Владимир Александрович Кухаришин (kibalchish75) wrote,
Владимир Александрович Кухаришин
kibalchish75

Василий Галин об интервентах. Часть IV

Из книги Василия Галина "Интервенция и Гражданская война".

… последствия интервенции были значительно трагичнее и серьезнее, чем даже тот урон, который насчитали большевики.
Во-первых, речь идет о человеческих жизнях. Потери России за Первую мировую войну были относительно средними, но в абсолютном значении превышали потери всех союзников, вместе взятых.
Но помимо военных, Россия во время войны понесла соизмеримые потери мирного населения. Например, Керсновский пишет, что летом 1915 года «в результате всех неудач Ставка потеряла дух. Растерявшись, она стала принимать решения явно несообразные. Одно из них – непродуманная эвакуация населения западных областей в глубь России – стоило стране сотен тысяч жизней и превратило военную неудачу в сильнейшее народное бедствие. Ставка надеялась этим мероприятием «создать атмосферу 1812 года», но добилась как раз противоположных результатов. По дорогам Литвы и Полесья потянулись бесконечными вереницами таборы сорванных с насиженных мест, доведенных до отчаяния людей… Ставка не отдавала себе отчета в том, что, подняв всю эту четырехмиллионную массу женщин, детей и стариков, ей надлежит позаботиться и об их пропитании… Множество, особенно детей, погибло от холеры и тифа…» Картины войны дополняют сведения, приводимые Д. Киганом о Германии: «Женская смертность, например в 1916 году, возросла на 11,5%, а в 1917 году – на 30,4% по сравнению с довоенными показателями, и главной причиной тому были болезни, вызванные недоеданием». Тот же Киган пишет: «Немецкому наступлению также сильно воспрепятствовала первая вспышка так называемого «испанского гриппа» – фактически мировой эпидемии, зародившейся в Южной Африке. Эта вспышка повторилась осенью, вызвав опустошающий эффект в Европе. Но уже в июне грипп скосил почти полмиллиона немецких солдат, чей иммунитет, ослабленный скудным питанием, был гораздо ниже, чем в сытых войсках союзников в траншеях напротив». В России в тылу ситуация была хуже: по современным данным, за 1914-1918 гг. от голода и массовых эпидемиологических заболеваний умерли 0,5 млн. человек. Еще около 100 тыс. мирных жителей погибли от немецкого и австро-венгерского террора.
[Читать далее]Но Гражданская война с интервенцией «союзников» заслонили даже эти чудовищные цифры. Они в почти в 3 раза превзошли потери России в Первой мировой войне; за 1917- 1922 гг. они составили почти 7% всего населения страны.
Совокупные потери России в Первой мировой и Гражданской войнах в 2 раза превзошли совокупные людские потери всех стран, принимавших участие в Первой мировой войне, вместе взятые, в то время как численность населения России составляла примерно 30% от численности населения всех рассматриваемых стран.
Но и эти цифры не исчерпывают всей глубины трагедии. Одним из последствий тех событий стал резко снизившийся и отрицательный естественный прирост населения, который сократил численность населения России за время Первой мировой войны почти на 5 млн. человек и еще примерно на 10 млн. за период интервенции и Гражданской войны. Другим последствием этой трагедии стали беспризорники, которых, даже по официальной статистике, к концу 1922 года в стране было 7 миллионов.
С. Струмилин попытался рассчитать экономические потери от гибели солдат на войне, оценив ее в потерю в 31 год труда; для гражданского населения можно взять вполовину меньше – 15 лет. Тогда общие трудовые потери России за Первую мировую и гражданские войны составят примерно 300 млн. человеко-лет. Эти цифры, конечно, условны и не отражают всей глубины понесенных потерь…
Во-вторых, речь идет о разрушении экономического потенциала общества. С началом интервенции и Гражданской войны чрезмерная мобилизационная нагрузка, приведшая к падению царского режима и Временного правительства, продолжала нарастать. Накопление мобилизационной нагрузки носит кумулятивный характер и зависит от времени, что на определенном этапе приводит к качественным изменениям. Генерал, профессор Н. П. Михневич еще в 1911 г. в своей «Стратегии» писал: «Главный вопрос войны не в интенсивности напряжения сил государства, а в продолжительности этого напряжения, а это будет находиться в полной зависимости от экономического строя государства». Ростоу, отмечая, что типичной причиной упадка были войны, по этому поводу совершенно справедливо пишет: «Если возможность войны и небольшие военные предприятия способствовали модернизации общества, то большие и длительные войны требовали ресурсов больше, чем общество могло производить, что давало толчок саморазвивающемуся процессу экономического, политического и социального упадка». Экономический строй царской России и Временного правительства не выдержал перегрузки, как, в общем, и подавляющего большинства развитых европейских стран, в которых вскоре после войны к власти придут фашизм или военные диктатуры. Россия была наиболее отсталой и, брошенная союзниками, пала первой.
Однако на этом ее беды не закончились. Фактически тотальная война благодаря интервенции «союзников» продолжалась еще почти 3 года, что привело к превышению критического значения упругого сопротивления экономики и, как следствие, к ее необратимому, «саморазвивающемуся процессу экономического, политического и социального упадка». То есть к качественному изменению самой политэкономической системы общества.
Уровень промышленного производства в России в 1913 г. составлял 12,5% от уровня США, т. е. был в 8 раз меньше. К 1920 году уровень промышленного производства в СССР снизился до 1,7% от американского уровня, т. е. был в 60 раз меньше. Большинство правых исследователей, в том числе и Л. Кафенгауз, относят этот спад на счет преступной политики большевиков. Этот тезис опровергают хотя бы два следующих замечания:
– к чему тогда можно отнести аналогичные спады в странах оплота капитализма Германии, Франции, США, Англии, где коммунисты подавлялись в момент их появления?
– на следующий год после окончания Гражданской войны, несмотря на голод и разруху, в России, руководимой большевиками, начался бурный экономический рост.
Величина спада характеризует прежде всего глубину кризиса, которая была обусловлена главным образом Первой мировой войной и интервенцией Англии, Франции, США в Россию. Необратимое разрушение экономического потенциала привело к необратимым политическим, социальным изменениям, именно оно вызвало к жизни большевиков и их радикализм, а не наоборот. Разрушение экономического потенциала подорвало возможности естественного восстановления и дальнейшего эволюционного социально-экономического пути развития России на десятилетия…
В-третьих, радикализация экономики и общества вызывает к жизни столь же радикальные механизмы управления... …мы видели зависимость роста влияния большевиков от роста безработицы. Это не случайность... Радикальность вынужденных мер самозащиты общества ведет в итоге к тоталитарной власти. Это отчетливо показал Троцкий в своих рассуждениях о принципах «демократического централизма»... Метастазы этих потерь, метастазы войны простираются на десятилетия вперед – об этом свидетельствуют хотя бы демографические волны, возникающие из-за снижения рождаемости в военные годы, которые повторяются каждые 20-25 лет на протяжении нескольких поколений. Но они формируют не только демографические, но и соответствующие психологические и экономические тенденции…
У. Черчилль рассуждал по этому поводу: «Человеческие общества, как и все живые организмы, руководствуются инстинктом самосохранения. Каждое поколение доказывает этот принцип моральными, логическими или сентиментальными аргументами, которые приобретают впоследствии авторитет установленной доктрины. Детей обучают догмам, которые считались полезными их родителями и которые, вероятно, были действительно полезны в то время. Поэтому верования продолжают существовать и после того, как нужда в них миновала. Хотя это и не всегда бросается в глаза, тем не менее мы, в сущности, в любой период нашей жизни продолжаем верить в то оружие и в те уроки, которые дала нам какая-то прошлая война. Наши потребности непрерывно меняются, причем меняются как темп их развития, так и размах их колебаний. Время от времени необходим удар извне, чтобы заставить нас пересмотреть наши взгляды и установить новое соотношение вещей». И У. Черчилль посвятил добрую часть своей жизни для подготовки этих внешних ударов по стране, которую он сам довел до того, что она была вынуждена бороться за выживание столь жестокими способами.






Tags: Гражданская война, Интервенция, Первая мировая, Россия
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Comments allowed for friends only

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments