Владимир Александрович Кухаришин (kibalchish75) wrote,
Владимир Александрович Кухаришин
kibalchish75

Category:

Майсурян о визите Хрущёва в США

Взято у maysuryan

60 лет назад, 15-27 сентября 1959 года, на землю США впервые за 42 года существования советской власти ступил лидер СССР. Это был Первый секретарь ЦК КПСС и Председатель Советского правительства Никита Хрущёв. Советский Союз в этот момент переживал один из своих «звёздных часов» — после первых спутников, был новый триумф в космосе — лунник, ракета, которая доставила металлический вымпел с гербом СССР на поверхность Луны. Впервые в истории состоялся перелёт с одного космического тела на другое.
Сейчас эмоции тех дней уже позабыты, но вот как это было. Из книги «Лицом к лицу с Америкой» (о визите Хрущёва): «Одна из здешних радиостанций передавала сообщения о движении советского лунника через каждые пять минут. Затем через каждые три. И, наконец, диктор стал отсчитывать последние минуты… «До удара советской ракеты о Луну осталось четыре минуты… Три минуты… Две…» Ракета попала в цель!». Одна из американских газет после этого написала, что Хрущёв прибывает в США, «захватив с собой в чемодане Луну». Другая заметила, что Хрущёв вступает на американскую землю не только как «глава Советского правительства, но и как председатель правительства Луны».
Понятно, что Никита Сергеевич старался показать Советский Союз Америке с самой выгодной стороны. В Вашингтон он прилетел на новеньком серебристо-белом «ТУ-114» — самом большом пассажирском самолёте в мире. Сам лайнер был воплощением мощи: для него даже не подходили обычная взлётная дорожка и обычный трап. В первый же день визита, 15 сентября, Хрущёв в Белом доме вручил президенту США Дуайту Эйзенхауэру памятный дар — копию советского вымпела, доставленного в ракете на Луну.
В тот же день прибытия Первый секретарь ЦК КПСС заявил:
— Мы не сомневаемся в том, что замечательные учёные, инженеры и рабочие Соединённых Штатов Америки, которые работают в области завоевания космоса, также доставят свой вымпел на Луну. Советский вымпел, как старожил Луны, будет приветствовать ваш вымпел, и они будут жить в мире и дружбе, как и мы с вами на Земле должны жить в мире и дружбе, как должны жить в мире и дружбе все народы, населяющие нашу общую мать-землю...
Америка тоже постаралась не ударить в грязь лицом перед высоким советским гостем. Его пригласили в Голливуд, где в это время шли съёмки фильма «Канкан».
[Читать далее]Для показа гостю специально выбрали самый пикантный фрагмент будущей кинокартины. Большая книга «Лицом к лицу с Америкой», вышедшая в СССР под редакцией журналиста Алексея Аджубея, зятя Хрущёва, рассказывала об этом эпизоде так:
«Никиту Сергеевича и других советских гостей приглашают в один из павильонов студии, где им продемонстрировали съёмку нескольких эпизодов из фильма «Канкан». После небольшой сценки, в которой участвовали американец Фрэнк Синатра и французы Морис Шевалье и Луи Журден, зрителям был показан канкан. Но прежде, чем говорить о нём, хочется сказать, что та самая девушка, которая танцевала в этом канкане главную партию, известная американская актриса Шерли Маклейн, обратилась к Никите Сергеевичу с удивительно теплыми словами на русском языке: она приветствовала его здесь, в Голливуде, желала ему успеха во время поездки и говорила, что американские киноактёры были счастливы увидеть и услышать главу Советского правительства.
И той же девушке и её подругам пришлось исполнить для гостей низкопробный танец. Девушки кривлялись, падали на пол, дрыгали ногами. И всем, кто видел этот танец, было ясно, что актрисам стыдно и перед собой, и перед теми, кто видит их. Они танцевали, не понимая, кому и зачем пришло в голову заставить их делать это перед Никитой Сергеевичем Хрущёвым и перед другими советскими гостями. А Никита Сергеевич спокойно сидел в ложе для почётных зрителей и, когда девушки кончили танец, поаплодировал им.
Только Никита Сергеевич распрощался с актёрами, как стая американских журналистов кинулась к нему. Тут-то и был задан тот главный вопрос, ради которого хозяева студии, очевидно, показывали канкан. Очень спокойно, прямо и остроумно Никита Сергеевич сказал несколько фраз, которые обошли потом многие газеты мира:
— Вы спрашиваете меня о канкане? С моей точки зрения, с точки зрения советских людей, это аморально. Хороших актёров заставляют делать плохие вещи на потеху пресыщенных, развращённых людей. У нас в Советском Союзе мы привыкли любоваться лицами актёров, а не их задами».
Эта тема потом всплывала не раз в репликах Хрущёва, особенно когда он был в боевом настроении. К примеру, на одной из последующих встреч он сказал:
— Но что поделаешь, у нас с вами разные понятия о свободе. Когда мы были в Голливуде, нам показали танец канкан. В этом танце девушкам приходится задирать юбки и показывать заднее место, и этот танец приходится исполнять хорошим, честным артисткам. Их заставляют приспосабливаться к вкусам развращённых людей. У вас это будут смотреть, а советские люди от этого зрелища отвернутся. Это порнография. Это культура пресыщенных и развращённых людей. Показ подобных фильмов у вас называется свободой. Нам такая «свобода» не подходит. Вам, очевидно, нравится «свобода» смотреть на заднее место. А мы предпочитаем свободу думать, мыслить, свободу творческого развития.
В общем, таким «несимметричным» оказался в тот момент ответ великой Америки на космический вызов СССР: в обмен на лунник — канкан. И очень символичным...
...
Никита Сергеевич произвёл на американцев довольно сильное впечатление как опытный полемист, который за словом в карман не полезет. И которого никаким доводом, никакой темой и никаким возражением нельзя смутить или заставить замяться. Президент Эйзенхауэр полушутливо заметил по адресу американских оппонентов советского гостя:
— Вам все равно не переспорить Хрущёва!
Эти маленькие полемические стычки Первого секретаря ЦК КПСС и американской прессы начались ещё в аэропорту Эндрюс, с момента его прибытия. Корреспондент агентства Юнайтед Пресс пошутил:
— На Луну прибыли вовремя, а в Вашингтон опаздываете…
И тут же получил ехидный ответ:
— При полёте на Луну не было такого встречного ветра, какой дует в лоб нашему самолёту «ТУ-114»… Наведите порядок в своей погоде, и опозданий не будет!
Никита Сергеевич не избегал дискуссий с американцами, часто острил, и на острые вопросы старался давать не менее острые ответы. Из книги Аджубея (далее цитаты в тексте — также из неё): «Выступая... на обеде, устроенном Экономическим клубом Нью-Йорка, Н.С. Хрущёв шутил:
— Господин Вудман сказал, что в истории вашего клуба никогда ещё не было такого наплыва желающих принять участие во встрече с гостем, как сегодня. Перед началом нашей встречи я сказал в шутку господину Вудману, что у нас в некоторых районах, жители которых никогда не видели, например, верблюда, возникает большое скопление народа, если верблюд появляется. Всем хочется его посмотреть, а кое-кто желает и за хвост его подёргать... Вы простите меня за шутку, но я хотел бы провести некоторую аналогию. Здесь собрался цвет капиталистического мира Нью-Йорка, да и не только Нью-Йорка. И вдруг среди столь избранной публики, привычной вам, появляется коммунист. Понятно, что возникает желание посмотреть на него, а если у него окажется хвост, то и подёргать за него.
И вновь взрыв смеха раздался в зале.
Как бы завершая беседу, Н.С. Хрущёв сказал:
— В конце концов мы не так страшны, как нас малюют. Мы не едим детей. Мы едим то же самое, что и вы, — немножко мяса, немножко картошки...»
Хрущёва не преминули уколоть напоминанием о вмешательстве Советской Армии в Венгрии в 1956 году. Его спросили: «В своём выступлении Вы говорили о том, что не должно быть вмешательства во внутренние дела других стран. Как совместить эти слова с русским вмешательством в дела Венгрии?»
«Никита Сергеевич отвечает с уничтожающим сарказмом:
— Видите ли, так называемый венгерский вопрос у некоторых завяз в зубах, как дохлая крыса: им это и неприятно и выплюнуть не могут.
Нужно было видеть лица журналистов. У многих непроизвольно появилась гримаса отвращения, словно им действительно кто-то пытался сунуть в рот дохлую крысу. Взрывы дружного, искреннего смеха долго не смолкали в зале.
— Если вы хотите нашу беседу направить в этом направлении, то я вам не одну дохлую кошку могу подбросить. Она будет свежее, чем вопрос известных событий в Венгрии».
Отвечал на подобные претензии Хрущёв и вполне серьёзно: выступая в сенате США, предложил взаимно вывести советские и американские войска из всех других государств, вернуть их в пределы собственных стран. Ответом ему было растерянное молчание: конечно, США не могли принять такое предложение, но и отвергать его вслух сенаторам было не с руки...
Хрущёва угостили продуктами, ставшими символами американского образа жизни — хот-догами и кока-колой. «Перед тем, как покинуть цех, Н.С. Хрущёв осматривает автоматы, отпускающие кофе и прохладительные напитки. Его угощают стаканчиком кока-кола. Подняв бумажный стаканчик, Н. С. Хрущёв провозгласил тост за мир во всем мире.
Один из американских корреспондентов, стоявший рядом, спросил:
— Нравится Вам кока-кола?
— Нет, слишком сладкий напиток.
— Вы предпочитаете водку? — вновь задал вопрос навязчивый корреспондент.
— Вы думаете, что русские только и делают, что пьют водку. Если бы мы так поступали, то не обогнали бы вас по производству и запуску ракет! — с усмешкой ответил Никита Сергеевич.
Незадачливый корреспондент поспешил ретироваться: уж очень громко смеялись над ним рабочие».
«В цехе переработки мяса рабочие просят Н.С.Хрущева попробовать только что приготовленные ими «хот догс» — горячие сосиски. Советские гости с удовольствием отведали это любимое кушанье американцев. Н.С. Хрущёв заметил шутливо, что, хотя Советский Союз обогнал США в космических исследованиях, Америка идёт всё же впереди по производству сосисок. Но Советский Союз, добавил Н.С. Хрущёв, скоро догонит США и в этом».
Хрущёв побывал в Вашингтоне, Нью-Йорке, Лос-Анджелесе, Сан-Франциско...
23 сентября Хрущёв посетил и ферму своего старого американского знакомого фермера Росуэлла Гарста. Бытует мнение, что именно там Никита Сергеевич «заболел» любовью к выращиванию кукурузы. На самом деле всё обстояло ровно наоборот: знакомство с Гарстом потому и состоялось, ещё в СССР, что Хрущёв давно был поклонником кукурузы, а Гарст её выращивал... (Забегая вперёд, можно сказать, что их дружба продлилась до смерти Хрущёва в 1971 году — семья Гарстов прислала по этому случаю соболезнование).
И здесь, на ферме, Никита Сергеевич тоже блистал своим своеобразным красноречием:
«Кто-то из американских журналистов подаёт голос:
— Скажите, у вас разводятся коммунистические индейки?
Н. С. Хрущев берёт в руки индейку и под смех всех присутствующих говорит:
— Чем больше индеек мы будем выращивать, тем лучше для народов, а химический анализ мяса индеек одинаковый: если не дать им паспорта, никто не узнает, какая коммунистическая и какая капиталистическая!»



Tags: Капитализм, США, Хрущёв
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Comments allowed for friends only

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments