Владимир Александрович Кухаришин (kibalchish75) wrote,
Владимир Александрович Кухаришин
kibalchish75

Categories:

С. П. Белецкий о роли министра внутренних дел и его заместителя в России, которую мы потеряли

Из Воспоминаний Степана Петровича Белецкого, царского чиновника.

Вскоре после приезда Распутина в Петроград, — по моем назначении товари­щем министра внутренних дел, — и установления с ним и с Вырубовой некоторого сближения, епископ Варнава был принят августейшей семьей и передал ей свои впе­чатления, вынесенные им от знакомства со мной и А. Н. Хвостовым. Владыка под­черкнул нашу преданность интересам царской семьи, наше благожелательное отно­шение к Распутину, нашу общую солидарность во взглядах и дружескую между собою связь.
/От себя: то есть главное требование к министру внутренних дел и его заместителю - преданность интересам царской семьи, а вовсе не государства или народа. Впрочем, как и сейчас./

Затем я доложил ее величеству о намеченной А. Н. Хвостовым и мною первей­шей задаче нашей программы — организовать и широко распространить среди народа издания и картины, обрисовывающие царственные за период войны труды ее вели­чества, его величества и их дочерей. К этому государыня отнеслась с большим со­чувствием…
/От себя: главная задача министра внутренних дел и его заместителя тоже весьма важна./
[Читать далее]
Нужно заметить, что назначение Хвостова состоялось в весьма знаменательный период. К этому моменту у государыни окончательно созрело поддерживаемое, осо­бенно, Распутиным мнение о необходимости иметь около себя, государя и наследника только людей, в личной преданности которых она не могла сомневаться. Государыня учитывала сложившиеся политические условия страны и их серьезность и особенно опасалась за жизнь наследника. Эту мысль о необходимости окружать себя только безусловно преданными людьми государыня внушила и государю, и с этой точки зрения необходимо смотреть на все назначения этого и последующего периода.
А. Н. Хвостов был давно известен государю. Мысль о назначении его на пост председателя совета министров возникла тотчас после смерти Столыпина, и Распутин был уже командирован в Нижний, чтобы «посмотреть» на такого кандидата. Свою преданность престолу и самодержавным началам Хвостов подчеркнул тем, что, оставив губернаторский пост, пошел в Государственную Думу и не только сел на правых скамьях, но и добился звания председателя правой фракции. При представлении государю он даже в дни докладов по должности министра всегда надевал значок союза русского народа, украшенный лентами, чего никто из сановников правых убеждений никогда не делал... Сам Хвостов при докладах царю усвоил систему Сухомлинова и умел вести такой доклад, учитывая особенности характера его величества, располагая изобильным ма­териалом для поднятия множества вопросов, ловко выведывая взгляд государя и внушая ему и свою точку зрения. Наружность и подкупающие своею правдивостью глаза скрывали внутренние его побуждения. Подобно впоследствии Протопопову, Хвостов подчеркивал государю, государыне (а также Вырубовой и Распутину) идей­ную сторону своего служения и бескорыстного желания быть полезным государю: он всегда указывал, что он обладает громадным состоянием (которое в значительной части принадлежало не ему, а его жене). Хвостов затем умело использовал хорошо ему известные отношения государя к лицам и событиям; таким образом, достиг того, что доверие к нему росло.


Tags: Рокомпот
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Comments allowed for friends only

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments