Владимир Александрович Кухаришин (kibalchish75) wrote,
Владимир Александрович Кухаришин
kibalchish75

Categories:

Устрялов о колчаковщине

Из дневников Николая Васильевича Устрялова.

1919 год
Омск, 9 февраля
Общее политическое положение смутно, тревожно, неустойчиво. "Радости нет" -- это уже во всяком случае. На глазах ухудшаются отношения с союзниками, шевелится внутренний большевизм, с другой стороны нарастает самая черная и бессмысленная военная реакция. Жизнь все время, как на вулкане. Мало у кого есть надежда победить большевиков.
...нет, увы, это не новая Россия, это не будущее. Это - отживший старый мир, и ему не торжествовать победу. Грустно.
Это не авангард обновленной государственности, это арьегард уходящего в вечность прошлого.
Омск, 14 февраля
Вчера читал доклад о Советской России в заседании "Восточного Отдела Центрального Комитета Партии Народной Свободы". Говорил о мудрости Ленина и о силе большевиков. В общем, тревожные перспективы...
Омск, 20 февраля
Все усилия напрягает власть ради создания действительной, настоящей, а не игрушечной власти. Выйдет ли что?..
Омск, 4 марта
По-видимому, фатально назревает японская "ориентация" -- последняя ставка.
Омск, 6--7 марта
Кругом иностранцы -- слетелись на развалины...
Омск, 7--8 марта
Большевики, видимо, держатся крепко. Молодцы!
...
Vive la Russie revolutionnaire! Пусть мы боремся с нею, -- не признавать ее величия было бы близоруко и... непатриотично. Мы должны "до полной победы" продолжить нашу борьбу с большевизмом, но мы обязаны воздать ему должное.
[Читать далее]
Омск, 8--9 марта
Уже третье заседание обсуждается "ориентационная" проблема, или, конкретнее, японский вопрос (японцы -- варяги).
...
У большевиков более многочисленная и более совершенная (!) армия, чем у нас.
...
Войска наши посредственны, офицеров совсем мало, мобилизация проводится ставкой бессистемно и бессмысленно.
...у большевиков много офицеров и даже офицеров Генерального штаба, которые, впрочем, иногда "играют в поддавки".
Омск, 26 мая
Большевики -- как затравленные звери, умирают, но не сдаются. Честь им и слава! Возможно, что они попробуют и им удастся ближе сойтись с Германией и тем подбросить хвороста в угасающий очаг всемирной революции. Во всяком случае, жить все интереснее и интереснее становится. И за Россию все спокойнее. Откровенно говоря, ее будущее обеспечено -- вне зависимости от того, кто победит -- Колчак или Ленин...
Омск, 10--11 июля
В общем, тревожно. Начинаются там и сям "панические" разговоры, обыватели готовят чемоданы, "беднота" открыто радуется и поджидает большевиков. Говорят, и в сибирских деревнях настроение большевистское.
Омск, 14 июля
В тылу -- гнусная грызня генералов, обывательская паника, рост общественного недовольства -- верный спутник неудач.
Омск, 15--16 июля
Заседание "блока" -- о политическом положении. Отвратительное, гнусное впечатление. Сброд невежд, шумящий, ищущий "виновника" и, конечно, находящий его в Правительстве, Правителе, власти... Суждения "чем я хуже Сукина?", "отчего не выслушивают наших мнений о международной политике?", "мы должны им прямо сказать", и т.д.. и т. д. ... Какие-то казацкие полковники, едва ли не впервые попавшие в "высокое собрание", делающие "большую политику"... И вот -- общественное мнение...
Одни (Белорусов) хотят использовать чехов для фронта, другие (промышленники, казаки) мечтают о японцах -- и все это примитивно, наивно...
Омск, 20 июля
Сейчас вместе с делегацией омского "блока" был у Верхового Правителя... Говорил очень искренно, откровенно. Об "отсутствии порядочных людей", "трудном положении армии ("развал")", о союзниках. "Мое мнение -- они не заинтересованы в создании сильной России... Она им не нужна". О Японии, о наивности тех, кто думает, что стоит лишь ее попросить, и она пришлет дивизии... Об отвратительных злоупотреблениях агентов власти на фронте и в тылу. "Худшие враги правительства -- его собственные агенты". То же и у Деникина, то же и у большевиков -- "это общее явление, нет людей"...
Омск, 21 июля
Говоря о том, что союзники не хотят помочь России стать снова великой, он прибавил вчера: "Это мое мнение... Но ведь иногда приходится руководствоваться не внутренними убеждениями, а интересами государства... Политика в смысле попыток привлечения помощи союзников будет продолжаться...". Чувствовалось, что он лично считал бы нужным более независимый, самостоятельный тон в разговорах с союзниками. Но... он поддается доводам советников. То же в вопросе с Семеновым. "Разве я держал бы себя так во всей этой истории с Семеновым?"...
Омск, 25 июля
Все более и более заманчивою представляется Москва, хотя бы даже и большевистская.
Омск, 7--8 августа
Сейчас вернулся с заседания блока. Горячо обсуждался вопрос "реконструкции" власти. Глупо, гнусно, противно... Трещим...
Омск, 12--13 августа
Объявлен указ (или закон?) о мобилизации городского населения до 43 лет. Отсрочки и освобождения недействительны. Значит, призываться. Куда? Как?
...
Ну, а интриги не затихают, льются обильно во всех направлениях помои, душно, гадко... В народе повсюду большевизм, везде враждебная атмосфера, радостное ожидание. Тяжко.
Омск, 25 августа
Открылись агитационные курсы при Осведверхе. Читал вступительные лекции, потом беседовал со слушателями. Ощущается в них -- даже у них! - состояние недовольства властью, полуоппозиции. Ужасно санитарное состояние армии, до 70% тифозных, полное отчуждение от начальства, бурбонство. Нет доверия к власти даже у тех, кто заведомо -- враг большевиков. Армия голодна, гола, мужики перепороты -- трудно агитировать при таких условиях.
Омск, 7 сентября
Чтобы понять многое в союзной политике, надо знать, что Клемансо, Вильсон и Ллойд-Джордж, все трое, не любят России и боятся нашего усиления.
Омск, 14 сентября
Мы взяли порядочно пленных. Офицеров и комиссаров расстреливают, вешают...
Внутри -- усиливающееся злое чувство к союзникам за их политику расчленения России...
...антипатия ко всем союзникам (кроме Японии) растет в самых различных кругах -- от солдатских до ультра-политических -- и пропорционально усиливается интерес к Германии.
...
Несомненно, для "германской ориентации" почва становится все благоприятнее.
Омск, 29 сентября
...брошены бомбы на собрании коммунистов, есть убитые, раненые -- все второй и третий сорт.
Омск, 14 октября
...трудно здесь уберечься от налета провинциализма: везде ведь здесь третий сорт...
1919 год
Иркутск, 4 января
Окончательно рушится привычная идеология, отвергнутая, разбитая жизнью. Уже давно сомнение закрадывалось в душу, но теперь уже ясно: большевизм побеждает и вооруженная борьба против него не удалась. Скрывать от себя дальше эту истину просто бессмысленно, глупо.
И острый личный вопрос: что же делать, если сегодня окончательно завершится капитуляция правительства? Допустим, что можно будет уехать на Восток -- согласно условиям, которые удастся выклянчить при помощи союзников. Но зачем ехать? Служить делу, в которое не веришь, которое считаешь вредным, уже безвозвратно проигранным? Мириться с Семеновым, когда в душе -- ни грана симпатий к нему, особенно после последних дней, когда так беспощадно обнажилось его полное бессилие? Защищать гражданскую войну, когда ясна ее пагубность для страны?
Иркутск, 7 января
Ночевал эти две ночи у председателя местного армянского комитета -- по протекции. "Под защитою независимой Армении". Ужас, ужас...
...
Все мои предчувствия сбываются. Мы стояли на ложном пути. Большевизм победил. И нет основания об этом печалиться. Жаль только, что не понял, не разгадал вовремя.
Иркутск, 10 января
Каменев, главнокомандующий большевистским фронтом, будто бы здесь уже и договаривается с политическим центром. Возможно, что большевики признают на время политический центр. Словом, все устраивается прекрасно, на глазах объединяется, возрождается страна.
...
Помню, как-то в беседе с Ключниковым перед его отъездом обсуждали эту проблему. Он еще говорил -- "ну, если увидим, что ошибались -- придет время и встретимся с большевиками".. Он, быть может, прав, я соглашался. Теперь вот осуществилось...
Уехать на Восток, оттуда кругом -- на юг России, оттуда -- в Москву! Вот бы счастье, даже не верится... А потом -- да здравствует Советская Россия!
Поезд Чита--Харбин, 26-го января
Проехали знаменитую Даурию, где, как Соловей-Разбойник, сидит барон Унгерн и грабит проезжающих -- под именем реквизиции вещей и денег, запрещенных к провозу за границу...
Tags: Белые, Белый террор, Большевики, Гражданская война, Интервенция, Колчак, Устрялов
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Comments allowed for friends only

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments