехо-словацкие войска, эвакуируемые на Дальний Восток с согласия Совета Нар. Комиссаров, постепенно займут наиболее стратегические опорные пункты Уссурийской, Сибирской и Уральской железных дорог и, координируя свои действия с нелегальными контрреволюционными организациями, выступят против Советской власти. За эту «услугу» английское и французское правительства обязывались помочь отделению чехо-словаков от Австро-Венгрии и признать будущую Чехо-словацкую самостоятельную республику и в дальнейшем выплачивать содержание чехо-словацким войскам. При чем, учитывая настроения чехо-словацких войск, имелось в виду «убедить» военного и морского комиссара Советской республики, Л. Троцкого, разоружить чехо-словаков, что должно было послужить сигналом и быть оправданием в глазах последних факта их противосоветского выступления.
[Читать далее]Окрыленный надеждами будущей помощи чехо-словаков и уже окончательно уверенный в успехе своих замыслов, центральный штаб сибирской контрреволюции 3 мая вызвал в Ново-Николаевск представителей от штаба местных нелегальных организаций для информации и инструкционных указаний. Тогда же был выработан шифр секретных сношений, и в распоряжение местных штабов, нередко переводами через кооперативные союзы, были переотправлены крупные суммы денег.
По настоянию этого же штаба, правление «Закупсбыта» еще раньше заключило договор с чехами, обеспеченный французским правительством, на поставку им интендантских продуктов.
На местах, а в особенности в сельских районах, представителями нелегальных организаций началась усиленная скупка вооружения. Возвратившиеся по демобилизации во многих случаях с оружием в руках, бывшие солдаты весьма неохотно отдавали это оружие агентам Советской власти и весьма охотно его продавали, в особенности, за хорошие деньги.
В большинстве случаев, представители нелегальных организаций, скупая оружие в сельских местностях, выступали в качестве закупщиков местных кооперативных союзов, имея для этого надлежащие документы. В редких случаях у них имелись поддельные мандаты от Советской власти.
В Омске, Ново Николаевске. Барнауле и Красноярске нелегальные противосоветские штабы делали попытки выкрасть оружие из советских арсеналов, но безуспешно. И только в г. Томске контрреволюционной организации удалось, при участии сторожей, ограбить один склад с боевыми припасами и оружием. Впоследствии томский губернский исполнительный комитет Советов обнаружил часть выкраденного оружия в кладовых томского губернского союза кооперативов, председателем которого был известный эс-эр. В. Л. Бурыгин.

Как и рассчитывал англо-французский генеральный штаб, в лице его представителей в России, в средине мая в печати появились сообщения о готовящемся вооруженном выступлении чехо-словацких войск против Советской власти. Появились эти сообщения не только во всех оппозиционно и враждебно настроенных к Советам газетах, но местами даже и в некоторых официозах исполнительных комитетов Советов.
В это же самое время, т. е. 14-го мая, в гор. Челябинске состоялось совещание представителей чехо-словацкого и англо-французского командований, центрального штаба сибирских боевых дружин и военного отдела комитета членов Учредительного Собрания. Из Ново-Николаевска на это совещание приезжал капитан Гришин-Алмазов, а из Самары — капитан Каппель и полковник Галкин.
На этом совещании был выработан план будущего выступления. По этому плану чехо-словацкие эшелоны должны были сконцентрироваться в семи пунктах, т. е. во Владивостоке, Канске, Марнинске, Ново-Николаевске, Петропавловске, Челябинске, Самаре, Уфе, причем последний, ново-николаевский и челябинский пункты были основными и руководящими.
Тогда же решено было по-прежнему всячески уклоняться от выполнения соглашения чехо-словацкого национального совета, в лице отделения в России, с Советом Народных Комиссаров от 26 марта и приказа по корпусу от 27 марта № 35, по которому чехи должны были ехать во Владивосток, как группа свободных частных граждан, а не в виде войсковых частей, и обязывались все свое вооружение, исключая 168 винтовок и одного пулемета на эшелон, сдать пензенскому исполнительному комитету. Это же совещание постановило, по рекомендации соответствующих противосоветских организаций, принимать, как и раньше, на службу в чехо-словацкие части русских офицеров.
Вскоре, после этого, чехо-словацкие эшелоны были сгруппированы на линии железных дорог следующим образом: во Владивостоке — около 14.000 человек, под командованием начальника штаба корпуса генерал-майора Дидерихса; в районе Нижнеудинск — Каиск — около 1.500 человек, под командой подполковника Ушакова; в Мариинском районе — около 1.000 человек, под командой капитана Кадлеца; в районе Ново-Николаевск — Чулымская — около 2.500 человек, под командованием штабс-капитана Гайда; в районе Марияновка — Петропавловск — около 2.000 человек, под командованием капитана Жака, в районе Челябинск — около 6.000 человек, под командованием поручика Сырового и подполковника Войцеховокого, и в районе Сызрань — Пенза — Сердобск — около 10.000 человек, под командованием начальника 1-й дивизии генерал-майора Коломенского и начальника его штаба полковника Леонтьева. Последние, в момент выступления, сомневаясь в его успехе, отказались от командования и были заменены поручиками Чечек и Швец.
Пензенская группа по плану должна была сгруппироваться в районе Самара — Уфа, но, в силу целого ряда непредвиденных обстоятельств, до момента выступления не смогла этого сделать.
Всего чехо-словацких войск, включая сюда и отдельные эшелоны, бывшие в г. Иркутске и двигавшиеся по Забайкальской и Амурской железным дорогам, было не больше 40.000 человек.
17 мая 1918 г. следственная комиссия челябинского Совета Депутатов арестовала нескольких чешских офицеров и солдат, заподозрив их в сношениях с контрреволюционерами. Тогда жe подполковник Войцеховский занял вокзал станции Челябинск и предъявил ультимативное требование Совету об их освобождении. И хотя этот инцидент был улажен без кровопролития, но он весьма рельефно обнаружил, что чехо-словаки, вопреки распоряжениям, не только до сих пор не сдали оружия, но представляют из себя весьма внушительную силу, определенно враждебную Советской власти и руководимую русскими офицерами.
Ввиду этого, при весьма нервной обстановке на местах, вызванной всевозможными слухами о предполагаемом контрреволюционном выступлении чехо-словаков, 23 мая 1918 г. последовало секретное распоряжение начальника оперативного отдела комиссариата по военным и морским делам Советской республики Н. Аралова челябинскому и пензенскому исполкомам о немедленном обезоружении чехо-словацких войск, находящихся в их районах.
Вполне понятно, что «секретное» распоряжение сразу же сделалось достоянием всей антисоветски настроенной печати, которая толковала этот приказ, как желание Совета Народных Ком. обезоруженных чехо-словаков отправить в их бывшую империю, по требованию австро-германского генерального штаба. И, конечно, при этом не забывалось лишний раз оплевать и обвинить Советскую власть в продажности немцам, в предательстве и т. д. Об истинном же характере имевших произойти последствий от этого распоряжения в большинстве случаев умалчивалось.
Предложение о разоружении было категорически отвергнуто чехо-словацким командованием в лице образовавшегося по совету партии социалистов-революционеров временного исполнительного комитета, который 23 мая отдал приказ по корпусу: «оружие ни в коем случае не сдавать», —и приступил к подготовительным шагам выступления против Советов.
На другой день, под разными предлогами, из Омска по направлению к Челябинску выехали чины бывшего там штаба чехо-словацкого экспедиционного корпуса, вместе с членами чешского национального совета.
Центральный штаб по делам свержения Советской власти в Сибири тоже лихорадочно готовился к выступлению. Многие кооперативные союзы (Енисейский и др.), будучи в курсе всех заговорческих дел партии эс-эров, отсрочили на месяц созываемые на первые числа июня кооперативные съезды, даже не считая нужным мотивировать свои решения.

В этот же день был опубликован в газетах следующий телеграфный приказ:
«Из Москвы, 25-го мая, 23 часа. Самара, ж. д., всем Совдепам по ж.-д. линии от Пензы до Омска.
Все Советы под страхом суровой ответственности обязаны немедленно разоружить чехо-словаков. Каждый чехо-словак, который будет найден вооруженным на линии железной дороги, должен быть расстрелян на месте, каждый эшелон, в котором окажется хотя бы один вооруженный, должен быть выгружен из вагонов и заключен в лагерь для военнопленных. Местные военные комиссары обязуются немедленно выполнить этот приказ, всякое промедление будет равносильно бесчестной измене и обрушит на виновных суровую кару. Одновременно присылаются в тыл чехо-словаков надежные силы, которым поручено проучить неповинующихся. С честными чехо-словаками, которые сдадут оружие и подчинятся Советской власти, поступить как с братьями и оказать им всяческую поддержку. Всем железнодорожникам сообщить, что ни одни вооруженный вагон чехо-словаков не должен продвинуться на восток. Кто уступит насилию и окажет содействие чехо-словакам с продвижением их на восток, будет сурово наказан. Настоящий приказ прочесть всем чехо-словацким эшелонам и сообщить всем железнодорожникам по месту нахождения чехо-словаков. Каждый военный комиссар должен об исполнении донести. Народный комиссар по военным делам Л. Троцкий».
И в этот же день через правление «Закупсбыта» был отправлен шифрованный телеграфный приказ чехо-словацким войскам и нелегальным боевым дружинам, средактированный членом правления «Закупсбыта» Н. Фоминым и капитаном Гайдою.
Братоубийственная война против Советской власти, во имя Учредительного Собрания, всеобщего права, войны с Германией и т. д., на территории Сибири началась.
25 мая, в три часа дня, чехо-белогвардейские войска выступили и захватили станцию и город Марипнск. В час ночи на 26-е ими был занят Ново-Николаевск. В этот же день советскими войсками в г. Иркутске, во исполнение приказа комиссара по военным н морским делам, были обезоружены два чехо-словацких эшелона. Прибывшие к этому времени на станцию Батарейную другие эшелоны чехо-словаков напали на станцию Иркутск и начали наступать к городу, но ввиду соотношения сил в пользу Советской власти, по настоянию консулов, 27-го утром они сдали оружие и с согласия военного комиссариата были отправлены на восток.
27-го был занят Челябинск. В тот же день Советская власть сделала попытку обезоружить чехо-словацкий эшелон, находившийся па станции Марияновка (вблизи Омска), но неудачно. Количественно превосходящая в несколько раз своего противника, Красная армия настолько же уступает ему качественно.
28-го занят г. Нижнеудинск; 29-го — Канск. Пенза и Сызрань; 30-го — Батраки и мост через Волгу; 31-го — Петропавловск. Тайга, Томск и станция Майгути на левом берегу Волги.
2 июня занят Миасс, Курган; 8-го, после сильного боя у станции Беземчук, занята Самара, и в тот же день советские войска, разбитые у станции Марияновка, оставляют Омск, который занимается эс-эровской боевой дружиной, а на другой день — чехословаками.
Выступив разрозненно, чехо-белогвардейские войска вскоре соединяются: 1 июня у Тайги, 3-го у г. Петропавловска и 9-го у ст. Татарск, образуя сплошную и сильную противосоветскую цепь Миасс — Мариинск, разрозненную только с головными и арьергардными районами.
Неожиданные и для самих чехо-белогвардейских руководителей колоссальные успехи, достигнутые в такой короткий срок, помимо уже известных причин, объясняются еще и той растерянностью, которая доминировала в настроении почти всех местных советских деятелей.
Так, например, г. Омск был захвачен отрядом капитана Иванова-Ринова и чехами исключительно благодаря растерянности окружного военно-революционного штаба, который, располагая большой по тому времени вооруженной силой, свыше 3.000 штыков, 168 пулеметов, артиллерией, большим количеством патронов и пр., еще 7 июня, без особых оснований, решил эвакуироваться по Иртышу на север и оставил фронт на произвол судьбы. Такое неожиданное бегство штаба на пароходе из Омска внесло переполох и растерянность не только в ряды Красной армии непосредственно этому штабу подчиненные (под Н.-Николаевском и Марияновкой), но деморализующе подействовало и на все остальные боевые участи Сибирского фронта.
Имело также большое значение отрицательного характера почти полное отсутствие своих военных специалистов в рядах Красной армии и гвардии: важнейшим боевым участком, Омским, командовал тов. Звездов, простой рабочий, бывший солдат, и это, конечно, содействовало падению омского фронта.
Там, где военными действиями руководили военные специалисты (бывшие офицеры) т.т. Лазо, Велижев, Сулим, Кистер, Милюков и др., натиск чехо-сибирских войск встретил более организованный отпор (на Забайкальском и Алтайском боевых участках) и даже держался месяцами (под Читой).

Партия социалистов-революционеров объявляет о повсеместной мобилизации своих членов для активной вооруженной борьбы с Советской властью.




Tags: Гражданская война, Интервенция, Чехи, Эсеры
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Comments allowed for friends only

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments