Владимир Александрович Кухаришин (kibalchish75) wrote,
Владимир Александрович Кухаришин
kibalchish75

Генерал Сахаров о белых как первых фашистах

Самый яркий каминг-аут из книги белого генерала Константина Вячеславовича Сахарова "Белая Сибирь (Внутренняя война 1918-1920 г.г.)".

Бѣлое движеніе явилось проявленіемъ чести націи, и поэтому оно было неизбѣжно и неустранимо. Неустранимо, такъ какъ всѣ честные элементы наши Великой Россіи, во всѣхъ слояхъ ея и во всѣхъ народностяхъ, не хотѣли и не могли примириться съ захватомъ Государственной власти кучкой презрѣнныхъ инородцевъ, дезертировъ и преступниковъ.

Въ бѣломъ движеніи необходимо различать еще двѣ стороны, одна изъ коихъ до сихъ поръ совершенно замалчивалась. Первая — это то, что бѣлое движеніе, будучи исключительно чистымъ, преслѣдовавшимъ высокія цѣли спасти свой народъ и вырвать его изъ цѣпкихъ лапъ большевицкаго стервятника, — явилось въ политическомъ отношеніи совершенно незрѣлымъ и шло вслѣпую. Все дѣлалось для народа и во имя народа, но что хочетъ народъ, что именно ему жизненно необходимо, никто не только не выявилъ открыто и прямо, но видимо и не могъ, не зналъ этого. Потребовался долгій періодъ бѣлыхъ, чтобы подойти къ рѣшенію такого основного вопроса; и только бѣлымъ движеніемъ опредѣленно установилось, что нужно и что приметъ народъ. Бѣлое движеніе выявило это всѣмъ своимъ путемъ и подтвердило своимъ неуспѣхомъ, выявило опредѣленно и ясно для всѣхъ, незатемненныхъ узкопартійнымъ сектантствомъ; даже иностранцы-очевидцы, искренно относившіеся къ Россіи, увидали, въ чемъ должно состоять разрѣшеніе вопроса.

Второе, — и это чрезвычайно важно не для прошедшихъ годовъ, а для настоящаго и ближайшаго будущаго, — бѣлое движеніе въ самой сущности своей явилось первымъ проявленіемъ фашизма. Той волны народныхъ массъ, которая все выше вздымаетъ свой валъ; и въ которой человѣчество готово уже видѣть единственное средство отъ общаго паралича государственной власти, знаменующаго наше время, начало двадцатаго вѣка.

Бѣлое движеніе было даже не предтечей фашизма, а чистымъ проявленіемъ его. Дѣйствительно, если пристально вглядѣться въ стимулы, двигавшіе бѣлыми, то въ нихъ выступаетъ все то же, что создаетъ фашизмъ въ другихъ странахъ. И не только создаетъ самый фашизмъ, но и дѣлаетъ его желаннымъ для всѣхъ, даетъ ему стальную силу и крѣпкую прочную опору, обезпечиваетъ успѣхъ.

[Читать далее]

Невольно можетъ возникнуть вопросъ: почему же тогда неудача бѣлаго движенія, даже разгромъ его? Вѣдь фашизмъ идетъ всюду вѣрными шагами къ побѣдѣ — для торжества права, правды и справедливости? Отвѣтъ на это лежитъ въ томъ, что, во-первыхъ, русскій фашизмъ, бѣлое движеніе было лишь первымъ робкимъ опытомъ его; во-вторыхъ же, этотъ первый опытъ проходилъ въ неимовѣрно трудныхъ условіяхъ, въ которыхъ и явилось много причинъ его временнаго крушенія...

Теперь же можно сказать безошибочно слѣдующее: необходимое условіе успѣха фашизма, неотдѣлимая отъ него сущность его — это диктатура. И вотъ, къ несчастью, ни одно бѣлое народное движеніе, какъ и всѣ вмѣстѣ взятыя, не смогло дать диктатора. Не нашлось такой воли и души одного человѣка, который все подчинилъ бы себѣ, а себя самого подчинилъ бы цѣликомъ этой великой идеѣ — служенію всему народу путемъ проявленія непререкаемаго, безусловнаго закона, воплощеннаго въ немъ одномъ. Вся та масса большихъ патріотовъ, бѣлыхъ офицеровъ и солдатъ, отдѣльные крупные вожди и дѣятели, — все поэтому расплывалось, разбивалось и не могло добиться полной концентраціи силъ, безъ чего окончательная побѣда никогда невозможна.

Къ этому примѣшалась и неизбѣжно вытекающая изъ-за отсутствія диктатуры та дряблость, которая вездѣ губила бѣлое движеніе. Именно дряблость, ибо она одна допустила не только терпимость къ соціалистамъ, но даже и совмѣстную работу съ ними. Вѣдь фашизмъ всегда и всюду болѣе чѣмъ противуположенъ сущности соціализма (марксизма), — фашизмъ прямо враждебенъ ему: первый является движеніемъ чисто народнымъ, направленнымъ къ улучшенію, къ упрочненію человѣческихъ отношеній и устройства государства, второе же — соціализмъ — есть проведеніе насильно нежизненныхъ, искусственныхъ нормъ, выводимыхъ изъ теоріи, пропитанной завистью и ненавистью къ человѣчеству, презрѣніемъ къ человѣку. А потому и приводящій къ тѣмъ результатамъ всеобщаго горя и разрушенія, что соціалисты и выполнили такъ безпредѣльно въ нашей несчастной Россіи.

И несомнѣнно, за эти годы прибавилась къ прежнимъ новая заслуга Россіи передъ человѣчествомъ, передъ всѣмъ міромъ: она своимъ бѣлымъ движеніемъ сняла маску съ соціализма и показала его истинное лицо. Тѣмъ самымъ облегченъ путь торжествующаго, побѣднаго фашизма; дано предостереженіе, что вождь народнаго фашизма, терпящій соціализмъ, допускающій его дѣятельность въ государствѣ, хотя бы и подпольную, — обрекаетъ народное дѣло и себя на неуспѣхъ.

Возвращаясь къ сказанному выше о выявленіи черезъ бѣлое движеніе того, что хочетъ народъ и что необходимо ему для устройства его жизни, приходится подробнѣе остановиться на этомъ, чтобы не было недоговоренности; иначе можетъ показаться людямъ, смотрящимъ на Русскій вопросъ предвзято, невязка и даже противорѣчіе между высказанными положеніями. Съ одной стороны, выявилась опредѣленная и всѣми сознаваемая необходимость диктатуры, того, что всѣ называли твердой властью; а съ другой, также опредѣленно, сначала робко, но затѣмъ все шире и сильнѣй, выявилась не только необходимость, но даже тоска Россіи по Монархіи, по Царской Власти. Но это только кажется на первый взглядъ, что здѣсь двѣ стороны. На самомъ дѣлѣ — это одно и тоже.

Не приходится много доказывать, что Россія нуждается и хочетъ именно такой власти, которая служила бы народу, соблюдая его жизненные интересы, охраняя его трудъ и жизнь, оберегая его духовныя цѣнности. И народъ, въ его цѣломъ, отъ крестьянской массы до лучшей интеллигенціи, не отдѣляетъ въ своемъ сознаніи этой власти отъ Царя. Только въ немъ одномъ видитъ народъ, и теперь яснѣе, чѣмъ когда-либо, соединеніе всѣхъ свойствъ, необходимыхъ для дѣйствительнаго достиженія обще-народнаго блага.

Всѣ партіи, начиная отъ союза русскаго народа и октябристовъ, до эсъ-эровъ и коммунистовъ, являются въ глазахъ народа, — да такъ оно и по существу, — противниками этого народнаго идеала. Ибо каждая изъ партій заключаетъ въ себѣ партійныхъ вожаковъ, партійные интересы и солидарность, партійную дисциплину и партійныя вождѣленія, которые всѣ вмѣстѣ ставятъ партію въ ея сознаніи и дѣйствіяхъ не только превыше народа, но и выше этой народной власти, т. е. Царя. Это несомнѣнно такъ; это станетъ ясно и среднимъ партійнымъ людямъ, если они дадутъ себѣ трудъ честно проанализировать эти вопросы, для чего используютъ богатый опытъ надъ Россіей всѣхъ партій за послѣднее десятилѣтіе.

Оттого-то ни одна партія, никогда и нигдѣ, не выражала народныхъ массъ и не можетъ выразить; оттого-то лучшіе и настоящіе вожди фашизма въ Европѣ отвергаютъ всякія партіи…





Tags: Белые, Фашизм
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Comments allowed for friends only

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments